home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

А НУ, ЗА ТОПОРЫ!

– Слышали, графиня? Царь Питер Анне Монс дал отставку, теперь все зависит от вас, – наставлял Христофор Валлин. – Вы его поманите к себе, долго не томите... А иначе он отыщет другой предмет для поклонения. Таких, как вы, у него целый Кокуй!

Барон Валлин оказался ворчлив, непоседлив, а самое скверное, что без конца докучал ей своими советами. Поначалу графиня Корф думала: это связано с тем, что она не проявляет к нему интереса, как к мужчине. Сделайся она сговорчивее, то барон стал бы учтивее. Уступив в одну из холодных ночей его домоганиям, графиня Корф не почувствовала в последующие дни особой разницы в обращении. Даже как будто наоборот – барон Валлин стал уже посматривать на нее как на свою собственность.

Следовало бы, конечно, выбрать иное жилище. В этом случае она могла бы встречаться с молодыми мужчинами, пока, наконец, Питер не воспылает к ней нешуточной привязанностью.

Однако агентом барон Валлин был толковым и через доверенных лиц держал связь с царевной Софьей, которая, в свою очередь, имела сношения с Карлом ХII.

А два дня назад король написал графине письмо. Получая его из рук посыльного, Луиза Корф полагала, что оно содержит нечто особенное – не исключено, что король раскаялся в своей холодности и зовет ее к себе в качестве официальной любовницы. Но, прочитав письмо, графиня была страшно разочарована. В нем не было и намека на былую страсть. Карл лишь поздравлял ее с днем ангела и просил поберечь себя.

В первую минуту она хотела спалить грамоту в камине, но затем, аккуратно сложив, спрятала в разрез платья. С улыбкой подумала о том, что, когда царь Петр будет ее раздевать, письмо придется перепрятать в более подходящее место.

– Питер не горюет о потере? – поинтересовалась Луиза.

Графиня боялась признаться в этом самой себе, но царь Питер вызывал в ней сильное любопытство. Во всяком случае, он не был похож ни на одного мужчину, которого она знала прежде. В нем наблюдалась какая-то необузданность, что очень характерно для людей с востока. Комнатного пуделя из него, конечно же, не сделаешь, но повеселиться с ним можно славно.

– Переживал. Заперевшись во дворце, целый день до самой ночи провел в одиночестве. А потом пошел к Лефорту отмечать свое освобождение от любовной заразы. До утра они палили из ружей, пускали фейерверки. Потом подцепил какую-то кухарку и не отпускал ее до обеда следующего дня. – Усмехнувшись, барон добавил: – Видел я ее. В раскорячку потом до столовой ходила. Видно, Питер был в ударе!

– С кухаркой? – насторожилась Луиза, отложив в сторону ножницы для подрезания ногтей. – Она не может быть новой фавориткой?

Барон отмахнулся:

– Она вам не соперница. Но если будете медлить, то на место Анны придет другая. Поторопитесь!


* * * | Заговор русской принцессы | * * *