home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Следующие несколько часов Кэтрин действовала и двигалась словно автомат. Кормила Эллисон, прибирала в доме – и все словно во сне. Потом вдруг крепко прижала девочку к груди и зарыдала. Она не боялась, что Джейс осуществит последнюю, несколько завуалированную угрозу. Она оплакивала свою утраченную любовь.

Безнадежно… Она ранила его слишком глубоко, в самое сердце, и он никогда не простит ей. Да, она могла заблуждаться в том, что касалось его намерений, характера, взглядов на жизнь, но одно знала твердо: Джейс слишком горд. Именно гордость не позволит ему вернуться, попытаться восстановить ту тонкую ниточку, что соединяла их до сих пор. Гордость и Лейси. Кэтрин слышала завывание сирен пожарных машин, но была слишком поглощена своим горем, чтобы обратить внимание, что все эти машины, похоже, устремились в одном направлении – за пределы Ван-Бюрена.

Из оцепенения ее вывел звук шагов по ступенькам. Неужели Джейс? Сердце ее радостно подпрыгнуло и снова упало. Она узнала тяжелую поступь Хэппи… Правда, двигалась та слишком проворно для своих габаритов.

Кэтрин встретила ее у двери.

– Кэтрин, бедняжка моя! Погоди расстраиваться, мы еще не знаем всех подробностей… – Полная нижняя губа у Хэппи дрожала. Обычно веселые глаза смотрели встревоженно.

– О чем ты? – рассеянно спросила Кэтрин, но от предчувствия беды по спине уже пробежали мурашки, и она содрогнулась. И почему-то со всей отчетливостью вспомнила ту страшную ночь, когда погибли Питер и Мэри.

– Но, дорогая, разве ты не слышала пожарных сирен?

– Да, но…

– Это на буровой, Кэтрин. Там произошел взрыв.

– О Боже мой! – ахнула Кэтрин и торопливо зажала рот ладонью, чтобы не дать вырваться истерическим рыданиям, которые уже нарастали в горле.

– Подробности, правда, еще не известны…

– Можешь посидеть с Эллисон? – Кэтрин уже бежала в спальню. Схватила сумочку, сунула ноги в мокасины.

– Ты что, собралась туда? Даже не думай! Там опасно. По радио специально предупреждали, чтобы люди туда не совались.

– Я еду. Так ты присмотришь за Эллисон или мне придется просить кого-то еще? – Кэтрин почти ненавидела себя за то, что так грубо обращается с Хэппи, преданным добрым другом, но другого способа остановить ее причитания не было. Она должна знать, что с Джейсом! А если он?.. О нет. Господи, нет, только не это!

Этого просто не может быть!

– Ты прекрасно знаешь, Кэтрин, что я посижу с ребенком. Заберу ее к себе, и она будет в полном порядке и добром здравии, моя милочка, когда ты ее заберешь, причем не важно, когда. – Голос Хэппи звучал обиженно. Кэтрин крепко стиснула толстуху в объятиях и приникла к ней, словно стремясь зарядиться ее силой и уверенностью.

– Спасибо тебе, Хэппи, за… О, Хэппи! А как же Джим? – Только тут она вспомнила, что опасность грозит и сыну Хэппи, – Сегодня выходной. Слава тебе Господи!.. Уехал в Даллас. – Она легонько шлепнула Кэтрин по спине:

– Ладно. Раз собралась, так иди. И позвони, как только что выяснится. Но с Джейсом ничего не случилось. Это я тебе точно говорю. Чувствую… – И тут глаза у Хэппи увлажнились.

Слезы заблестели и на глазах Кэтрин:

– Остается надеяться, что ты права. Я бы не вынесла, если… – она умолкла, не позволяя себе высказать мысль до конца. А потом сбежала по ступенькам и села в припаркованную у дома машину.

Вести автомобиль по ухабистой дороге и одновременно настраивать приемник на нужную волну, по которой сообщались последние новости о пожаре, было невозможно. И Кэтрин отчаялась, сдалась и выключила радио. Пожалуй, лучше не знать.

Она плакала, молилась и проклинала себя. Джейс должен жить! Пусть он даже изуродован, искалечен, обгорел, но он должен жить! При мысли об этом ее затошнило от страха и она с трудом проглотила вставший в горле ком.

Она молилась: «Господи, он ненавидит меня, пусть! Если хочет забрать Эллисон, я ее отдам, пусть забирает! Но только не дай ему умереть. Сделай так, чтобы он остался жив! Я люблю его… А если он должен умереть, сделай так, чтобы я успела сказать ему о своей любви… Не допусти, чтобы он мучился, чтобы он обгорел… О Господи, я этого просто не вынесу!..»

Ведь он вообще не должен был ехать сегодня на работу. Сам сказал, что хотел остаться дома, но ее безобразное поведение заставило его уйти. Это целиком ее вина, что именно сегодня он оказался на буровой…

Слезы текли по лицу, и дорога расплывалась перед глазами. Но Кэтрин отчетливо видела столб черного дыма, встававшего над сосновым лесом, и вела машину прямо на него. Он словно служил мрачной прелюдией к той картине ужасающего разрушения, которая вскоре должна была предстать перед ее глазами. Кэтрин заметила несколько вертолетов – они слетались на огонь, как слетаются стервятники на падаль. И она ненавидела и проклинала их за это. Каждый вечер смотрела она новости по телевизору, где взору представали сцены железнодорожных и автомобильных катастроф, пожаров, наводнений… Неужели и родственникам жертв всех этих несчастий было столь же ненавистно вторжение в их частную жизнь? Тогда Кэтрин не задумывалась об этом и не понимала, что страдания близких были вполне реальны. Такие события не следует показывать для развлечения телезрителей. За ними стоят слишком личные, человеческие трагедии.

Она удивилась, заметив поднимавшуюся к дымному небу верхушку вышки. Так, значит, взорвалась вовсе не скважина… Возле буровой полукругом стояли десятки машин – в том числе бульдозеры и пожарные. Кэтрин затормозила, выскочила из автомобиля и опрометью бросилась туда, где полыхал огонь и где, как теперь она видела, стоял объятый пламенем… трейлер!

– Эй, дамочка! – Чьи-то сильные руки ухватили ее за талию, и она забарахталась, точно дикая кошка, стараясь высвободиться. – Туда нельзя. Там и изуродоваться недолго… – Пожарный в ярко-желтом комбинезоне грубо выругался: Кэтрин укусила его за руку, которой он придерживал ее поперек груди.

– Хоть в чем-то убедить эту даму будет сложно, – услышала Кэтрин спокойный низкий голос. Он проник в самую ее душу. Кэтрин тут же обмякла в руках изумленного пожарного. И он бы непременно уронил ее, если бы еще одна пара рук не помогла поддержать ее.

– Джейс… – недоверчиво прошептала она, вглядываясь в его почерневшее лицо. – О, Джейс! – Она была в ужасе от того, как он выглядит.

– Да нет, ничего страшного. Я не обгорел, просто весь в саже, – поспешил успокоить он ее.

– О, милый мой, милый… – Она уткнулась лицом ему в грудь и крепко обхватила руками. – Я так волновалась… Я просто с ума сходила! Я подумала, что… – но договорить ей не удалось. Горло перехватило, и она еще крепче обняла его.

– Идем-ка вон туда, сейчас объясню, что случилось. – Джейс высвободился из ее судорожных объятий и стал уводить куда-то в сторону. Но Кэтрин мельком успела заметить, как пожарный, болезненно морщась, все еще потирает укушенную руку.

– Простите, – пробормотала она. – Я думала, что мой муж ранен. Или погиб… Я была просто сама не своя. Ради Бога, простите.

Он криво улыбнулся и проворчал:

– Ладно. Все нормально.

Джейс повел ее к машине, крепко придерживая под локоть. Кэтрин подняла на него заплаканные глаза и спросила:

– Так что же произошло? Джейс отер лоб рукавом рубашки:

– Все кажется страшней, чем есть на самом деле. Эти машины съехались сюда, чтобы не дать огню перекинуться на лес. Так что это скорее мера предосторожности… Однако, – мрачно добавил он, – нам следует Бога благодарить за то, что все здесь не разнесло в клочья.

– Но этот дым и…

– Да, горящая нефть дает чертовски много дыма… Где-то около трейлера – то ли в электрической цепи, то ли в телефонном кабеле – произошло короткое замыкание. Словом, проскочила искра, от которой воспламенилась цистерна с бутаном. Ну и шарахнуло, прямо до небес! Просто мы допустили небрежность, разместив эти цистерны не в том месте. И если б я оказался там… – Он стиснул зубы. – Короче, они взорвались прямо у трейлера.

– Билли! – вскрикнула Кэтрин, схватив Джейса за руку.

– К счастью, мы с ним как раз в это время вышли из трейлера. Решили проверить, как работает одна из наших установок.

Кэтрин вздрогнула, и он привлек ее к себе.

– У меня прекрасная команда, Кэтрин, – с гордостью произнес Джейс. – Ребята тут же побросали работу и бросились к огнетушителям. А другие схватили лопаты и стали рыть траншеи, чтобы локализовать пламя. Они действовали как настоящие профессионалы.

– У них прекрасный начальник, – глухо пробормотала она.

Джейс слегка отстранился и заглянул в покрасневшие от слез глаза.

– Ну а ты-то что сюда примчалась сломя голову, а? К чему такая спешка? – дразнящим тоном произнес он, однако лицо его сохраняло серьезное выражение.

– Хотела… найти тебя, – почти без колебаний призналась она. – Хотела тебя видеть… И сказать тебе: прости меня, Джейс! Прости за все. Господи, какая же я была дура! – По щекам ее снова покатились слезы. – Стоило только подумать, что ты мог… Ладно, теперь это не важно, не имеет значения. Ничего. Даже то… что я… я люблю тебя, несмотря на то что…

Джейс не дал ей договорить. Слова утонули в поцелуе. Кэтрин знала, что грязь и сажа въелись в каждую пору его лица, но ей было все равно Не обращала она внимания и на кисловатый запах, гари, которым пропитались его одежда и волосы. Единственное, что имело сейчас значение, – это нежность и теплота, сквозившие в поцелуе Джейса.

Поцелуй этот был лишен чувственности и страсти в отличие от многих других, которыми они обменивались, но разве до страсти им было сейчас. Настала пора примирения, начала каких-то новых отношений, и губы Джейса, приникшие к ее губам, служили тому залогом.

– Кэтрин, я люблю тебя, Кэтрин… Как только ты могла усомниться в этом? Усомниться во мне?..

– Прости. Просто глупая, наверное… – Сквозь слезы улыбнулась она.

Он ласково потрепал ее по щеке и с напускной серьезностью заметил:

– Как бы ни хотелось мне Продолжить эту беседу, мадам, но у меня полно дел. Так что ступайте-ка домой и не смейте расходовать горячую воду. Я грязен как черт и собираюсь принять ванну, как только вернусь. – Он усмехнулся:

– Но скоро меня не ждите. Могу задержаться.

– Буду ждать, – шепнула она и, последний раз поцеловав его, нехотя распахнула дверцу машины.


Глава 12 | Безрассудная любовь | * * *



Loading...