home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЛЮБОВНИК

Луиза сладко потянулась. Право, русский царь – невероятный любовник. Когда на него накатывала страсть, он готов был утолить ее в самом неподходящем месте, даже не взирая на присутствующих. Дважды ей пришлось отражать его атаки, когда они оказывались в охотничьем доме, переполненном боярами. В третий раз Луиза невольно сдалась его настойчивому натиску в гостиной комнате, и единственное, что сделал Петр, так это прикрыл за собой дверь, отделившись от толкавшихся в соседней комнате гостей. Когда адюльтер был совершен, Луиза находилась в ужасе от того, что окна дома оказались распахнуты настежь, и каждый случайный прохожий мог полюбоваться любовными утехами русского царя.

Просыпался Петр рано. Скинув покрывало, мгновенно облачался в камзол и тотчас исчезал, хлопнув дверью.

Оставалось только удивляться, откуда у Питера столько темперамента. Прошедшей ночью он овладевал ею несколько раз, истомив Луизу. Казалось, что он и сам будет восстанавливаться целый день, до следующего вечера, однако с рассветом Петр уже по своему обыкновению был на ногах.

А все-таки Питер невероятно хорош! Ей будет очень не хватать его грубоватых ласк. В них что-то есть. Каждый адюльтер он проводил так, как если бы брал ее силой.

Луиза вдруг поймала себя на том, что ей совершенно не хотелось покидать Россию. Теперь она прочно заняла в душе Петра место и более не желала делить его ни с кем. Если события будут развиваться столь стремительно, так она может стать русской царицей. У Петра имеется пристрастие к порочным женщинам, и это обстоятельство следует использовать. А она будет не самой худшей из его любовниц.

Откинув покрывало, Луиза надела платье. Подошла к зеркалу. Хороша! Лицо выглядело свежим, – длительный сон пошел на пользу.

В дверь раздался негромкий стук.

Боже, опять этот несносный барон! Стоило ей только однажды проявить слабость и уступить его притязаниям, как он принялся домогаться ее едва ли не каждый день.

«Не пристало будущей русской государыне связываться с лакеями!» – подбородок невольно вскинулся вверх.

Бросив гребень на комод, Луиза решительно распахнула дверь. Следует поставить барона на место! К своему немалому изумлению она увидела, что барон стоял у порога в наглухо застегнутом сюртуке, походных сапогах, а в руке у него была грамота.

Луиза невольно сглотнула горький ком. Худшие опасения оправдывались. Она молча взяла бумагу, прекрасно осознавая, что в ней должно быть написано.

– Мне очень жаль, графиня. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете, но мы выезжаем немедленно.

Следовало не сдаваться просто так, а предпринять хотя бы слабую попытку остаться.

– Наши отношения с Питером очень быстро укрепляются. Уверена, что через месяц-другой я смогу склонить его к женитьбе.

Барон отрицательно покачал головой.

– Уже все давно решено, графиня.

У нее не оставалось даже малейшего шанса.

– Кем же?

– Такова воля короля!

Луиза закусив губу, отвернулась. Оставалось подчиниться...

Сжалившись над ней, барон продолжал:

– А потом это не тот случай, графиня. Вы не достаточно хорошо знаете Питера. Вряд ли вам удастся женить его на себе. – Помолчав, добавил: – Впрочем, мы не исключали этого варианта. Одна беда, у вас не получится повлиять на него. Значит, будем реализовать первоначальный план. Единственное условие – Швеция должна остаться вне подозрений! Графиня, вы блестяще справились со своей задачей... А теперь давайте собирайтесь. Кони уже запряжены, и не забудьте оставить Питеру записку, что вы вынуждены уехать в Ригу по неотложному делу.

Графиня сглотнула подступивший ком.

– Питер будет убит в Риге?

Барон улыбнулся:

– А вы и вправду в него немного влюблены... Но уверяю вас, это будет не Рига! Для Швеции это стало бы непростительной политической ошибкой. В этом случае начнется война, а мы еще не готовы к войне с Россией. А потом, как на нас посмотрят в Европе, если русского царя убьют на территории шведского королевства? Вы подумали об этом?

– Понимаю.

– После Риги вам предстоит отправиться в Голландию. Но это уже детали... Не хочу загромождать вашу красивую головку такими незначительными подробностями.

– Я согласна. Но Питер нагонит нас тотчас, как прочитает мою записку.

Барон улыбнулся:

– Женщины так самоуверены! Вам не стоит беспокоиться по этому поводу, графиня. Сейчас его нет в Москве.

– Где же он?

– Отправился в Воронеж. Там идет постройка судов. Кажется, царь хочет преподать урок турецкому султану. В Москве он объявится только через дней десять. В крайнем случае, через неделю. Надеюсь, что к этому времени вы будете уже подъезжать к шведской границе.

Длинные ресницы негодующе вспорхнули:

– Вы хотите, чтобы до Швеции я добиралась в одиночестве?

– Не переживайте, графиня. Вас никто не собирается бросать. Вы слишком дороги королю... Я вас выведу из города, где вас будет ждать карета и десять всадников, которые довезут вас до самой границы. Мне же нужно остаться в Москве. Правда, на короткое время... Этого требуют интересы Швеции.

– Я вас поняла, барон, – отвернувшись, произнесла графиня Корф. Кто бы мог подумать, что ей так тяжело будет покидать Россию. – А теперь позвольте мне переодеться.


* * * | Заговор русской принцессы | * * *