home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 14

Эфа была в бешенстве, а единственное существо, способное ее успокоить в таком состоянии, как назло, до сих пор находилось в биорегенераторе, и Хальзар категорически отказывался выпустить его оттуда раньше установленного срока, пусть и всего на несколько часов. Всем обитателям дворца оставалось только проклинать шутку Саана, не пожелавшего задержать возвращение Ее Величества на такой мизерный промежуток времени, и капитанов имперского флота, компетентно выполнивших приказ: доставить Императрицу в Тронный мир как можно скорее. И по возможности не попадаться Ее Величеству на глаза. Эра торопливо утащила ошарашенного буйством будущей тещи Сейнала в свои апартаменты, справедливо рассудив, что испытывать нежную человеческую психику подобным зрелищем без крайней на то нужды не следует. Прислуга и придворные старательно изображали привидений, а Служба безопасности, точнее, человеческая ее часть в полном составе, испарилась в неизвестном направлении, наглядно доказывая свою компетентность в решении некоторых из возложенных на нее задач.

Императрица не обращала внимания на панику своих подданных, гораздо больше озабоченная состоянием Рейта, чем сердечным приступом у какого-то случайно попавшегося ей на дороге маркиза. К тому же ее оч-чень интересовало, как подобное вообще могло произойти, и на этот вопрос ей скоро должна была ответить глава Службы безопасности, допустившей такой прокол в своей работе.

Эфа снова прошлась по летней беседке, в которой предпочитала решать дела, если у нее появлялась такая возможность, и досадливо спихнула некстати прилетевшего джакора с головы одной из статуй, предназначенных древними мастерами для украшения этого места летнего отдыха императорской семьи. Обиженная подобным пренебрежением к себе рептилия с противным воем умчалась куда-то в глубь парка, а Императрица, не оборачиваясь, прорычала, обращаясь к беззвучно проскользнувшей в беседку Хизе:

– Как ты могла допус-с-стить такое!

Женщина-диин бесстрашно встретила ее яростный взгляд и, тихо вздохнув, ответила:

– Я виновата, не просчитала такой вариант развития событий. – Глава Службы безопасности мягким, по привычке бесшумным шагом прошла в глубь беседки и, удостоверившись, что ее не видно снаружи, сняла платок, обычно скрывающий ее лицо. – Если честно, я до сих пор не могу поверить в то, что вся эта история – реально произошедшие события, а не выдумка какого-нибудь модного сценариста, отчаявшегося изобрести сюжет для новой голопостановки.

Эфа настороженно смотрела на свою подругу, не решаясь прервать ее монолог. То, что Хиза вдруг начала сомневаться в реальности происходящего, было очень плохим симптомом, поскольку всем более или менее знакомым с диинами разумным существам было доподлинно известно, что крылатые нелюди только тогда не способны отделить факты от лжи, когда не видят смысла ни в тех, ни в других. Что же такое послужило причиной, казалось бы, рядового покушения, если женщина-диин после всех проверок и допросов не уверена в истинности мотива преступления?

Императрица глубоко вздохнула, загоняя ярость в самые дальние уголки сознания, и уже почти нормальным голосом потребовала:

– Рас-с-сказывай обо вс-с-сем и с-с-с с-с-самого начала!

Хиза согласно кивнула и, по привычке сев прямо на пол в центре беседки, заговорила, рассеянно царапая на мраморных плитах какие-то схемы:

– Я допросила преступника, проверила его на предмет психокодирования и любого другого вмешательства в сознание, а также на химические препараты, способные вызвать искажение воспоминаний или личности человека и теперь могу с уверенностью сказать, что придворный портной говорит правду, а не то, что ему за нее выдали. – (Эфа поежилась, вступление ей категорически не нравилось, что же там наговорил этот никчемный человек, если Хиза вынуждена заранее уведомлять ее о проведении всех необходимых проверок достоверности данных, прежде чем передать ей содержание допроса? Следующие слова подруги заставили Императрицу нервно оскалиться и зашагать по беседке, сдерживая вновь рвущуюся на свободу ярость, благо места для маневра в этом сооружении одного из немногих разумных человеческих архитекторов хватало с лихвой, несмотря на восседающую в центре женщину-диина.) – Мы оказались правы насчет личного мотива того, кто стоял за всеми покушениями так называемой организации. Этим человеком был придворный портной, который в свое время являлся не только любовником твоей матери Императрицы, но и отцом ее сына, твоего старшего брата.

– Так. – Эфа внезапно прекратила свои метания и, остановившись перед подругой, с интересом наблюдающей за ее перемещениями, резко произнесла: – Ты хочешь с-с-сказать, что моя мать родила брата мало того, что от прос-с-столюдина, так еще вдобавок от дворцового с-с-слуги и при этом умудрилас-с-сь вс-с-се с-с-скрыть? Но зачем ей потребовалос-с-сь идти на подобный рис-с-ск?

– Не знаю. – Хиза опустила уши, выражая свое недоумение, и сердито продолжила: – Она могла руководствоваться чем угодно, теперь уже не выяснишь. По крайней мере с отцом ребенка своими соображениями она поделиться не удосужилась, но почему-то сочла нужным поставить его в известность о факте отцовства. Зачем эта ненормальная пошла на такой риск, тоже непонятно, ведь информация, известная двоим, может легко стать предметом шантажа или просто случайно попасть не в те руки. Видимо, она доверяла своему любовнику. Правда, сыну сообщить, кто на самом деле его отец, все-таки не решилась, судя по всему, какие-то остатки чувства самосохранения у нее еще имелись. В результате Нором знал своего отца как преданного вассала семьи своей матери, которому можно доверять во всем. Он думал, что это дворянин, гримирующийся под портного для того, чтобы иметь к нему беспрепятственный доступ и возможность втайне оказывать короне некоторые, так скажем, услуги.

– Вот как! – Эфа хмуро покосилась на виднеющийся за деревьями дворец, словно именно он был виноват в сложившемся положении, и задумчиво произнесла: – И Нором так и не узнал правды до с-с-самого конца. Ес-с-сли бы этот человек рас-с-ска-зал ему, кто на с-с-самом деле являетс-с-ся его отцом, то Император, даже обкурившис-с-сь до полной потери с-с-связи с-с-с реальнос-с-стью, ни за что не поднялс-с-ся бы на помос-с-ст для ис-с-спытания. Полагаю, с-с-с мотивом вс-с-се яс-с-сно. Мес-с-сть с-с-сначала за с-с-смерть любовницы, а затем и за с-с-своего с-с-сына – вполне нормальное желание, но почему он напал на Рейта? Логичнее было бы попытатьс-с-ся уничтожить меня.

– Он создал целую организацию, призванную обеспечить безопасность его сына, и много сил потратил на то, чтобы укрепить власть Императора. – Женщина-диин мрачно усмехнулась. – Парадокс, но при всем этом он люто ненавидит всех аристократов и специально планировал все свои операции так, чтобы среди них оказалось как можно больше жертв. Практически все недолгое правление Норома Четвертого именно он управлял страной, подталкивая вечно невменяемого Императора к нужным решениям, и неплохо справлялся, как это ни странно для неподготовленного человека, конечно, вот только твоего демарша предусмотреть не мог. И до сих пор винит себя в том, что не сумел спасти сына, а тебя считает убийцей.

– Ну, это недалеко от ис-с-стины. Я дейс-с-ствительно уничтожила с-с-своего брата, пус-с-сть и не с-с-собс-с-ственными руками, а при помощи подручных с-с-средс-с-ств… – Императрица иногда сама удивлялась нападающей на нее в самый неподходящий момент самокритичности, но ничего поделать с собой не могла. Вот и теперь – за каким демоном ей понадобилось сообщать главе своей Службы безопасности общеизвестный факт? Можно подумать, кто-то не в курсе, какую роль она сыграла в судьбе предыдущего Императора и полного отсутствия у нее угрызений совести по этому поводу.

– Но ему так и не удалось уничтожить никого из твоей семьи. – Хиза проигнорировала отступление от темы, списав его на нервное состояние подруги, беспокоящейся о здоровье мужа. Другого повода для подобного поведения она не усмотрела, о чем и уведомила Эфу коротким ментальным импульсом, как ни в чем не бывало продолжая свой рассказ: – Попытки предпринимались неоднократно, но его преследовали неудачи, а потом просто не осталось исполнителей. Дело в том, что отсутствие нужной подготовки и ненависть к аристократам подтолкнули его к совершению роковой ошибки. Изначально планировалось использовать мелких дворян для ослабления или уничтожения герцогов и других влиятельных семейств и как следствие усиления реальной власти Императора, однако он не смог эффективно воспользоваться результатами деятельности своих агентов. И в конце концов все свелось к бездарным и слишком сложным по исполнению, а поэтому заведомо провальным попыткам убить нескольких конкретных людей – твою семью.

Излишняя осторожность и подозрительность этого человека и его консультантов стали причиной того, что в сознание каждого исполнителя психокодированием внедрялся приказ о самоуничтожении после исполнения порученной миссии вне зависимости от того, удачно выполнено задание или нет. Вот почему мы так долго не могли выйти на след этой организации, все ее члены, попадавшие нам в руки, умирали еще до первого допроса, и мы не могли установить даже связи между ними, поскольку у мертвого обнаружить следы психокодировки попросту невозможно. Очень удобно, с одной стороны, – никогда никаких следов, способных привести Службу безопасности к организатору заговора. Но человек, придумавший эту схему, не учел вероятность изменения базовых предпосылок, и, когда Император был свергнут, оказалось, что у нашего заговорщика нет возможности пополнить штат исполнителей. Доступа к лабораториям у него уже не было и, следовательно, смерть каждого агента, ранее являвшаяся просто одним из многих специфических факторов его деятельности, превратилась в невосполнимую потерю, что в результате и стало причиной провала.

– Значит, пос-с-следнее покушение было, так с-с-сказать, жес-с-стом отчаяния. – Императрица задумчиво прикусила коготь на большом пальце, выстраивая у себя в сознании картину происшедшего. – Полагаю, его подтолкнуло к активным дейс-с-ствиям с-с-сообщение о том, что мы с-с-с Эрой ос-с-стались живы. Он и так с-с-сущес-с-ствовал только ради ненавис-с-сти, и вдруг с-с-сначала мечта с-с-сбылас-с-сь, да так, как ему и не с-с-снилос-с-сь, а потом оказалос-с-сь, что та, кого он винил в с-с-своих бедах, с-с-снова вс-с-сех обманула и ос-с-ста-лас-с-сь в живых. Ес-с-сть от чего прийти в неис-с-стовс-с-ство. Ну а Рейт оказалс-с-ся единс-с-ственным из вс-с-сей моей с-с-семьи, кто находилс-с-ся в пределах его дос-с-сягаемос-с-сти.

Эфа вопросительно приподняла брови, давая понять, что ей хотелось бы знать, насколько ее умозаключения совпадают с итогами допроса главного преступника и, дождавшись подтверждающего кивка Хизы, мрачно продолжила:

– Ис-с-с-сполнителей у него не осталос-с-сь, прос-с-сто вербовать убийц, не подкрепляя их вернос-с-сть пс-с-сикодировкой, наш заговорщик не рис-с-скнул, поэтому он решилс-с-ся с-с-са-мос-с-стоятельно уничтожить хотя бы одного из членов с-с-семьи, которую так ненавидел. А моя С-с-служба безопас-с-снос-с-сти не с-с-смогла его вычис-с-слить только потому, что ис-с-скала арис-с-стократа, притворяющегос-с-ся с-с-слугой, пос-с-скольку никто не мог с-с-себе даже предс-с-ставить, что Император будет доверять прос-с-столюдину в подобных делах, а с-с-следовало, наоборот, ис-с-скать с-с-слугу, выдающего с-с-себя за арис-с-стократа. К тому же никому и в голову не пришло, что придворный портной может оказатьс-с-ся отцом Императора и главой тайной организации. Верно?

– Да. – (Эфа отчетливо уловила мрачное недовольство в обычно невыразительном голосе подруги и холодно усмехнулась про себя: женщина-диин, как и все представительницы ее племени, больше всего на свете ненавидела проигрывать, даже если проигрыш был обусловлен объективными причинами и она не могла на них повлиять.) – Не понимаю, зачем ей это понадобилось?

– Не знаю, – ответила Императрица, машинально обдумывая кое-какие неприятные перспективы, появившиеся в связи с раскрытием этого заговора. – Да, ес-с-сли чес-с-стно, меня и не волнует, чем руководс-с-ствовалас-с-сь давно умершая женщина, заварившая вс-с-сю эту кашу. Единс-с-ственное мое вос-с-споминание о ней не блещет информативнос-с-стью, а эмоции в таком деле обычно бес-с-сполезны. Гадать же прос-с-сто бес-с-смыс-с-сленно, к тому же и не нужно. Мы точно знаем, кто с-с-стоял во главе заговора, знаем, что организация полнос-с-стью уничтожена и больше не предс-с-ставляет угрозы, что еще нужно? Моральной с-с-стороной вопрос-с-са и рас-с-смотрением причин, побудивших вполне вменяемых людей натворить такое, я заниматьс-с-ся не с-с-с-собираюс-с-сь. Меня гораздо больше волнует другое.

– М-да?

Хиза только что заметила, какой ущерб нанесли ее когти полу беседки, и теперь с неудовольствием обдумывала идею о замене мрамора, по какому-то непонятному капризу используемого людьми для постройки и отделки помещений, которые они считали дорогими и красивыми, чем-нибудь более прочным, например, металлом, применяемым на боевых кораблях для укрепления внешней обшивки. Выходило и дешевле, и долговечнее. Эфа фыркнула, предложив в таком случае заодно прикинуть внешний вид такого здания на модели, которую диин создала в своем сознании, пытаясь подобрать недолговечному материалу подходящую замену, и резко вернула подругу к реальности.

– Вмес-с-сто решения экономичес-с-ских и дизайнерс-с-ских вопрос-с-сов, в которых ты вс-с-се равно ничего не понимаешь, лучше предс-с-ставь с-с-себе пос-с-следствия нашего заявления о том, что во главе заговора, который едва не с-с-стоил принцу-конс-с-сорту жизни, был придворный портной. Прос-с-сто-людин, который являетс-с-ся отцом Норома, руководителем тайной организации и при этом с-с-спокойно, каждый день на протяжении вс-с-сех с-с-семи лет моего правления проходил во дворец, находилс-с-ся в непос-с-средственной близос-с-сти от моей с-с-семьи, а его никто ни в чем не заподозрил!

Женщина-диин мгновенно подняла голову, и в ее глазах Императрица увидела первые всполохи откровенного беспокойства. Действительно, публично признать такое для любого правителя – это просто-напросто расписаться в собственной некомпетентности и некомпетентности своей Службы безопасности, заполучив вдобавок ко всему шикарнейший скандал и пятно на репутации семьи. Судя по всему, Хиза пришла к таким же выводам и теперь нервно подергивала ушами, припоминая, кто из ее подчиненных осведомлен о произошедшем, и степень этой осведомленности. Эфа бесцеремонно проникла в ее сознание, чтобы не тратить время попусту на передачу информации устным путем, и погрузилась в воспоминания подруги о последних днях, предшествовавших возвращению Императрицы. Женщина-диин не сопротивлялась, позволяя Эфе видеть все произошедшее ее глазами. Обе были предельно осторожны, прекрасно понимая, что при такой степени слияния легко могут повредить чужой разум, сами того не желая, собственно, по этой причине подобное использование ментальных способностей среди диинов было редкостью, слишком большой степени мастерства и доверия оно требовало.

Через пару мгновений Императрица аккуратно разорвала связь и удовлетворенно кивнула Хизе, которая после своего вынужденного экскурса в прошлое раздраженно терла виски, пытаясь убрать непонятно откуда появившуюся головную боль. По крайней мере не зря старались, женщина-диин точно помнила – а ее памяти можно было безоговорочно доверять, несмотря на все попытки главы СБ продемонстрировать окружающим свою забывчивость, – что более или менее полную информацию об инциденте имели только Лотан и Тенран. Первый пользовался безоговорочным и абсолютным доверием, а второй не присутствовал на заключительной части допроса, где преступник рассказывал о своем родстве с Норомом и формировании организации, то есть не обладал самыми опасными данными. Выяснив, что утечки не произошло и никого убирать не придется, Эфа немного успокоилась, она терпеть не могла уничтожать тех, кто ей служит, и старалась делать это только в случае крайней необходимости, когда не оставалось другого выхода. Теперь предстояло подправить картину происшедшего и…

– И кого ты назначишь главным заговорщиком? – Хиза, как обычно в таких случаях, приходила к сходным выводам почти одновременно с Императрицей.

Та улыбнулась, показав клыки и прищурившись в предвкушении, прошипела:

– Пос-с-смотрим, кто больше вс-с-сего будет мне мешать. Время пока ес-с-сть. А с-с-сейчас-с-с нам с-с-следует объявить, что придворный портной оказалс-с-ся не более чем ис-с-сполнителем, которого завербовали враждебные Империи с-с-силы с-с-с целью убийс-с-ства принца-конс-с-сорта и который не с-с-справилс-с-ся с-с-с заданием. А потом казни этого ублюдка без ос-с-собого шума, я не с-с-собираюс-с-сь делать из него знаменитос-с-сть, даже пос-с-смертно. Да и надо что-то делать с-с-с нашей с-с-сис-с-стемой безопас-с-сности. – Эфа презрительно наморщила нос. – С-с-саан знает что такое! Датчики с-с-своевременно подняли тревогу, вс-с-се телохранители на ушах, а Рейт едва не погиб только потому, что помощь не могла попас-с-сть в комнату, где он находилс-с-ся, но зато прекрас-с-сно с-с-слышала вс-с-се, что там проис-с-сходит!

– Ты предлагаешь поставить датчики, которые в случае опасности будут передавать не только звук, но и картинку? – Хиза вопросительно наклонила голову, всем своим видом выражая сомнения в разумности такого предложения.

– Нет. – Императрица проигнорировала ехидную реплику подруги и решительно закончила свою мысль: – С-с-с этого дня двери в личные покои будут блокироватьс-с-ся при нахождении в комнатах пос-с-сторонних только в том с-с-случае, ес-с-сли вмес-с-сте с-с-с ними прис-с-сутс-с-ствуют телохранители-диины, либо я или Эра. Ос-с-ставлять членов императорс-с-ской с-с-семьи, нес-с-спос-с-собных вовремя учуять угрозу либо эффективно отразить нападение, наедине с-с-со с-с-слугами в запертых помещениях, которые оборудованы с-с-сис-с-стемами безопас-с-сности, нас-с-строенными ис-с-сключительно на нашу с-с-семью, я запрещаю.

Хиза кивнула, соглашаясь с тем, что подобная предосторожность не помешает, и ехидно представила себе, какими аргументами ее подруге удастся убедить в необходимости подобных мер Рейта, а тем более Сейнала. Императрица фыркнула, уловив некоторые особенно занимательные картинки, нарочно представляемые женщиной-диином так, чтобы она могла их считать, и вышла из беседки, оставив подругу веселиться в одиночестве. Предстояло еще очень много дел, в первую очередь следовало навестить своего мужа и убедиться в том, что с ним действительно все в порядке. Несмотря на все заверения Хальзара, Эфа все-таки волновалась за него, ведь люди при всех своих способностях к уничтожению себе подобных любыми подручными средствами сами чересчур хрупкие создания, их легко убить или покалечить даже самым незначительным физическим воздействием. А выздоравливают они после этого прискорбно медленно и не всегда до конца, что уже само по себе внушает тревогу… Императрица передернула плечами, отгоняя беспокойные мысли, и решительно зашагала в сторону дворцовой больницы, обдумывая на ходу, в каких выражениях ей придется извиняться перед мужем за недосмотр, а потом перед Сейналом за излишнюю эмоциональность.


Сознание включилось внезапно, словно щелкнул переключатель. Мгновение назад его окружали прохладная тьма и тишина, а в следующий миг у него перед глазами оказались два бледных лица в обрамлении черных капюшонов, способные напугать нормального человека до заикания, но для него самые дорогие на свете. Рейт улыбнулся своей жене и дочери, испытывая яркую, ничем не замутненную радость оттого, что видит их обеих живыми и здоровыми. Он открыл рот, чтобы сообщить им об этом, но Эфа осторожно прикоснулась пальцем к его губам и весело прищурилась:

– Не надо ничего говорить. Мы и так знаем, что ты рад нас-с-с видеть.

Принц-консорт прикрыл глаза, ощущая, как по всему его телу прошла волна тепла, и едва удержался от смеха. Его жена как всегда была в своем репертуаре, но, с другой стороны, иногда бывает очень удобно, когда дорогие тебе люди абсолютно точно знают, что ты чувствуешь в данный момент. Он едва заметно кивнул, подтверждая слова Эфы, и поморщился от внезапно накатившей слабости. Тут же у его губ оказался стакан с лекарством, и Эра осторожно помогла ему приподняться, чтобы удобнее было пить. Рейт сделал несколько глотков и поморщился от отвращения, он абсолютно не понимал патологическую страсть диинов делать свои лекарства приторно-сладкими. Все их снадобья можно было без дополнительной переработки использовать в качестве заменителей сахара. Некоторые люди, традиционно жалующиеся на отвратительный вкус человеческих медицинских препаратов, приходили от этой их особенности в полный восторг, но те бедолаги, которые не любили сладкое, вынуждены были страдать. Принц-консорт, к собственному несчастью, относился именно к последней группе.

Однако, несмотря на мерзкий привкус, оставшийся на языке, микстура подействовала как всегда быстро и безотказно. Головокружение и слабость немедленно прошли, и Рейт ощутил прилив сил. Он даже рискнул сесть на кровати без посторонней помощи, но, естественно, был немедленно подхвачен обеспокоенной Эфой и в конечном итоге устроился в полусидячем положении, опершись спиной на жену, которая поддерживала его, обняв за плечи и не давая сползти на пол. Рейт немного виновато улыбнулся дочери, с тревогой наблюдающей за его попытками принять вертикальное положение, и вздохнул:

– Все не так страшно, как выглядит, честное слово, ничего серьезного.

– Мы знаем. – Эра соскользнула с больничного стула, безликого и стерильного, как и вся мебель, оказывающаяся в заведениях, традиционно предназначенных для лечения всевозможных бедолаг, которым в очередной раз не повезло в жизни, и устроилась на полу, по старой привычке положив подбородок ему на колени. – Прос-с-сти, мы не с-с-смогли предотвратить…

Принц-консорт не выдержал и нецензурно выругался, глядя в несчастные глаза дочери. Иногда эти проблемы со специфическим мировосприятием женской части его семьи доводили Его Высочество до отчаяния! Нет, это подумать только, его жена и дочь на полном серьезе винят себя в том, что не смогли предотвратить покушение на него, находясь при этом на территории другого государства! Может быть, в следующий раз они обвинят себя в массовых беспорядках в империи Каан?!

– В империи Каан бес-с-спорядки? Почему мне до с-с-сих пор не доложили? – (Рейт уловил в голосе жены нарастающее недовольство и понял, что последнюю мысль он умудрился произнести вслух, а его любимая шуток, кроме своих собственных, не понимает…)

– Нет там никаких беспорядков. – Принц-консорт повозился, устраиваясь поудобнее, и улыбнулся Эфе, которая с легким недоумением рассматривала его, склонив голову к плечу. – Это я просто привел пример вашего нелогичного поведения. В конце концов, я взрослый человек и сам отвечаю за свою безопасность, что бы вы обе по этому поводу ни думали. А вы не всесильны, поэтому хватит обвинять себя во всяких глупостях, лучше расскажите мне, почему этот ненормальный попытался меня убить?

– Он и был нашей головной болью в пос-с-следнее время, глава неуловимой организации и отец прежнего Императора по с-с-совмес-с-стительс-с-ству. – Императрица брезгливо приподняла верхнюю губу, обнажая клыки, и ее дочь почти мгновенно повторила эту гримасу, выражая свое отношение к ситуации.

Рейт перевел взгляд с одной на другую, понял, что они не шутят, и ошарашенно покачал головой. Такого сюрприза он не ожидал! Чтобы отцом человека, едва не отправившего его в свое время на тот свет, оказался придворный портной, которого никто не воспринимал всерьез, а он сам едва выносил за пафосность и склонность к истерикам! Мир определенно перевернулся! Но, с другой стороны, идеальное прикрытие, и…

– Что ты собираешься с ним делать? – Принц-консорт напрягся, ожидая ответа и молясь про себя Саану, чтобы его жена не поддалась своей мстительности и кровожадности, показательная казнь этого человека вполне могла принести больше вреда, чем пользы.

– Казнить без ос-с-собой шумихи как ис-с-сполнителя очередного неудавшегос-с-ся заговора, организаторов которого пока не нашли, но ус-с-силенно ищут, ес-с-стес-с-ственно. – Эфа насмешливо фыркнула и потерлась подбородком о его плечо. – Мы с-с-с Хизой пришли к похожим выводам и уже приняли меры.

Рейт не без горечи рассмеялся, сколько раз он уже зарекался давать советы по делам, касающимся государственной безопасности, и смежным вопросам, не относящимся к проблемам финансового обеспечения очередной авантюры своей неподражаемой супруги, и вот пожалуйста – как обычно, не сдержался. Опять забыл, что его жена мало того что разбирается во всем этом гораздо лучше него, так еще и, находясь в непосредственной близости от его персоны, как всегда, в курсе всех его размышлений. Он почувствовал уже привычное раздражение, когда заметил тревогу в двух парах одинаковых янтарных глаз, и поспешил подавить его в зародыше. В конце концов, его жена и дочь не виноваты в том, что их создали идеальными телохранителями, способными защитить от угрозы любого масштаба.

Справившись с собой, принц-консорт потребовал рассказать ему все, что он пропустил, пребывая в биорегенераторе. Все равно первые полчаса – час после того, как человека извлекали из этого чуда техники, он испытывал слабость и вынужден был лежать в постели, так что следовало провести время непредвиденного безделья с пользой. Эфа тут же с готовностью начала отчитываться о проведенных мероприятиях, перемежая свой занимательный рассказ прогнозами и планами на будущее. А Эра, едва ли не мурлыкая от удовольствия, устроилась рядом с кроватью на мягком (в соответствии с требованиями, предъявляемыми к медицинским учреждениям в целях безопасности и удобства больных) покрытии пола и время от времени добавляла свои комментарии о том или ином событии. Рейт почувствовал, что напряжение последних недель уходит, оставляя после себя странное ощущение защищенности и уверенности в собственных силах. С одной стороны, он был готов защищать своих жену и дочь от всего мира, а с другой – точно знал, что в случае необходимости они станут для него незаменимыми помощниками в любом деле. Принц-консорт не мог не заметить, как повзрослела Эра за время, проведенное в Объединении свободных планет, и теперь спрашивал себя, что же ей довелось пережить на самом деле, если девочка внезапно обрела такую уверенность в себе и решительность при выборе пути к намеченной цели.

Впрочем, подобные вопросы были просто данью традиции, предписывающей мужчине оберегать своих детей. Рейт отлично знал, что даже если он напрямую поинтересуется, чем занималась Эра те несколько дней, что находилась за пределами дворца и вынуждена была сама заботиться о себе и о раненой матери, то получит абсолютно правдивый, но сильно подредактированный ответ. Поскольку девочка по перенятой у Эфы привычке ни за что не станет расстраивать его подробностями, которые могут заставить его переживать. Забота о его душевном равновесии у нее так же, как и у ее матери, всегда будет на первом месте. О таком отношении к себе многие отцы и мужья могут только мечтать, но иногда это доставляет определенные неудобства, например, сильно бьет по самолюбию…

Погрузившись в размышления о превратностях семейной жизни, принц-консорт машинально отмечал новые данные о последних авантюрах своей неугомонной жены и посильной помощи в этом нелегком деле со стороны их дочери, пока не почувствовал какую-то странность. Сначала он никак не мог понять, что его насторожило в рассказе супруги, как обычно коротко и по существу описывающей запланированные и уже выполненные мероприятия, но через несколько минут внезапно осознал причину своей тревоги. Эфа давала слишком много информации о тех делах, которые обычно считала своей вотчиной и избегала обсуждать, чтобы ненароком его не расстроить. Рейт слегка повернул голову, собираясь поинтересоваться у своей жены причиной подобной откровенности, однако в следующий момент понял, что подобный вопрос будет лишним. Виновато прижатые уши и беспокойство в янтарных глазах – все с печальной очевидностью свидетельствовало о том, что его прочувствованный монолог на тему вины и ответственности был обеими несносными упрямицами полностью проигнорирован, и теперь перед ним извиняются в свойственной им непередаваемой манере. Ничего не оставалось, как попытаться извлечь из этого пользу, по крайней мере, теперь хоть какое-то время он будет знать, чего ему ожидать в следующий момент.

Принц-консорт осторожно накрыл ладонью пальцы Эфы и молча улыбнулся своим мыслям. Несмотря на все неприятности и переживания, доставляемые ему его женой, а с некоторых пор и дочерью тоже, он не променял бы свою семью ни на какую другую. И мысль о том, что, если очередной заговорщик не отправит его на тот свет, наслаждаться жизнью с этими несносными созданиями ему придется вечно благодаря укусу его любимой жены, перепугавшему его в свое время до полусмерти и подарившему ему бессмертие, принца откровенно радовала. Как и сознание того, что Сейналу тоже предстоит лет через десять пережить подобное приключение с уже известными последствиями в виде вечной жизни… Примерно в то же время, когда Эра официально выйдет замуж за парня и соберется сделать его дедом. Рейта вполне устраивало такое развитие событий. Мальчик ему нравился… Словно прочитав его мысли, девочка потерлась щекой о его руку, лежащую на колене, и довольно заворчала, прикрыв глаза, когда он пощекотал ее под подбородком. Маленькие вольности, которые она позволяла себе только с отцом, заставили Рейта рассмеяться. Он давно не чувствовал себя таким счастливым, и все проблемы Галактики могли катиться к Саану в преисподнюю. Уловив его настроение, Эфа прервала свой рассказ и включилась в игру, пытаясь одновременно поймать уворачивающуюся дочь за кончик уха и не уронить еще не пришедшего в себя до конца после длительного пребывания в биорегенераторе мужа.

Принц-консорт невольно восхитился уровнем их подготовки, поскольку даже в разгар веселой возни, в которой он тоже принимал посильное участие, два существа, изначально созданные для того, чтобы убивать и калечить, ухитрились ни разу не задеть его ничем смертельно опасным из своего арсенала и даже не наставить ему синяков. Правда, на когти у Эфы и Эры были предусмотрительно надеты специальные чехлы, но Рейт по опыту знал, что при неловком обращении с хрупким человеческим телом подобные предосторожности не слишком помогают (дочь в младенчестве не раз наносила ему легкие повреждения во время его попыток поиграть с ней в отсутствие матери), и по достоинству оценил аккуратность своих родных. Слабость в теле незаметно прошла, но он не стал прерывать забаву, наслаждаясь короткими минутами, которые в кои-то веки мог провести со своей семьей. В конце концов, все государственные дела могут и подождать немного, в случае же возникновения проблем, требующих экстренного решения, им все равно немедленно сообщат.


ГЛАВА 13 | Право защищать | ГЛАВА 15