home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 12

Хиза пребывала в состоянии неконтролируемой ярости и была смертельно опасна для окружающих. Повод для подобной вспышки у нее на этот раз имелся более чем веский, и ее подчиненные, умудрившиеся так проштрафиться, изо всех сил старались прикинуться элементами интерьера и другими неодушевленными предметами в надежде переждать грозу и остаться в живых. Женщина-диин металась по кабинету и рычала на все, что имело неосторожность двигаться в ее присутствии. Тенран, не вовремя сунувшийся к ней с докладом, был пойман когтями за шиворот и теперь, стиснув зубы, терпел, пока его трясли, как младенец погремушку, молясь про себя, чтобы суровая начальница не поддалась природным инстинктам и не оторвала ему голову. Спасение пришло в лице дочери главы службы безопасности, которая, спокойно подойдя к бушующей Хизе, коротко доложила, полностью игнорируя выходки мачехи, несколько не подобающие руководителю такого уважаемого и солидного учреждения:

– Жизнь Его Высочества вне опасности, преступник тоже жив и даже в сознании.

Женщина-диин бросила своего подчиненного на пол, полностью потеряв интерес к его судьбе и воспитательным мерам, которые собиралась к нему применить, и мрачно потребовала, повернувшись к невозмутимо наблюдающей за ней Лиа:

– Подробности.

Девочка вопросительно покосилась на оперативника, безуспешно пытавшегося подняться с пола после заданной ему трепки, и, дождавшись утвердительного кивка мачехи, подтверждающего распоряжение говорить в присутствии постороннего человека, начала развернутый доклад:

– Принц-консорт на данный момент находится в биорегенераторе, общее состояние удовлетворительное, но он пробудет в больнице как минимум несколько суток. Хальзар говорит, что ему невероятно повезло, ножницы все-таки не приспособлены для нанесения ран, и поэтому у убийцы просто не хватило силы на смертельный удар. Если бы он использовал кинжал, стилет или любое другое колюще-режущее оружие, то убил бы Его Высочество наверняка. А так рана оказалась глубокой, но до сердца ножницы не достали, не хватило нескольких миллиметров. – Лиа не глядя протянула руку и помогла подняться слегка ошарашенному только что услышанной новостью Тенрану.

Оперативник машинально воспользовался ее помощью, слишком занятый попытками осмыслить новую информацию, чтобы сообразить, насколько смешно выглядит со стороны, вставая на ноги при активной поддержке десятилетнего ребенка, и застыл, не смея даже дышать. Теперь он понимал, что еще легко отделался. Если убийца был настолько близок к цели, как говорит эта девочка, то нет ничего удивительного в том, что всю Службу безопасности лихорадит, а ее глава кидается на людей и рычит, как взбесившийся зверь.

В конце концов, покушения в Империи – дело обычное и привычное. Но за семь лет правления Эфы все ее подданные уже как аксиому воспринимали весьма спорное утверждение досужих сплетников о том, что самые удачные попытки заговорщиков добраться до членов императорской семьи заканчиваются у дверей их личных апартаментов или, если преступникам невероятно везет, а Ее Величеству очень скучно, – сразу за порогом. Подобные заявления являлись, конечно, изрядным преувеличением, однако существовали и факты, одним из которых была статистическая выкладка, беспристрастно свидетельствующая о том, что за те же семь лет ни Императрица, ни принц-консорт и принцесса ни разу серьезно не пострадали во время попыток граждан Империи и заезжих гастролеров совершить очередное политическое преступление. Легкие царапины и испорченное настроение не в счет. И вдруг такой провал – Его Высочество, чудом уцелевший во время покушения, есть от чего прийти в неконтролируемое буйство. Между тем девочка, полностью игнорируя и самого оперативника, и его попытки стать невидимым, как ни в чем не бывало, все тем же ровным, бесстрастным тоном опытного аналитика продолжала докладывать задумчиво вышагивающей по кабинету мачехе последние новости:

– Кроме этого ранения, у Его Высочества большая потеря крови, множественные глубокие порезы и тяжелое сотрясение мозга. Хальзар выразил удивление тем фактом, что такое хрупкое существо, каким, без сомнения, является человек, не только выжило с подобными повреждениями, но еще и смогло какое-то время эффективно защищаться.

– Первые сообщения подтвердились? – Хизе было глубоко безразлично мнение ее брата по поводу способностей человеческих особей к выживанию в критических ситуациях, женщину-диина куда больше интересовали состояние здоровья одного конкретного человека и картина происшедшего.

– Полностью. – Лиа недоуменно покачала головой, словно припомнив что-то, что поставило ее в тупик. – Пока непонятны причины, по которым королевский портной пошел на преступление, но экспертам удалось восстановить все события, произошедшие после того, как принц-консорт заперся в своих покоях для примерки гардероба. По их утверждению, портной под предлогом помощи при примерке надел на его высочество рубашку, сшитую им из теолона, материала, на первый взгляд очень похожего на плотный шелк, но гораздо более прочного. Принц в таких вещах не разбирается и не замечал разницы до того момента, пока не стало слишком поздно. Рубашка была на несколько размеров меньше, чем требуется, и поэтому вполне успешно сыграла роль фиксаторов. Когда принц-консорт попытался ее надеть, то, просунув руки в рукава, смог натянуть только до середины спины, в результате чего был лишен возможности не только более или менее свободно двигать руками, но и видеть нападавшего.

Хиза представила себе Рейта с беспомощно поднятыми над головой руками, вслепую пытающегося увернуться от убийцы, и зашипела от ярости, поклявшись про себя, что, как только вернется Эфа, она немедленно поставит вопрос о том, чтобы в законодательном порядке было запрещено шить членам императорской семьи вещи определенных фасонов. Ведь если бы на этой Сааном проклятой рубашке имелись магнитные застежки от ворота и до подола (или как там называется низ этого предмета мужского гардероба в человеческой терминологии?), то принц-консорт никогда бы не попал в подобную ловушку! Лиа, не обращая внимания на проявление негативных эмоций со стороны мачехи, между тем продолжала свой доклад:

– После этого убийца, используя перекладину от передвижной вешалки, нанес его высочеству сильный удар в область затылка, в результате чего принц-консорт потерял равновесие и ударился об антикварное зеркало, разбив его. Преступник нанес ему еще один удар, частично пришедшийся на руки, а затем, видя, что не может убить принца таким образом, взял ножницы и ударил ими свою жертву в сердце, но не достал. Его Высочество инстинктивно попытался уйти от атаки и, покатившись по полу, вырвал орудие убийства из раны. Затем он, защищаясь, напал на преступника и, видимо, по слуху определив местоположение противника, ногами дважды ударил нападавшего в пах, чем вывел на некоторое время из строя. В результате принц-консорт успел изрезать рубашку о находившиеся на полу осколки стекла и разорвать ослабленную таким образом ткань. Потом он сам напал на убийцу и атаковал его до тех пор, пока не заставил отступить к двери, и, в конце концов сбив противника на пол, сумел воспользоваться его замешательством и разблокировать замок.

– Понятно. – Женщина-диин задумчиво прикусила коготь и перевела взгляд на притворяющегося мебелью оперативника. – Кажется, вы проводили расследование по вопросу причастности к одному из заговоров кого-то из доверенных лиц Норома Четвертого? Почему не доложили о том, что под подозрение попал один из слуг ближайшего окружения императорской семьи?

– Миледи! – Тенран почувствовал противный холодок в груди при мысли, что он, судя по всему, может оказаться крайним в деле о почти удавшемся покушении на принца-консорта, и теперь с трудом подбирал слова, пытаясь объяснить свои действия, чтобы развеять все подозрения о его халатности и некомпетентности, которые могли зародиться у его начальницы. – Была версия, что под видом слуги главарь заговора познакомился с узурпатором еще при жизни прежней Императрицы, однако из возможных кандидатур портной был исключен почти сразу, он слишком известная при дворе личность, чтобы под него можно было удачно загримироваться. Но даже в этом случае рассматривался только вариант, что кто-то воспользовался его внешностью, чтобы незамеченным пробраться в покои принца, в качестве предполагаемого заговорщика придворный портной в деле не проходил. К тому же после этого его не раз проверяли, и ничего подозрительного замечено не было.

– Верно. – Хиза медленно прошла по разгромленной комнате и, уже успокаиваясь, произнесла: – Никто не мог даже предположить, что один из старейших слуг, ни разу не замеченный ни в чем предосудительном, вдруг решится на подобное преступление. Странное дело. Тенран, если вы проводили проверку этого человека, то должны знать всю его подноготную, что могло толкнуть его на такой поступок?

– Не знаю. – Оперативник прищурился, вспоминая, что ему известно о придворном портном, и несколько растерянно перечислил выясненные им за время расследования факты. – Лоджар Нетир, простолюдин, двести пятнадцать лет. Никогда ни в чем противозаконном замечен не был. В должности придворного портного уже более сорока лет, никаких нареканий. Не женат, детей нет, с родственниками связи не поддерживает. Родственники: мать и старший брат. Попыток разыскать Лоджара за последние пятьдесят лет ни разу не предпринимали. Вредных привычек нет, азартными играми не увлекается. Вежливый, исполнительный, на неожиданные события реагирует эмоционально, но в пределах нормы, склонен к преувеличениям, раним. Увлечений, кроме моделирования одежды, нет.

– Так. – Женщина-диин кивком поблагодарила Тенрана за информацию и прищурилась, обдумывая ситуацию, одновременно комментируя свои размышления для Лиа. Кризис кризисом, а ребенок должен учиться. И лучше пусть учится на практике чужих ошибок, чем на своих собственных, которые она может и не пережить. – По всему выходит, что все-таки какой-то мотив мы не заметили, иначе зачем бы этому человеку потребовалось совершать это самоубийственное покушение? Он ведь не мог не понимать, что даже в случае удачи ему не уйти от возмездия. Тогда зачем? Не нравится мне это. Слишком нелогично и глупо получается. Непонятно, кто за этим стоит. – Хиза повернулась к дочери, внимательно слушавшей ее рассуждения, и коротко приказала: – Остаешься здесь, проконтролируй текущие операции, в случае непредвиденной ситуации свяжись со мной через коммуникатор, а я пойду в тюремный блок и сама допрошу этого ублюдка. – Повернувшись к Тенрану, она хмуро добавила: – Вы идете со мной, мне потребуется человек, который хорошо знает личность этой твари, есть небольшая вероятность того, что кто-нибудь опять воспользовался психокодированием. Не знаю, удастся ли в этом случае восстановить его сознание, но придется попытаться, и ваши сведения тогда будут очень кстати.


– О заявлении пос-с-сла царс-с-ства Hyp я пока говорить не с-с-собираюс-с-сь. – Эфа безразлично наблюдала за обеспокоенным Лентерром, который сразу после скандальной пресс-конференции пригласил ее для обсуждения сложившейся ситуации. Союзники ведь должны поддерживать друг друга. Не так ли? – На данный момент нам ничего не извес-с-стно, и, с-с-сле-довательно, планировать что-либо – это прос-с-сто заниматьс-с-ся гаданием и бес-с-смыс-с-сленно тратить время. Подождем до того момента, пока эс-с-с-бэ царс-с-ства Hyp предс-с-ставит с-с-свои доказательс-с-ства, а потом уже будем решать, что делать дальше.

Императрица равнодушно окинула взглядом кабинет Наследного президента, предназначенный, видимо, для конфиденциальных встреч, и привычно отметила все места, где может скрываться убийца или шпион. Мест оказалось раздражающе много, и Эфа в который раз задала себе вопрос, как Лентерр и его домочадцы выживают при подобном пренебрежении элементарными мерами безопасности. Ведь Лерс в отличие от нее не способен почуять, что во всех нишах, закутках и других удобных схронах нет никого, кроме пауков. Впрочем, вполне возможно, что она просто пристрастна в этом вопросе, поскольку ей категорически не нравится это государство, настолько отличающееся от Империи. Ее Величество терпеть не могла что-либо не понимать, а психологию большинства граждан Объединения свободных планет она не понимала совершенно.

– Я хотела бы поговорить с-с-с вами о другом. – Императрица отчетливо ощутила замешательство и настороженность собеседника и тихо фыркнула под тканью, закрывающей ее лицо. (Наследный президент судорожно прикидывал, что еще может понадобиться нелюди, с которой он вынужден сотрудничать, чтобы спасти свою страну, и которая, к его огромному неудовольствию, прекрасно это понимает.) Эфа просто не могла не оправдать его худшие ожидания. – Вопрос-с-с касс-с-саетс-с-ся С-с-сейнала. В с-с-свете пос-с-следних с-с-событий я с-с-серьезно с-с-сомневаюс-с-сь в с-с-спос-с-собнос-с-сти вашей эс-с-бэ обес-с-спечить его безопас-с-снос-с-сть не только в этой с-с-стране, но даже в этом дворце и поэтому нас-с-стаиваю на том, чтобы будущий принц-конс-с-сорт моей дочери вер-нулс-с-ся вмес-с-сте с-с-с нами в Империю.

– Это невозможно! – (Императрица молча ждала, глядя на побагровевшего от гнева Лентерра, и невольно удивлялась тому, насколько сын все-таки оказался непохож на отца.) – Вы не можете утверждать, что служба безопасности не справляется, только на основании одного покушения, которое к тому же полностью провалилось! В конце концов, в Империи он подвергся куда большей опасности!

Эфа слегка подняла брови, пораженная несдержанностью собеседника и его полной неспособностью анализировать происходящее. Она невозмутимо слушала перечисление опасных ситуаций, с которыми Сейнал столкнулся в Империи, и раздумывала над важными вопросами: неужели человек не понимает, что сам загоняет себя в ловушку (ведь читал же он отчеты своей службы безопасности и оперативников Империи!), или он специально ставит себя в заведомо проигрышную позицию? Но зачем? Какую выгоду он может от этого получить? Пока Императрица не смогла придумать ни одной причины, которая объяснила бы такую странность в поведении президента, и это начинало ее беспокоить. Если она чего-то не понимает, то, соответственно, подготовиться заранее к возможным последствиям не может. Не самое приятное состояние. Оставалось только сделать ответный ход и проверить, насколько ее подозрения верны. Резко выпрямившись и заставив человека отшатнуться от неожиданности, Эфа подчеркнуто бесстрастно заметила:

– Вс-с-се вами перечис-с-сленное с-с-случилос-с-сь с-с-с С-с-сейналом на территории Империи, я с-с-с этим не с-с-спорю, но подобные неприятнос-с-сти с-с-стали возможны только потому, что на родине вы не с-с-смогли обес-с-спечить его безопас-с-снос-с-сть и проигнорировали наличие заговора, который едва не с-с-стоил вашему третьему нас-с-следнику жизни и мне заодно.

– Что?! – Лентерр непонимающе посмотрел на нее и сердито потребовал: – Извольте объяснить, что вы имеете в виду!

– Вы что, не читали доклад с-с-следс-с-ственной группы? Там, ес-с-стес-с-ственно, далеко не вс-с-се, что удалос-с-сь выяс-с-снить моим оперативникам, кое-какие данные были получены только нес-с-сколько час-с-сов назад, но информации дос-с-статочно для того, чтобы прийти к таким же выводам, что и я. – Императрица несколько мгновений смотрела в глаза собеседника, отчетливо ощущая, что он действительно не понимает ее намеки, и сердито хмыкнула. – Хорошо, коротко объяс-с-сню. Во вс-с-сех с-с-случаях покушений на С-с-сейнала использова-лос-с-сь пс-с-сихокодирование. Инцидент в музее вообще с-с-стал возможен только потому, что вашего нас-с-следника подвергли пс-с-сихообработке, причем в Империи с-с-сделать это было бы попрос-с-сту невозможно, надеюс-с-сь, вы дос-с-статочно знакомы с-с-со с-с-спецификой методики изменения с-с-сознания и не с-с-станете с-с-со мной с-с-спорить. С-с-сейнала подвергли пс-с-сихообработке в вашем дворце, заговор с-с-су-щес-с-ствует уже нес-с-сколько мес-с-сяцев, ес-с-сли не лет. Причем во главе заговора с-с-стоит родс-с-ственник вашей жены либо она с-с-сама, что маловероятно, конечно.

– У вас есть доказательства? – Теперь в голосе президента отчетливо слышалась ярость. – Я прекрасно знаю, что моя жена далеко не образец для подражания, но обвинять ее в заговоре…

– Ну, только кос-с-свенные, для с-с-суда они, конечно, не подойдут, но картина с-с-складываетс-с-ся примечательная.

Эфа протянула собеседнику электронную папку с последними отчетами оперативников ее Службы безопасности. В ней, кроме всего прочего, имелся доклад о проверке информации с датчиков слежения, где особое место было уделено количеству тяжелых, громоздких, хорошо упакованных предметов, ввезенных женой президента на территорию дворца за пару месяцев до официального объявления Сейнала кандидатом в женихи принцессы Империи, а также сообщение о том, что при обследовании помещений дворца, отведенных для проживания семьи президента, ничего сходного по габаритам обнаружено не было. Кроме этого, имелось еще и короткое упоминание о проведенном вскоре после отъезда юноши ремонте, потребовавшем вывоза всевозможного строительного мусора, точнее, закрытых контейнеров, якобы содержавших этот самый мусор, естественно, никем не проверенных. Человек читал внимательно, но Императрица безошибочно угадывала моменты, когда он отказывался верить в прочитанное. На таком близком расстоянии, наедине проникнуть в его мысли и чувства было несложно.

Эфа хмуро констатировала про себя, что, видимо, придется от убеждения и уговоров переходить к открытому давлению, если, конечно, она хочет убрать Сейнала подальше от места, где ему постоянно будет грозить опасность. Откровенно портить отношения с Лентерром не входило в ее планы, между их государствами возникло чересчур много взаимных обязательств, чтобы это было ей выгодно, но и рисковать благополучием своей дочери Ее Величество тоже не собиралась, предстояло каким-то образом совместить эти два взаимоисключающих друг друга требования. Императрица вздохнула и заговорила ровным голосом, с предельно человеческими интонациями:

– Вот как с-с-ситуация видитс-с-ся, с-с-с моей точки зрения. В вашей с-с-стране ес-с-сть влиятельные люди, которым крайне выгодно заменить С-с-сейнала на его младшего брата. Для дос-с-стижения с-с-своих целей они идут на вс-с-се, включая убийс-с-ство инос-с-странного монарха. Заговор с-с-су-щес-с-ствует не меньше года, и при этом ваша С-с-служба безопас-с-снос-с-сти не только не ус-с-странила его, но даже не с-с-смогла выявить его руководителей. На данный момент, по моим с-с-сведениям, в заговоре активное учас-с-стие принимают мачеха С-с-сейнала и ее брат, крайне заинтерес-с-сованные в том, чтобы именно их с-с-сын и племянник с-с-стал в будущем принцем-конс-с-сортом Империи. С-с-ситуация вес-с-сьма неприятная, а главное – опас-с-сная. Меня не интерес-с-сует, как вы решите вопрос-с-с с-с-со с-с-своими черес-с-счур активными родс-с-ственниками, будете ли принимать меры или ос-с-ставите вс-с-се, как ес-с-сть, куда больше меня волнует благополучие парня, ради которого я пошла на множес-с-ство ус-с-ступок и с-с-соглас-с-силас-с-сь учас-с-ствовать в огромном коли-чес-с-стве маловыгодных мне проектов.

Поэтому я нас-с-стаиваю на том, чтобы С-с-сейнал отправилс-с-ся с-с-со мной в Империю и пробыл там по крайней мере до тех пор, пока вы не наведете в с-с-своей с-с-стране порядок и мне не придетс-с-ся больше опас-с-саться, что мальчишку убьют или покалечат в его с-с-собс-с-ственной с-с-спальне. Ес-с-стес-с-ственно, никто не будет его неволить, и, ес-с-сли он пожелает ос-с-статьс-с-ся, я не с-с-стану нас-с-стаивать, но могу с-с-сразу же вас-с-с заверить, что учас-с-стие Империи тыс-с-ся-чи с-с-солнц в делах вашего гос-с-сударс-с-ства и значительная помощь в решении ваших внутренних проблем с-с-станет ос-с-сущес-с-ствлятьс-с-ся только в том с-с-случае, ес-с-сли мальчик будет пригоден для той роли, на которую его избрали. Мертвый или калека он мне не нужен, и, с-с-соответс-с-ственно, вс-с-се наши договореннос-с-сти потеряют с-с-силу.

Эфа говорила, чутко отслеживая реакцию собеседника на ее слова, и молча удивлялась про себя странной вещи, которую она практически в первые мгновения контакта обнаружила в его сознании. Как только человек решил для себя, что причиной ее требования является чисто меркантильный интерес, он сразу успокоился. Императрица не понимала такого отношения к сложившейся ситуации, но вынуждена была признать, что с людьми необходимо разговаривать на их языке, если возникает желание чего-то от них добиться, хотя и тут существовали исключения, но они скорее подтверждали правила. Самое смешное и печальное заключалось в том, что если бы она попыталась убедить наследного президента в своем стремлении защитить Сейнала от возможной опасности и обеспечить ему нормальную жизнь только потому, что этот детеныш ей нравится и она давно уже считает его членом своей семьи (в конце концов, взаимное согласие будущих молодоженов существует, а все остальное – формальности, которые не могут ничего ни убавить, ни прибавить), то Лентерр заподозрил бы ее Саан знает в чем и сделал все возможное, чтобы помешать своему сыну попасть в Империю.

Обнаружив же вполне понятное для себя стремление сохранить целым и невредимым то, на что было потрачено немало средств, президент вполне спокойно обдумывает контраргументы и пытается изобрести способ убедить собеседницу в необходимости уступок. Императрица сердито сморщила нос, вслушиваясь в мысли Наследного президента, и задумчиво констатировала, что люди странные создания: пять минут назад отец всерьез был обеспокоен влиянием инопланетян на разум своего сына, а теперь невозмутимо подсчитывает, какие еще выгоды можно будет извлечь из поездки мальчика в страну, где предположительно ему может угрожать опасность. Впрочем, надо не раздумывать над непоследовательностью человеческого племени, а воспользоваться ситуацией, сердито напомнила себе Императрица и принялась аккуратно подталкивать собеседника к нужному ей решению.

– Конечно, я не буду возражать, ес-с-сли вмес-с-сте с-с-с С-с-сейналом отправятс-с-ся предс-с-ставители с-с-семей Великой тыс-с-сячи в качес-с-стве с-с-сопровождающих.

Эфа практически дословно повторила мысль Лентерра и почувствовала, как человек немного расслабился, уверившись в собственной способности добиться выгодных ему уступок. Императрица криво улыбнулась, констатировав, что, по-видимому, ей какое-то время придется терпеть у себя при дворе соглядатаев будущего родственничка, и задумчиво продолжила, аккуратно подправляя эмоции собеседника в нужную ей сторону и проклиная про себя несовершенство своих паранормальных способностей. Ведь как было бы удобно иметь возможность не просто усилить какую-нибудь из мотиваций человека или прочитать его мысли, а внушить ему все, что требуется, и быть уверенной в том, что это будет исполнено! К сожалению, подобное для нее пока было невозможным и приходилось довольствоваться тем, что есть, например, усилив какие-либо эмоции собеседника, склонить его к нужному решению.

Но при ус-с-словии, что их количес-с-ство и имена будут с-с-со глас-с-сованы с-с-с моей С-с-службой безопас-с-снос-с-сти. Также я полнос-с-стью гарантирую комфортные ус-с-словия жизни для вс-с-сех аристократов, которые пос-с-следуют за вашим третьим нас-с-следником в Империю, и, ес-с-стес-с-ственно, полное обес-с-спечение их нужд. – Императрица усмехнулась про себя, наблюдая за тем, как при ее словах в глазах Лентерра появляется расчетливый огонек, и вкрадчиво продолжила: – С-с-сейнал будет пользоватьс-с-ся вс-с-семи привилегиями принца-конс-с-сорта, и конечно же его безопас-с-снос-с-сть будет обес-с-спечи-ватьс-с-ся телохранителями императорс-с-ской с-с-семьи.

– Я подумаю над вашим предложением. – Президент постарался не выдать голосом обуревающих его чувств, но Эфа поняла, что победила. Человек уже принял решение, придя к выводу, что риск потерять сына вполне уравновешивается возможностью отправить в Империю несколько соглядатаев, которые будут иметь законный доступ ко двору. При этом она отчетливо чувствовала недовольство Сейналом, которое Лентерр испытывал после возвращения своего наследника домой. К тому же близкий контакт с собеседником позволил ей проникнуть в подсознание президента. Неглубоко и ненадолго, но вполне достаточно, чтобы Эфа сердито констатировала, что главной причиной, почему человек так отчаянно боролся против отправки сына в Империю, было банальное самолюбие, задетое мнимым или реальным превосходством этого государства над его собственным.

Да и недоверие к диинам и женщинам императорской семьи объяснялось чувством собственной неполноценности, испытываемым Лентерром при виде существ, более одаренных природой (или учеными), чем он сам. Таким образом, Лерс неосознанно пытался уязвить тех, кого он пусть и безосновательно считал лучше себя, в том числе и сына, внезапно вышедшего из повиновения и осмелившегося самостоятельно принимать решения.

Выяснив все это, Императрица перестала гадать, какие эмоции в душе президента следует усилить, чтобы получить нужное ей решение, и приступила к действию, ничуть не сомневаясь в успехе. Она прекрасно знала, что насколько трудно переломить искреннюю заботу и любовь к близкому человеку при помощи ее паранормальных способностей (сознание сопротивляется до последнего, защищаясь чем угодно, даже самоуничтожается иногда), настолько же легко склонить к нужному поступку существо, считающее, что его в чем-то ущемляют. Требуемого эффекта Эфа добилась в рекордные сроки, теперь оставалось обдумать, какую выгоду она может извлечь из очередной уступки дурацким человеческим обычаям. Как ни странно, получалось, что кое-какую все-таки может. Правда, с мечтами о мести парочке заговорщиков, доставившей ей массу неприятных переживаний, придется распрощаться. Лентерр не простит такой демонстрации силы с ее стороны, усмотрит покушение на собственную власть и авторитет и станет с еще большим энтузиазмом изобретать преграды на пути исполнения ее планов. Что ж, пусть разбирается со своими родственничками самостоятельно, как только она и Эра с Сейналом окажутся в Империи, угрозы эти озабоченные властью аристократы представлять больше не будут.


ГЛАВА 11 | Право защищать | ГЛАВА 13