home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



14

"Я не должен слишком уж наслаждаться своим теперешним положением, — сказал себе Келексел. — Да, у меня есть новая чудесная игрушка, но есть и служебный долг. Наступит момент, и я должен буду покинуть корабль, отказаться от всех удовольствий этого места".

Он сидел в удобном кресле в комнате Рут; на низком столике между ними стояли две чаши с ликером. Рут выглядела необычно задумчивой, тихой, потребовалось очень интенсивное воздействие манипулятора для того, чтобы вызвать у нее ответную реакцию на его присутствие. Это обеспокоило Келексела. До сих пор все так хорошо шло, она прекрасно поддавалась дрессировке, легкость, с какой она усваивала уроки, приводила его в восхищение. Сейчас она вдруг впала в первоначальное состояние, и это после того, как он преподнес ей такую интересную забаву.

На столе, рядом с ликером стояли живые цветы. Они назывались розы. Красные розы. Ликер прислала Юнвик. Его аромат приятно удивил Келексела. Словно теплый ветер, наполненный запахами экзотических растений, касался его нёба. Потребление этого крепкого, опьяняющего вещества требовало постоянной регулировки обмена веществ в его организме. Он с интересом наблюдал за Рут, удивляясь, как она может усваивать такое значительное количество ликера.

Несмотря на прилагаемые усилия по регулировке обмена веществ, общий эффект показался Келекселу приятным. Его чувства обострились, скука отступила.

Юнвик объяснила, что ликер — вино с солнечных полей "наверху, к западу от нас". Отличный местный продукт.

Келексел взглянул на серебристый купол потолка, обратил внимание на гравитационные линии, которые, подобно золотым хордам, огибали манипулятор. В комнате теперь повсюду были видны следы присутствия се очаровательной обитательницы.

— Заметила, что многие члены экипажа одеты, как ты? — поинтересовался Келексел.

— Как я могла заметить? — удивилась Рут. — Разве я когда-нибудь выходила отсюда?

— Да, конечно, — согласился Келексел. — Я и сам собираюсь примерить кое-какую местную одежду. Юнвик говорит, что предметы одежды ваших детей хорошо подходят Чемам после некоторой подгонки.

Рут наполнила свой бокал из чаши и сделала большой глоток.

"Мерзкий гном! — подумала она. — Грязный тролль!"

Келексел пил ликер из небольшой плоской бутылки. Он погрузил бутылку Б чашу, подождал, пока она наполнится и вытащил ее — янтарные капли скатывались с бутылки:

— Хорошее питье, восхитительная еда, удобная, красивая одежда — все это, плюс неповторимое наслаждение. Кто может здесь заскучать?

— Да, действительно, — пробормотала Рут. — Кто может здесь заскучать? — Она снова приложилась к бокалу.

Келексел хлебнул из бутылочки, отрегулировал обмен веществ в своем организме. Голос Рут звучал так странно. У него мелькнула мысль, не стоит ли усилить интенсивность воздействия манипулятора. "Возможно, это действие ликера?" — спросил он себя.

— Ты получила удовольствие от репродьюсера? — поинтересовался он у Рут.

"Грязный, злобный тролль!" — вертелось у нее в голове,

— Классная штука! — произнесла она, криво улыбаясь. — Почему бы тебе самому чуть-чуть не поразвлечься с ним?

— Владыки Сохранности! — воскликнул Келексел. Он только сейчас понял, что ликер парализует нервные центры Рут. Ее голова безвольно болталась из стороны в сторону. Половину содержимого своего бокала она расплескала.

Келексел привстал, осторожно отнял у нее бокал и аккуратно поставил его на стол. "Либо она не знает, как правильно регулировать обмен веществ, либо в принципе этого не умеет", — сообразил он.

— А ты любишь эти истории? — спросила Рут. Келексел начал восстанавливать в памяти по сюжетам

Фраффина те сложности, которые возникали у местных жителей при потреблении различных ликеров. Все происходило точно так же. "По-настоящему", — как сказала бы Рут.

— У-у, грязный мир, — пробормотала Рут. — Как думаешь, мы тоже часть нового сюжета? Они нас снимают своими… чертовыми камерами?

"Какая нелепая, ужасная мысль!", — с отвращением подумал Келексел. Однако, ее слова все же отозвались в его сознании. Их беседа странным образом походила на стандартные диалоги из историй Фраффина.

Келексел напомнил себе, что существа, подобные Рут, всю свою недолгую жизнь проводят в царстве грез, которые рождаются в уме Фраффина. Правда это не был чисто иллюзорный мир, потому что время от времени Чемы вмешивались в развитие событий. Мысль о том, что он вторгся в созданный Фраффином мир, мир насилия и душевных потрясений, яркой вспышкой озарила сознание Келексела. Войдя в распахнутые перед ним двери в мир Фраффина, он погубил себя. Теперь он не сможет устоять перед соблазном снова и снова повторять этот опыт.

Келексел захотел покинуть комнату, отказаться от своей новой игрушки, вернуться к исполнению задания, но тут же понял, что не сможет такого сделать. Он попытался найти объяснение происходящему, разобраться, в какую именно ловушку он попался. Ответа не было.

Он пристально посмотрел на Рут.

"Эти существа гораздо опаснее, чем кажутся. Мы привыкли думать, что они — наша собственность. На самом деле — мы их рабы!"

Сейчас все его подозрения вспыхнули с новой силой. Он внимательно осмотрел комнату. Что-то в ней было не так. Но что?

Сейчас здесь он не видел ничего подозрительного, на чем бы мог сконцентрировать свое тренированнее внимание. И этот факт выводил его из равновесия, вселял страх к неуверенность в своих силах. Он ощущал себя марионеткой в чьих-то искушенных руках. Неужели Фраффин играет им? Экипаж этого корабля сумел как-то подкупить четверых предыдущих следователей Бюро. Как? И что приготовлено для него? Без сомнения, сейчас они уже знают, что он — не обычный посетитель. Но что же они способны предпринять?

Конечно, только не насилие.

Рут начала плакать, раскачиваясь и спрятав лицо в ладони.

— Совсем одна, — всхлипывала она. — Совсем одна!

Неужели они используют ее? Неужели она служит наживкой в поставленной для него ловушке?

Сражение, которое он сейчас должен вести, имеет свои специфические особенности. Туг не открытый бой. Любой маневр противников скрыт под обманчиво спокойной наружностью, замаскирован вежливыми словами и жестами, предусмотренными этикетом. Это поединок интеллектов, применять физическую силу запрещено.

"Как они рассчитывают победить?" — спрашивал себя Келексел.

Даже если они возьмут над ним верх, они не могут не понимать, что последуют другие Келекселы. И не будет конца.

Никогда.

Никогда.

Мысли о возможном будущем одиночестве, как волны перекатывались через рифы его рассудка. Келексел знал, что за гранью рифов лежит безумие. Он прогнал опасные мысли прочь.

Рут поднялась с кресла и стояла, покачиваясь, напротив него. Келексел резко повернул ручку манипулятора. Рут замерла. Кожа на ее руках и щеках начала пульсировать. Глаза вылезли из орбит. Вдруг она бросилась к небольшому бассейну с водой в углу комнаты. Она наклонилась "ад краем бассейна и ее вырвало. Затем она возвратилась в свое кресло, двигаясь словно на пружинах. Где-то в глубине ее сознания звенел тоненький голосок: "Это не ты сейчас совершаешь поступки. Тебя вынуждают их совершать".

Келексел поднял свою бутылку и произнес:

— С помощью таких вот вещей твой мир привлекает вас. Скажи-ка мне, чем он нас отталкивает?

— Это не мир, — дрожащим голосом ответила она. — Это клетка. Это твой личный зоопарк.

— Ааа, хммм, — сказал Келексел. Он сделал маленький глоток из бутылки, но напиток потерял свой аромат.

Он опустил бутылку на стол. На его поверхности были видны оставленные ранее влажные отпечатки, Келексел задумчиво посмотрел на них. Женщина начинает оказывать сопротивление. Как такое могло произойти? Только Чемы и редкие случайные мутанты были невосприимчивы к подобному воздействию. Но даже Чемы не были полностью невосприимчивы — без защитной паутины Тиггиво и специальной процедуры, которую они проходили жри рождении.

Он еще раз внимательно изучил Рут.

Она с вызовом смотрела ему в глаза.

— Ваши жизни так непродолжительны, — начал Келексел. — Ваша история так коротка… Тем мс менее мы на вашем примере обретаем понятие древности, чего-то давно минувшего. Как это может быть?

— Счет — один-ноль в нашу пользу, — сказала Рут. Она почувствовала, что успокоилась, взяла себч в руки и теперь ею овладела какая-то сумасшедшая решимость.

— Пожалуйста, не надо больше изменять меня, — прошептала она.

Одновременно она подумала: "Что говорить дальше?" Инстинктивно она чувствовала, что не должна теперь соглашаться с этим существом, возможно даже стоит попытаться разозлить его. Ей следует открыто противостоять ему. Нельзя и дальше оставаться пассивной, уходить в себя, прячась в закрытом для Чемов уголке своего внутреннего мира.

"Не изменять ее?" — насторожился Келексел.

Он сумел расслышать в ее шепоте нотку сопротивления. Варвары всегда так говорят с цивилизованным собеседником. Мгновенно, он вновь почувствовал себя циничным представителем Федерации. Преданным слугой Первородных. Эта местная женщина не должна больше оказывать ему сопротивления.

— Как я могу изменять тебя? — поинтересовался он.

— Хотела бы я знать, — ответила Рут. — Пока я сумела понять только то, что ты считаешь меня дурой, не способной осмысленно воспринимать твои действия.

"Неужели Фраффин обучил это создание? — размышлял Келексел. — Неужели ее подготовили для меня?" Он припомнил свою первую беседу с Фраффином, ощущение угрозы.

— Говори, что Фраффин приказал тебе делать! — потребовал он.

— Фраффин? — Искреннее изумление отразилось на ее лице.

"Что же сделал с ней Директор Корабля историй?"

— Я не предам тебя, — твердо сказал Келексел.

Она облизала губы. Что бы Чемы ни говорили, ни делали, она никогда не могла их как следует понять. Пожалуй, единственное, что она хорошо усвоила, так то, что они могущественны.

— Если Фраффин совершает что-то незаконное по отношению к тебе, я должен об этом знать, — произнес Келексел. — Я все равно узнаю.

Она замотала головой.

— Все, что можно было узнать о Фраффине, мне уже известно, — продолжал Келексел. — Когда мы появились здесь, мы мало чем отличались от необученных животных. В то время Чемы могли спокойно жить среди вас, как Боги.

— Незаконное по отношению ко мне? — вдруг спросила Рут. — Что ты называешь незаконным?

— Законы, пусть примитивные, существуют в вашем обществе, — презрительно усмехнулся Келексел. — Тебе знакомы понятия законности и беззакония.

— Я никогда не видела Фраффина, — сказала она. — Только однажды на экране.

— О, ты хитрая бестия! Ну так его прислужники — что они велели тебе?

Она снова покачала головой. Кажется, в ее руках было какое-то оружие, которое она могла бы использовать против него. Узнать бы только, как.

Келексел отвернулся от нее, прошел, опустив голову, к репродьюсеру и обратно. Не дойдя до нее шагов десять, он остановился и поднял глаза.

— Он воспитал вас, выполнил по своему образцу — ИЗМЕНИЛ вас — превратил в самую лучшую собственность во Вселенной. У него уже было несколько очень заманчивых предложений о продаже — и он отверг их. Вероятно… ну, ладно, ты не поймешь.

— Отверг… почему? — еле слышно спросила она.

— О, это вопрос.

— Почему… почему мы так высоко ценимся?

Он протянул к ней руку так, как протягивают, чтобы приласкать больше красивое животное.

— Вы очень похожи на нас, хотя и великоваты. Мы можем отождествлять себя с вами. Ваша борьба за существование развлекает нас, служит лекарством от скуки.

— Но ты говорил о незаконных действиях?

— Когда раса, подобная вашей, вступает на очередную ступень развития, мы уже не можем позволить себе… некоторые вольности. Нам уже пришлось уничтожить некоторые аналогичные расы и сурово наказать нескольких Чемов.

— Но какие… вольности?

— Это не важно. — Келексел повернулся спиной к своей собеседнице. Было очевидно, что она не понимает сути их разговора. При столь интенсивном воздействии манипулятора вряд ли она могла лгать или лицемерить.

Рут впилась глазами в спину Келексела. Уже много дней один вопрос вертелся у нее в голове. Сейчас услышать на него ответ представлялось ей особенно важным.

— Сколько тебе лет? — собравшись с духом, спросила она.

Медленно Келексел повернулся на одной ноге и внимательно посмотрел на нее. Несколько мгновений потребовалось ему, чтобы преодолеть отвращение, вызванное столь бестактным вопросом, затем он произнес;

— А почему, собственно, это должно интересовать тебя?

— Я… я хочу знать.

— Точная продолжительность вряд ли имеет значение. Но сотни миров, подобных твоему, а может быть и гораздо больше, возникли и превратились в пыль за время моего существования. А теперь скажи, зачем ты хотела узнать?

— Мне… просто было интересно. — Она попыталась проглотить возникший в горле комок. — Скажи, как… как вы… сохраняетесь…

— Омоложение! — Он тряхнул головой. Какая отвратительная тема. Эта туземная самка поистине дикарка.

— Та женщина, Юнвик, — произнесла Рут, с удовлетворением ощущая его раздражение. — Ее называют судовым хирургом. Она занимается этим…

— Тут отлаженная процедура. Мы разработали защитные механизмы и устройства, регулирующие процесс и предотвращающие вредные последствия, за исключением, может быть, незначительных повреждений. Корабельный Врач занимается такими повреждениями, в случае необходимости. Но это происходит редко. Мы сами можем обеспечить для себя необходимый уход при омоложении. Теперь скажи, зачем ты спрашиваешь?

— Могу ли я… мы…

— О, нет! — Келексел закинул голову и отрывисто рассмеялся. — Ты должна быть для этого Чемом и проходить соответствующую подготовку с момента своего рождения, иначе такое неосуществимо.

— Но… ведь вы же — как мы. Вы…, воспроизводите себе подобных.

— Но не с тобой, мой дорогой зверек. Мы можем с тобой лишь получать удовольствие. Это лишь развлечение, защита от скуки, не более того. Мы, Чемы, не можем иметь потомство от других… — Он внезапно замолчал, уставившись на нее, в его памяти всплыла недавняя беседа с Юнвик. Они обсуждали проблемы насилия в этом мире, войны…

"…— Это — встроенная система, своего рода клапан, обеспечивающий регулировку поведения невосприимчивых", — сказала Юнвик.

— Конфликты?

— Конечно. У субъекта, невосприимчивого к внешнему воздействию, неизбежно возникает неудовлетворенность жизнью, разочарование. Такие существа тянутся к насилию и пренебрегают личной безопасностью. Их организм очень быстро изнашивается".

Внезапная догадка мелькнула у Келексела. "Неужели такое возможно? Нет! Этого не может быть! Генетические пробы аборигенов уже давно фиксируются. Я видел их собственными глазами. Но что, если… Нет! Хотя все так просто — нужно лишь подменить генетические пробы. Корабельный Врач Юнвик! Но, если она и сделала это, то зачем? — Келексел покачал головой, Подобная идея казалась абсурдной. — Даже Фраффин не осмелится наводнить свою планету полу-Чемами. Возросший иммунный уровень сразу же выдаст его… Правда, существует постоянно действующая предохранительная система".

— Я должен немедленно увидеть Фраффина, — пробормотал Келексел.

Одновременно он вспомнил: "Когда Юнвик говорила о иммунных обитателях, она постоянно ссылалась на какого-то определенного субъекта".



предыдущая глава | Ниточка памяти (сборник) | cледующая глава