home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 6

Сейнал откинулся в кресле, всем своим видом давая понять, что внимательно слушает дядю, вот уже битый час описывающего последствия неудавшегося покушения и его возможные причины. Ничего нового за это время он не услышал, да, если быть честным с самим собой, и не надеялся услышать. Юноша презрительно сощурился, глядя на старших братьев, вполне серьезно соглашавшихся с выводами службы Керра, что основной целью неизвестных заговорщиков было поссорить Объединение свободных планет с Империей путем убийства членов императорской семьи. Масштабы подготовки этого замысла, конечно, слегка не сочетались с его бездарным исполнением, но так называемые аналитики службы безопасности не посчитали нужным заострить внимание на таком малозначительном факте. Видимо, были слишком счастливы оттого, что вообще смогли найти объяснение действиям заговорщиков и приблизительно определить их последствия. Керр на полном серьезе излагал версии своих подчиненных, либо не удосужившись вдуматься в содержание доклада, либо действительно полагая его абсолютно достоверным. Чего здесь было больше – безалаберности или злого умысла, Сейнал затруднился бы ответить, но отчетливое ощущение, мягко говоря, неправильности происходящего заставляло его стискивать зубы, чтобы удержать рвущиеся наружу ядовитые комментарии. Однако когда дело дошло до предположения о причастности к совершенному преступлению членов официально признанной оппозиции, юноша почувствовал, что еще немного, и он самым безобразным образом сорвется.

– Уважаемый дядюшка, – Сейнал заставил себя говорить ровно и даже слегка скучающе, чтобы не продемонстрировать членам семьи свое истинное отношение к этому фарсу, давать противникам лишний козырь в борьбе с ним он не намеревался, – может быть, вы сможете объяснить мне, какую выгоду получит наша так называемая оппозиция от войны с Империей?

– Сын, сейчас не время для праздного любопытства. – Лерс сердито повернулся к своему третьему наследнику, всем своим видом давая понять, что недоволен его поведением и бесцеремонностью, с которой тот вмешался в обсуждение серьезных проблем. – Твоя дерзость переходит всякие границы.

– Извини, отец. – Юноша внезапно с удивлением обнаружил, что резкая отповедь родителя не заставила его, как обычно, вздрогнуть и мгновенно признать свое поражение, а только еще сильнее разозлила. Холодная волна давно копившейся ярости смела все барьеры и затопила сознание, за несколько секунд превратив неуверенного в себе подростка в бесстрастного, язвительного аристократа, абсолютно убежденного в своем праве задавать любые вопросы и добиваться на них ответов. – Но это вряд ли можно назвать праздным любопытством. – Сейнал не замечал, что бессознательно копирует интонации Эфы, когда она крайне недовольна окружающими ее людьми. – Ваши аналитики на полном серьезе утверждают, что люди, с одной стороны, находящиеся под постоянным наблюдением как противники действующей власти, а с другой – успешно пользующиеся подобным положением вещей для улучшения своего благосостояния, не только смогли каким-то образом добраться до президентских гвардейцев и подвергнуть их психообработке, ни у кого при этом не вызвав подозрений, но и сошли с ума до такой степени, чтобы воспользоваться своей удачей для развязывания войны, в которой они заведомо потеряют все. Неужели они настолько безумны, что не понимают простейшей вещи: принц Оттори при всей своей мягкости, по меркам Империи, конечно, без особого труда завоюет нас и не пощадит тех, кто повинен в смерти его жены и дочери. Благо военный флот стараниями Императрицы и главнокомандующей Тор не только полностью восстановил утраченную семь лет назад боеспособность, но и на данный момент значительно улучшил свои прежние боевые характеристики.

– Не слишком ли ты веришь в возможности Империи, братец?

Сейнал холодно улыбнулся в ответ на язвительное замечание Элисара и насмешливо бросил, игнорируя полный ярости взгляд отца:

– Не слишком. За всю свою многовековую историю они не проиграли ни одной войны просто потому, что слишком жестоки и не привыкли считаться с потерями, ни со своими, ни с чужими. Вам напомнить, как Императрица поступила с мятежниками семь лет назад? А теперь в ее распоряжении не одна эскадра, а, насколько я помню последние отчеты нашей военной разведки, восемнадцать боевых соединений, укомплектованных новейшими моделями кораблей с великолепно подготовленными командами. Или вы полагаете, ее муж окажется не настолько сведущ в военном деле, чтобы эффективно все это использовать? Так у него в помощниках достаточно хороших специалистов, способных без особого труда восполнить такой прискорбный пробел в его навыках и помочь ему справиться с новым для него делом. Но не стоит отклоняться от темы. – Юноша с иронией посмотрел на опешившего Керра, который явно не понимал, что нашло на обычно спокойного и незаметного третьего наследника. – Если считать ваш доклад абсолютно точным и обоснованным, то возникает другой вопрос: как настолько глупые люди, совершенно не имеющие элементарного инстинкта самосохранения, умудрились сделать все то, что они сделали? Куда смотрела служба безопасности? Неужели никто не обратил внимания на масштабы подготовки к покушению? И на то, что она просто не могла бы остаться в тайне, если бы за нее взялись заговорщики, неспособные элементарно просчитать последствия своей авантюры?

– Сейнал, прекрати! – Лентерр, окончательно выйдя из терпения, вскочил из-за стола и навис над ним, упершись кулаками в столешницу. – Ты ведешь себя недостойно! Сейчас не время демонстрировать всем свои выдающиеся умственные способности. Ты ничего не понимаешь в проблемах обеспечения безопасности и расследования покушений и прекрасно сам об этом знаешь. В подобных вопросах я привык доверять мнению профессионала, и если Джастер считает, что целью покушения было развязать войну с Империей, то я склонен с ним согласиться.

– Понятно. – Юноша внезапно почувствовал, как на него навалились усталость и безразличие. Его отец был хорошим человеком и как мог заботился о своей семье, но после того как Сейнал пообщался с Императрицей и принцем-консортом Империи тысячи солнц, он вынужден был признать, что Лерс Лентерр никуда не годный правитель. Он вечно пытался как можно сильнее усложнить решение любой проблемы, нагромождая интриги и сложные политические ходы там, где надо и не надо, и ошибочно полагая, что чем запутаннее план, тем меньше вероятность его срыва из-за того, что противник о нем догадается. При этом, оценивая действия других, президент почему-то отдавал предпочтение наиболее простым схемам и самым очевидным объяснениям, совершенно упуская из виду возможность дезинформации и скрытых мотивов. Спорить и переубеждать его было бессмысленно, и юноша счел за лучшее промолчать.

Он больше не участвовал в дискуссии, равнодушно наблюдая за тем, как вполне взрослые люди позволяют себе обманываться насчет, казалось бы, очевидных фактов, и мечтал лишь об одном – чтобы весь этот фарс поскорее закончился. Оставалось надеяться, что к специалистам из Империи, которые должны были прибыть во дворец со дня на день, отец все-таки прислушается и потом примет необходимые меры. Только не стало бы к тому времени поздно…


Первым ощущением было противное покалывание в груди и спине, заставляющее стискивать зубы от желания почесаться, вторым – слабость во всем теле, не позволяющая пошевелить ни одним мускулом. Регенерация шла успешно, но медленно, что однозначно указывало на отсутствие в пределах досягаемости таких благ цивилизации, как биорегенератор. Эфа прислушалась и принюхалась, по-прежнему оставаясь неподвижной и расслабленной. Ни один человек даже при помощи диагностической аппаратуры не смог бы определить, что она пришла в себя, но раздавшийся прямо над ухом радостный возглас заставил Императрицу прекратить притворство. Рядом был кто-то, кто безошибочно уловил изменение ее ментального излучения и правильно его истолковал. Обоняние тут же подсказало ответ на вопрос, кто бы это мог быть, и Эфа открыла глаза, чувствуя, как губы расползаются в непроизвольной улыбке. Ее дочь была жива и невредима, а это значило, что ситуация не безнадежна. Вместе они выберутся из любой переделки.

Девочка сидела возле нее прямо на полу, покрытом таким слоем пыли, словно ее специально собирали в этом месте последние несколько сотен лет, и весело щурилась, глядя на растерянную мать. А причин удивляться имелось вокруг более чем достаточно.

Прежде всего они находились в каком-то каменном мешке, дата сдачи в эксплуатацию которого явно относилась к временам, предшествующим Священным войнам, а отчетливый запах весьма небезопасных для человека веществ намекал, что его еще и использовали для хранения химического оружия. Судя по следам и собственному ощущению времени, в этом странном помещении они с дочерью находятся как минимум три-четыре дня, а торчащий из стены кусок пластика с зажатым в нем пакетом с питательным раствором ненавязчиво давал понять, кто и как занимался ее лечением и насколько серьезными оказались ее ранения.

Эфа осторожно попыталась пошевелиться, но тело отказалось участвовать в этой заведомо проигрышной авантюре. Женщина сердито фыркнула, досадуя на собственную слабость, и тихо спросила у внимательно наблюдающей за ней дочери:

– Как ты?

Эра на мгновение замерла, а затем стремительно уткнулась ей носом в шею, видимо стараясь случайно не задеть многочисленные раны, которые только-только начали заживать, и беспомощно захныкала. Императрица почувствовала, как на нее накатывает волна ярости вперемешку с неконтролируемым страхом. Что могло случиться с ее девочкой, если это довело ее до такого состояния?! Ведь принцессу с детства готовили к выживанию во всевозможных экстремальных ситуациях! Эфа проклинала свою неспособность пошевелиться, обнять отчаянно прижавшуюся к ней дочь, успокоить…

Эра почувствовала ее эмоции и поспешно отстранилась.

– Извини, мам. Я с-с-сама не знаю, что с-с-со мной тво-ритс-с-ся. Прос-с-сти. С-с-со мной вс-с-се в порядке, но ес-с-сли чес-с-стно, я не с-с-совс-с-сем понимаю причины произошедшего. Видишь ли, нас-с-с попыталис-с-сь убить президентс-с-ские гвардейцы.

– Я помню. – Императрица улыбнулась, испытывая облегчение от того, что с ее ребенком ничего страшного не произошло. В отличие от дочери она прекрасно поняла, что с ней творится. Девочка все это время держала себя в жестких рамках, вынужденная заботиться об их выживании, не зная, придет ли мать в себя и когда это случится, прячась от врагов, в числе которых были родственники ее будущего принца-консорта. Поэтому, обнаружив, что теперь она не одна, что самое страшное позади, Эра расслабилась, и все чувства, которые до этого были надежно заперты в ее подсознании, вырвались наружу. Вполне нормальная реакция на стресс для шестилетнего ребенка, пусть и взрослеющего вдвое быстрее своих человеческих собратьев. Нужно было поскорее отвлечь дочь от переживаний и страшных воспоминаний, и поскольку ситуация требовала некоторых разъяснений, Эфа решила совместить эти два необходимых мероприятия, спокойно попросив: – Рас-с-скажи обо вс-с-сем, что произошло пос-с-сле того, как я потеряла с-с-сознание.

Эра быстро кивнула и начала описывать все события, случившиеся после того, как Императрица сбросила ее на пол флаера и сама получила три выстрела в спину и грудь. Эфа одобрительно ворчала, слушая о похождениях дочери, одновременно анализируя полученную информацию с целью выяснения жизненно важного вопроса: кто стоит за покушением и чего следует ожидать в дальнейшем? Картина упорно не желала складываться, неприятно напоминая ситуацию с покушениями на Сейнала, произошедшими в Империи. Опять появлялось чувство, что заговором руководят несколько человек, при этом у них правая рука не в курсе, чем в данный момент занята левая. Подготовка и масштаб покушения наводили на мысль о хорошо разбирающемся в своем вопросе профессионале, а исполнение однозначно свидетельствовало, что преступник – дилетант, знакомый с подобного рода мероприятиями исключительно по голопостановкам, причем не самого высшего качества. Императрица задумчиво покачала головой, недоумевая по поводу бросающихся в глаза странностей и нелепостей, сопровождающих очередную попытку избавить этот мир от ее присутствия, и внимательно взглянула на Эру, которая закончила свой краткий отчет о проделанной работе и теперь смотрела на нее в ожидании оценки своих действий.

– Молодец. – Девочка внешне осталась невозмутимой, но мать отчетливо ощутила вспыхнувшую в сознании дочери радость от похвалы той, которую Эра считала непререкаемым авторитетом в непростой науке выживания в условиях, кардинально отличающихся от тех, что принято считать нормальными. – С-с-ситуация дейс-с-ствительно была не нас-с-столько однозначной, чтобы доверять официальной влас-с-сти, даже ес-с-сли она и не была замешана в покушении на нас-с-с. В чем, ес-с-сли чес-с-стно, я уверена на с-с-сто процентов.

– Почему?

Эфа хмыкнула, услышав недоверие в словах дочери, и, не отвечая напрямую, начала анализировать произошедшее вслух, давая девочке возможность самой догадаться о причинах ее уверенности.

– На данный момент с-с-сотрудничес-с-ство с Империей, причем очень плотное с-с-сотрудничес-с-ство – единс-с-ствен-ный шанс-с-с для Объединения с-с-свободных планет не ухнуть в такой экономичес-с-ский кризис-с-с, что вероятнос-с-сть с-с-самого с-с-сущес-с-ствования гос-с-сударс-с-ства пос-с-сле таких потряс-с-сений окажетс-с-ся под большим вопрос-с-сом. Лерс-с-с это прекрас-с-сно понимает и принял вс-с-се необходимые меры для того, чтобы заручиться нашей лояльнос-с-стью и поддержкой. Отважился даже на помолвку, хотя, мягко говоря, нас-с-стороженно относ-с-ситс-с-ся ко вс-с-сем, кто отлича-етс-с-ся от нормальных людей хоть в чем-то. Причем президента при вс-с-сех его недос-с-статках не назовешь дураком, понять тот прос-с-стой факт, что при подобном планировании и ис-с-сполнении операции именно он окажетс-с-ся главным подозреваемым на роль заказчика убийс-с-ства Императрицы и принцесс-с-сы, Лентерр вполне с-с-спос-с-собен. Значит, кто-то попыталс-с-ся подс-с-ставить его, причем подс-с-ставить бездарно. Перед тем как гвардейцы начали с-с-стрелять, я заметила одну с-с-страннос-с-сть. Точнее, ощущение неправильнос-с-сти проис-с-сходящего было и раньше, но только перед с-с-самыми выс-с-стрелами, когда у людей мгновенно ис-с-счезли вс-с-се эмоции и ос-с-становилас-с-сь вс-с-ся мыс-с-слительная деятельнос-с-сть, кроме с-с-самой примитивной, я поняла, в чем дело: вс-с-се нападающие были под пс-с-сихокодированием, и очень с-с-сильным. Вес-с-сьма знакомый почерк, ты не находишь?

– Да, дейс-с-ствительно. – Эра задумчиво прикусила губу и сердито прижала уши к голове. – Куда, С-с-саан их вс-с-сех побери, с-с-смотрит мес-с-стная с-с-служба безо-пас-с-снос-с-сти?! – Она тут же переключилась на самокритику: – И я тоже хороша, с-с-следовало не маятьс-с-ся дурью, а с-с-связатьс-с-ся с-с-с мес-с-стными и с-с-спокойно пережидать переполох в укрепленном убежище с-с-с должной медицинс-с-ской помощью!

– Нет, не с-с-следовало. – Эфа насмешливо фыркнула, наблюдая за тем, как ее дочь изумленно склонила голову набок, явно не понимая причин веселья матери. – Ты пос-с-ступила с-с-совершенно правильно. Оказатьс-с-ся беспомощными в руках мес-с-стных влас-с-стей, да еще когда где-то поблизос-с-сти обретаютс-с-ся заговорщики, с-с-спос-с-собные с-с такой лег-кос-с-стью обходить президентс-с-скую с-с-службу безо-пас-с-снос-с-сти, – с-с-самый верный с-с-спос-с-соб погибнуть или попас-с-сть в какую-нибудь лабораторию, мес-с-стоположение которой не значитс-с-ся ни в одном реес-с-стре. К тому же я могу и ошибатьс-с-ся в оценке Лентерра, так что лучше пока мы ос-с-станемс-с-ся здес-с-сь и подождем немного. Ес-с-сли президент в этом фарс-с-се не замешан, то, полагаю, пос-с-сле покушения на нас-с-с и гибели флагмана эс-с-скадры с-с-сопровожде-ния он немедленно с-с-связалс-с-ся с-с-с Рейтом. А твой отец в отличие от мес-с-стных эс-с-сбэшников прекрас-с-сно знает, что с-с-следует делать в подобных с-с-ситуациях, и корабли с-с-с диинами, нашими оперативниками и дипломатами на с-с-случай политичес-с-ских конфликтов уже подлетают к планете. Завтра они должны будут выйти на орбиту, ес-с-сли, конечно, в Империи в наше отс-с-сутс-с-свие не ус-с-строили переворот и Хиза не занята наведением порядка дома. Вот и пос-с-смотрим, появятс-с-ся они или нет, заодно проверим мои предположения.

Эра несколько секунд молча смотрела на мать, словно стараясь угадать, говорит ли она серьезно или просто пытается успокоить ее самолюбие, но Эфа была предельно искренна, и девочка без труда это уловила. Императрица прикрыла глаза, чувствуя невероятную усталость и слабость. Она не собиралась признаваться дочери, но даже если бы ситуация требовала немедленного бегства или иной активной деятельности, то ей все равно пришлось бы остаться в этом убежище хотя бы еще на сутки. Слишком серьезные повреждения и отсутствие необходимой медицинской помощи превратили ее в беспомощную развалину. Эфа едва слышно фыркнула от раздражения на судьбу и тут же заставила себя успокоиться. Злость ничем не поможет в их положении, только заберет часть и так далеко не безграничных сил.

Рядом раздалось едва слышное шуршание, и Императрица улыбнулась, не открывая глаз, когда к ее боку прижалось что-то маленькое и теплое. Эра свернулась клубочком возле нее и с тихим вздохом облегчения погрузилась в дремоту. Действительно, пока вокруг достаточно безопасно, следовало воспользоваться моментом и восстановить утраченную форму, прежде всего как следует выспавшись. Но разумные требования инстинктов, отвечающих за самосохранение, как всегда, разбились об упрямство рассудка, в таких ситуациях с удручающим постоянством берущего верх над остальными составляющими сознания. Вместо того чтобы отдыхать и набираться сил, Эфа взялась более детально анализировать все, что произошло за последние четыре дня, одновременно обдумывая способы выяснить, прилетели ли корабли или нет, не подвергая ни себя, ни свою дочь опасности. Ничего более или менее приемлемого в голову пока не приходило. А дожидаться, пока поисковые партии начнут прочесывать столицу, ей категорически не хотелось. Чем меньше шума будет вокруг их возвращения, тем легче потом удастся скормить заинтересованной общественности, а если повезет, и иностранным спецслужбам наиболее приемлемую для обоих государств историю, не поднимая ненужного ажиотажа вокруг некоторых моментов этого инцидента.

Погруженная в невеселые размышления о неудобствах человеческого общества, одной из отличительных черт которого является, к сожалению, неуемное любопытство с одной стороны и склонность к бесконтрольной передаче информации – с другой, Императрица не заметила, как провалилась в глубокий сон без сновидений.


Тальза пребывала в состоянии холодного бешенства, о чем и не преминула при первой же встрече уведомить человека, исполнявшего в этой ненормальной стране роль Императора. (Хотя прилетевшие вместе с ней дипломаты называли немного другой титул, но старая воительница совершенно не желала забивать себе голову подобной ерундой, считая вопросы взаимоотношений между людьми, принадлежащими к другому государству, настолько незначительными, что и упоминать о них не стоило. Впрочем, от нее подобного и не ожидали.) Прибывший вместе с ней в качестве переговорщика сын ее сестры сразу после ее эмоционального комментария поспешил объяснить людям, собравшимся в зале для приемов иностранных делегаций, причины их появления, планы на будущее и заодно извинился за грубость главы поисковой партии, вскользь упомянув о врожденной неспособности женщин-диинов изъясняться вежливо. Тальза сочла своим долгом обрычать детеныша, позволившего себе подобные замечания о своей старшей родственнице, и покинула зал приемов, справедливо рассудив, что если местный правитель поставлен в известность о ее намерениях, то делать ей там больше нечего.

В общем, она хлопнула тяжелой дверью и направилась на поиски единственного существа во дворце, которое могло дать более или менее достоверную информацию о произошедшем. Отчеты местных оперативников женщина-диин успела прочитать еще на орбите и теперь уже не удивлялась тому, как вообще стало возможным покушение на иностранного монарха прямо в столице условно дружественного государства. Поэтому она шла по следам знакомого запаха, так не похожего на остальные ароматы, пропитавшие все вокруг, и размышляла над тем, что из-за некоторых особенностей местного менталитета и привычки некоторых ненормальных созданий в случае опасности прятаться так, что не только убийцы, но и спасатели найти их не в состоянии при всем их желании, поиски беглянок скорее всего затянутся. И надолго. Тальза фыркнула и ускорила шаг. Оставалось надеяться, что Киирн сумел узнать хоть что-нибудь и благодаря его информации удастся взять след до того, как он окончательно остынет. Следовало торопиться.

К тому же предстояло много дел. Город, в котором пропала подруга ее дочери, женщине-диину категорически не понравился. Он был большой, шумный и пах всевозможными гадостями, начисто отбивая любому нормальному существу обоняние и большую часть слуха. Вдобавок ко всему в нем было слишком много людей, своим постоянным мельтешением и ментальным фоном, от которого у диинов зубы ныли от желания кусаться, сводивших на нет все попытки обнаружить пропажу дистанционно. Оставалось только тупо обшаривать это нагромождение переходов, закутков и один Саан знает чего еще в слабой надежде обнаружить Императрицу и принцессу. Тальза сердито фыркнула и хмуро обозрела дверь, которая, судя по сильному запаху диина, идущему из-за нее, вела в комнаты Сейнала. Волей-неволей приходилось признать: если не случится ничего непредвиденного, что наведет их на след, поиски затянутся надолго. Женщина-диин решительно толкнула створку и, не обратив внимания на предсмертный писк электроники замка, ввалилась внутрь. Коридор произвел на нее впечатление своей полной бессмысленностью с точки зрения любого практического применения и просто устрашающим количеством мест, пригодных для всякого рода засад и нападений.

Диин стремительно преодолела подозрительное помещение, походя отметив, что стоит после обнаружения Императрицы посоветовать ей забрать отсюда жениха ее дочери как можно скорее во избежание возможных покушений и просто нервных срывов. Держать несовершеннолетнего в такой обстановке, с точки зрения Тальзы, было самым настоящим издевательством над нежной детской психикой. Ворвавшись в комнату, женщина-диин вынуждена была резко остановиться из-за того, что внезапно обнаружила на своем пути готового к бою Киирна. Она сильно удивилась, но решила не выяснять, что случилось у молодого диина с обонянием, слухом и телепатическими способностями, если он не узнал соплеменницу в тот момент, когда она еще только вошла в помещения, отведенные для проживания Сейнала, и ворчливо заметила:

– Я не причиню твоему подопечному вреда. Мне необходима информация. – Тальза фыркнула, выражая свое отношение к происходящему вообще и к населяющим это отвратительное место человеческим существам в частности, и сердито добавила: – Люди, которых моя дочь отправила вместе с нами, уже приступили к расследованию покушения, но в официальных отчетах президентской службы безопасности нет никаких указаний на то, где могут находиться Императрица и принцесса после того, как скрылись с места событий.

– Вряд ли я смогу вам помочь. – Киирн спрятал меч в ножны, старательно пытаясь не встретиться с ней взглядом, и жестом предложил женщине-диину расположиться на толстом ковре, покрывавшем весь пол в комнате. (Гостья приглашение бесцеремонно проигнорировала, автоматически отметив про себя, что дверь в смежную комнату плотно закрыта и из-за нее доносится едва слышное дыхание спящего. Удивившись, что Сейнал отдыхает в светлое время суток, хотя во всех научных трудах исследователей человеческого племени указывалось на дневной образ жизни его представителей, женщина-диин приготовилась слушать.) – Я расскажу вам все, что знаю. Однако вряд ли вам это поможет в поисках. К сожалению, обучение Эры было достаточно профессиональным, и она ухитрилась скрыться с матерью в неизвестном направлении, не оставив следов, по которым их можно было бы выследить. Я даже рискнул и вместе с будущим принцем-консортом побывал на проспекте, где все произошло, но не смог выяснить хотя бы примерный маршрут их передвижений. Единственное, что достоверно известно, это что принцесса спустилась в грузовые туннели под городом и теперь может находиться в любой точке столицы.

– Понятно. – Тальза в общем-то и не надеялась на появление подсказки в направлении поисков, поэтому и не слишком расстроилась, выяснив, что даже представитель ее народа не смог обнаружить следы беглянок. Что ж, помощи в поисках ждать неоткуда, придется выкручиваться самостоятельно. И чем быстрее, тем лучше. Оставалось только вежливо попрощаться с Киирном и отправить ему в помощь парочку женщин-диинов на случай, если под шумок кто-нибудь снова попытается прикончить будущего принца-консорта…

Проворчав что-то невразумительное, обычно заменяющее у представительниц крылатого народа вежливое пожелание скорой встречи с собеседником, Тальза решительно развернулась и покинула комнату, одновременно подзывая двух ближайших к месту событий женщин-диинов и подробно объясняя им их новые обязанности. Погруженная в свои дела, она не обратила внимания на промчавшихся мимо нее в полной боевой выкладке президентских гвардейцев, справедливо рассудив, что дворец принадлежит людям и они имеют полное право бегать в нем как и куда угодно. В конце концов, если подобное шумное передвижение по внутренним коридорам является очередным покушением на будущего принца-консорта Империи, Киирн сможет их задержать до появления остальных, а призыв о помощи диины услышат в любом углу этого громоздкого сооружения. Тальза рассеянно поправила платок, закрывающий ее лицо, и торопливо зашагала в сторону отведенных для диинов комнат. Нужно было как можно скорее начать поиски.


ГЛАВА 5 | Право защищать | ГЛАВА 7