home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Кенигсберг был единственным городом, где прусский курфюрст Фридрих чувствовал себя по-настоящему дома. Всякий раз он уезжал из родного города с неохотой, не забывая забирать в дорогу любимые вещи, при этом проклиная суровую необходимость, что заставила его покинуть замок.

Лучшего место для отдыха, чем объятия любимой жены Софьи Шарлотты, придумать было трудно, а потому большую часть времени в замке он проводил с ней наедине.

Имея привлекательную внешность, Софья Шарлотта обладала незаурядным умом, и курфюрст порой ловил себя на мысли, что супруга дает куда более разумные советы, чем многие министры.

В этот раз ему выпала нелегкая задача: следовало встретить посольство русского царя, в котором, как ему стало известно, находился и сам царь Петр, рассчитывавший сохранить инкогнито до конца путешествия. Правила международной дипломатии предписывали оказать прибывающему царю подобающие почести: в знак приветствия судну полагалось произвести пушечный залп, а гренадерам выстроиться в почетном карауле. Затем со всем почетом гость должен был быть препровожден во дворец. Проявляя уважение к царственному сану, курфюрсту следовало принять монарха у себя, встречая у входа во дворец.

Как радушный хозяин Фридрих обязан был предоставить русскому царю помещение, в котором тот вольготно бы себя чувствовал вместе с сопровождавшей его челядью.

Но сложность заключалась в том, что русский царь категорически не желал объявлять себя и упорно прятался за личиной капитана Петра Михайлова. И в этом заключался один из самых сложных дипломатических ребусов, с которым Фридриху когда-либо приходилось сталкиваться.

Если кто и мог в этом разобраться, так это его мудрая женушка.

Фридрих подвинулся чуток ближе и почувствовал, что волосы Софии Шарлотты благоухают ароматом. Интересно, какие именно цветы она использует для духов? Розы?

Уже который месяц София заводила разговор о том, чтобы муж основал в Пруссии Академию наук. И Фридрих всерьез подозревал, что лучшие умы отечества она рассчитывала привлечь для улучшения своего парфюма.

Истомленная и разнеженная, герцогиня спала. Подобное с ней случалось всякий раз после любовных объятий. Раскрасневшаяся, со сбившейся прической, она была прекрасна. Для Фридриха это был второй брак. И если первый с полным правом легко назвать политическим, служившим исключительно интересам Пруссии, то второй был заключен по любви.

Длинные волосы разметались на атласных простынях золотой волной. Только челка выглядела непокорной и упругими завитушками спадала по вискам. Не удержавшись, курфюрст дотронулся до одной из них. Этого оказалось достаточно, чтобы Софья Шарлотта открыла глаза.

– Ты не спишь? – спросила герцогиня.

– Разве я могу спать, когда ты находишься рядом? Я любуюсь тобой!

В ответ – благодарная улыбка.

– Я всего лишь женщина. А женщина становится еще более красивой, если с ней рядом любящий мужчина.

– Ты моя самая желанная женщина – мягко поправил курфюрст. Кто бы мог подумать, что с появлением Софии Шарлотты остальные дамы для него просто перестанут существовать! А ведь еще совсем недавно его считали неисправимым ловеласом. – И самый разумный советник.

– Я польщена.

– Что ты думаешь о русском царе?

Герцогиня слегка повела плечом.

– Очевидно то же, что и остальные. Для того, чтобы иметь собственное впечатление, нужно пообщаться с ним хотя бы несколько минут. Или хотя бы увидеть царя. Но я слышала, что в Европу его привела страсть к одной загадочной даме.

– И что это за дама?

– Кажется, она голландка, а может быть, швейцарка. Некоторое время она жила в Москве, у них случился адюльтер. Потом решила уехать из России, а царь Петр отправился на ее поиски. Говорят, что в ее поисках он исколесил всю Прибалтику, но так и не сумел разыскать свою возлюбленную. И вот сейчас отправился в Кенигсберг, что может свидетельствовать о его пылкой и страстной натуре.

– Я тоже об этом что-то слышал. Но здесь имеется маленькая тонкость...

– Какая же? – повернулась София.

– Он пребывает в Кенигсберг инкогнито. Как же в таком случае мне его встречать? Как царя? И стоит ли вообще обращать на него внимание, если он прибыл инкогнито?

– Ох, уж эти мужчины! – театрально вздохнула герцогиня. – Это только кажется, что все решают именно они. В действительности же все находится в руках женщин. Ведь мужчины обращаются к ним за советом по любому поводу.

– Герцогиня, не томи! – взмолился курфюрст.

– Он ведь едет не просто так, а с посольством. Следовательно, ты должен отправить тех, кому положено, встречать иноземное посольство. Но так как русский царь собирается хранить инкогнито, то выбрать стоит людей не самого высокого звания. Кто-нибудь из них, как бы невзначай, скажет, будто слышал, что на судне едет русский царь, и он проводит его до отведенных покоев.

Курфюрст призадумался. Верно, министров посылать не следовало.

– Я так и поступлю. Вот только кому доверить столь щекотливое дело?

– Пусть это будет церемониймейстер Иаков фон Бессер. Он поэт и ученый, и весьма деликатный человек. Думаю, что он сделает так, как нужно. Дипломатии ему не занимать.

У курфюрста была еще одна характерная черта – выслушав совет, он всегда поступал по-своему. Не пожелал отказываться от привычки и на этот раз.

Русского царя будет встречать принц Голштейн-Бекский!


Глава 25 БОМБАРДИР ПЕТРУША МИХАЙЛОВ | Заговор русской принцессы | Глава 26 БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ, ЗДЕСЬ ШПИОНЫ