home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




ГЛАВА XI


Я сидел за кухонным столом в квартире Маргареты в Лиме и обгрызал последние нити мяса с куриной косточки, пока моя подружка наливала мне еще кофе.

— Ну, теперь рассказывай, — произнесла она. — Почему они сожгли твой дом? Как тебе удалось сюда добраться?

— Они были настолько увлечены своей драчкой, что совсем потеряли голову, — ответил я. — Только такое объяснение приходит мне на ум. Поначалу я думал, что нахожусь в полной безопасности, как грошовые часы на съезде карманников. Я полагал, что эти люди приложат определенные усилия, чтобы уберечь меня от беды, но ошибся.

— А солдаты…

— Может, они были и правы. Не могли же они позволить, чтобы русские завладели мною. Интересно, почему им не пришло в голову написать мне письмо с просьбой о сотрудничестве в деле…

— А почему ты оказался весь в грязи? С засохшей кровью на спине?

— Мне пришлось от души поплавать, часов эдак пять, потом еще час пробираться через мангровые заросли. Хорошо, что светила луна. Затем три часа на попутках… и вот я здесь.

— Надеюсь сейчас, после еды, тебе лучше. Ты выглядел просто ужасно.

— Если бы ты жила на квартал дальше, я бы, наверно, не дошел. Я уже выдохся. Царапина на плече — ерунда… если только шок… Не знаю.

— Теперь ляг и поспи, — сказала Маргарета. — Что тебе еще будет нужно?

— Достань мне одежду, — ответил я. — Серый костюм, белую рубашку, черный галстук и туфли. Потом сходи в банк и сними с моего счета немного денег, скажем, тысяч пять. Да, посмотри, не появится ли что-нибудь в газетах. Возвращаясь, если заметишь, что в вестибюле кто-то крутится, в квартиру не поднимайся" Позвони мне и договоримся, где встретиться.

Она встала:

— Ужасно! А твое посольство не может…

— Я что, не говорил тебе?.. Смейлу помогал некий мистер Пруффи из посольства… и еще какой-то полковник Санчес. Я не удивлюсь, если к делу уже привлечена местная полиция… если только они не посчитали меня мертвым. Но после того, как ты вернешься со свеженьким чеком на круглую сумму и с новым мужским костюмом, им быстро придется отказаться от этой мысли. Сейчас я посплю, а как только ты вернешься, — смоюсь.

— И куда поедена?

— Доберусь до аэропорта, а там видно будет. Не думаю, что вся полиция уже поднята на ноги. Ведь, пока все не пошло наперекосяк, они пытались провернуть это дело втайне. Кроме того, им еще надо замести следы.

— До открытия банка еще несколько часов, — сказала Маргарета. — Иди спать и не беспокойся. Я позабочусь обо всем.

Я добрался до спальни, растянулся на большой широкой кровати, и мое сознание тут же ускользнуло от меня, как вода сквозь пальцы.

Как только я открыл глаза, сразу понял, что не один, хотя не слышал ни звука, но чувствовал нутром, что в комнате кто-то есть. Я медленно сел на кровати и огляделся.

Он сидел на стуле у окна — обычный на вид малый в рыжевато-коричневом тропическом костюме с незажженной сигаретой во рту и абсолютно безучастным выражением лица.

— Давайте, закуривайте, — сказал я. — Не обращайте на меня внимания.

— Спасибо, — ответил он тонким голосом, вытащил из внутреннего кармана зажигалку и, щелкнув, поднес к сигарете.

Я поднялся. Мой гость сделал едва заметное движение и в его руке вместо зажигалки оказался револьвер с коротким стволом.

— У вас превратное представление обо мне, мистер, — заметил я. — Я не кусаюсь.

— Мне не хотелось бы, чтоб вы делали резкие движения, мистер Лиджен, — сказал он, глядя мне в глаза. — Нервы у меня уже не те.

Револьвер все еще был направлен на меня.

— На кого вы работаете? — спросил я. — И можно ли мне обуться? Может, вы боитесь, что я вытащу из своего носка пушку?

Он положил оружие на колено:

— Одевайтесь, мистер Лиджен.

— Извините, — сказал я. — Нет одежды.

Он слегка нахмурился:

— Мой пиджак будет тесноват, но я думаю, что все-таки налезет.

Я снова сел на кровать.

— Я собираюсь взять сигарету, — предупредил я. — Постарайтесь не пристрелить меня.

Я взял пачку со стола и закурил. Он продолжал смотреть мне прямо в глаза.

— Как получилось, что вы не сочли меня мертвым? — спросил я, выпустив дым в его сторону.

— Мы обыскали дом и не нашли тела.

— Эх вы, тупые задницы! Вы должны были подумать, что я утонул.

— Такая возможность учитывалась. Но, на всякий случай, мы провели обычную проверку.

— Спасибо за то, что хоть дали мне выспаться. Вы давно здесь?

— Всего несколько минут, — сказал он и посмотрел на часы. — Ив ближайшие четверть часа мы должны выйти отсюда.

— Чего вы хотите от меня? — спросил я. — Вы сами уничтожили все, что вас интересовало.

— Департамент желает задать вам несколько вопросов.

— Послушайте, я — обычный дурень, — стал ныть я, — и ни фига во всех этих штуковинах не соображаю. Я просто ими торговал, понимаете?

Он затянулся и прищурясь посмотрел на меня сквозь дым:

— А вы ведь в колледже были отличником, в том числе и по английскому языку.

— Да-а, вы, ребята, хорошо справляетесь с домашним заданием, — я взглянул на револьвер. — Интересно, вы действительно пристрелили бы меня?

— Я попытаюсь объяснить вам мое положение, — сказал он. — Просто, чтобы избежать недоразумения, которое может оказаться для вас гибельным. Мне даны инструкции доставить вас живым… по возможности. Если вы попытаетесь избежать ареста… или вдруг попадете не в те руки, я буду вынужден применить оружие.

Я обувался, обдумывая его слова. Самая хорошая возможность бежать была сейчас, пока мой сторож один. Но я чувствовал, что он не врал по поводу моих шансов получить пулю в лоб. И я уже видел этих ребят в деле там, на острове.

Он поднялся на ноги:

— Пошли в гостиную, мистер Лиджен.

Подойдя к двери, он пропустил меня вперед. Часы на камине в гостиной показывали одиннадцать часов. Я спал часов пять-шесть. С минуты на минуту должна вернуться Маргарета…

— Наденьте вот это, — сказал он.

Я взял его легкий пиджак, втиснулся в него и взглянул на свое отражение в большом прямоугольном зеркале, которое занимало большую часть стены над низкой софой:

— Это не настоящий я. Я обычно…

Раздался телефонный звонок.

Я посмотрел на своего стража. Он в ответ отрицательно покачал головой. Мы стояли и слушали, как звонил телефон. Через некоторое время звонки прекратились.

— Нам лучше уйти, — сказал он. — Прошу вас, идите впереди. Мы спустимся на лифте в подвал и покинем здание через черный ход.

Он замолчал, глядя на дверь. Послышалось звяканье ключа. Он поднял револьвер.

— Подождите, — бросил я. — Это девушка, которой принадлежит квартира.

Я повернулся лицом к нему, дверь была у меня за спиной.

— Вы поступили опрометчиво, Лиджен, — прошептал он, — Не вздумайте больше двигаться.

Я замер, гладя на дверь в большое зеркало на противоположной стене. Дверная ручка повернулась, дверь открылась… и в комнату крадучись вошел худой смуглый человек в белой рубашке и белых брюках. Закрывая дверь, он переложил небольшой автоматический пистолет в левую руку. Мой страж взвел курок револьвера и направил его в пряжку моего ремня.

— Не шевелитесь, Лиджен, — повторил он. — Это ваш единственный шанс.

Он слегка отодвинулся и взглянул мимо меня на нового гостя. Я наблюдал в зеркале, как человек в белом развернулся за моей спиной и взял нас обоих на мушку.

— В моих руках безотказное оружие, — предупредил визитера мой первый владелец. — Надеюсь, вы знаете, что оно из себя представляет. Мы специально сделали так, чтобы информация о нем стала известна вам. Я удерживаю курок пальцем. Если рука расслабится, произойдет выстрел. Поэтому на вашем месте я бы поостерегся поднимать стрельбу.

Худой сглотнул, его черная кожаная бабочка дернулась от судорожного движения кадыка, но он не проронил ни слова. Сейчас ему нужно принять труднее решение. По-видимому, его задание совпадало с заданием моего первого покровителя: доставить меня живым… по возможности.

— А кого представляет этот парнишка? — спросил я своего владельца, заметив про себя, что мой голос стал на пол-октавы выше обычного.

— Советский агент.

Я снова взглянул в зеркало:

— Чушь собачья. Он похож на официанта из местной дешевой забегаловки. Поднялся сюда, чтобы принять у нас заказ.

— Вы слишком много говорите, когда нервничаете, — процедил мой страж сквозь зубы, Он упорно не сводил с меня дула револьвера. Я посмотрел на палец, который удерживал курок: не расслабляется ли?

— По-моему, это тупик, — произнес я. — Давайте повторим все с начала. Вы оба выйдете и…

— Заткнитесь, Лиджен. — Мой страж облизнул губы и посмотрел мне в лицо. — Извините, кажется…

— …вам не хочется стрелять в меня, — выпалил я громко. Приоткрытая дверь, которую я видел в зеркале, стала осторожно отворяться… дюйм… два дюйма. — Иначе вы испортите свой великолепный пиджак…

Я не прекращал говорить:

— В любом случае, это будет крупной ошибкой: общеизвестно, что русские шпионы — это коренастые мужики, мордовороты в нахлобученных шляпах…

В комнату беззвучно проскользнула Маргарета. Она сделала два стремительных шага и шарахнула тяжелой сумочкой по напомаженной голове, которая прилагалась к кадыку. Человек в белом покачнулся и пальнул в ковер на полу. После чего пистолет выпал из его руки, а мой приятель в коричневом быстро подскочил и врезал ему рукояткой револьвера по затылку. Стремительно обернувшись ко мне, он прошипел: "Ведите себя благоразумно" так, чтобы это слышал только я, и только потом повернулся к Маргарете. Его револьвер был уже в кармане, но я знал, что он может мгновенно оказаться снова в его руке.

— Отлично исполнено, мисс, — сказал он. — Я позабочусь, чтобы этого человека убрали из вашей квартиры. Мы с мистером Лидженом только-только собирались уходить.

Маргарета посмотрела на меня. Те две-три фразы, которые я придумал, не годились в данной ситуации. Я не хотел, чтобы Маргарета пострадала или просто была втянута в это дело. Было видно, что мой фэбээровец оставит ее в покое, если я послушно пойду с ним. Но с другой стороны, у меня оставался последний шанс выбраться из ловушки, пока она не захлопнулась навсегда. Мой страж внимательно следил за мной, чтобы я ничего не предпринял, ни на что не намекнул Маргарете…

— Все в порядке, дорогая, — сказал я. — Это мистер Смит… из нашего посольства. Мы с ним старые друзья.

Я шагнул мимо нее, направляясь к двери. Моя рука уже легла на дверную ручку, как вдруг позади раздался увесистый удар. Я повернулся как раз вовремя, и успел врезать в челюсть падавшему на меня фэбээровцу. Маргарета смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

— Сумочка — отличное орудие, — сказал я. — Прекрасная работа, Мэгги!

Опустившись на колени, я вытащил из-за пояса парня ремень и стянул ему руки за спиной. Маргарега быстро сообразила и проделала то же самое с другим гостем, который уже начинал очухиваться.

— Кто такие? — спросила она. — Что…

— Я расскажу тебе об этом попозже. А сейчас мне нужно добраться до некоторых моих знакомых и попробовать сообщить обо всем по радио. Если удастся предать историю достаточно широкой огласке, чинуши поостерегутся охотиться за мной и сажать меня за решетку без суда и следствия.

Я сунул руку в карман и передал ей цилиндр, помеченный черными и золотистыми полосками:

— На всякий случай, отошли это мне обычной почтой: Джону Джоунзу, город Иценка.

— Хорошо, — сказала Маргарета. — У меня есть еще твои вещи.

Она вышла в прихожую и вернулась с хозяйственной сумкой и большой коробкой, где лежал костюм. Потом вынула из своей сумочки пачку денег и отдала их мне.

Я обнял Маргарету:

— Послушай, дорогая! Как только я уйду, беги в банк, сними пятьдесят тысяч и уезжай из этой страны. У них против тебя ничего нет, кроме того, что ты тюкнула по башке пару незваных гостей, но все-таки будет лучше, если ты исчезнешь, Оставь свой адрес до востребования на почте в Базеле в Швейцарии. Я свяжусь с тобой, как только появится возможность.

Она стала спорить со мной, но я настоял на своем. Через двадцать минут я вышел через большие стеклянные двери — чисто выбритый, одетый с иголочки, с пятью тысячами в одном кармане и пистолетом 32-го калибра — в другом. Я плотно поел и достаточно хорошо выспался, теперь секретные службы двух-трех стран были мне нипочем.

Но не успел я дойти до угла, как меня схватили.



ГЛАВА X | Ниточка памяти (сборник) | ГЛАВА XII