home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Отражение в зеркале подтвердило, что усилия и время, потраченные Кэтрин на подготовку к балу, не были напрасны. Пока Эллисон спала, она вдоволь понежилась в теплой пенной ванне. Она надеялась, что купание поможет сбросить напряжение и немного успокоиться. Но, разглядывая свое отражение в зеркале, Кэтрин снова и снова вспоминала объятия Джейса. Казалось, каждая частичка тела ноет и томится при воспоминании об их поцелуе. Сердито поднявшись из воды, она быстро растерлась полотенцем, достала электробигуди и занялась прической. Чего еще ждать от родного брата Питера? Ведь и сам Питер тоже приставал к ней, причем когда они с Мэри были уже помолвлены…

Однажды вечером он сидел с Кэтрин в гостиной, ожидая, когда спустится Мэри. Кэтрин крикнула сестре, чтобы та поторопилась, – наедине с Питером она почему-то чувствовала себя неловко даже в собственном доме.

– Похоже, я не очень-то нравлюсь вам, а, Кэтрин? – Вопрос удивил ее. – Но почему нет? – продолжал гнуть свое Питер. – Я, знаете ли, очень мил, если узнать меня поближе… Я бы хотел, чтобы мы с вами, стали друзьями.

Он стоял у нее за спиной, совсем близко, а Кэтрин, напустив на себя полное безразличие, продолжала поливать цветы на подоконнике. Потом вдруг он легонько погладил ее по плечу. Тут сдержанность покинула ее. Резко развернувшись, она оттолкнула его руку.

– Не понимаю, о чем вы, Питер, – жестко заметила она. – Я недостаточно знаю вас, чтобы решить, нравитесь вы мне или нет.

– Вот именно! – воскликнул он и одарил ее знаменитой ослепительной улыбкой, столь часто сверкавшей со страниц светской хроники. Потом ухватил ее под локоть и медленно, со значением, сжал руку. – Почему бы нам как-нибудь на днях не позавтракать вместе и… – тут он скосил глаза на ее губы, – и не узнать друг друга получше?

Он уже прижимался к ней всем телом, и Кэтрин содрогнулась от отвращения. С ненавистью оттолкнула его – в тот же момент они услышали, как по ступенькам сбегает Мэри.

К счастью, Мэри так никогда и не узнала об этом инциденте, Кэтрин Не сказала ей ни слова даже тогда, когда сестра начала жаловаться на мужа.

На пышном свадебном приеме он оскорбил Кэтрин еще одним поползновением. Мэри весело щебетала с кем-то из общих друзей, и Питер, воспользовавшись этим, не спеша, фланирующей походкой приблизился к своей новой родственнице. Чувствуя себя в этом доме не совсем в своей тарелке, Кэтрин постаралась найти в гостиной укромный уголок и забилась среди кадок с растениями и корзин с цветами.

– Вы даже не понимаете, сколь обольстительны в этом туалете, сестрица Кэйт! – Кэтрин был ненавистен его мурлыкающий голос, не просто ненавистен, он пугал ее. Питер начал называть ее сестрицей после того первого поползновения, и всякий раз, заслышав это прозвище, она вздрагивала от раздражения, однако старалась не показывать вида. Нет, она не доставит ему такого удовольствия, открыто проявляя свой гнев.

Он взял ее за руки и расцеловал в обе щеки. И тут же она с отвращением оттолкнула его, почувствовав, как его теплый и влажный язык скользнул по подбородку и пытается раздвинуть ей губы. Питер стоял спиной к гостям, загораживая собой Кэтрин, и никто не заметил, что он делает. Должно быть, объятия их казались присутствующим обычным обменом приветствиями между новыми родственниками.

Кэтрин гневно сверкнула зелеными глазами – он лишь иронически ухмыльнулся. Губы искривила злобная усмешка, так портившая это красивое лицо с мелкими правильными чертами.

– Подлец! – бросила она ему.

– Тс-с, сестрица Кэйт, – прошипел он сквозь зубы, – разве так следует разговаривать с любящим братцем?

Так что ее ненависть к Питеру Мэннингу была вполне оправданна.

– Да. Этот мистер Джейсон Мэннинг истинный продолжатель традиций своего семейства… – брызгаясь туалетной водой, прошептала Кэтрин своему отражению в зеркале.

Затем она окинула критическим взором свой наряд и осталась вполне довольна увиденным. Уезжая из Денвера, Кэтрин решила захватить это платье в последний момент. Второе такое она вряд ли сможет себе позволить, с горечью подумала она тогда. Платье было куплено специально по случаю помолвки Мэри, в честь которой в доме Мэннингов должен был состояться грандиозный прием, и пробило тогда изрядную брешь в бюджете Кэтрин. Но оно того стоило. Шикарное платье в классическом стиле, такое еще долго не выйдет из моды.

Пошито оно было из креп-жоржета цвета морской волны и довольно плотно облегало фигуру, расходясь от колен мягкими складками. Одно плечо оставалось обнаженным – в стиле греческой туники, другое украшал изящный бант.

Платье выгодно подчеркивало все изгибы ее стройного тела. А цвет удивительно гармонировал с легким загаром и зелеными глазами, которые казались еще ярче. Кэтрин сама до конца не осознавала, сколь ослепительно красива в этом платье. Однако чувства уверенности в себе оно ей явно прибавляло.

В дверь постучали, и она выронила сережку из рук. Окинув свое отражение в зеркале последним внимательным взглядом, она подняла сережку с жемчугом, вдела в ухо и направилась в гостиную – отворить Джейсу дверь.

Чуть раньше, днем, она прибрала в гостиной и передвинула комод во вторую спальню. Теперь комната была мягко освещена настольными лампами под абажурами. Кэтрин терпеть не могла верхнего света и ярких лампочек.

Она отворила дверь и невольно затаила дыхание при виде Джейса в темно-сером костюме. Уже по одним только пуговицам можно было судить, что костюм от дорогого модельера, к тому же европейский покрой превосходно подчеркивал все достоинства стройной и крепкой фигуры.

На Джейсе была светло-голубая шелковая рубашка и галстук того же цвета, только чуть темнее тоном. Вьющиеся черные волосы были причесаны, но все равно выглядели чуточку неукрощенными. Он тихо присвистнул:

– Ого! Неужто это та самая скорбящая вдова Эдамс, которую я удостоился чести видеть не далее как сегодня днем?

– Входите, мистер Мэннинг, – она оставила без внимания сарказм, звучащий в его голосе. Нет, эти игры пора прекращать, пока она не потеряла контроль над собой и ситуацией. – Скажите, зачем вам это понадобилось?! – с дрожью отчаяния в голосе воскликнула она.

– Что?

– Да все это! – и Кэтрин развела руками, словно показывая, что имеет в виду всю ситуацию в целом. – Чего ради вы распускаете тут перья и корчите из себя джентльмена? Оба мы прекрасно знаем, с какой целью вы здесь, так что лучше оставьте притворство и не напускайте на себя вид заботливого зятя.

Он улыбнулся и ответил с легкой укоризной:

– Но эта история с зятем – целиком ваша выдумка, Кэтрин. Вовсе не моя… К тому же я выручаю вас сегодня и заслуживаю, как мне кажется, благодарности. Ну и наконец, я действительно ваш зять.

– О!.. – простонала она и гневно сжала кулаки. Да, такого ничем не прошибешь, и это приводило ее в ярость. – И вообще, не смейте, слышите?..

Тень раздражения пробежала по его лицу.

– Послушайте, я здесь только для того, чтобы отвезти вас на танцы, или этот чертов банкет, как его там! И что вас, собственно, так бесит, не понимаю! Я мог бы придумать не один более приятный способ провести с вами вечер, поверьте, Кэтрин. – Он устремил на нее насмешливый взор своих синих глаз н с вызовом добавил:

– Что, попробовать?

На мгновение она словно утонула в глубокой синеве этих глаз, но затем, взяв себя в руки, хрипло бросила:

– Нет. Давайте ограничимся этим. Я принесу Эллисон.

Кэтрин направилась в детскую и с удивлением заметила, что он последовал за ней.

– Нет, понесу я. – Склонившись над кроваткой, он потянулся к ребенку.

– Нет! – испуганно воскликнула она и вцепилась ему в руку, стараясь оттащить от девочки.

Он обернулся, и на лице его отразился гнев, но, заметив в глазах Кэтрин неподдельный страх, смягчился:

– Я вовсе не собираюсь убегать с ней, Кэтрин. Это не в моих правилах. Просто хотел сам отнести малышку, чтобы вы не измяли свое красивое платье. Идет?

Кэтрин облизнула губы, стыдясь своей вспышки, и начала укладывать пеленки и подгузники в пластиковую сумку.

– О'кей, – согласилась она. Джейс бережно перевернул малышку на спину и стал любоваться ее розовым круглым личиком. Потом усмехнулся:

– Ты вырастешь и превратишься в настоящую красотку, Эллисон. – Крупные его руки действовали на удивление умело и ловко, он завернул ребенка в одеяльце и поднял. И держал правильно, поддерживая головку ладонью. – Она похожа на…

– Мэри, – быстро вставила Кэтрин. Больше всего на свете ей не хотелось услышать, что девочка похожа на Питера.

Он бросил на нее взгляд поверх головы ребенка.

– Именно это я и хотел сказать. Конечно, я никогда не видел Мэри, разве что на фотографиях, но цвет волос у нее точь-в-точь мамин. А глаза голубые, да? Вот ленивица, даже ни разу не открыла глазки, чтоб показать дяде.

Кэтрин рассмеялась.

– О, она любит поспать!.. Да, глаза голубые. Надеюсь, что такими и останутся.

Джейс уже повернулся, чтобы идти, но Кэтрин его остановила.

– Погодите. Она может испачкать вам костюм. Дайте-ка я подложу вот это.

Взяв пеленку, она накинула ее Джейсу на плечо. Одного прикосновения оказалось достаточно, чтобы сердце ее учащенно забилось, и Кэтрин быстро отступила. Однако эта ее реакция не осталась незамеченной.

Чтобы скрыть смущение, она занялась собиранием вещей для ребенка.

Затем погасила везде свет, и они вышли из квартиры.

Хэппи встретила их на пороге дома, и Джейс передал Эллисон в нетерпеливо протянутые навстречу руки. Заметив, какую ослепительно красивую пару являют собой молодые люди, и отпустив им цветистый комплимент. Хэппи тут же заворковала над ребенком.

Проходя по лужайке между ореховыми деревьями, Джейс предложил ехать на машине Кэтрин.

– Боюсь, что джип не слишком подходит для данного события.

– Да, конечно, едем на моей. – Кэтрин протянула ему ключи, а он придержал ее за локоть, помогая сесть на переднее сиденье.

Рука Кэтрин еще долго помнила его прикосновение. Малолитражка была явно тесновата для Джейса, однако он все же умудрился втиснуться на водительское место, предварительно стукнувшись головой, а потом коленом и тихо чертыхаясь при этом.

Кэтрин потратила немало времени и сил на организацию праздника на факультете. Но теперь все это казалось не важным. Все ее мысли и чувства были заняты исключительно Джейсоном Мэннингом.

Она представляла гостей друг другу, она ела, аплодировала выступающим, поддерживала беседу. Но все это меркло в сравнении с присутствием мужчины рядом. Следовало отметить, что даже среди совершенно незнакомых людей он держался свободно и непринужденно, был весел, любезен и, по всей видимости, совершенно уверен в себе.

Был всего лишь один неприятный момент – когда Кэтрин представляла Джейса своему начальнику Рональду Велшу. Мужчины мерили друг друга настороженными взглядами, в которых сквозила неприкрытая враждебность. Кэтрин стало не по себе.

– Мистер Велш… – сказал Джейс, протягивая руку.

Рональд Велш пожал ее, пробормотав в ответ приветствие, но в невыразительных серых его глазах не было заметно и искорки тепла, – Вы выглядите сегодня совершенно потрясающе, Кэтрин, – заметил он и, отвернувшись от Джейса, сосредоточил все свое внимание на ней.

Потом вдруг протянул руку и погладил ее по плечу. Кэтрин инстинктивно отпрянула.

С недавнего времени Велш стал позволять себе подобные жесты и в офисе, и она всякий раз испытывала неловкость. Ей не хотелось, чтобы он прикасался к ней. Эта неуместная и двусмысленная фамильярность раздражала и тревожила. В голове промелькнула мысль о поцелуе сегодня утром, у нее дома, но Кэтрин тут же отогнала ее. Ну при чем здесь это, это же совсем другое!..

– Благодарю вас, Рональд. – Он настаивал, чтобы Кэтрин называла его по имени, но ей это не нравилось. Ей казалось, что это придавало их чисто служебным отношениям некий ненужный оттенок фамильярности.

– Потанцуем, Кэтрин? – И не успела она ответить, как Рональд Велш, грубовато, по-медвежьи, обхватив ее за плечи, увлек в центр зала. Кэтрин ничего не оставалось, как покорно следовать за ним. Ведь в конце концов он был ее боссом и она не могла обидеть его.

Редеющие волосы Рональда были густо смазаны каким-то жирным бальзамом – так, чтобы пряди прикрывали облысевшие участки черепа. Запах при этом от волос исходил одуряющий.

– Славная вечеринка, верно? – спросил он, прижимаясь к ней всем своим коротеньким жирным телом.

– Да, очень, – согласилась Кэтрин. По всей видимости, он и дальше намеревался держать ее вот так, притиснув к своему круглому животику.

Она мужественно дострадала этот танец и еще несколько, пока наконец не подошел Джейс и не похлопал ее по плечу. Приглашая Кэтрин, он не вымолвил ни слова. Вместо этого просто обнял за талию сильной рукой, а в другой сжал ее ладонь.

И они медленно и легко заскользили по паркету. Джейс молчал. Кэтрин же была просто не в силах произнести ни слова, чувствуя, как странное тепло и томительная нега поднимаются откуда-то снизу, от живота, сжимая горло и делая любые разговоры немыслимыми.

На спине уверенно и твердо лежала его рука, жар, исходивший от нее, казалось, прожигал кожу. Сквозь тонкую ткань платья Кэтрин ощущала его крепкие мускулистые бедра. А на виске – теплое и такое ароматное дыхание.

Она находилась слишком близко и не могла заглянуть Джейсу в глаза, но видела на воротнике его рубашки черные кудрявые волосики и вдруг испытала непреодолимое желание дотронуться до них и тихонько погладить.

Музыка смолкла, но он не выпустил ее из объятий. Затем, властно поддерживая под руку, вывел Кэтрин через широкие стеклянные двери на веранду.


Глава 2 | Безрассудная любовь | Глава 3



Loading...