home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. «Я к вам пришла, пришла издалека»

«И неизвестно, что случится впредь», как верно подметил поэт-песенник. Неизвестность-то и раздражает. Хочется поторопить события, определиться, себя показать и других «разъяснить», как выражались незабвенные булгаковские герои. Неопытный, но пылкий новичок тут же развивает бурную деятельность: сама по себе деятельность — свойство полезное. Вопрос лишь в том, насколько своевременно оно проявляется. Прежде чем генерировать идеи и улучшать показатели, оглянись. Где ты сейчас? Какая вокруг обстановка?

Обычно первый этап работы — практически в любом учреждении — отнюдь не самый приятный момент в жизни. Ни прибыли, ни репутации. И даже заработав приличное реноме, не всегда встречаешь со стороны коллег сколько-нибудь адекватную оценку своих способностей. И все-таки не стоит отчаиваться: постепенно жизнь движется в сторону «позитива». Самое важное — вовремя распознать свой шанс и не упустить его.

Выбирая место работы, внимательно посмотри: на какой стадии находится учреждение, где ты намерена себя, неповторимую и талантливую, проявить профессионально. Любая контора есть живой организм. И этот «организм» растет, развивается, достигает пика, потом старится и умирает — или замирает в анабиозе, что тоже нехорошо. Таковы неоспоримые законы всего сущего. И против них не помогают ни многочисленные регалии, ни всем известное славное прошлое, ни клятвенно обещанное светлое будущее. Вот почему иная вполне приемлемая — в определенный момент — синекура однажды оборачивается медленным умиранием души и тела — а в довершение ко всему процесс разложения проходит в атмосфере «А вот на беговой! Я возил в психическую!». Неподходящее место для вложения сил душевных и интеллектуальных. Ты, вероятно, и сама замечала: ох, нелегко приходится «хорошим деткам», выбравшим работу ориентируясь не на личные представления, а на слегка устаревшие взгляды папенек и маменек.

Надо признать: во многих областях, благоденствовавших даже в трудные застойные времена, сегодня царит полный… анабиоз. Например, в российской науке, еще и в наши дни считающейся весьма престижной сферой деятельности. Хотя относительно недавно в академических пенатах было тепло, светло, и мухи не кусали, разве что дрозофилы. Вот штат и разросся непомерно. Если не найдется новых путей развития, способных преобразить умирающий организм в переродившийся — тут российской науке и придет безвременный ad patres, что в русском переводе означает «был да весь вышел». Отчего, спрашивается, с самыми почтенными учреждениями случается паралик — и как таких учреждений избегать?

Для начала надо крепко-накрепко затвердить правило: благополучие того или иного заведения строится на довольно шатком основании — на равновесии между «содержанием» специалистов и администраторов. Причем администратор — отнюдь не бюрократ, по пояс врытый в бумажный настил, а тоже специалист — в чрезвычайно важных вопросах организации и матобеспечения. А специалисту не обязательно витать в облаках и демонстрировать признаки патологической рассеянности. Если некто выходит из дому завернувшись в крахмальную скатерть и на голове у него в качестве шляпы ласкает взор хрустальная салатница, это чудо самостийного дизайна, по всей вероятности, нуждается в помощи психиатра. И не факт, что его профессиональный потенциал сможет пробиться сквозь толщу аутизма.

Если ты заметишь, что контора кормит изрядный административный штат — и даже те, кому по ранжиру полагается быть специалистами, всего лишь чиновники, есть сомнение, что ты не в «Рогах и копытах». Если же, наоборот, в учреждении весьма удобно устроилось изрядное количество «истинных интеллигентов» — в смысле, любителей за жизнь поговорить, а также отбоя нет от «радетелей и страдателей», в чьей груди огонь любви к отечеству так и пышет — беги, Лола, беги. Сгоришь вместе с заведением. Будь прагматична и разумна. Грезы и слезы не способствуют, а мешают нормальной работе и любому успеху — что коммерческому, что некоммерческому. Правда, наш человек охотно окружает себя сострадателями и сопереживателями, но не слишком приязненно относится к профессионалам. Особенно к тем, которые время от времени критикуют или просто смотрят недоверчиво. Холодные они, нет в них полета и теплоты душевной. А потому перед трудоустройство придется тебе расстаться еще с одной мечтой.

Мечта четвертая: к специалисту все и всегда прислушиваются. И если человек явно и очевидно прав, то тем более. Увы! Можно довольно долго биться лбом в каменную стену, доказывая целесообразность и жизнеспособность своих начинаний — и сталкиваться с полнейшим равнодушием. Или, еще того хуже — зарекомендовать себя не лучшим образом. Например, в качестве человека назойливого, недалекого и не понимающего элементарных вещей — словом, интеллектуала. Чтобы не случилось подобной оказии, избегай соваться в чужой монастырь со своим уставом — иначе погоришь, словно «Шаттл», на взлете.

Светлана устроилась на работу. У нее был диплом приличного института и несколько сертификатов законченных курсов по освоению и усовершенствованию. В общем, с последними технологиями и разработками девушка была на короткой ноге. Она с энтузиазмом взялась за работу и активно предлагала внедрять последние достижения и методы в рабочий процесс. Однако со временем она обнаружила довольно странную закономерность: большая часть ее предложений отклонялась под тем или иным вежливым предлогом и никогда не осуществлялась на деле. Амбициозная Светлана тут же нашла этому объяснение: «Моя начальница просто-напросто не соответствует требованиям. Все, что она (начальница) может предложить, давным-давно морально устарело». И тут же возникла идея: пришло время кому-то более соответствующему занять начальственную должность. И, собственно, почему бы ей, Свете, не приземлиться благополучно в это кресло — в ближайшее же время? Тогда Светлана принялась осуществлять задуманный план. Она активно выступала на летучках и всякого рода совещаниях, на которых ей доводилось присутствовать. И демонстрировала свою компетентность как могла. Света, не смущаясь, высказывала мнения, идущие вразрез с тем, что говорила ее начальница. Стараясь, конечно, формулировать корректно и говорить вежливо: «Возможно, было бы более разумно поступить следующим образом. Существует такая технология…» Правда, руководство, выслушивая Светины соображения, тоже не стремилось их внедрять. «Зато все видят — насколько я сведущая», — утешалась Светлана. Через некоторое время начальница вызвала Свету на беседу. «Послушайте, — сказала она, — кажется, вам тесно на своей должности в нашем отделе. К сожалению, ничего другого лично я предложить вам не могу. Но у вас широкая специализация, вы можете перейти в другой отдел с повышением. Поговорите с другими заведующими. Со своей стороны я постараюсь вам посодействовать. Можете рассчитывать на меня». «Что ж, — подумала Светлана, — тоже неплохо». Она тщательно подготовилась к собеседованию с заведующими других отделов. К каждому из них она пришла со своими предложениями об улучшении работы их подразделений. На каждом собеседовании она горячо и убедительно рассказывала, как надо перестроить работу отделов, как ее улучшить и оптимизировать. Заведующие ее вежливо слушали: кто-то иронически улыбался, кто-то хмурился, но отказали все. Обиднее всего было то, что обвинить свою начальницу в «подкладывании свиньи» Светлана не могла. Она знала наверняка (и сама слышала, и подружки-коллеги рассказали), что начальница лично выясняла, в каких отделах есть свободные вакансии, и охарактеризовала Свету с лучшей стороны: «способная, энергичная, инициативная». Кто же этот негодяй, затормозивший Светину карьеру? Света по сей день теряется в догадках.

В действительности барышня должна была винить во всем себя и только себя. Предлагая новейшие методы работы, Светлана совсем не имела представления, насколько они приживутся в данном учреждении. Не понимала, что систему, которая безотказно работает, трогать не стоит. Что усовершенствования и нововведения лучше предлагать тогда, когда движущий механизм сбоит или просто валяется в углу ржавой грудой. Что даже после панического крика «Ну сделайте же что-нибудь!!!» начальство не станет хвататься за проект вчерашней студентки, как за соломинку. А уж в ситуации видимого благополучия и стабильности — тем более…

Светлана абсолютно не учитывала «человеческий» фактор. Кому-то может показаться: ну и ретрограды в этой конторе подобрались — один к одному! Им бы надо по рукам дать, крепко! А еще крепче — по сусалам! Хотя что-то в этом роде — то есть «ретроградам по сусалам» — происходит в фильмах, а не в жизни. В жизни любой проект надо «пробивать», подыскивая удобную почву для «высаживания» и спонсора для «удобрения» той самой почвы. А главное — чтобы климат был подходящий! Девица, которая всех раздражает своей неуемной энергией и непоколебимым упрямством — такой фактор, который вряд ли улучшает климат рабочего места.

Вот почему руководитель, который добром согласится работать рядом с заносчивой и амбициозной неофиткой, без опыта и нет без понятия о реалиях — случай феноменальный. Человеческий эксклюзив! Экстремал и экспериментатор. Целых три «экса». Вернее, четыре. У людей с подобными наклонностями возможность вылететь из начальственного кресла вдесятеро выше. Хотя некоторые «профи» и от неприятных неожиданностей ухитряются кайф словить. Что поделать, игроки! А обычные люди приключений на свои «вторые 90» ищут в свободное от работы время. На работе им недосуг. Вот и приходится выбирать: либо ты сотрудничаешь с «игроком», который будет рисковать, покуда есть чем; либо ты терпишь «ретрограда», который и тугодум, и зануда, но дело делает. Плюсы и минусы имеются у обоих. Но только ты можешь сделать окончательный выбор — сообразуясь с собственными пристрастиями и с конкретной ситуацией. Можешь ли ты пойти на риск? Хочешь ли ты вести «подковерную борьбу»? Есть ли у тебя «бойцовые» или «покерные» данные? Взгляни в составленный ранее психологический рисунок своей личности — и решай.

Конечно, сию минуту тебе в голову может придти нехорошее подозрение: вы, авторы дорогие, уж не собираетесь ли меня учить, как к вышестоящим лицам подлизываться? Или, еще веселее, приучить к азартным играм? У-у-у ты каки-и-ие! Позвольте оправдаться. Закулисная интрига, игры вроде «сдай подельника» или «синдром клопа» — присосаться и не отпускать — занятие не только непочтенное, но и нерентабельное. А для новичка — особенно. Те, кто преуспел в подобном времяпрепровождении, сожрут нового конкурента, пользуясь его неопытностью — и глазом не моргнут. Безжалостно и моментально юный Макиавелли погибнет бесславной смертью. В смысле получит свое и отчалит восвояси. Участь не из завидных. Вот почему после устройства на работу необходимо освоить не пару лобовых приемов, а целую разветвленную сеть стратегий на разные случаи и для разного контингента. Такая тактика — не средство для уничтожения неугодных, и не инструмент для вылизывания руководящих. Это метод, помогающий сохранить себя — но в то же время не испортить взаимоотношения с окружающими настолько, чтобы они ощутили непреодолимый позыв к разрыванию и пожиранию тебя. А вообще и споры будут, и ссоры, и стычки, и обиды. Все мы — живые люди, и у каждого — личные интересы. Тебе придется многому научиться, пока ты сможешь в полную силу отстаивать свое, не топча в запальчивости чужое.

Если вышесказанное повергло тебя в уныние — встряхнись! И довольно неповоротливые мозги можно сдвинуть с места и внедрить в них твои проекты в качестве «перспективных идей». А как определить время, место и метод «решающей баталии», мы расскажем в следующей книге — «Десять заповедей карьеристки. Советы подлинной стервы». Пока же твоя главная задача — найти работу по душе и не подпортить себе репутацию — а в грядущем и карьеру — собственным энтузиазмом. Дерзай!


Глава 7. «Драмкружок, кружок по фото…» | Стерва делает выбор. Из домохозяйки в бизнес-леди. | Не тормози мыслью!