home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




ГЛАВА VI


Я подобрался к краю ямы и поводил внутри ее лучом фонарика. Он отразился от стенки и выхватил из темноты черную дыру, наклонно уходящую в глубь земли — тайное убежище, из которого вырвались эти шары.

Фостер застрял в просвете. Я сполз ниже и вытащил его оттуда. Он еще дышал — это уже хорошо.

Теперь, когда этих шаров больше не было, меня стало интересовать, вернется ли сюда хозяин бара. Или, может, он сообщит куда надо о том, что произошло, и приведет сюда какую-нибудь поисковую группу. Но мне в это что-то не верилось: вряд ли он был из тех, кто сам напрашивается на неприятности, да еще у призраков старых грешников.

Фостер застонал и открыл глаза.

— Где… они? — пробормотал он.

— Не волнуйтесь, Фостер, — ответил я, — с вами все в порядке.

— Лиджен, — обратился он ко мне. — Охотники…

— Хорошо, называйте их Охотниками, если вам так нравится. Хотя лучшего имени им и не придумать. Я дал им прикурить от фонарика. Их уже нет.

— Это означает…

— Не будем ломать голову над тем, что это означает, лучше уберемся отсюда.

— Охотники… Они вырвались из-под земли… из расщелины.

— Да. И вы сами находитесь наполовину в этой дыре. Я думаю, они прятались именно здесь.

— Логово Охотников, — произнес Фостер.

— Называйте его как хотите, — ответил я. — Хорошо, что вы туда не провалились.

— Лиджен, дайте мне фонарик.

— Боюсь, вы затеваете что-то такое, что мне придется не по душе, — произнес я, выполняя его просьбу"

Он посветил в горловину туннеля. Я увидел свод из полированного черного стекла, поднимающийся дугой на четыре фута от усыпанного каменными осколками дна шахты. Вниз по откосу, уходящему под углом примерно тридцать градусов, с дробным стуком покатился случайно задетый камень.

— Черт, этот туннель — дело рук человека, — заметил я, вглядываясь внутрь. — Я, естественно., имею в виду не человека эпохи неолита.

— Лиджен, нам обязательно нужно посмотреть, что там, — заявил Фостер.

— Давайте придем сюда в другой раз, с веревками и страховыми полисами на большую сумму, — предложил я.

— Нет, — ответил Фостер, — Ведь мы же нашли, что искали…

— Конечно, — сказал я. — Так нам и надо. А вы уверены, что чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы уподобиться Алисе и Белому Кролику из Зазеркалья?

— Да. Пошли.

Фостер сунул ноги в дыру, соскользнул вниз и пропал. Я последовая за ним: осторожно влез в туннель, бросил прощальный взгляд на ночное небо и, отпустив руки, съехал вниз. От сильного удара о дно шахты у меня захватило дух. Я встал на четвереньки на ровном полу, усеянном гравием.

— Где мы?

Я нащупал между обломками камней фонарик и посветил вокруг себя. Мы находились в помещении площадью около десяти квадратных ярдов с низким потолком. Я видел гладкие стены, какие-то темные массивные формы, которые напоминали мне саркофаги в египетских гробницах, за тем исключением, что здесь они блестели в луче света множеством шкал и ручек управления.

— Для парней, которые старательно избегают общества полицейских, мы обладаем просто таланте?"! делать то, чего не следует, — сказал я, — Это какой-то совершенно секретный военный объект.

— И думать нечего, — ответил Фостер. — Это не может быть современным сооружением. Пол шахты усыпан камнями…

— Давайте быстрее уберемся отсюда, — прервал его я. — Мы и так уже, наверное, вызвали срабатывание охранной сигнализации.

Как-будто в подтверждение моих слов наш разговор был прерван тихим звоном. На квадратной панели вспыхнули жемчужные огоньки. Я поднялся на ноги и подошел поближе, чтобы лучше ее рассмотреть. Фостер встал рядом.

— Что скажете? — спросил он.

— Я не специалист по памятникам каменного века, — сказал я. — Но провалиться мне на месте, если это не экран радиолокационной станции.

Я уселся в единственное кресло перед запыленным пультом управления и принялся следить за красным пятнышком, которое ползло по экрану. Фостер встал за моей спиной.

— Мы в долгу перед старым грешником, — произнес он. — Кто бы мог подумать, что он приведет нас сюда?

— Старый грешник? — переспросил я. — Да здесь все куда современнее, чем музыкальный автомат, который выпустят в будущем году.

— Посмотрите на символы, которые нанесены на всех этих приборах, — обратил мое внимание Фостер. — Они идентичны тем, которыми написана первая часть дневника.

— Для меня все крючки выгладят одинаково, — ответил я. — Сейчас меня больше волнует экран. Насколько я понимаю, эта точка означает самолет, летящий или с очень малой скоростью или на очень приличной высоте.

— Современные самолеты могут действовать на больших высотах, — заметил Фостер.

— Но не на таких, — сказал я. — Дайте мне еще несколько минут, чтобы изучить эти шкалы…

— Здесь еще какие-то органы управления, — произнес Фостер. — Они явно предназначены для включения…

— Не трогайте их, — предупредил я, — если не хотите начать третью мировую войну.

— Я не думаю, что результаты будут настолько серьезными, — отозвался Фостер. — Весь этот комплекс явно предназначен для каких-то простых целей, не имеющих ничего общего с современными войнами. Но очень возможно, что он связан с тайной дневника… и с моим прошлым.

— Чем меньше мы знаем о нем, тем лучше, — заметил я. — Во всяком случае, если мы ничего не будем здесь трогать, то всегда сможем заявить, что заглянули сюда, прячась от дождя…

— Вы забываете об Охотниках, — сказал Фостер.

— Это, наверное, какое-то новое и очень хитрое противопехотное оружие.

— Они появились из этой шахты, Лиджен. Она вскрылась под давлением рвавшихся наружу Охотников.

— Почему они выбрали именно тот момент, когда появились мы? — заинтересовался я.

— Думаю, их что-то потревожило, — ответил Фостер. — Видимо, они почувствовали присутствие своего давнего врага.

Я развернулся в кресле и посмотрел на него:

— Я понял ход ваших мыслей. То есть, вы — их давний враг, так? Теперь давайте разберемся: это означает, что много сотен лет назад вы лично сражались с Охотниками здесь, в Стонхендже. Уничтожив целую кучу их, вы бежали, наняли какую-то ладью и пересекли Атлантику. Позже вы потеряли память и превратились в парня по фамилии Фостер. А несколько недель назад вы потеряли ее снова. Вы согласны с этим?

— Более или менее.

— Ну а сейчас мы сидим футах в двухстах под Стонхенджем, после стычки с целым полчищем светящихся вонючих бомб, и я узнаю, что в следующем году вам исполняется девятьсот лет.

— Лиджен, а помните ту запись в дневнике: "Я нашел, где обитают Охотники. Это было место, знакомое мне издавна. Там не было никакой постройки, только шахта, сооруженная людьми Двух Миров…"?

— Да, — ответил я. — Значит вам около тысячи лет.

Я взглянул на экран, вытащил из кармана клочок бумаги и быстро набросал кое-какие расчеты:

— Вот вам еще одна большая цифра: этот объект, который мы видим на экране, находится на высоте 30000 миль, плюс-минус несколько процентов.

Я отбросил карандаш, развернулся к Фостеру и озабоченно добавил:

— Во что мы влипли, Фостер? Я не хочу сказать, что меня действительно интересует ответ на этот вопрос. Но сейчас я бы предпочел оплатить свои долги перед обществом и отправиться в хорошую и чистую тюрьму…

— Успокойтесь, Лиджен, — произнес Фостер. — Что за бред!

— Хорошо, — я опять повернулся к экрану. — Вы — босс, делайте, что хотите. А желание бежать у меня чисто рефлекторное. Мне ведь даже некуда бежать. Во всяком случае рядом с вами я еще питаю сказочные надежен, что вы окажетесь не совсем чокнутым и мы как-нибудь…

Я выпрямился в кресле.

— Взгляните сюда, Фостер, — бросил я, не сводя глаз с экрана. На нем вспыхнул узор из точек… погас… вспыхнул снова. — Похоже на работу системы распознавания "свой-чужой"… А эти точки — сам сигнал распознавания. Интересно, что мы должны сделать сейчас?

Фостер молча следил за экраном.

— Не нравится мне что-то это мигание, — забеспокоился я. — Слишком уж оно бросается в глаза.

Я глянул на большую красную кнопку рядом с экраном:

— Если я нажму ее, возможно… — И не раздумывая, я ткнул в нее пальцем.

На панели управления замигала желтая лампочка, а узор из точек на экране пропал. Красное пятнышко разделилось: от него под прямым углом отошла маленькая точка.

— Я не уверен, что вам следовало это делать, — заметил Фостер.

— Да-а, для сомнений достаточно поводов, — произнес я натянутым голосом. — Похоже, я дал команду на сброс бомбы с борта корабля, висящего над нашими головами.

Нам потребовалось три часа, чтобы выбраться из туннеля. И с каждым преодоленным футом в голове возникала одна и та же фраза: вот, наверное, и все… вот, наверное, и все… вот, наверное, и все…

Я выполз из горловины туннеля и, тяжело дыша, перевернулся на спину. Рядом ощупью выбирался Фостер.

— Нам нужно выйти на шоссе, — сказал я, развязывая веревку из разорванной одежды, которая соединяла нас при подъеме. — В пабе есть телефон. Нужно сообщить властям…

Я взглянул на небо.

— Погодите! — я схватил Фостера за руку и показал вверх. — Что это?

Фостер поднял голову. В небе на наших глазах вырастала сверкающая синяя точка, превосходящая по яркости звезду.

— В итоге нам, может, и не придется ставить кого-либо в известность, — промолвил я. — Похоже, эго — наша бомба… Возвращается домой…

— Это нелогично, — возразил Фостер. — Вряд ли весь комплекс сооружался только для тот, чтобы самоликвидироваться таким сложным способом.

— Бежим! — крикнул я.

— Ока приближается слишком быстро, — ответил Фостер. — Расстояние, которое мы пробежим за несколько минут, будет слишком мало по сравнению с радиусом поражения современной бомбы. Нам безопаснее укрыться здесь, около расщелины, чем оказаться на открытой местности.

— Может, снова вернуться в туннель? — предложил я.

— И оказаться похороненными заживо?

— Вы правы, лучше уж изжариться на поверхности.

Мы съежились, наблюдая, как свечение разрасталось прямо у нас над головой, становилось все ярче. Я уже мог видеть в этом свете лицо Фостера.

— Это никакая не бомба, — сказал Фостер. — Она не падает, а медленно снижается, как…

— …как медленно падающая бомба, — подхватил я. — И прямо нам на голову. Прощайте, Фостер. Не могу сказать, что знакомство с вами мне доставило удовольствие, но все же. С секунды на секунду нам станет жарко. Надеюсь, долго мучиться не придется.

Светящийся диск уже достиг размеров полной луны и был невыносимо ярок. Он освещал равнину подобно бледному синему солнцу. Стояла абсолютная тишина. По мере снижения начали вырисовываться очертания диска, и я мог видеть темный купол в его верхней части, едва освещенный отраженным от земли светом.

— Эта штука не меньше парома, — заметил я.

— Она опускается не на нас, — сказал в свою очередь Фостер. — Она спустится на землю на несколько сот футов восточнее.

Мы наблюдали, как изящный по форме объект снижался медленно, словно во сне… пятьдесят футов… триста… и наконец завис над гигантскими камнями.

— Он сейчас шлепнется на Стонхендж, — воскликнул я.

Мы не спускали глаз с корабля, который мягко садился в самом центре кольца из древних камней. На какое-то мгновение их силуэты резко вырисовались в потоке света, потом вдруг свечение стало быстро тускнеть и пропало.

— Фостер, — спросил из — как по-вашему, возможно ли, что…

Сбоку корпуса появилась полоска желтого света, которая выросла в квадрат. Потом оттуда выдвинулась и опустилась на землю лестница.

— Если сейчас появится кто-нибудь со щупальцами, — произнес я неестественно визгливым голосом, — я смываюсь.

— Никто не появится, — спокойно произнес Фостер. — Я думаю, Лиджен, что этот космический корабль предоставлен в наше распоряжение.

— Я не собираюсь лезть в эту фиговину, — в пятый раз повторил я. — В нашем мире есть множество вещей, в которых я не уверен, но я убежден на сто процентов.

— Лиджен, — сказал Фостер, — это не современный военный корабль. У него, видимо, сработала система самонаведения на передатчик подземной станции-, которая расположена прямо под этим памятником древности, сооруженным несколько тысяч лет назад…

— И я должен поверить, что этот корабль находился на околоземной орбите несколько тысяч лет в ожидании того, что кто-то нажмет красную кнопку? Вы что, считаете это логичным?

— При наличии таких прочных материалов, как, например, тот, из которого сделан дневник, это не является невозможным… или даже трудным.

— Из туннеля нам удалось выбраться живыми. Может, этого хватит?

— Но ведь мы вплотную подошли к разгадке многовековой тайны, — сказал Фостер, — тайны, которую, судя по записям в дневнике, я пытался узнать на протяжении многих своих жизней…

— А разве не вы хвалились, что потеря памяти избавляет вас, от навязчивых идей, которые противоречат вашим же теориям?

Фостер мрачно улыбнулся:

— Идя по найденному нами следу, мы оказались здесь. Теперь нам ничего не остается делать, как следовать ему, куда бы он нас ни привел.

Я лежал на земле, глядя во все глаза на эту невероятной формы штуковину, стоящую Невдалеке с манящим освещенным квадратом люка.

— Просто не представляю, — сказал я, — вдруг из ниоткуда на землю сваливается какой-то корабль… или как там его еще назвать, открывает свой люк, и вы тут же готовы войти в его уютную кабину.

— Прислушайтесь, — прервал меня Фостер.

Тут я различил слабый грохот, который угрожающе перекатывался, подобно далекой артиллерии.

— Еще корабли… — начал было я.

— Реактивные самолеты, — поправил меня Фостер. — Наверное, взлетели с баз в восточной Англии. Ну, сейчас они разнесут наш корабль на…

— Все, с меня хватит, — заорал я, вскакивая на ноги. — Вашего секрета больше нет…

— Ложитесь, — крикнул в ответ Фостер. Рев двигателей стал уже оглушительным.

— Зачем? Они…

Две длинные огненные линии перечеркнули небо, загибаясь вниз к земле.

Я шлепнулся в грязь за камнем в тот самый момент, когда ракеты взорвались. Ударная волна хлопнула по земле как чудовищный раскат грома, и вход в туннель на моих глазах обрушился. Я повернул голову и увидел пылающее сопло реактивного истребителя, который пронесся над нами и стал разворачиваться, одновременно набирая высоту.

— Они с ума сошли, — закричал я. — Открыть огонь по…

Мой негодующий крик утонул в грохоте второго огневого вала. Я вжался в грунт и замер. Земля девять раз содрогнулась от залпов, прежде чем рев как бы нехотя начал утихать. В воздухе неприятно пахло горелой взрывчаткой.

— Мы бы уже были на том свете, если бы попытались укрыться в туннеле, — проговорил я, задыхаясь выплевывая грязь. — Он обрушился от первой же ракеты. И если та штука была кораблем, как вы, Фостер, предполагали, то они превратили его в…

Мои слова замерли в воздухе. Из оседающей пыли выступил контур корабля, абсолютно такой же, как и прежде, за тем исключением, что квадрат света исчез. На моих глазах люк открылся вновь, и трап опять опустился на землю, как бы приглашая войти.

— Теперь они попробуют ядерные заряды, — предположил я. — Этого защита корабля, наверное, не выдержит, а мы — тем более"…

— Слышите? — прервал меня Фостер. Вдали нарастал еще более мощный рев. — В корабль! — крикнул он и, вскочив на ноги, побежал.

Я помедлил ровно настолько, чтобы успеть мысленно оценить свои шансы в случае, если побегу в сторону шоссе и окажусь на открытом месте, и потом рванул вслед за ним. Спотыкаясь, тот пересек поле, изрытое воронками от ракет, добежал до трапа и быстро взобрался по нему. Рев приближающихся бомбардировщиков нарастал. Он напоминал мне полное смертельной ненависти рычание. Я перемахнул через еще дымящийся кусок камня, в два прыжка преодолел трап и нырнул в залитое желтым светом нутро корабля. Дверь за мной со звонким чмоканьем захлопнулась.

Я оказался в великолепно оборудованном круглом помещений. В центре его, на полу, находилось что-то наподобие пьедестала, из которого торчала полированная ручка. Рядом лежали человеческие кости. Пока я разглядывал все это, Фостер подскочил к пьедесталу, схватился за ручку и потянул ее на себя. Она легко поддалась. Свет мигнул, и у меня на мгновение закружилась голова. Но больше ничего не произошло.

— Попробуйте в другую сторону, — крикнул я. — В любую секунду начнут падать бомбы…

Я двинулся к пьедесталу, вытянув вперед руку, но Фостер преградил мне дорогу:

— Взгляните!

Я посмотрел туда, куда он показывал пальцем, и увидел светящийся пульт — точную копию пульта из подземного комплекса. На нем проецировалась изогнутая белая линия, заканчивающаяся на вершине красной точкой.

— Мы — вне опасности, — сообщил мне Фостер. — Нам удалось взлететь.

— Не похоже, чтобы мы двигались: не чувствуется ускорения. Здесь, наверное, звукоизоляция, поэтому мы не слышим бомбардировщиков…

— Никакая звукоизоляция не помогла бы, окажись мы в эпицентре, — ответил Фостер. — Этот корабль результат усилий передовой науки. Мы оставили бомбардировщики далеко позади.

— А куда мы летим? И кто управляет этой штукой?

— Насколько я понимаю, корабль управляется автоматически, — ответил Фостер. — Я не знаю, куда мы направляемся, но мы уже в пути.

Я изумленно взглянул на него.

— Вам это нравится, Фостер, да? Похоже, это самый счастливый момент вашей жизни.

— Не буду отрицать, что я рад такому повороту событий, — сказал он. — Вы что, ке понимаете? Этот корабль представляет собой спасательный модуль с автоматическим управлением. Он доставит нас на корабль-базу.

— Ладно, Фостер, — произнес я и посмотрел на скелет, лежащий за его спиной. — Но будем надеяться, что нам повезет больше, чем последнему пассажиру этого корабля.



ГЛАВА V | Ниточка памяти (сборник) | ГЛАВА VII