home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




ГЛАВА V


Солнце почти село, когда мы с Фостером вошли в бар "Старый грешник" при гостинице и разыскали свободный столик в углу. Я наблюдал, как Фостер раскладывал на нем свои карты и бумаги. За нашими спинами слышались приглушенные голоса и звуки втыкающихся в мишень стрелок игроков.

— Когда вы, наконец, оставите свою затею и признаете, что мы зря теряем время? — спросил я. — Уже две недели мы топчем землю в одном и том же месте, а результата никакого.

— Мы еще находимся в начале наших поисков, — мягко возразил Фостер.

— Вы повторяете это в сотый раз, — буркнул я. — Если когда-то в этой груде камней и было что-либо, то теперь его там уже давно нет. Годами археологи копались в этом месте, но так ничего и не нашли.

— Они не знали, что искать, — сказал Фостер. — Они занимались поисками доказательств его религиозной значимости: останки людей, принесенных в жертву, и тому подобное.

— Мы ведь тоже не знаем, что ищем, — заметил я. — Если только вы не предполагаете найти своих Охотников под каким-нибудь расшатанным камнем.

— Вы так язвительно об этом говорите, — произнес Фостер. — А я не считаю такой вариант невозможным.

— Знаю. Вы внушили себе в Мейпорте, откуда мы бежали как два идиота, что за нами гонятся Охотники.

— Из того, что вы мне тогда рассказали об обстановке… — начал было Фостер.

— Я знаю. Вы не считаете это невозможным. Ваша беда заключается в том, что вы не допускаете иной мысли. А мне бы жилось легче, если бы вы признавали невозможность некоторых вещей. Например, гномов, которые водятся в Стонхендже.

Фостер посмотрел на меня с легкой улыбкой. Прошло всего несколько недель с тех пор, как он очнулся ото сна и стал похожим на представителя высшего сословия, который не может решить, быть ли ему проповедником или кинозвездой; а его покладистый и невинный вид уже улетучился. Он быстро учился, и с каждым днем я замечал, как его прежняя личность проявляется все сильнее и, несмотря на мои попытки сохранить за собой главенствующую роль, все больше доминирует в наших отношениях.

— То, что гипотеза у вас практически сразу же становится догмой, — сказал Фостер, — является недостатком вашей культуры. Вы еще слишком мало отошли от своей эпохи неолита, когда слепое усвоение знаний, накопленных племенем, имело значение для выживания. Научившись механически, не понимая сути, вызывать бога огня из дерева, вы стремитесь распространить этот принцип на все "установленные факты".

— Ну, вот вам установленный факт, — ехидно сказал я. — У нас осталось пятнадцать фунтов, это, примерно, сорок долларов. Пора решать, куда мы двинем отсюда, пока кто-нибудь не догадался проверить наши липовые документы.

Фостер покачал головой:

— Я не удовлетворен тем, что мы не проработали все возможности. Я проанализировал геометрические соотношения между различными элементами, и у меня появилось несколько идей, которые мне хотелось бы проверить. Я подумал: хорошо бы сходить туда ночью и поработать в отсутствие обычной толпы туристов, наблюдающих за каждым твоим шагом.

Я застонал:

— Вы меня убьете! Придумайте что-нибудь получше. Или хотя бы другое.

— Мы возьмем здесь что-нибудь перекусить, а как стемнеет — пойдем, — предложил Фостер.

Хозяин бара принес нам тарелки с холодным мясом и картофельный салат. Я жевал тонкий, но упругий ломоть ветчины и думал о всех тех людях, которые где-то усаживались за столы с изысканными блюдами среди сверкающего серебра и хрусталя. Уж слишком много было в моей жизни дешевых забегаловок, слишком много этой жареной по-французски картошки. Я даже, казалось, чувствовал всю ее тяжесть, лежащую камнем в моем желудке. Я все больше удалялся от острова моей мечты… И виноват в этом был только я сам.

— "Старый грешник", — вздохнул я. — Это — про меня.

Фостер взглянул на меня.

— Занятные названия у этих старых пабов, — заметил он. — Я полагаю, в некоторых случаях их происхождение теряется в глубокой древности.

— И почему только они не придумали что-нибудь более веселое, — сказал я. — Например, бар "Рай и гриль" или кафе "Счастливый час". Вы заметили вывеску, которая болтается снаружи?

— Нет.

— Изображение скелета, который держит поднятой одну руку, как евангелист-янки, предрекающий конец света. Его видно отсюда через окно.

Фостер обернулся и посмотрел на выцветшую от непогоды вывеску, которая поскрипывала на ветру. Он смотрел на нее довольно долго, а когда повернулся ко мне, его взгляд был каким-то необычным.

— В чем дело?.. — забеспокоился я.

Фостер пропустил мой вопрос мимо ушей и подозвал жестом хозяина бара, низенького толстяка крестьянского вида. Тот подошел к столу, вытирая руки о передник.

— Очень интересное старое здание, — сказал Фостер. — Мы тут любуемся им. Когда оно построено?

— Знаете, сэр, — ответил хозяин, — этому дому не одна сотня лет. Рассказывают, будто его построили монахи из монастыря, который был когда-то недалеко отсюда. Его разрушили воины короля, — это был Генри, — когда тот разгонял папистов,

— По-видимому, Генри VIII.

— Ага, правильно. Не тронули только этот дом, потому как он был пивоварней, и король сказал, что это — нужное заведение. И он наложил оброк: два бочонка крепкого портера с каждой варки ко двору короля.

— Очень интересно, — заметил Фостер. — Эта традиция сохранилась?

Хозяин отрицательно покачал головой:

— Кончилась при моем деде. Королева оказалась непьющей.

— А как он получил такое странное название — "Старый грешник"?

— Как свидетельствует легенда, однажды мирской брат местного ордена рылся там, на равнине у больших камней, в поисках сокровищ друидов, хотя аббат запретил ему и близко подходить к этому языческому месту, и наткнулся на человеческие кости. Будучи добрым по душе, он решил похоронить их в земле по христианскому обычаю. Ну и, зная, что аббат этого не разрешит, он стал копать могилу ночью, на священной земле у стен монастыря. Но аббат, которому в ту ночь не спалось, прогуливался в окрестностях и застал этого человека за его занятием. Когда аббат стал расспрашивать что к чему, тот представил себе, как долго ему придется нести покаяние, взял да и сказал аббату, что копает погреб для эля. Аббат, будучи человеком мудрым, похлопал его по спине и пошел дальше. Вот так была построена пивоварня. Аббат освятил ее, а вместе с ней и те кости, которые были захоронены под бочками с элем.

— То есть, старый грешник похоронен здесь, под полом?

— Да, так, во всяком случае, говорится в легенде. Хотя я сам там не копал. Но этот дом известен под таким названием уже четыреста лет.

— А где, вы говорите, копал тот мирской брат?

— Там, на равнине, у друидских камней, которые называют Стонхендж, — повторял хозяин. Он взял со стола пустые кружки. — Еще будете, джентльмены?

— Конечно, — ответил Фостер. Он спокойно сидел напротив меня с безразличным лицом. Но я чувствовал напряженность под его внешним спокойствием.

— Что вы затеваете? — тихо спросил я. — С каких это пор вас стала так интересовать местная история?

— Позже, — прошептал Фостер. — Сделайте скучающий вид.

— Это нетрудно, — промолвил я.

Хозяин вернулся и поставил перед нами тяжелые стеклянные кружки.

— Вы сказали нам, что этот брат нашел кости, — обратился к нему Фостер. — Это было в Стонхендже?

Хозяин прочистил горло и скосил глаза на Фостера.

— Джентельмены случаем не из университета?

— Скажем так, — с готовностью ответил улыбающийся Фостер. — Нас очень интересуют эти крупицы сведений. И, естественно, мы можем подкрепить этот интерес некоторой суммой.

Хозяин начал демонстративно протирать стол.

— Мне кажется, это — дорогое дою, — сказал он, — копать в таких необычных местах. Надо знать, где копать — вот, что важно, провалиться мне на этом месте.

— Очень важно, — согласился Фостер. — Это может стоить пять фунтов, не меньше.

— Об этом месте мне рассказал мой дед. Он взял меня туда ночью и показал то место, которое ему показывал еще его дед. Он сказал мне, что там — великая тайна. Из тех, которыми любой простой человек может законно гордиться.

— И еще пять фунтов в знак моего личного уважения, — добавил Фостер.

Хозяин измерил меня взглядом:

— Ну, а тайна, которая передается от отца к сыну…

— И, конечно, мой коллега, со своей стороны, тоже желает выразить вам свое почтение. Это еще пять фунтов.

— Большего почтения наш бюджет не выдержит, мистер Фостер, — заметил я, вынул деньги и передал ему. — Я думаю, вы не забыли о тех людях, которые хотели поговорить с нами дома, — добавил я. — Бьюсь об заклад, теперь они могут выйти на нас в любой момент.

Фостер свернул купюры и зажал их в руке.

— Действительно, Лиджен, — сказал он, — нам, наверное, нужно поторапливаться…

— Но ради прогресса науки, — вмешался хозяин, — я готов принести жертву.

— Нам нужно пойти туда сегодня же, — заявил Фостер. — У нас очень насыщенная программа.

Владелец паба поторговался с Фостером еще минут пять и согласился отвести нас на то место, где был найден скелет.

Когда он удалился, я сказал:

— Ну, выкладывайте.

— Взгляните еще раз на вывеску, — сказал Фостер.

Я последовал его совету. Скелет, казалось, улыбался, подняв руку.

— Ну, вижу, — сказал я. — Однако, это не объясняет, почему вы отдали наши последние деньги…

— Посмотрите на руку. Видите кольцо на пальце?

Я взглянул еще раз. На костлявом указательном пальце было изображено тяжелое кольцо с рисунком из концентрических кругов.

Это была копия кольца, которое носил Фостер.

Хозяин паба остановил свой обшарпанный "Моррис Майнор" на обочине шоссе и затянул ручной тормоз.

— Ближе подъехать на машине мы не сможем, — сообщил он.

Мы выбрались наружу и посмотрели на холмистую равнину. На фоне последних лучей заходящего солнца вырисовывались древние камни Стонхенджа.

Хозяин порылся в багажнике, извлек оттуда рваное одеяло и два длинных фонарика на четыре батарейки каждый и протянул один — мне, другой — Фостеру.

— Не включайте их пока я вам не скажу, — проинструктировал он нас, — иначе все графство узнает, что здесь кто-то бродит.

Мы следили, как он накинул одеяло на забор из колючей проволоки, перелез через него и зашагал по голому полю. Не говоря ни слова, мы с Фостером последовали за ним.

Равнина была пустынной. На далеком склоне холма светилось несколько одиноких огней. Стояла темная безлунная ночь. Я едва видел землю у себя под ногами. Судя по скачущему вдалеке свету фар, где-то по дороге проезжала машина.

Мы миновали внешнее кольцо камней, обходя поваленные глыбы двадцати футов в длину.

— Мы сломаем себе шеи, — сказал я. — Давайте включим один фонарик.

— Еще не время, — прошептал Фостер.

Наш гид остановился. Мы подошли к нему.

— Больно много времени прошло с тех пор, как я тут был, — сказал он. — Сейчас прикину по Каблуку Монаха.

— Это еще что такое?

— Вон тот огромный камень, который стоит особняком на Пути.

Мы напрягли зрение, но его темный силуэт был едва виден на фоне неба.

— Кости были закопаны там? — спросил Фостер.

— Не-а, они валялись просто так. Как говорил дед, в двадцати шагах отсюда. Но он был здоровый, пятнадцать стоунов весом, и очень ногастый… — бормотал хозяин, отмеривая шагами расстояние.

— Что мешает ему просто указать место и сказать: "Вот здесь"? — заметил я.

— Давайте подождем и увидим, — предложил Фостер.

— Так или иначе, — произнес хозяин бара, — там в земле была яма, а рядом с ней камень. Думаю, шагов пятьдесят отсюда. Там, — указал он.

— Я ничего не вижу, — сказал я.

— Подойдем поближе!

Фостер пошел вперед, я — за ним. Сзади следовал хозяин. Я рассмотрел неясные очертания большого предмета, а перед ним глубокую впадину в земле.

— Вот, наверное, это место, — произнес Фостер. — Старые могилы всегда проваливаются…

Вдруг он схватил меня за руку:

— Смотрите!..

Поверхность почвы перед нами, казалось, задрожала, потом начала подниматься и опускаться. Фостер быстро включил фонарик. Дно впадины выгнулось и раскололось надвое. Из образовавшейся расселины начала выплескиваться бурлящая люминесцирующая масса, от которой отделился светящихся шар. Жужжа, он поднимался вдоль потрескавшейся поверхности векового камня.

— Сохрани нас святые! — прошептал хозяин бара сдавленным голосом.

Мы с Фостером выпрямились и застыли на месте, не спуская с шара глаз. Тот поднимался все выше — и вдруг ринулся прямо на нас. Фостер прикрыл голову рукой и быстро присел. Светящийся шар круто вильнул, нанеся ему скользящий удар, отскочил на несколько ярдов и завис в воздухе. В мгновение ока все вокруг нас заполнилось множеством таких же шаров, вырывающихся из-под земли и летящих на нас с жужжанием, подобно рою ос. Луч фонарика Фостера метнулся к этому скопищу.

— Пускайте в ход фонарик, Лиджен! — хрипло крикнул он.

Я продолжал стоять как вкопанный. Шары неслись прямо на Фостера, словно не замечая меня. Я слышал, как хозяин бара развернулся за моей спиной и бросился наутек. Я нащупал, наконец, выключатель фонарика, нажал его в направил луч света на Фостера. Шар, попавший в луч над его головой, мгновенно исчез. На Фостера обрушивались новые шары, — и лопались подобно мыльным пузырям в свете фонарика. Но на их месте появлялись другие. Фостер крутился как волчок, сражаясь с ними. Вот он взмахнул рукой, и я услышал хруст от удара фонарика о камень за его спиной. В мгновенно наступившей темноте было видно, как шары сбились в плотную массу над его головой.

— Бегите, Фостер! — закричал я.

Он побежал, но, не преодолев и пяти ярдов, закачался и упал на колени.

— Прикройте, — прохрипел он и ткнулся лицом в землю. Я немного разогнал скопление мечущихся шаров и занял удобную позицию, чтобы защитить его, Вокруг меня стоял отвратительный запах серы. Кашляя, я упорно продолжал уничтожать шары, роившиеся вокруг головы Фостера. Новые шары из расщелины уже больше не появлялись. Удушающее облако обволакивало нас обоих, но охота велась только за Фостером. Я подумал о каменной глыбе: если мне удастся прикрыть себя со спины, у меня появится определенный шанс. Я наклонился, схватил Фостера за пиджак и стал пятиться, волоча его перед собой. Шары яростно кружили вокруг меня. Размахивая фонариком, я продолжал отступать, пока не уперся спиной в камень. Я присел. Теперь они могли нападать только спереди.

Я бросил взгляд на расщелину, из которой появились все эти шары. Она казалась достаточно широкой, чтобы Фостер мог пролезть. Там он будет хоть как-то защищен, Я перевалил его через край, а сам прислонился спиной к камню я сосредоточился на сражении.

Теперь я уничтожал их по определенной схеме, проводя лучом сначала вертикально, а потом горизонтально. Но шары меня как будто не замечали. ОНИ устремлялись к расщелине, пытаясь добраться до Фостера, л там, на подлете, я доставал их лучом. Их полчища редели, а атаки становились менее яростными. Я уже начал выбирать и "гасить" отдельные шары. Жужжание стало прерывистым и неуверенным. Наконец вокруг меня осталось всего несколько беспорядочно мечущихся шаров. Минутой позже последняя уцелевшая пятерка их обратилась в бегство и с жужжанием скрылась во тьме.

Я в изнеможении оперся о камень. Глаза мои заливал пот, легкие раздирало от серы.

— Фостер! — задыхаясь позвал я. — С вами все в порядке?

Ответа не последовало. Я направил луч в сторону расщелины, но он высветил только сырую глину да несколько камешков.

Фостер исчез.



ГЛАВА IV | Ниточка памяти (сборник) | ГЛАВА VI