home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

Сейнал был счастлив настолько, насколько может быть вообще счастлив человек. Жизнь определенно налаживалась. Принц-консорт пришел в себя и со вчерашнего дня уже опять вовсю доводит подчиненных до нервных срывов, пытаясь решить все проблемы Империи одновременно. Императрица, обнаружив, что муж в полном порядке, успокоилась и перестала кидаться на все, что движется, с целью разобрать это что-то на мелкие составляющие, а Эра, в очередной раз помогая матери в осуществлении какой-то головоломной авантюры, все-таки выкроила время и провела с ним все утро. За эти несколько часов, успев передать искрение извинения Ее Величества за то, что она, находясь в расстроенных чувствах, напугала своего будущего зятя едва ли не до седых волос, Эра поспорила с ним о нововведениях в сфере обеспечения безопасности и, самое главное, посоветовала, как можно избавиться от надоевшей до зубовного скрежета свиты, причем так, чтобы эти спесивые представители знатнейших родов Объединения свободных планет даже не догадались о том, что их попросту убрали с глаз подальше.

От размышлений на тему, как ему повезло, юношу оторвал Киирн. Обведя взглядом помещение, в которое они только что вошли, он несколько растерянно поинтересовался, подозрительно косясь на ряды информационных накопителей, теряющихся в полумраке огромного зала:

– Я здесь еще ни разу не был, что это такое?

Сейнал усмехнулся недоумению диина и беспечно пояснил, взмахом руки обводя пространство, заставленное всевозможными хранилищами информации:

– Это и есть Большая Императорская библиотека.

Он удовлетворенно огляделся по сторонам, отмечая, что восторженные отзывы об этом известном на всю Галактику учреждении не передают и десятой доли истинного величия собрания данных, хранящегося здесь. В первую очередь бросались в глаза бесконечные шеренги современных информационных накопителей, но вдоль стен Сейнал видел и ряды деревянных шкафов, в которых стояли настоящие древние книги, обработанные для сохранности специальным составом, не позволяющим времени уничтожить хрупкие бумажные листы. А возле самой двери было брошено несколько коробок, доверху заполненных электронными папками и блокнотами. Юноша несколько озадаченно приподнял брови, разглядывая эту совершенно неуместную в библиотеке свалку электронных носителей, и осторожно потрогал их ногой, словно надеясь, что от прикосновения они просто исчезнут.

– Что это? – Он вопросительно взглянул на диина, спокойно изучающего это странное явление, и услышал в ответ пояснение, которое окончательно повергло его в полное недоумение.

– Очередную партию новых книг получили и еще не разобрали. – Киирн пожал плечами и равнодушно перешагнул через коробки, направляясь к установленным у окна терминалам. – Что ты здесь хотел найти?

– Подожди! – Сейнал терпеть не мог, когда ему было что-то непонятно, и всегда стремился разобраться в ситуации досконально. – Объясни…

Из-за открытой двери донесся грохот, сопровождаемый одобрительными выкриками и свистом, заставив юношу вздрогнуть и встревоженно покоситься в сторону ярко освещенного коридора. Он торопливо шагнул назад и плотно прикрыл тяжелые створки, но этого ему показалось недостаточно, Сейнал поискал на внутренней стороне двери замок и, обнаружив одно из хитроумных устройств, столь любимых в Империи, поспешно включил его. Только убедившись, что теперь без его ведома в библиотеку никто не проникнет, юноша успокоился и повернулся к диину, с иронической улыбкой наблюдающему за его метаниями. Оставалось только в очередной раз проклясть происки Саана, сделавшего этот народ чересчур вредным для комфортного с ним общения большинства нормальных людей, и смириться с неизбежным. Ведь если бы ему не удалось выиграть спор с Эрой, то вместо уже привычного и иногда даже понятного Киирна за ним таскалось бы несколько женщин-диинов, которые до сих пор не вызывали у Сейнала ничего, кроме вполне понятного опасения. С ними даже поговорить нормально не получалось, а уж уговорить их помочь ему устроить вечеринку для узкого круга лиц, считай для собственной свиты, чтобы не мешалась под ногами, и сбежать в Большую Императорскую библиотеку, нечего было и думать!

Но иногда и Киирн мог довести до полного отчаяния, вот, например, как в данный момент. Когда вредный диин, от рождения не знающий, что такое стеснительность или неуверенность в себе, и, как подозревал юноша, весьма смутно представляющий себе такую вещь, как страх перед чем-либо, откровенно потешался над его отчаянными попытками не встретиться с собственными аристократами. Сейнал, в последнее время избавившись от многих своих недостатков, никак не мог изжить в себе робость перед придворными и глубокое отвращение, испытываемое им при одной только мысли о необходимости длительное время с ними общаться. Вздохнув и констатировав про себя, что при всех своих недостатках диин не только его телохранитель, но и первый настоящий друг за всю его жизнь и поэтому некоторые неприятные особенности поведения ему можно простить, юноша решил проигнорировать откровенное веселье этого несносного создания и требовательно поинтересовался:

– Объясни мне, почему при всех современных достижениях в сфере компьютеров новые книги доставляются в библиотеку подобным образом? Что еще за странный анахронизм?

– Из соображений безопасности.

Сейнал непонимающе мигнул, пытаясь представить себе, какое отношение перемещение книг на хранение в коробках может иметь к обеспечению безопасности дворца. Он уже открыл рот, чтобы прояснить ситуацию, когда Киирн, видимо, прочитав на лице у своего собеседника одолевающее его недоумение, снизошел до подробных объяснений:

– Дело в том, что компьютерная сеть дворца в целях безопасности состоит из двух абсолютно автономных частей. Первая – это связь с внешним миром, через нее получают информацию и направляют сообщения, но и только. Вторая сеть обеспечивает существование дворца, сама она подразделяется на систему безопасности, управления коммуникациями и так далее. Чтобы избежать даже минимальной вероятности проникновения в нее извне, эта сеть полностью замкнута сама на себя и с внешним миром никак не связана, для надежности нет даже соответствующего программного обеспечения. Поэтому когда для Императорской библиотеки все издательства Империи по закону направляют поступившие к ним рукописи, признанные пригодными для распространения, то они приходят на сервер внешней сети. Затем программисты из службы безопасности проверяют их на наличие вирусов и прочих опасных элементов, сбрасывают на электронные папки и блокноты и отправляют сюда, где библиотекари вручную вводят их в базы данных второй сети.

– Понятно. – Сейнал ошарашенно покачал головой, в очередной раз поражаясь царящей в Империи паранойе, а заодно избирательности знаний диинов… и не только их. Это подумать только, как выглядит библиотека изнутри, он не знает, но досконально осведомлен о том, на основании чего, каким способом и в каком порядке она пополняется! Эта страна, а также люди и нелюди, ее населяющие, были для юноши постоянным источником изумления. Но, с другой стороны, обладая даже самой общей информацией о делах местной Службы безопасности, он вынужден был признать, что подобные меры предосторожности вполне оправданны с точки зрения выживания императорского дома. Ведь если у него на родине недавняя попытка убийства высокопоставленных гостей и члена правящей семьи заодно была сочтена событием экстраординарным, то в этой безумной стране покушение на принца-консорта рассматривали как самое обычное преступление, и все службы действовали, на его неискушенный взгляд, практически в штатном режиме. – Тогда, может быть, мы сами их разберем, мне нужна новая монография одного видного ученого по управлению в сфере энергетических систем…

– Давай разберем!

Поспешность, с какой Киирн согласился с его предложением, заставила юношу иронически улыбнуться, диин в некоторых вопросах поразительно напоминал Эру, например, совершенно не понимал такой вещи, как экономика. Однако он, как и Эра, весьма болезненно реагировал на попытки посмеяться за его счет, поэтому Сейнал поторопился вернуть на лицо серьезное выражение и наклонился над ближайшей коробкой. Первая же папка заставила его изумленно фыркнуть и нейтральным тоном спросить сосредоточенно разоряющего другой ящик Киирна:

– А что, в Императорскую библиотеку помещают и любовные романы? Не слишком ли?

Диин, не поднимая головы, презрительно проворчал, раскладывая блокноты по стопкам и пытаясь при этом не повредить хрупкие образчики человеческой техники:

– Нет. Дело в том, что закон какого-то бородатого года, регламентирующий пополнение Большой Императорской библиотеки, был составлен не совсем точно, и критерий при отборе рукописей для отправки в библиотеку в нем был сформулирован так: «труды, имеющие значение для будущих поколений». Сам понимаешь, под подобную формулировку можно при желании подвести все, что угодно, поэтому издатели перестраховываются и отправляют все книги, которые собираются распространять, чтобы уж точно не пришлось отвечать за нарушение законодательства и не лишиться лицензии.

Юноша не выдержал и расхохотался, поистине Империя являлась страной, которую нормальные люди просто не способны были понять, и то, что он начинал признавать рациональность некоторых существующих в ней законов, наводило на печальные мысли, что сам он нормальным человеком считаться уже не может. Что, впрочем, его не слишком расстраивало, так называемые нормальные люди никогда не вызывали у него ничего, кроме здорового недоумения и желания держаться от них подальше, здесь юноша чувствовал себя гораздо комфортнее.

Дверь с грохотом распахнулась, и в библиотеку стремительно ворвалась Императрица, проворчала что-то по поводу окончательно обнаглевших слуг, из-за которых уже створки дверей открываются с трудом, и решительно зашагала куда-то в глубь помещения. Сейнал проводил ее потрясенным взглядом, затем покосился на вывороченный с мясом замок и вздохнул. Теперь он понимал, почему главный эконом воспринимал присутствие во дворце Императрицы с дочерью и диинов как стихийное бедствие. В спешке они постоянно не соизмеряли силу и уничтожали мебель и технику походя, даже не обращая на это внимания. Откуда-то из дальнего угла комнаты донесся грохот, сопровождаемый выразительным рычанием, и юноша невольно попятился к дверям, стремясь оказаться как можно дальше от будущей тещи, которая в дурном расположении духа была весьма опасна для окружающих. И как его ни убеждали Эра с Рейтом, да и сама Императрица, что в отношении него женщины императорского дома агрессии проявлять не будут, он все еще не слишком в это верил. Нет, то, что его не тронет Эра, сомнений у Сейнала не вызывало, а вот в отношении Ее Величества такой уверенности у него не было.

Киирн, видимо, почувствовал его состояние, он перехватил юношу за локоть и покачал головой, давая понять, что поспешное бегство в данном случае неприемлемо. Словно в подтверждение разумности этого предупреждения из-за накопителей информации появилась Императрица, с ног до головы засыпанная пылью, сжимающая под мышкой какую-то книгу в кожаном переплете. Оглядев застывших при ее появлении молодых людей, ее величество насмешливо фыркнула и предельно вежливо произнесла:

– Приветс-с-ствую вас-с-с, С-с-сейнал, Киирн, приятно видеть у нынешней молодежи тягу к знаниям, а не к вес-с-селому времяпрепровождению, которое я имела удовольс-с-ствие наблюдать этажом выше.

Юноша поспешно поклонился и открыл рот, чтобы заверить суровую будущую тещу в том, что тоже очень рад ее видеть, но не успел сказать ни слова. Императрица заинтересованно воззрилась на электронную папку, которую он от растерянности забыл сунуть обратно в коробку и, стремительно протянув руку, выхватила ее у него из пальцев, не обратив внимания на то, как юноша инстинктивно отшатнулся при этом. Ее Величество тщательно осмотрела добычу и, решительно включив, погрузилась в чтение.

Сейнал почувствовал, как глаза у него приобретают форму правильного круга, и потрясенно покосился на невозмутимого диина в скромной надежде, что тот убедит его в нереальности происходящего. Юноша был согласен на диагноз «галлюцинации», лишь бы жуткая картина: Императрица, увлеченно читающая слезливый любовный роман, – оказалась только плодом его воображения и не знаменовала собой стремительно наступающий конец привычного мира. Киирн ответил ему совершенно спокойным взглядом, словно не понимал всей дикости происходящего, и Сейнал почувствовал, что окончательно запутался. Он даже забыл, что опасается Эфы в дурном расположении духа и предпочитает находиться от нее как можно дальше, когда она в гневе. Ведь подобное…

– Неплохой задачник по уголовному праву, в каком универс-с-ситете преподает автор? – Императрица нажала несколько кнопок, выводя на экран информацию об авторе рукописи, и недоуменно застыла. – С-с-странно.

Юноша не сразу понял, что именно сказала Эфа, а когда до него дошло, он забеспокоился уже по-настоящему. Если у Императрицы просто причудливые вкусы – это одно, а психическое расстройство у первого лица государства – уже совсем другое. Тут возможны такие проблемы для всех, что впору пожалеть о своем решении приехать в Империю. Сейнал одернул себя, выругав за паникерство, и, напомнив дрожащим коленкам о своем происхождении и долге перед новой семьей, осторожно заметил:

– Ваше Величество… – Стиснув зубы, Сейнал выдержал жесткий взгляд янтарных глаз и решительно продолжил: – Это не задачник, а любовный роман, написанный просто для развлечения. – И замер, с тревогой ожидая реакции Императрицы на свои слова.

Однако поведение Ее Величества, как обычно, отличалось кардинальным образом от ожидаемого. Вместо того чтобы продемонстрировать все признаки прогрессирующей душевной болезни или прийти в ярость от того, что совершила такую глупую ошибку, будущая теща презрительно фыркнула, выключила электронную папку, вызвавшую весь этот ажиотаж, и решительно заявила:

– Во-первых, С-с-сейнал, мы с-с-с тобой, по-моему, уже говорили на эту тему: в неофициальной обс-с-становке – обращайс-с-ся ко мне по имени. А во-вторых, этот, как ты выразилс-с-ся, любовный роман с-с-спокойно можно ис-с-спользовать в качес-с-стве пос-с-собия для курс-с-сантов и с-с-студентов, изучающих уголовное право, я на первых двадцати с-с-страницах нас-с-считала опис-с-сание по меньшей мере дес-с-сяти прес-с-ступлений от небольшой тяжести до ос-с-собо тяжких. Причем они очень профес-с-ссионально приведены в текс-с-сте, так что их выявление и квалификация будут приближены к тем же дейс-с-ствиям в реальных жизненных с-с-ситуациях.

– Что?! – Юноша сначала решил, что просто ослышался. А потом в очередной раз усомнился в душевном здравии. Только вот никак не мог выбрать – в своем или Ее Величества. Однако Императрица на этот раз снизошла до подробных пояснений и невозмутимо привела несколько примеров из только что прочитанного.

– С-с-смотри с-с-сам. – Эфа снова включила папку и для наглядности выделила нужный кусок текста. – Незаконное проникновение в жилище.

Сейнал послушно прочитал о том, как какой-то виконт в поисках мошенницы по ошибке вломился в дом непорочной маркизы, чем скомпрометировал оную, и ошеломленно захлопал глазами, ему и в голову не приходило посмотреть на приключения героев подобных книг с такой точки зрения. А Ее Величество решила продолжить урок и уже протягивала ему папку с новым куском текста, который успела пометить красным цветом.

– Вот еще, на этот раз попытка изнас-с-силования и нанес-с-сение побоев.

– Понятно.

Юноша задумчиво склонил голову к плечу, удивляясь про себя причудливости ассоциативных цепочек, возникающих в сознании Императрицы. Он бы никогда не стал рассматривать любовный роман с такой точки зрения… Сейнал замер на мгновение и едва не рассмеялся вслух над собственным пафосом, это ж надо было придумать – «причудливые ассоциативные цепочки»! Все было гораздо проще, он, следуя стереотипам, усвоенным с детства, рассматривал такие книги как развлекательные, не несущие никакой серьезной смысловой нагрузки. А ведь в описании жизненных перипетий героев действительно присутствовало все то, что Ее Величество заметила сразу по той простой причине, что никто ей не сказал о том, что ничего подобного в такой книге быть не может. Юноша почувствовал, как его охватывает странное веселье, обычно он старался подавлять в себе подобные всплески, приводившие в большинстве случаев к проблемам с родными, которые такой юмор не понимали и считали его проявлением дурного воспитания. Но на этот раз он поддался и, пугаясь собственной смелости, предложил с интересом наблюдающей за ним Императрице:

– Вы правы… Эфа. – Сейнал с непривычки слегка запнулся, называя Ее Величество по имени, но справился с собой и продолжил: – Это действительно может оказаться замечательным практическим пособием для курсантов и студентов, если они смогут обнаружить в тексте признаки преступлений, предусмотренных уголовным кодексом Империи, то потом точно станут высокопрофессиональными сыщиками.

– Н-да. – Императрица отключила папку и задумчиво повертела ее в пальцах. – Хорошая идея, для начала я таким образом проверю оперативников с-с-своей С-с-службы безопас-с-снос-с-сти, а то в пос-с-следнее время появилис-с-сь с-с-сомнения в их профпригоднос-с-сти. Пос-с-смотрим, как они с-с-справятс-с-ся с-с-с этим заданием.

Юноша представил себе выражение лиц оперативников и аналитиков СБ, которым раздали любовные романы с требованием внимательно их прочитать, и не выдержал, рассмеялся вслух. Эфа и Киирн посмотрели на него с одинаковым вопросительным удивлением, и это вызвало новый приступ смеха у Сейнала, который едва-едва успокоился после того, как в красках вообразил себе картину: Служба безопасности в полном составе читает опусы, изначально предназначенные авторами для чувствительных дам и восторженных девиц. В конце концов он справился с собой и вежливо заверил недоумевающих собеседников, что с ним все в полном порядке. Парень внезапно почувствовал какой-то веселый азарт и решительно поинтересовался у Императрицы, уже успевшей утратить интерес к любовным романам и теперь осторожно листающей книгу, которую до этого держала под мышкой:

– Простите за дерзость, а что вас привело в библиотеку? Очередной заговор?

Эфа оторвалась от чтения и, к его удивлению, совершенно серьезно ответила на его шутливый вопрос.

– И заговор тоже, поэтому, пока Хиза с-с-с ним не разберетс-с-ся, попрошу не выходить никуда за периметр зоны повышенной безопас-с-снос-с-сти, а в ее пределах желательно передвигатьс-с-ся в с-с-сопровождении Киирна или Эры. Но это, – Императрица помахала тяжелым томом в воздухе так, словно он ничего не весил, – не имеет к очередной попытке наших арис-с-стократов с-с-скорректировать с-с-сис-с-стему нас-с-следования императорс-с-ской влас-с-сти никакого отношения. Прос-с-сто мне потребовалос-с-сь ознакомитьс-с-ся с-с-со с-с-сводом церковных законов, принятых с-с-сразу пос-с-сле С-с-священных войн, так с-с-сказать, в оригинале. С-с-самое интерес-с-сное, что они до с-с-сих пор дейс-с-ствуют.

И не обратив внимания на то, как в очередной раз округлились глаза у юноши, впавшего в ступор от известия, что Ее Величество интересуется историей церкви, спокойно вышла из библиотеки. Сейнал проводил ее остановившимся взглядом, а затем встряхнул головой и наклонился над коробкой с новинками. В конце концов, если тратить время на удивление каждый раз, как кто-то из женщин императорской семьи устроит очередное непонятное, с точки зрения обычного человека, представление, то ни на что другое его просто не останется. Юноша усмехнулся в предвкушении, перебирая папки в поисках нужной. Гораздо интереснее подождать и посмотреть, что получится из очередной авантюры этого сумасшедшего семейства.


Гелена Тор, Главнокомандующая Императорским флотом, была сильно не в духе, и ее подчиненные, прекрасно осведомленные об этом, старались не привлекать к себе ее внимания, переговариваясь вполголоса. Даже капитан пытался отдавать команды как можно тише, чтобы ненароком не отвлечь всесильную Главнокомандующую от ее невеселых размышлений. А подумать ей было о чем! За какие-то несколько месяцев все полетело кувырком, и мир, в котором она спокойно жила вот уже семь лет, опасно закачался. Сначала у нее появился настойчивый ухажер, совершенно ничего не понимающий в воинском деле, но на удивление очаровательный и осведомленный о ее привычках и вкусах. Гелена не обратила бы на эти странности никакого внимания, но СБ в отличие от нее к подобным непонятным событиям подходила с профессиональным цинизмом, и прежде чем Главнокомандующая успела потерять голову от своего нового возлюбленного, он внезапно исчез в неизвестном направлении, а Хиза положила ей на стол отчет о проверке его личности, связей и намерений, из которого следовало, что пылкий ухажер работал на Земную федерацию и интересовался не столько самой госпожой Тор, сколько секретными сведениями, известными ей по долгу службы.

Главнокомандующая пережила этот удар судьбы вполне достойно, если не считать разнесенного тира на одной из военных баз и клятвы пристрелить любого, кто еще раз попытается за ней ухлестывать. Однако неприятности на этом не пожелали заканчиваться, и уже через пару недель ее к себе вызвала Императрица и доброжелательно посоветовала заключить брак и позаботиться о детях до того, как где-нибудь на необъятной территории Империи вспыхнет бунт или случится вторжение. На несколько растерянный вопрос Гелены о причине, по которой Ее Величество вдруг заинтересовалась личной жизнью своей Главнокомандующей. Эфа невозмутимо ответила, что прекрасно осведомлена о ее манере во время сражений находиться недалеко от передовой и тем самым подвергать себя опасности. Оказывается, Императрица не желала терять возможность обеспечить Империи династию великих полководцев, поскольку люди имеют дурную привычку время от времени умирать, причем иногда очень не вовремя. Так что ей предлагалось подумать над подходящей кандидатурой в мужья и принять решение. Гелена вздохнула и потерла переносицу, как всегда делала, сталкиваясь с трудной задачей. Она понимала, что, с одной стороны, Эфа права, беспокоясь о будущем государства, и, если есть вероятность, что ее дети унаследуют ее талант полководца, несомненно, ее долг – обеспечить их появление на свет. Но, с другой стороны, она просто не представляла себе, когда сможет выкроить время на то, чтобы выбрать мужа, не говоря уже о рождении ребенка. И это при том, что особо большого количества желающих на эту роль не наблюдалось…

Но сейчас размышления о превратностях личной жизни следовало отложить до лучших времен, поскольку в Империи разразился очередной кризис, и в этот раз случилось невероятное: Императрица не смогла с ним справиться и вынуждена была уступить требованиям внезапно объединившихся против нее влиятельных государств и прислушаться к мнению галактической общественности. Это само по себе выбивало из колеи Главнокомандующую, привыкшую к тому, что Эфа всегда выходит из схваток на политической арене победительницей. Но то, что она сама вынуждена была сейчас с одной эскадрой торчать вдали от столицы, наблюдая за тем, как выполняется унизительное соглашение, навязанное Императрице царем царства Hyp, заставляло стискивать зубы от желания кричать. Неужели недостаточно было заставить Эфу выполнить свои требования, зачем понадобилось так ее унижать?!

Гелена глубоко вздохнула и заставила себя остаться внешне невозмутимой, подчиненным совершенно ни к чему знать, что их командир не может справиться с разгулявшимися нервами, как какая-нибудь выпускница пансиона благородных девиц. В памяти снова сами собой всплыли картины недавнего прошлого, заставляя сжимать подлокотники капитанского кресла до боли в пальцах. Сначала Гелена не обратила внимания на заявления дипломатов царства Hyp о том, что один из герцогов Империи участвовал в заговоре, результатом которого стала гибель пятого наследника престола этого в высшей степени неадекватного государства, в конце концов, какое ей дело до голословных обвинений внезапно сошедших с ума политиков. Но потом события начали развиваться с устрашающей скоростью, служба безопасности царства Hyp смогла представить доказательства того, что герцог Ларнтен вместе с одним из членов царской семьи спланировали и осуществили убийство наследника трона, пусть и не первого в очереди. Причем они предъявили эти доказательства не только следователям СБ Империи, а представили на обозрение всем желающим. Скандал разразился жуткий. От Императрицы потребовали выполнения международных соглашений по выдаче особо опасных преступников, угрожая в противном случае всеобщей экономической блокадой. И Эфа вынуждена была дать согласие.

Главнокомандующая вздохнула и покосилась на мониторы, на которых уже отчетливо была видна эскадра военного флота царства Hyp, направленная на территорию Империи разгневанным царем для того, чтобы арестовать и переправить в царство Hyp для показательного суда и казни герцога, убившего одного из его сыновей. Даже возможности сохранить лицо, своими силами задержав убийцу и потом уже передав его в руки правосудия другого государства, Эфе не оставили. Единственное, что Императрица могла сделать со своей стороны, это направить в зону событий свои корабли для контроля за действиями «гостей». Гелена мрачно наблюдала за тем, как эскадра начинает торможение на орбите столичной планеты герцогства, и все ждала неприятностей. Она не сомневалась, что герцог добровольно не сдастся на верную смерть, значит, будет боевое столкновение, а флот у Ларнтена далеко не маленький, как бы еще не пришлось вмешиваться, чтобы защитить пришельцев… Но станции орбитальной защиты даже не подняли силовые щиты, а корабли герцогства вообще сосредоточились на противоположной стороне планеты, добровольно заняв позицию, из которой просто не могли эффективно атаковать. Что происходит?!

– Все системы слежения на максимум! – Главнокомандующая подалась вперед и холодно добавила: – Я должна знать все, что там происходит, даже если это будет включение кухонного автомата!

– Есть, мэм! – Капитан вытянулся в струнку и начал резким от волнения голосом отдавать приказы. Он прекрасно понимал, что легендарный нюх командира на неприятности вряд ли подводит ее на этот раз, и готовился к худшему.

– Перехвачена передача с орбиты в герцогский дворец! – Связистка от волнения не добавила положенного по уставу обращения к старшему офицеру, но и Гелена, и ее собственный капитан пропустили это нарушение дисциплины мимо ушей, их куда больше интересовало содержание перехваченного послания. – Вывожу на экран.

Главнокомандующая впилась в строчки жадным взглядом, пытаясь за стандартными официальными формулировками увидеть, что происходит на орбите, и предугадать дальнейшее развитие событий. Однако ничего особенного в обмене сообщениями не было. Командир эскадры уведомил о своем прибытии, цели визита и передал требование своего царя выдать государственного преступника, начальник Службы безопасности в ответ заверил посланцев царства Hyp в своем полном им содействии, но попросил подождать, поскольку на данный момент во дворце чрезвычайная ситуация. Гелена задумчиво потерла переносицу, просьба об отсрочке ей не нравилась, за ней что-то стояло, что-то нехорошее.

– Следите за всеми перемещениями флота Ларнтена. – Она не могла объяснить, откуда знает, что сейчас на планете начинается серьезная перестановка сил, но чутье еще ни разу ее не подводило, и поэтому нужно было готовиться к самым неожиданным выходкам со стороны местных вояк. Любым, вплоть до самоубийственной атаки какого-нибудь одного корабля. Однако время шло, но ничего не происходило ни на планете, ни на орбите. Главнокомандующая напряженно всматривалась в мониторы, а в рубке корабля царило нервное молчание.

Через четыре часа командир эскадры снова вышел на связь и повторил свое требование, но, к удивлению Гелены, особо не настаивал, словно получил приказ ждать до последнего или доподлинно знал, что происходит внизу, и это его вполне устраивало. Подобное развитие событий вызывало у нее все нарастающую тревогу, и если бы не недвусмысленный приказ Императрицы наблюдать за происходящим, но вмешиваться только в самом крайнем случае, если возникнет угроза безопасности Империи, то она давно уже попыталась бы подойти поближе и выслать разведчиков. Время тянулось до отвращения медленно, Главнокомандующая, бесцеремонно заняв место капитана, с его пульта следила за развитием ситуации, точнее, за полным его отсутствием. Конечно, это было нарушением множества инструкций, предписывающих капитану покидать свое место на мостике, только передав вахту помощнику, но с ней никто не решился спорить, да и в случае непредвиденной ситуации Гелена приняла бы меры гораздо быстрее и эффективнее, и все в рубке это прекрасно понимали.

Сигнал о том, что из дворца снова вышли на связь с эскадрой, расположившейся на орбите, заставило всех на мостике насторожиться в ожидании, пока связисты перехватят и расшифруют послание. Главнокомандующая, внешне оставаясь невозмутимой, про себя поминала поименно всех демонов Саана, проклиная их злокозненный нрав, как всегда, вынуждающий этих тварей портить людям жизнь ожиданием, приберегая под конец неприятные сюрпризы. Однако в следующий момент она почувствовала себя маленькой девочкой, которой на день рождения подарили игрушку, бывшую ее мечтой целый год. Из дворца сообщали, что с герцогом произошел несчастный случай и на данный момент его старший сын и наследник вынужден с прискорбием сообщить, что не может выполнить требование командира эскадры и выдать своего отца живым, поскольку врачи так и не смогли ему помочь. И если уважаемый представитель царя Таакеша желает, то ему могут выдать тело бывшего герцога Ларнтена. Представитель ответил немедленным согласием, чем снова заставил Гелену заподозрить, что он знает о происходящем гораздо больше, чем сообщили ей.

Она молча наблюдала за тем, как с планеты стартовал легкий катер, который обычно использовали для передвижения в атмосфере и не оснащали серьезной защитой, тихо поражаясь предусмотрительности нового герцога, стремящегося не дать ни единого повода обвинить его в агрессии по отношению к посланникам царя. Один из кораблей эскадры спустился до высоты, на которую было способно подняться это хрупкое суденышко, и принял с него компактный контейнер. Главнокомандующая подсчитала про себя, что на проведение генетического анализа тела медику потребуется не менее трех часов, и приготовилась опять мучиться в ожидании. Но уже через несколько минут командир эскадры сообщил во дворец, что полностью удовлетворен тем, как другая сторона выполнила свои обязательства, и отдал команду возвращаться.

Гелена наблюдала на мониторе, как точки, обозначающие корабли эскадры, становятся все меньше, и задумчиво постукивала по подлокотнику капитанского кресла, машинально выбивая ритм государственного гимна Империи. Такая скорость развития событий могла означать лишь одно: у медиков, проводивших анализ генома тела, имелся стационарный генетический идентификатор, которыми обычно оснащаются крупные научные центры, но никак не боевые корабли легкого класса, из чего следовало, что царь заранее был готов к тому, что вместо живого человека он получит труп. И изначально рассчитывал именно на это, ведь если бы требовалось установить личность живого человека, гораздо проще было бы взять с собой набор препаратов, развязывающих язык, и аппаратуру, способную выявить следы вмешательства в сознание, заодно проведя и первый допрос обвиняемого. Это было бы и дешевле, и эффективнее, поскольку точность выводов идентификатора зависела от достоверности данных о генетическом коде человека, а Главнокомандующая очень сомневалась в том, что у СБ царства Hyp есть подробная генная карта герцога Ларнтена, необходимая для проведения всех анализов с такой скоростью… Если только им ее не передала Служба безопасности Империи… Значит, все-таки эта унизительная комедия не поражение Императрицы, а очередной… Гелена оборвала свои размышления и приказала двигаться за уходящей эскадрой на почтительном расстоянии. Ее выводы, если они соответствовали действительности, многое объясняли, но сообщать о них кому бы то ни было не следовало ни под каким видом.

Корабли Имперского флота четко развернулись и, сохраняя походный порядок, начали разгон вслед за посланцами царства Hyp, приказ Императрицы проводить до границы собирались выполнить в точности. Но все присутствующие на мостике офицеры в первую очередь интересовались не тем, как и куда отправится эскадра, а внезапным изменением настроения у Главнокомандующей, которая после того, как приказала осуществить сопровождение, пришла в хорошее расположение духа и даже обратилась к штурману на ты. А ведь во всем флоте знали, что это признак того, что Гелена Тор очень довольна развитием ситуации! Вот только что так повлияло на ее душевное равновесие, для всех осталось тайной и, естественно, породило несколько интересных слухов, которые Служба безопасности через несколько дней не преминула пересказать Гелене с вежливой просьбой в следующий раз не демонстрировать свои эмоции так явно.


ГЛАВА 14 | Право защищать | ГЛАВА 16