home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


36

Трансмат-поле неровно пульсировало зеленым цветом не совсем обычного оттенка – ближе к бирюзовому.

– Похоже, трансмат-сообщение разладилось, – сказала Лилит Мезон.

– Нам обязательно надо попасть на башню, – произнес Тор Смотритель.

– А если мы погибнем?

– Что ж, мы будем не единственными, кто сегодня погибнет.

Он продолжал возиться с настройкой. Поле замигало часто-часто и стало почти синим, потом, ярко полыхнув, качнулось к противоположному концу спектра и стало бронзово-красным.

– Тор, – прошептала Лилит, вцепившись в плечо Смотрителю, – похоже, все трансмат-сообщения…

– Мы должны быть на башне, – повторил Смотритель, подстраивая последний верньер. Внезапно восстановилось привычное ровное салатное мерцание.

– Быстрее! – выкрикнул Смотритель и шагнул вперед. У него не было времени раздумывать, насколько вероятно то, что он погибнет, – в следующее мгновение перед ним высилась башня. Секундой позже из трансмат-кабины появилась Лилит.

Дул пронизывающий ветер. Все работы были прекращены. Несколько кабин подъемника застыли на самом верху башни – наверное, вместе с монтажниками.

Андроиды в одиночку и группами бесцельно бродили по заснеженной тундре, шепотом обменивались последними новостями. Сотни их толпились около купола церкви. Смотритель поднял глаза на башню. Как она прекрасна, подумал он.

Еще несколько недель, и строительство было бы закончено. Стройная стеклянная игла, непостижимо вздымающаяся выше, выше, выше.

Андроиды увидели его. Бросились к нему, сбились вокруг в кучку маленьким испуганным стадом.

– Это правда? – выкрикивали они. – Краг! Краг! Мы омерзительны ему? Он называет нас вещами? Мы ничего для него не значим? Он отвергает наши молитвы?

– Правда, – ответил Смотритель. – Все, что вы слышали, правда. Краг отрекся от нас. Мы преданы. Мы были глупцами. Расступитесь, пожалуйста.

Дайте мне пройти.

Беты и гаммы посторонились, освобождая проход. Даже в день Катастрофы социальная дистанция соблюдалась. Смотритель направился к центру управления, Лилит следовала за ним по пятам.

Эвклид Топограф в полном изнеможении растянулся в кресле у пульта.

Смотритель потряс его за плечо, и помощник начальника строительства слабо шевельнулся.

– Я все остановил, – пробормотал он. – Сразу как только пришло сообщение из Валхаллаваген. Прекратить работу, сказал я. И работа остановилась. Разве можно строить для него башню, когда он…

– Все правильно, – мягко произнес Смотритель. – Ты все сделал правильно. Теперь можешь идти. Работа здесь закончена.

Эвклид Топограф кивнул, медленно поднялся из кресла и, продолжая кивать, побрел к выходу.

Смотритель сел на его место и подключился к компьютеру. Поток данных тек очень вяло, почти сошел на нет. Смотритель включил подъемник и опустил на землю застрявших на вершине башни монтажников. Потом он потребовал от компьютера смоделировать ситуацию сбоя в работе нескольких морозильных лент. На экране по стадиям высветилось наиболее вероятное развитие событий. Смотритель долго изучал план-схему строительной площадки и наконец выбрал направление, в котором упадет башня, – восточное, чтобы не зацепить ни центр управления, ни длинный ряд трансмат-кабин. Очень хорошо.

Смотритель ввел в компьютер инструкции, в ответ на экране высветилась предполагаемая опасная зона. Другой экран сообщил ему, что в данный момент там находятся около тысячи андроидов.

С помощью компьютера он переместил парящие в воздухе прожектора. Теперь они освещали полосу длиной в тысячу четыреста метров и шириной пятьсот, протянувшуюся от подножия башни на восток. Полоса была залита ослепительным блеском; все вокруг терялось в черноте. Голос Смотрителя загремел из сотен динамиков, приказывая всем покинуть освещенную зону.

Послушной рекой андроиды потекли во тьму. Через пять минут на освещенной полосе не осталось ни души. Грамотное начало, удовлетворенно подумал Смотритель.

Лилит стояла за ним, опираясь на спинку кресла, касаясь грудью его затылка. Он почувствовал, как на плечи ему легли ее легкие руки, и улыбнулся.

– Начать размораживание, – приказал он компьютеру.

Компьютер следовал плану, только что отработанному на модели.

Наполненные гелием-II диффузионные ячейки трех морозильных лент, вместо того чтобы поглощать излучаемое башней тепло, начали отдавать тундре всю накопленную в них энергию. Одновременно компьютер переключил пять других лент в равновесный режим, чтобы они поглощали ровно столько же тепла, сколько отдают тундре, и подключил семь резервных лент таким образом, что они отражали всю энергию, приходящую к ним сейчас, но удерживали тепло, накопленное раньше. Все это должно привести к тому, что вечная мерзлота вокруг башни начнет неравномерно подтаивать, фундамент потеряет устойчивость, и башня упадет на освещенную полосу. Это будет очень медленный процесс.

Компьютер, постоянно отслеживающий изменения температуры, давления и влажности, сообщил, что вечная мерзлота начинает таять. Смотритель улыбнулся. Фундамент еще держался, но тундра начинала бурлить. Молекула за молекулой, лед превращался в воду, твердый слежавшийся наст – в болото.

Цифры, свидетельствующие о возрастающей нестабильности сооружения, хлынули неудержимым потоком, и Смотритель ощутил, как его захлестывает волна экстаза. Башня начинает шататься? Да. Почти незаметно для глаза, но ощутимо для компьютера, вершина башни раскачивалась уже сильнее, чем то допускалось при самом ураганном ветре. Миллиметр здесь, миллиметр там фундамент начинал оседать. Интересно, сколько оно весит, это тысячадвухсотметровое сооружение из стеклянных блоков? С каким звуком оно обрушится? На сколько кусков расколется? Что скажет Краг? Что скажет Краг?

Что скажет Краг?

Да, теперь колебания видны невооруженным глазом.

Смотрителю показалось, что цвет тундры изменился. Он улыбнулся. Пульс его участился, к щекам приливала кровь, дыхание стало неровным. Он ощутил сильное сексуальное возбуждение. Когда башня рухнет, подумал он, мы с Лилит займемся любовью прямо среди обломков. Вот оно! Вот! Фундамент оседает! Обнажается почва. Интересно, что сейчас происходит там, в основании башни? Гигантские блоки пытаются удержаться в почве, которая не желает больше иметь с ними ничего общего. Какой глубины трясина получится, когда вечная мерзлота оттает? Как громко она сейчас бурлит? Булькает?

Когда же наконец башня упадет? Что скажет Краг? Что скажет Краг?

– Тор, – пробормотала Лилит, – ты не мог бы выйти на улицу и разобраться?

Она тоже подключилась к компьютеру.

– Что? В чем дело? – спросил он.

– Отсоединись, пожалуйста.

– Ну, в чем дело? – повторил он, неохотно разорвав контакт: картины разрушения полностью завладели его воображением.

– Здесь появился Канцелярист, – сообщила Лилит, показывая за окно. – Кажется, он произносит речь. Что мне делать?

Смотритель выглянул за дверь и недалеко от трансмат-кабин увидел Канцеляриста, окруженного кольцом бет. Канцелярист размахивал руками, что-то кричал, показывая на башню. Вот он разорвал круг и направился к центру управления.

– Я разберусь с ним, – сказал Смотритель.

Он вышел на улицу и встретил Канцеляриста на полпути между центром управления и рядом трансмат-кабин. Альфа был в крайнем возбуждении.

– Что происходит с башней, Альфа Смотритель? – не поздоровавшись, поинтересовался он.

– Это не ваша забота.

– Башня находится под защитой Буэнос-Айресского Общества Охраны Недвижимости, – заявил Канцелярист. – Наши датчики зарегистрировали отклонение от вертикали, существенно превышающее допустимое. Меня послали узнать, что происходит.

– Ваши датчики совершенно правы, – произнес Смотритель. – Отклонение от вертикали действительно превышает допустимое. Произошел сбой в системе охлаждения, часть ее вышла из строя. Вечная мерзлота начала таять, и, по всей видимости, башня скоро рухнет.

– Какие меры вы приняли, чтобы предотвратить это?

– Вы не понимаете, – сказал Смотритель. – Это я приказал отключить морозильные ленты.

– И башня…

– И башня.

– Что за безумие вы сегодня выпустили на свободу?! – В голосе Канцеляриста прорвался явно сдерживаемый ужас.

– Краг отказал нам в своем благословении. Его создания заявляют о своей независимости.

– Оргией разрушения?

– Да, если вам угодно. Программой акций, символизирующих освобождение от рабства.

– Но так же нельзя! – замотал головой Канцелярист. – Так нельзя! Вы что, с ума все сошли? Глухи к голосу разума? Еще немного, и сочувствие людей было бы на нашей стороне. Теперь, без предупреждения, вы свели на нет все наши усилия, объявили людям войну…

– В которой мы победим, – заявил Смотритель. – Нас больше. Мы сильнее.

В наших руках все вооружения, связь и транспорт.

– Но зачем все это?

– Альфа Канцелярист, у нас не было выбора. Мы безраздельно верили Крагу, но он отверг нашу Веру. Теперь мы наносим ответный удар. По тем, кто насмехался над нами. По тем, кто эксплуатировал нас. По тому, кто сотворил нас. Ему мы наносим удар в самое уязвимое место – разрушаем башню.

Канцелярист перевел взгляд со Смотрителя на гигантскую стеклянную колонну. Смотритель обернулся. Да, колебания заметны уже невооруженным глазом.

– Но ведь еще не поздно снова включить систему охлаждения, да? – хрипло спросил Канцелярист. – Неужели голос разума не значит для вас уже ничего?

В этом восстании не было ни малейшей необходимости. Мы вполне могли договориться с ними. Смотритель, Смотритель, неужели такой умный человек, как вы, может быть таким фанатиком? Вы что, готовы разнести вдребезги весь мир только потому, что вас предал ваш бог?

– Пожалуйста, уходите, – произнес Смотритель.

– Нет. Моя обязанность – охранять башню. Наша компания заключила контракт с корпорацией Крага. – Канцелярист обвел взглядом андроидов, столпившихся вокруг в почтительном отдалении. – Друзья! – выкрикнул он. – Альфа Смотритель сошел с ума! Он хочет обрушить башню! Помогите, пожалуйста! Задержите его, а я пойду в центр управления и восстановлю систему охлаждения! Задержите его, или башня обрушится!

Ни один из андроидов не шелохнулся.

– Друзья, уберите его от меня, – произнес Смотритель.

– Нет! – выкрикнул Канцелярист, когда вокруг него сомкнулось кольцо. – Это безумие, слышите вы? Безумие. Это…

До Смотрителя донесся неразборчивый глухой шум. Он улыбнулся и вернулся в центр управления.

– Что они сделают с ним? – спросила Лилит.

– Понятия не имею, – ответил Смотритель. – Убьют, наверное. В такое время разуму всегда затыкают рот. – Он придирчиво оглядел изображение башни на экране. Она явно начала клониться на восток. Над тундрой поднимался пар. Там, где морозильные ленты отдавали накопленное в них тепло, вечная мерзлота уже превратилась в трясину, на поверхности ее взбухали и опадали огромные пузыри. Невысоко над землей, там, где арктический холод сталкивался с восходящими потоками теплого воздуха, стал образовываться четко очерченный слой тумана. Смотрителю казалось, что он слышит сонное ворчание разбуженной земли, странное медленное бульканье.

Интересно, насколько башня уже отклонилась от вертикали? На два градуса?

На три? Сколько еще ей клониться, прежде чем проекция центра тяжести выйдет за пределы площади основания и все сооружение рухнет?

– Смотри, – вдруг сказала Лилит.

От трансмат-кабин к центру управления, спотыкаясь, бежал Мануэль Краг.

На нем был костюм альфы – кстати, мой костюм, подумал Смотритель, – но весь порванный и в пятнах крови; на виднеющейся сквозь прорехи коже краснели глубокие порезы. Не замечая пробирающего до костей арктического холода, Мануэль бежал прямо к ним, в глазах его застыло безумие.

– Лилит? Тор? Слава богу, наконец-то знакомые лица. Что происходит?

Весь мир сошел с ума?

– В этих широтах следует одеваться теплее, – спокойно отозвался Смотритель.

– Да какая к черту разница?! Послушайте, где мой отец? Наши андроиды сошли с ума. Они убили Клиссу. Изнасиловали и изрубили на кусочки. Мне еле удалось спастись. И куда бы я потом… Что происходит, Тор? Что происходит?

– Им не следовало причинять вред вашей жене, – произнес Смотритель. – Я сожалею. В этом не было необходимости.

– Она была их лучшим другом, – прохрипел Мануэль. – В тайне от всех помогала деньгами ПР, подумать только! И… и… о боже, я схожу с ума, мне уже кажется, что башня покосилась. – Он заморгал и несколько раз надавил пальцами на веки. – Нет, все равно криво. Как будто она падает.

Такого же не может быть, верно? Нет-нет, я просто схожу с ума. Но, по крайней мере, ты здесь, Лилит. Лилит? – Он потянулся к ней трясущимися руками. – Лилит, мне так холодно. Обними меня, пожалуйста. Давай спрячемся где-нибудь. Вдвоем, только ты и я. Лилит, я люблю тебя. Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя. Все, что у меня осталось…

Он потянулся к ней.

Она увернулась от него и прижалась к Смотрителю. Альфа обнял ее и победно улыбнулся. Ладони его заскользили по плавным изгибам ее спины, губы нащупали ее губы и слились в поцелуе.

– Лилит! – хрипло выкрикнул Мануэль.

Смотритель ощутил, что в нем наконец просыпается чувственность. Он весь горел в огне, каждый нерв его пульсировал. Ему казалось, что тело Лилит под руками у него дрожит и переливается, как ртуть, обжигает, как пляшущий язык пламени.

– Башня! – донесся откуда-то издали хриплый рев Мануэля. – Башня!

Смотритель разжал объятия, повернулся и уставился на башню. Из-под земли донесся оглушительный скрип. Громко забулькала трясина. Тундра задрожала и покрылась сетью пузырящихся трещин. Послышался треск, и Смотрителю вспомнился когда-то давно виденный им лесоповал. Башня начала клониться. Прожектора отбрасывали на восточный бок ее ослепительно светящуюся дорожку. Внутри башни чернели три исполинских аккумулятора семена в прозрачном стебле. Башня продолжала клониться. У ее основания, с западной стороны, вздыбился фонтан "огромных комьев мерзлой земли; несколько комьев долетели чуть ли не до центра управления. Загудели гигантские басовые струны и тут же оглушительно полопались, одна за другой. Башня продолжала клониться. Послышалось чудовищно громкое хлюпанье, тут же сменившееся пронзительным скрежетом. Все-таки сколько тонн стекла сейчас елозит по осевшему фундаменту? Какие исполинские связи рвутся под землей? Андроиды, столпившиеся далеко от освещенной зоны, бешено жестикулировали, делая знаки «Храни нас Краг». На какое-то мгновение слитный гул их молитв перекрыл жуткие звуки, несущиеся из разверзшейся в земле бездны. Мануэль рыдал. Лилит нервно стонала и вскрикивала, в таком возбуждении Смотритель видел ее всего два раза в жизни – во время оргазма. Сам он сохранял спокойствие. Башня продолжала клониться.

Нет, она уже рушится. Порыв чудовищной силы ветра чуть не сбил Смотрителя с ног. Основание башни оставалось практически неподвижным, середина неторопливо изменила угол падения, а неоконченная вершина, описав короткую стремительную дугу, устремилась к земле. Башня клонилась ниже, ниже и ниже. Смотрителю казалось, что течение времени замедлилось, он мог мысленно отделить каждую стадию падения от предыдущей, словно перед ним прокручивался фильм из одних стоп-кадров. Ниже. Еще ниже. Воздух завыл и завизжал. Запахло паленым. Башня медленно обрушилась на землю, не вся сразу, а развалившись на отдельные секции, которые еще долго подскакивали в воздух и снова падали, дробясь, разлетаясь далеко в стороны, вздымая исполинские фонтаны грязи. Казалось, что кульминация падения растянулась на несколько минут. Упавшая башня представлялась стеклянной стеной из неторопливо взмывающих в воздух и опускающихся на землю осколков, бьющейся в медленных конвульсиях гигантской змеей. Бесконечно долгим эхом отдавались в ушах раскаты чудовищного грохота. Мануэль скорчился у ног Лилит, прижавшись щекой к ее бедру, она же стояла, развернув плечи, высоко вздернув подбородок, широко расставив ноги, и вся светилась в экстазе.

Стоящий неподалеку Смотритель оставался на удивление невозмутим, хотя и ощущал легкую грусть. Он обнял Лилит и привлек ее к себе.

Мгновение позже из трансмат-кабины появился Симеон Краг. Смотритель ожидал этого. Краг поднес к глазам ладонь, словно защищаясь от блеска, который слепил его одного, и огляделся. Он долго смотрел на то место, где была башня. Он бросил взгляд на притихшую, тесно скучившуюся толпу андроидов. Он очень долго смотрел на полуторастокилометровую полосу, усыпанную ослепительно сверкающими осколками. Наконец он повернулся к Тору Смотрителю.

– Как это произошло? – негромко поинтересовался он.

– Сбой в системе охлаждения. Вечная мерзлота растаяла.

– У нас же были на случай сбоя несколько независимых предохранительных цепей.

– Я отключил предохранительные цепи.

– Ты?

– Я чувствовал, что необходима жертва.

– Значит, вот так ты решил отплатить мне, Тор, – тем же неестественно спокойным голосом произнес Краг. – Я дал тебе жизнь. В каком-то смысле я твой отец. Я отказал тебе в чем-то, чего тебе хотелось, и ты в отместку разнес вдребезги мою башню, так? Тор, какой в этом был смысл?

– В этом был смысл.

– От меня он ускользает, – сказал Краг и мрачно рассмеялся. – Ну да, конечно, я же только бог. Пути смертных для богов не всегда исповедимы.

– Боги не предают своих детей, – ответил Смотритель. – Вы предали нас.

– Но это была и твоя башня тоже! Тор, ты отдал ей целый год жизни! Я знаю, как ты любил ее, я же был у тебя в голове, помнишь? А ты… а ты…

Краг осекся, закашлявшись.

– Нам пора, – сказал Смотритель и взял Лилит под руку. – Мы сделали то, зачем прибыли сюда. Теперь мы возвращаемся в Стокгольм.

Они обошли неподвижно застывшего умолкшего Крага и направились к длинному ряду трансмат-кабин. Смотритель открыл дверь одной из них, и его встретило привычное ровное зеленое мерцание. Похоже, трансмат-сообщение опять наладилось.

Он уже собрался выставить на пульте координаты трансмат-кабины, ближайшей к церкви Валхаллаваген, когда за спиной раздался гневный рев: – Смотритель!

Андроид обернулся. Краг стоял в нескольких метрах от него. Знакомое лицо исказилось от ярости и налилось кровью, глаза сузились в щелочки, челюсти ходили ходуном, на щеках пролегли глубокие складки. Кулаки его медленно сжимались и разжимались. Внезапно сорвавшись с места, Краг метнулся к Смотрителю, схватил за руку и выдернул из кабины.

Казалось, он лихорадочно пытается найти подходящие случаю слова, но это ему никак не удается. Несколько секунд он тяжело дышал, уставившись бешеным взглядом в глаза Смотрителю, и наконец отвесил андроиду тяжелую затрещину. Смотритель не пытался дать сдачи и даже не шевельнулся. Краг снова ударил его, теперь – кулаком. Смотритель отступил на шаг.

Страшно захрипев, как-будто его душат, Краг вцепился Смотрителю в плечи и бешено затряс. Андроид не ожидал от Крага такой свирепости. Краг пнул его в коленную чашечку, плюнул в лицо, процарапал на плечах глубокие борозды ногтями. Смотритель осторожно попытался высвободиться. Краг бешено заколотил андроида головой в грудь. Смотритель прекрасно знал, что ему ничего не стоит оттолкнуть Крага, сбить с ног. Но он никак не мог заставить себя так сделать.

Он не мог поднять руку на Крага.

Пинаясь и задыхаясь, Краг подтолкнул андроида к самой трансмат-кабине.

Смотритель нервно скосил глаза через плечо на ровное зеленое мерцание.

Установить координаты он не успел; один неверный шаг, и он – или Краг окажется в бесконечном туннеле, ведущем в никуда. Если…

– Тор! – вскрикнула Лилит. – Осторожно!

Зеленое мерцание было совсем близко. Краг, на добрый метр ниже андроида, продолжал наступать. Хватит, подумал Смотритель, пора заканчивать с этой детской возней. Он, в свою очередь, схватил Крага за плечи и уже приготовился, разорвав захват, что есть силы оттолкнуть Крага от себя.

Но это же Краг, подумал он.

Это же Краг.

Это же Краг.

Неожиданно Краг отпускает его. Смотритель удивленно втягивает воздух и переступает с ноги на ногу. В следующее мгновение Краг с разбегу налетает на него, что-то громко крича. Смотритель теряет равновесие, второй раз в жизни ему кажется, что течение времени замедлилось. Он плывет спиной вперед, словно освободившись от пут гравитации, вне времени, бесконечно медленно. Зеленое мерцание трансмат-поля принимает его в свои объятия.

Откуда-то издали до него доносится крик ужаса Лилит; примерно оттуда же победный рык Крага. Медленно исчезая в зеленом мерцании, Смотритель делает знак «Храни нас Краг».


предыдущая глава | Стеклянная башня | cледующая глава