home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




ГЛАВА XIV


Той ночью в Рат-Галлионе был пир. Я торопливо глотал на кухне свой суп, мысленно повторяя те мелодии, которые мне предстояло сегодня исполнять. Я жил в Имении всего несколько недель, но уже успел стать любимым волынщиком Властителя Гоупа. Если так пойдет и дальше, то скоро у меня будет отдельная клеть в бараке для рабов.

Ко мне подошел кондитер Сайм.

— Сыграй нам что-нибудь веселое, Дргон, — попросил он, — а я дам тебе за это горшок сахарной глазури.

— С радостью, добрый Сайм, — согласился я.

Я доел суп и вытащил кларнет. Я перепробовал здесь с полдюжины странных инструментов, но этот нравился мне больше всех.

— Что вы желаете?

— Одну из этих чужеземных мелодий, которые ты выучил во время своих дальних странствий, — подал голос Кагу, телохранитель.

Я заиграл "Польку у бочонка пива", а когда закончил, все принялись стучать по столу и одобрительно кричать, а я получил свой горшок сладостей.

Сайм стоял рядом и наблюдая, как я выскребаю остатки глазури.

— А почему ты не претендуешь на место Первого Волынщика, Дргон? — спросил он. — Все в восторге от твоей музыки. Ты мог бы стать свободным гражданином и сидеть с нами в кухне почти как равный.

Я выскреб начисто горшок, отставил его в сторону и облизал пальцы:

— Я бы с радостью стал равным такому кондитеру, как вы, добрый Сайм. Но что может сделать раб-волынщик?

Сайм подмигнул мне:

— Ты можешь бросить вызов Первому Волынщику.

Никто не посмеет отрицать, что ты превосходишь его во всем, кроме титула. За исход Суда нечего беспокоиться: ты победишь с триумфом. — Он обвел взглядом кухонную прислугу. — Не так ли, добрые люди?

— Ручаюсь за это, — сказал повар-супник. — А если проиграешь, причитающиеся тебе плети беру на себя.

— Вы слишком отзывчивы ко мне, добрые люди, — сказал я. — Но как я могу претендовать на место другого?

Сайм замахал руками:

— Ты действительно долго странствовал. Волынщик Дргон. Разве ты не знаешь, как все это сейчас делается в нашем мире? Тебя можно принять за еретика с Синти.

— Как я вам уже рассказывал-, добрые люди, в пору моей молодости все люди были свободны, а в Окк-Хамилоте правил Великий Король…

— Говорить об этом грешно, — тихо произнес Сайм. — Только Властители знают свои прошлые жизни… хотя я слыхал, что раньше, давным-давно, рабов не было, и каждый человек записывал все свои жизни и хранил это. Я не спрашиваю, как тебе удалось узнать свое прошлое, и прошу тебя не упоминать об этом. Властитель Гоуп — ревностный хозяин… хотя и чрезвычайно великодушный и почитаемый всеми господин, — добавил он, поспешно озираясь по сторонам.

— Хорошо, я не буду говорить об этом, добрый Сайм, — ответил я. — Но я был так далеко. У вас даже речь изменилась, и теперь, чтобы говорить, мне приходится поистине ломать свой язык. Расскажите мне, что к чему.

Сайм надул щеки и нахмурился.

— Я даже не знаю, с чего начать, — сказал он. — Все вокруг принадлежит Властителям… как и должно быть.

Он обвел присутствующих взглядом в ожидании подтверждения своих слов. Все закивали головами.

— Люди низких ремесел являются такой же собственностью. И правильно. Иначе бы они поумирали с голоду, как беспризорная скотина… если, конечно, прежде не попали бы в руки Серых. — Он перекрестился и сплюнул. Остальные последовали его примеру.

— Ну, а те, кто владеет благородными ремеслами, являются свободными людьми, и каждый получает столько, сколько приличествует его способностям. Вот я — Первый Кондитер моего господина Гоупа — занимаю это положение потому, что никто другой не может сравниться со мной в моем искусстве. — Он свирепо огляделся, чтобы убедиться, что никто не оспаривает его слов. — И так обстоят дела со всеми нами.

— А если какой холуй претендует на место любого из нас, — вставил Кагу, — он должен предстать перед Судом.

— И тогда, — продолжил Сайм, теребя свой фартук, — этот выскочка должен состязаться со мной в кондитерском мастерстве, а судьи оценят результаты. Тот, кто побеждает, становится Первым Кондитером, а проигравший получает дюжину плетей за свою дерзость.

— Не бойся, Дргон, — заговорил Кагу. — Место Первого Волынщика стоит всего лишь пять плетей. Ниже его среди свободных людей стоит только учитель. К тому же, добрый супник обещал принять твои плети на себя.

За дверью раздался крик. Я схватил свой кларнет и стал пробираться за пажем. Я уже знал: Властитель Гоуп не любит ждать своих рабов-волынщиков. Я увидел его восседающим на своем месте и принялся еще энергичнее прокладывать себе дорогу к специально предназначенному пятачку внутри огромного круга, составленного из заваленных яствами столов. Первый Волынщик уже успел выжать из своего похожего на настоящую волынку инструмента шумный поток диссонирующих звуков. Он был тощий и косоглазый, любил помыкать рабами-волынщиками. Глядя, как он выделывает ногами какие-то сложные кренделя ж тискает свои разноцветные пузыри, я поморщился от производимого им верещания.

Властитель Гоуп схватил тяжелую бронзовую кружку и, приподнявшись, швырнул ею в Первого Волынщика. Тот вовремя заметил опасность и уклонился. Кружка подала в раздутый желтый с зелеными кисточками мех волынки, который лопнул с каким-то блеянием.

— Такой же милый звук, как; м те, что ты издавал здесь весь вечер, — взревел Властитель Гоуп. — Сгинь! Или ты хочешь накликать на нас дьявола с холмов?..

Он перевел взгляд на меня.

— А вот и Дргон… или Диген! — воскликнул он. — Вот кто настоящий волынщик! Сыграй что-нибудь хорошее, Дргон, чтобы очистить воздух от звуков последнего музыканта, пока не скисло вино.

Я низко поклонился, облизнул губы и заиграл "Пляску в час ночи". Судя по реву, который поднялся, когда я закончил, им очень понравилось. Потом я сыграл "Маленький коричневый горшочек" и "Нитку жемчуга". Гоуп грохнул кулаком по столу, и все вокруг умолкли.

— Клянусь, — взревел он, — это редчайший раб во всем Рат-Галлионе! Не будь он рабом, я выпил бы за его здоровье.

— Если Властитель мне позволит… — произнес я.

Гоуп внимательно посмотрел на меня и снисходительно кивнул:

— Говори, Дргон.

— Я прошу для себя место Первого Волынщика, Я…

Раздались громкие возгласы. Гоуп широко улыбнулся.

— Да будет так! — произнес он. — Будем голосовать? Или, прежде чем объявим нашего доброго Дагрона Первым Волынщиком, пусть на нас еще раз прольются эти омерзительные звуки из пузырей?

— Провозгласим так! — крикнул кто-то.

— Но ведь должен быть суд… — с сомнением произнес другой.

Гоуп хлопнул огромной ладонью по столу:

— Первого Волынщика Иылка — ко мне! Со всеми его жалкими бурдюками!

В зале, нервно перебирая меха, вновь появился волынщик.

— Место Первого Волынщика объявляется свободным! — громко провозгласил Гоуп.

Тот непроизвольно нажал на розовый пузырь, который испустил писклявый звук.

— …так как бывший Первый Волынщик получает повышение и новый титул, — продолжал Гоуп. Блеяние синего пузыря утонуло в криках и приветственных возгласах.

— Эти бурдюки продырявить! — крикнул Гоуп. — Я навсегда запрещаю их отвратительный визг в Рат-Галлионе. И пусть все знают: этот бывший волынщик — отныне Первый Шут моего двора. И пусть он носит проколотые пузыри как символ своей новой должности.

Раздался взрыв смеха, радостные возгласы, свист. Добровольцы бросились разрывать цветные меха — коротко фыркнув, те безжизненно обвисли. Раб-шут привязал разорванный инструмент к голове бывшего волынщика.

Я заиграл "Мэрзи Доутс", и бывший волынщик робко приступил к своим новым обязанностям. Властитель Гоуп хохотал во все горло. Потом я стал наигрывать "Дипси Дудл", а новый шут, ободренный успехом, принялся скакать и гримасничать, выделывать коленца и важно надуваться, тряся обрывками пузырей на голове. Толпа смеялась до едгз.

— Это великий день в Рат-Галлионе! — воскликнул Гоуп. — Кладусь рогами морского дьявола, сегодня я заполучил сразу и принца волынщиков и короля дураков! Я возвожу их в ранг десяти плетей, и отныне каждый из них будет иметь свое место за моим столом!

Мы с шутом исполнили еще три номера, после чего Гоуп наконец разрешил нам втиснуться в свободное пространство между пирующими на жесткой скамье у дальнего конца стола. Прислуживающий раб поставил перед нами две полные тарелки.

— Молодец, добрый Дргон, — шепнул он мне. — Не забывай нас, рабов, на своем новом почетном месте.

— Не беспокойся, — ответил я, вдыхая аромат большого куска жареной говядины, — каждую ночь до восхода Синти я буду украдкой приходить к вам, чтобы перекусить.

Я осмотрел примитивно украшенный зал, глядя на все уже новыми глазами. Нет ничего лучшего небольшой порции рабства, чтобы дать человеку прочувствовать, что такое самая скромная свобода.

Все, что, как мне казалось, я знал о Валлоне, на самом деле было ошибочным. Прошедшие века все изменили, и далеко не в лучшую сторону. Старое общество, которое знал Фостер, умерло и было давно похоронено. Старые дворцы и виллы были покинуты, космопорты — заброшены. Прежняя система записи памяти, о которой поведал мне Фостер, была утеряна и забыта. Я не знал, какой катаклизм мог ввергнуть этот центр галактической империи в феодализм, — но это произошло.

До сих пор я не обнаружил ни единого следа Фостера. В ответ на мои вопросы я видел только недоуменные взгляды. Может, с Фостером в космосе произошел несчастный случай, и он так сюда и не добрался? А может, он сейчас где-нибудь на противоположной стороне планеты? Валлон был большим, а связь на нем практически отсутствовала. А может, Фостер умер? Я мог прожить здесь долгую жизнь, но так и не найти ответов на эти вопросы.

Мне вспомнилось разочарование, которое я испытал той ночью в Окк-Хамилоте, когда рухнули все мои иллюзии. Представляю, насколько тяжелее было видеть это Фостеру, когда он вернулся на Валлон… если он вообще его достиг. Сейчас мы с ним были в одинаковом положении: с одной стороны наши воспоминания о прежнем Баллоне, с другой — безотрадная картина нового Валлона, дающая множество причин для горького разочарования.

А память Фостера, которую я ради смеха привез ему в подарок! Теперь, когда хранилища в Окк-Хамилоте были опечатаны и объявления запретными, она превратилась из абсолютно бесполезной копии легкодоступного оригинала в вещь, которая имела для Фостера величайшую ценность. Но на всей планете не осталось ни одного аппарата, чтобы воспроизвести ее.

Вообще-то я все еще имел намерение отыскать Фостера, даже если понадобится…

Властитель Гоуп начал напевать про себя, громко и фальшиво. Я знал, что это означает, и приготовился играть. Быть Первым Волынщиком, по всей видимости, не так уж просто, но, по крайней мере, я больше не был рабом. Мне предстоял еще долгий путь, но я уже начал продвигаться вперед.

Мы хорошо поладили с Властителем Гоупом, Он был старым хитрым волком, и ему очень нравилось иметь у себя такого необычного волынщика. Он узнал от Серых, — независимых стражей порядка, — что я приземлился в заброшенном порту, и вскользь намекнул мне, чтобы я не произносил ни слова о том, что знал о прежних временах на Валлоне. На всю эту тему было наложено табу, особенно на сведения о старой столице и королевских дворцах. Неудивительно, что мое появление там не замедлило привлечь ко мне Серых.

Я сопровождал Гоупа повсюду, куда бы он ни ехал в воздушном или наземном аппарате или речной барже. Вокруг еще сохранилось полным-полно транспортных средств, хотя, казалось, немногие знали, как ими пользоваться, даже при их простоте в управлении. Воздушные аппараты были более практичными, так как не требовали наличия дорог, но Гоуп почему-то предпочитал наземные машины. Мне казалось, что ему нравится ощущение, которое испытываешь, мчась на скорости 90 или 100 миль в час по одной из идеально сохранившихся дорог, которые раньше использовались как обычные прогулочные маршруты.

Однажды, через несколько месяцев после моего, назначения, я заглянул на кухню. Мы должны были отправляться с Властителем Гоупом и его обычной свитой в Барп-Пондероне — большое имение в сотне МИЛЬ К северу от Рат-Галлионе в сторону Окк-Хамилота, Сайм и мои старые друзья собрали мне сытный обед и предупредили, что путешествие предстоит не из легких. Участок дороги, по которому мы собрались ехать, был любимым местом дорожных пиратов.

— Никак не могу понять, — удивился я, — почему Гоуп не поставит на машину пару пулеметов, чтобы прокладывать себе путь среди разбойников. Всякий раз, как он уезжает из своего имения, он рискует жизнью.

Мои собеседники были шокированы.

— Даже пиратствующий сброд не посмеет и думать о том, чтобы лишить человека всех его жизней, добрый Дргон, — сказал Сайм. — Все Властители, ближние и дальние, объединяются для охоты за этими негодяями. Те, в свою очередь, нападают на своих охотников. Но никто из них не опускаете" так низко, чтобы отбирать у другого его жизни.

— Сами корсары прекрасно знают, что в следующей жизни они могут оказаться обычными людьми или даже рабами5 — вставил Первый Виночерпий. — Знаешь, добрый Дргон. когда члена пиратской шайки ожидает Переход, сообщники отводят его в одно из имений, где он позже сможет найти свое место…

— А как часто происходит этот Переход?

— О, сроки бывают самые разные. Известно, что некоторые люди, обладающие большой физической силой и духовной стойкостью, живут без Перехода по 300-400 лет. Обычным человек — 80-100 лет. — Сайм на мгновение умолк. — Может быть, меньше. Жизнь, полная тяжелого труда и лишений, старит быстрее, чем спокойствие м уединение. Намного могут сократить срок одной жизни необычные превратности судьбы. Мой кузен заблудился в Великой Каменной Пустыне в южном полушарии и бродил там три недели, не имея кроме бурдюка с вином на еды, ни питья. Так вот, Переход с ним случался всего через четырнадцать лет. Когда он нашелся, его лицо было в морщинах, а волосы — седые, что обычно предвещает Переход. И вскоре он действительно впал в обморок и проспал целые сутки. А когда очнулся, то был уже новым человеком, молодым и не имеющим представления абсолютно ни о чем.

— А вы ему не сказали, кем он был?

— Нет.

Сейм понизил голос:

— Властитель Гоуп, добрый Дргон, очень благоволит к тебе, и ты это заслужил. Но все-таки есть вещи, говорить о которых не пристало…

— Новый человек получает какое-нибудь имя и начинает изучать то ремесло, на которое способен, — вставил мясник. — И благодаря своему мастерству он может подняться… ну, например, как ты, добрый Дргон.

— А у вас остались регистраторы памяти? Или стержни-памятки? — упорствовал я. — Такие маленькие чернью палочки. Прислоняешь их к голове и…

Сайм сделал неопределенный жест:

— Я слыхал об этих волшебных палочках. Это запретные остатки Черного Искусства…

— Чушь, — сказал а. — Ты что, веришь в магию, Сайм? Эти стержни — всего лишь результат научных достижений твоего народа. Как же вы могли утерять все знания о своем собственном прошлом?..

Сайм поднял руки в смятении:

— Добрый Дргон, не втягивай нас в эти разговоры! Обсуждать такие вещи запрещено.

— Ну, ладно, ребята. Что-то я стал чересчур любопытным.

Я вышел из дома и сел в машину, ожидая Властителя Гоупа. Пытаться узнать что-либо о прошлом Валлона было примерно то же, что расспрашивать эскимоса о Великом пути в Азию, — никто абсолютно ничего не знал.

Но я все-таки сформулировал несколько предположений. Согласно моей гипотезе, какой-то внезапный социальный катаклизм разрушил систему сохранения личности через регистрацию памяти, которая обеспечивала непрерывность культуры. Валлонианское общество, в основе которого лежало сохранение памяти с помощью технических средств, постепенно распалось. Валлон вернулся б феодализм, повторяющий тот древний социальный уклад, который существовал здесь 50 тысяч лет назад, до создания техники регистрации памяти.

Люди стекались к имениям в поисках зашиты от реальных или воображаемых опасностей и сторонились отдельно расположенных старых вилл и городов, которые стали для них табу. Они ничего не знали ни о космических полетах, ни о своей древней истории. И, подобно Сайму, не имели ни малейшего желания говорить об этом.

Может, в крупном имении вроде Бар-Пондероне мне больше повезет в моем расследовании. Поэтому я с нетерпением ждал поездки. Рат-Галллоя не позволял мне развернуться. Это было небольшое бедное имение, занимающее всего двадцать квадратных миль с полудюжиной деревень, населенных крестьянами и ремесленниками, и с большим домом Властителя Гоупа. Я облазил уже все имение — больше здесь делать бы но нечего.

Появился Гоуп в сопровождении Кагу и еще двух телохранителей, четырех танцовщиц и огромной корзины с подарками. Они заняли свои места, водитель завел двигатель и вывел тяжелую машину на шоссе. Я почувствовал радостное возбуждение, когда машина, разгоняясь, помчалась в направлении Бар-Пондероне. Может быть, в том большом имении я узнаю что-нибудь о Фостере.

Мы ехали со скоростью 50 миль в час по извилистой горной дороге. Я сидел на переднем сидении рядом с водителем, крутя в руках кларнет и краем глаза следя за дорогой. Я заметил, что водитель сжимал ручку скорости с такой силой, что костяшки его пальцев побелели. Он вел машину, как старая дева в подпитии — быстро и очень нервозно. В том не было его вины: большая скорость была требованием Гоупа. Я порадовался, что машина управляется автоматически, по крайней мере мы не свалимся с обрыва.

Под визг шин при неумелом и слишком быстром повороте мы преодолели закругления, и тут в четверти мили впереди я увидел другую машину. Она стояла поперек дороги. Наш водитель ударил по тормозам.

Раздался крик сидящего сзади Властителя Гоупа:

— Пираты! Не снижай скорость, водитель.

— Но… Но, Властитель Гоуп… — Он не нашелся, что, сказать.

— Тарань этих негодяев, если нужно! — закричал Гоуп. — Не останавливайся!

Девушки на заднем сидении завизжали от страха, лакеи запричитали. Водитель начал испуганно вращать глазами, теряя над собой контроль, но потом все-таки стиснул зубы и потянулся, чтобы отключить автоматическую систему предупреждения столкновений и вдавить в приборную доску до отказа ручку акселератора. Я наблюдал, как мы неслись на блокирующую машину, не более секунды, потом быстро передвинулся на сидении ближе к водителю и попытался взяться за ручки управления, но тот вцепился в них намертво. Я чуть отклонился назад и съездил ему в челюсть. Он рухнул с открытым ртом и закатившимися глазами. Вести машину в таком положении было не очень удобно, но я предпочел терпеть это неудобство, чем на скорости 90 миль врезаться в препятствие.

Машина, стоящая впереди, не шелохнулась. До нее было сто ярдов… пятьдесят… Я взял резко вправо, прижимаясь к отвесному склону. Машина пиратов быстро сдала назад, преграждая нам путь. В самый последний момент я рванул влево, проскочил в полудюйме от нее, вихрем пронесся вдоль неровного обрыва с крутящимся к воздухе левым колесом и резко вырулил снова на середину дороги.

— Отличная работа! — воскликнул Кагу.

— Сейчас они бросятся за нами в погоню! — крикнул Гоуп. — Убийцы! Беспризорные свиньи!

Водитель открыл глаза.

— Перелазь через меня! — рявкнул я ему. Он что-то промычал, переполз на мою сторону, а я занял его место, не выпуская ручки газа и продолжая увеличивать скорость. Приближался еще один поворот. Я бросил взгляд в зеркало заднего вида: пираты разворачивались, чтобы пуститься вслед.

— Жми! — скомандовал Гоуп. — Мы уже недалеко от Бар-Пондероне, осталось не больше пяти миль…

— Какую скорость они могут развить? — крикнул я.

— Ну, они нас обгонят в два счета, — охотно откликнулся Кагу.

— А какая дорога впереди?

— Нормальная. Сейчас спустимся с горы, и она будет прямой как стрела.

Визжа шинами, мы прошли поворот и выскочили на прямой участок. Впереди я заметил уходящее в сторону ответвление.

— А это что? — крикнул я.

— Еще одна дорога в Бар-Пондероне. Но она очень извилиста, и по ней намного дальше.

Я сбросил скорость, немного притормозил и резко свернул в сторону. Машина рванула вверх по крутому склону и вильнула меж двух холмов.

— Ты с ума сошел?! Может, ты с ними заодно?..

— На прямом участке у нас нет ни малейшего шанса! — крикнул я в ответ. Нам не выиграть в соревновании на скорость.

Я вовсю вертел ручкой управления, пулей проскакивая крутые зигзаги дороги. Перед глазами стремительно проносился величественный пейзаж изломанных горных пиков и холмистых долин, но мне было не до него. Сзади доносилось визжание одалисок и неразборчивые возбужденные возгласы. Краем глаза я увидел наших преследователей, въезжавших на боковую дорогу, по которой ехали мы.

— Они могут как-нибудь нас обойти? — спросил я.

— Только если их сообщники устроили впереди засаду, — ответил Гоуп. — Но обычно эти парии действуют в одиночку.

Я без устали работал ручками управления. Машина виляла то вправо, то влево, взмывала вверх по холму, стремительно неслась вниз по крутому склону… и снова вверх. Автомобиль пиратов выскочил из-за поворота всего в нескольких сотнях ярдов за нами. Я пробежал глазами лежащую впереди дорогу по всем ее изгибам, пролегающим вдоль горных склонов, и дальше через туннель до поворота, уходящего за склон следующего холма.

— Выбросите что-нибудь из машины, когда будем проезжать туннель, — закричал я. — Что-нибудь!

— Мой плащ, — крикнул в ответ Гоуп! — И корзину с подарками.

Один из лакеев застонал, девушки подхватили пример и стали визгливо причитать.

— Тихо! — взревел Гоуп. — Помогите мне. Или клянусь бородой морского дьявола, я выброшу вас вслед за этим барахлом.

Мы с ревом влетели в туннель. Я ощутил рывок, когда сзади открылась крышка багажника. Гоуп и Кагу подняли тяжелую корзину и выбросили ее на дорогу. За ней последовал плащ, кувшин с вином, сандалии, браслеты, фрукты… Потом мы снова выскочили на солнечный свет, и я бросил машину в новый поворот. В зеркало было видно, как вслед за нами из туннеля вылетела машина пиратов. Окна ее кабины закрывал удерживаемый потоком воздуха черно-желтый плащ Гоупа, усеянный пятнами от разбившихся в лепешку фруктов; между колесами волочились остатки корзины. Машина вильнула, ветер отогнул угол плаща как раз настолько, чтобы дать возможность водителю видать дорогу перед собой.

— Не везет, — заметил я. — Впереди у нас длинный прямой участок дороги, а вся моя изобретательность уже иссякла…

Вторая машина приближалась. Я держал ручку газа у самой приборной доски, но их автомобиль был быстрее. Нас разделяла сотня ярдов, затем пятьдесят, затем они поравнялись с нами. Я незаметно сбавил скорость, чтобы дать им вырваться передними колесами вперед, и после этого резко вильнул. Раздался удар крыла о крыло, мы, как более легкие, отскочили, и я с некоторым усилием выровнял машину. Пираты снова поравнялись с нами. Бок о бок, мы мчались вниз по крутому склону со скоростью 95 миль в час…

Я притормозил, принял резко влево, ударил их по правому заднему колесу и снова выровнял машину. Они тоже тормознули — и это была их основная ошибка. Тяжелая машина потеряла сцепление с покрытием дороги, заскользила и, утратив от этого устойчивость, медленно стала на нос, подымая тучу пыли. Остатки корзины отлетели в сторону, а машина, как мне показалось, проплыла долю секунды по воздуху и перевалилась вверх колесами через край отвесной скалы. Теперь мы мчались вниз по склону уже одни. Впереди дорога выходила на лесистую равнину с виднеющимися в отдалении башнями Бар-Пондероне.

Раздался громкий крик. Властитель Гоуп, наклонившись вперед, колотил меня в порыве радости по спине.

— Клянусь девятью глазами дьявола с холмов! — ревел он. — Исполнено мастерски! Принц волынщиков оказался еще и принцем водителей. Честное слово, сегодня вечером во время пиршества в Бар-Пондероне за столом будешь сидеть рядом со мной. Я возвожу тебя в ранг ста плетей и присваиваю титул Первого Водителя.

— Ну, это был пустяк. Попробовали бы вы в пятницу, в 17.15 свернуть налево с кольцевой дороги, — сказал я, не отпуская ручки управления и пытаясь отдышаться. С моей стороны было глупостью пробовать столкнуть более тяжелую машину, но мне все-таки повезло. В результате я получил очередное продвижение. Дела мои шли лучше некуда.

— И никто не имеет права выдвигать обвинение в Убийстве, — продолжал Гоуп. — Не хотелось бы мне видеть такого замечательного водителя-волынщика в застенке, Я приказываю всем: никому об этом ни слова! Будем считать, что негодяи просто перестарались в своем злодеянии.

Я впервые взглянул на все это под новым углом зрения. Лишить кого-то жизни было самым немыслимым преступлением в этом мире бессмертных, поскольку, у человека отнималась не одна, а все его жизни. Преступника в качестве наказания замуровывали пожизненно… всего на одну жизнь. Но в моем случае этого было бы достаточно: запасных жизней у меня не было. То есть, Гоуп сейчас для меня был опаснее, чем любые пираты.

Жизнь здесь представляла из себя серию авантюр., и, как оказалось, тот кто больше рисковал, успешнее продвигался вперед. Сейчас, когда удача была на моей стороне, самым разумным было использовать ее на полную катушку. А осторожничать будем потом, когда везение кончится.

Первый день я провел в Бар-Пондероне, глазея на высокие здания и ожидая увидеть Фостера, случайно столкнувшись с ним на улице. Конечно, это было все равно, что встретить своего однокашника из школы Перт Амбой в свите афганского шаха, но я не терял надежды.

К заходу солнца я так ничего нового и не узнал. Одетый в самую модную на Баллоне накидку с оборками, я сидел со своим другом Кагу, Первым Телохранителем Властителя Гоупа, за небольшим столиком на первой террасе Дворца Веселья, самого большого пиршественного зала в Бар-Пондероне. Он был похож на ночной клуб XXI века в представлении голливудского режиссера. На его пяти этажах было девять танцевальных площадок, внутренние бассейны, фонтаны, две тысячи столиков, музыканты, девушки, шум, цветные огни и яства, достойные того, чтобы украсить стол любого Властителя. Он оказался открыт для всех вассалов ранга 50 плетей и гостей того же звания. После жизни в захолустном Рат-Галлионе здесь для меня был рай.

Кагу был мрачным, но добродушным парнем. Его лицо было испещрено шрамами от тысяч схваток с другими телохранителями, а нос был поломан столько раз, что в профиль был почти не виден.

— И где тебе только удается ввязываться во все эти потасовки, Кагу? — спросил я. — Я знаю тебя уже три месяца, но до сих пор ни разу не видел от тебя ни одного серьезного удара.

— А вот здесь! — Он улыбнулся, показывая мне свои поломанные передние зубы. — Славные местечки, эти большие имения, добрый Дргон, здесь всегда много мордобоя.

— Ты что, участвуешь в уличных драках?

— Не-а. Сюда заходят ребятишки, кучкуются, балбесничают и прочее.

— Они что, затевают драки здесь, в обеденном зале?

— Еще какие! Здесь всегда приличная толпа. Дела — обхохочешься.

Я взял стакан и поднял его за здоровье Кагу, но его содержимое тут же оказалось у меня на коленях — кто-то ударил меня по руке. Я поднял глаза: надо мной возвышался громила, весь покрытый боевыми шрамами.

— А это что за плюгавец, Кагу? — спросил он хриплым шепотом, ковыряя серебряной зубочисткой в коренных зубах, и скосил глаза на моего товарища.

Кагу вскочил и нанес молниеносный удар в брюхо верзилы. Тот шумно выдохнул, сцепился вплотную с Кагу и через его плечо измерил меня недобрым взглядом. Мой товарищ оттолкнул его, держа на расстоянии вытянутой руки.

— Как делишки, Мулл? — спросил он. — Отцепись от моего кореша. Самый классный волынщик из всех. И знатный водила.

Мулл потер живот и уселся рядом со мной:

— Да, слабеет у тебя удар, Кагу.

Он посмотрел на меня.

— Извини. Я думал, ты один из тех… — Он подозвал проходящего мимо раба-официанта. — Принеси моему другу новую одежду. Да побыстрей.

— А посетители не возмущаются, когда вы, мужички, устраиваете в проходах бон тяжеловесов? — спросил я. — Одно дело пролитый на колени стакан. Это может случиться в любой забегаловке Манхэттена, Но опрокинутый на тебя обед из семи блюд — это уже многовато.

— Не-е. Мы устраиваем драки на Пятачке. — Он указал большим пальцем в каком-то неопределенном направлении. Потом оглядел меня. — Ты откуда, волынщик? Во Дворце впервые?

— Дргон путешествовал, — сообщил Кагу. — Он мужик — во! Знаешь, когда на нас напали пираты…

Кагу и Мулл принялись рассказывать друг другу небылицы, пока я занимался своей выпивкой. Хотя я за весь день так ничего нового и не узнал в Бар-Пондероне, здесь все-таки можно было больше разнюхать, чем в Рат-Галлионе. В имение входили два города и множество деревень. Может, мне больше повезет, и я найду среди жителей кого-нибудь, с кем можно поговорить о прошлом… или кто знал Фостера.

— Эй! — воскликнул Мулл. — Смотри, кто идет!

Я проследил за направлением его взгляда: к столу направлялись три мордоворота. Один из них, с длинными как у гориллы руками и ростом по меньшей мере семь футов, схватил Кагу и Мулла за загривки и треснул их черепами друг о друга. Я вскочил, ушел от кулака-копыта и… перед глазами взорвался фейерверк огней. Меня окутала ласковая тьма.

Я с трудом освободился в темноте от куска ткани, в котором запутались мои ноги, сел и ударился обо что-то головой…

Я застонал, освободил застрявшую в стуле ногу и выбрался наощупь из-под стола. Раб-официант помог мне подняться на ноги, счистил с меня пыль. Покачиваясь на стуле, этот здоровенный шкаф посмотрел в мою сторону и кивнул.

— Тебе не стоило торчать вместе с таким дуроломом, как этот Мулл, — произнес он. — Кагу сказал мне, что ты простой волынщик, но судя по тому, как ты вскочил со стула…

Он умолк, пожав плечами, и снова повернул голову туда, куда смотрел до этого.

Я проверил свои локтевые и коленные суставы, пошевелил нижней челюстью, пощупал шею — все нормально.

— Это ты мне врезал? — спросил я.

— Гм? Да-а.

Я подошел к его стулу, выбрал удобную позицию и прочистил горло.

— Эй, ты! — позвал я его.

Он повернулся, и я вложил всю свою силу в правый прямой удар, нацеленный в самый подбородок. Он перевернулся вверх ногами, кувыркнулся через перила и с грохотом свалился вниз между двумя столиками. Я перегнулся через перила. Кучка каких-то возмущенных людей, похожих на банковских служащих, посмотрела вверх на меня.

— Извините, ребята, — сказал я. — Он поскользнулся.

Где-то недалеко от меня поднялся крик. Я посмотрел в том направлении. Двумя уровнями ниже в круге расступившихся зевак пара плечистых здоровяков молотили друг друга. Одним из них был Кагу. Я наблюдал за боем. Его соперник упал, место выбывшего занял другой. Я повернулся и начал пробираться к импровизированному рингу.

Кагу успел уложить еще двух, пока сам не оказался на полу, и его не оттащили в сторону. Я кое-как усадил его на стул, сунул в руку стакан с выпивкой и стал смотреть дальше, как мужики дубасят друг друга. Теперь было понятно, почему этому ремеслу сопутствовало столько шрамов: у них и представления не было о защите. Стоя вплотную, они лупили друг друга изо всех сил, пока один из них не падал. Это было примитивно, но болельщикам нравилось. Через некоторое время Кагу пришел в себя и принялся рассказывать мне о бойцах.

— Это классные парни, — сказал он. — Сейчас, конечно, не то, что раньше, когда я был в расцвете сил. Я мог бы уделать любого из этих трех обормотов. Только с одним, пожалуй, пришлось бы повозиться, с Торбу.

— Кто это?

— Его еще нет. Он появляется, чтобы схватиться с последними, которые еще стоят на ногах.

Все новые гладиаторы проталкивались к Пятачку, сбрасывали с себя пестрые плащи и куртки и входили в круг. Тех, кто падал, оттаскивали в сторону, приводили в чувство и, воодушевив на драку, натравливали на других.

Через час очередь желающих помериться силами иссякла. Два последних, стоя в кольце, обменивались вялыми ударами, висли друг на друге, слабо размахивались, тяжело дыша, и мазали. Толпа неодобрительно свистела.

— Где же Торбу? — удивился Кагу.

— Может, он сегодня не придет?

— Да нет, ты уже видел его, Это он вбил тебя под стол.

— А-а, этот.

— Куда он делся?

— Последний раз, когда я его видел, он отдыхал на полу.

— Быть такого не может!

— Мне не очень понравилось, как он мне вмазал, и я дал ему в ответ,

— Эй! — закричал Кагу, вскакивая на ноги. Его лицо светилось от радости.

— Постой, — удивился я, — ты чего?..

Кагу пробился к пятачку, размахнувшись уложил ближайшего к нему бойца, повернулся, сделал то же самое с другим и поднял над головой обе руки.

— Чемпион наш, из Рат-Галдиона! — взревел он. — Рат-Галлион принимает любой вызов!

Он повернулся ко мне и замахал рукой:

— Наш парень Дргон, он…

Из-за моей спины донесся рев еще оглушительнее, чем у Кагу. Я обернулся и увидел пробивающегося сквозь толпу Торбу, взлохмаченного, с багровым лицом.

— Минутку! — заорал он. — Здесь чемпион — я…

Он замахнулся на Кагу, но тот ушел от удара.

— Тебя уложил наш парень Дргон, так? — крикнул он в ответ. — Значит, он теперь — чемпион!

— Я не был готов, — заорал Торбу. — Просто удачный удар.

Он повернулся к болельщикам:

— Я завязывал шнурок, понимаете? А этот парень…

— Спускайся сюда, Дргон! — крикнул Кагу, снова подзывая меня жестами. — Давай покажем…

Торбу развернулся и с размаху всадил правой в челюсть Кагу. Старый боец тяжело упал на пол, чуть шевельнулся и замер. Я вскочил на ноги. Кагу оттащили к ближайшему столику и взгромоздили на стул, Я протолкался сквозь толпу к своему товарищу. Человек, который стоял, наклонившись над Кагу, выпрямился и побледнел. Я оттолкнул его и схватил Кагу за запястье. Пульс отсутствовал, Кагу был мертв.

Торбу стоял в середине пятачка, раскрыв рот.

— Что… — начал было он. Я протиснулся меж двух болельщиков и подошел к нему. Он увидел меня, сжался пружиной и нанес мне боковой удар.

Я сделал нырок и ударил его снизу в челюсть. Он отшатнулся. Я не давал ему опомниться: хорошенько обработал ему с двух сторон корпус, ушел от нескольких его полных ярости боковых ударов и нанес ему два прямых в голову. Сведя вместе колени, он остановился с остекленевшими глазами и опущенными руками. Я примерился и двинул ему напоследок в челюсть. Он грохнулся бревном на пол.

Тяжело дыша, я посмотрел на Кагу. Его покрытое шрамами и белое как мел лицо как-то странно изменилось. Оно выглядело умиротворенным. Кто-то помог Торбу подняться на ноги и отвел его туда же, где был Кагу.

Ну и вечерок выдался! Мне оставалось оттащить тело домой…

Я подошел к Кагу, которого уже уложили на пол. Окружавшие в шоке смотрели на него. Рядом был и Торбу. По его носу стекла слеза и упала на лицо Кагу. Торбу утерся большой, в шрамах рукой.

— Извини, старина, — промолвил он. — Я не хотел.

Я поднял Кагу и перекинул его через плечо. Пока я шел до дальнего выхода из Дворца Веселья, было настолько тихо, что я отчетливо слышал свое собственное тяжелое дыхание, шум падающих в фонтане струй и скрип моих модных желтых пластмассовых штиблет.

В казарме для телохранителей я положил Кагу на койку и повернулся к десятку угрюмых громил, которые разглядывали неподвижное тело.

— Кагу был хорошим человеком, — произнес я. — Сейчас он мертв. Он умер как зверь… ни за что. Теперь все его жизни кончились, не так ли, ребята? Вам это нравится?

Мулл сердито посмотрел на меня:

— Ты говоришь так, будто мы в этом виноваты. Кагу тоже был моим товарищем.

— А чьим другом он был тысячу лет назад? — отрезал я. — Кем он был… тогда? А кем были вы? Ведь не все время Валлон являлся таким. Когда-то, в незапамятные времена, каждый человек был Властителем лишь для самого себя…

— Послушай, ты не из нашего Братства… — начал было один из телохранителей.

— А-а, вот как оно называется! Братство! Но ведь это всего лишь новое название старой уловки. Большая шишка провозглашает себя диктатором…

— У нас есть свой Кодекс, — прервал меня Мулл. — Наша обязанность — быть с Властителем… Но это совсем не предполагает, что мы должны просто так стоять и слушать, как нас обзывает какой-то клоун.

— Да не обзываю я вас, — бросил я. — Я призываю вас к сопротивлению. У вас, ребята, в вашей организации сосредоточена вся сила и храбрость. Чего вы сидите, поджав хвосты, и позволяете своим хозяевам жировать, пока вы убиваете друг друга им на потеху? Пошли к вашему господину, сейчас же. У вас было такое же право по рождению… когда-то. И вы можете вернуть его по своему желанию… пока многие из вас не последовали за Кагу.

Послышалось злое ворчание. В казарму вошел Торбу с опухшим лицом. Я. отступил к столу, готовый к любой неприятности.

— Стоп, петухи! Что происходит? — спросил он.

— Этот парень!.. Он призывает к бунту и предательству, — произнес кто-то.

— Он подговаривает выступить против самого Властителя Кохи.

Торбу приблизился ко мне:

— Тебя никто не знает в Бар-Пондероне, хотя Кагу сказал, что ты — парень что надо. Ты меня здорово обработал… И я на тебя зла не держу, это вопрос везения. Но не пытайся заварить здесь кашу. У нас есть Кодекс и наше Братство. Мы заботимся друг о друге и этим вполне довольны. Властитель Кохи не хуже любого другого Властителя… и по нашему Кодексу мы должны быть с ним!

— Послушайте, — сказал я. — Я знаю историю Валлона, Я знаю, кем вы были когда-то и кем вы можете стать снова. Все, что вам для этого нужно — взять власть в свои руки. Я могу показать вам тот корабль, на котором я сюда прилетел. На борту есть стержни-памятки — их достаточно для того, чтобы познакомить вас…

— Хватит! — вмешался Торбу. Он начертил в воздухе какой-то магический знак. — Мы не хотим, чтобы нас втянули в историю с какими-то кораблями-призраками, и не собираемся говорить о волшебниках или демонах. Это — табу.

— Вздор! Все ваши табу — это просто уловка, чтобы держать вас подальше от городов — из опасения, что вы узнаете, чего лишились…

— Мне не хотелось бы отдавать тебя в руки Серых, Дргон, — заворчал Торбу. — Хватит об этом.

— Эти города, — я пошел напролом, — хоть они и покинуты, но остаются такими же, как в день, когда были построены, А вы живете в этих блошиных норах, теснитесь за этими стенами, боясь, чтобы вас не достали Серые и те, кого вы считаете отступниками.

— Ты хочешь здесь хозяйничать? — вставил Мулл. — Иди поговори с Кохи!

— Пошли к нему все вместе, — сказал я,

— Это мы оставляем тебе, — ответил Торбу. — А теперь лучше уходи, Дргон, Я тебя не выдам, я знаю, как ты переживаешь, что погиб Кагу, и все прочее. Но не заходи слишком далеко.

Я понял, что проиграл. Они били упрямы, как стадо мулов, и примерно столь же умны.

Торбу отозвал меня в сторону, и я вышел за ним наружу.

— Ты хочешь перевернуть все вверх ногами, так? Я с этим уже сталкивался. Ты не первый, кому приходят в голову такие идеи. Но мы не можем тебе помочь. Конечно, сейчас все не так, как было когда-то… если это вообще правда. Но у нас существует легенда: когда-нибудь вернется Ртр, а с ним возвратятся и Добрые Времена.

— Кто это, Ртр?

— Это вроде самого главного Властителя. Сейчас его нет. Но давным-давно, когда наши первые жизни только начинались, существовал некий Ртр, который был Властителем всего Валлона, и все жили хорошо, а каши жизни… — Торбу умолк, устало гладя на меня. — Никому ничего не говори из того, что я тебе сейчас рассказал. Это — секрет нашего Братства. И он для нас — что-то вроде надежды, его исполнения мы и ждем на протяжении всех наших жизней. Мы всеми силами стремимся сохранить верность Кодексу и Братству… А в один прекрасный день вернется Ртр… может быть…

— Хорошо, — сказал я, — продолжай мечтать, малыш. И пока ты дрожишь над своими розовыми мечтами, тебе вышибут мозги так же, как и Кагу.

Я отвернулся.

— Послушай, Дргон, бессмысленно пытаться свалить систему. Она слишком велика для одного… или даже для кучки парней… но.,

Я взглянул на него:

— Ну?

— …если ты не можешь не лезть на рожон, повидайся с Властителем Кохи.

Торбу резко отвернулся и, толкнув дверь, скрылся внутри.

Поговорить с Властителем Кохи? Мне нечего было терять. Я направился по коридору в ту часть дворца, которую занимали Властители.

Я стоял на середине толстого ковра в покоях Гоупа и старался взвинтить себя настолько, чтобы сохранить тот запал, который позволял мне так вызывающе разговаривать посреди ночи со своим Властителем. Он сидел в церемониальном кресле и бесстрастно смотрел на меня.

— С вашей помощью или без нее, — произнес я, — но я попытаюсь найти ответы на эти вопросы.

— Да, добрый Дргон, — ответил он, впервые не повысив голоса, — я понимаю. Но есть вещи, о которых ты еще не знаешь…

— Довезите меня до космопорта, благородный Гоуп. Там на борту моего модуля есть достаточно стержней-памяток, чтобы подтвердить мой рассказ, да и масса других полезных вещичек.

— Это запрещено. Ты не понимаешь… — Я понимаю слишком много, — оборвал я его.

Он выпрямился и посмотрел на меня с оттенком прежней свирепости:

— Каким тоном ты разговариваешь со мной? Я — Властитель…

Я снова прервал его:

— А вы помните Кагу? Помните его новым человеком, молодым, красивым, подобным богу из какой-нибудь легенды? Его жизнь, прошла перед вашими глазами. Насколько она была хороша? Оправдались ли обещания молодости?

Гоуп закрыл глаза.

— Хватит, — сказал он. — Все плохо, все не так…

— "Я видел смерть их, стоя рядом; отныне жизнь их в моих руках", — процитировал я не помню кого. — Вы гордитесь своими жизнями? А собой?.. А вы никогда не задавались вопросом, кем бы вы могли быть тогда… в Добрые Времена?

— Кто ты? — спросил Гоуп, не сводя с меня глаз. — Ты говоришь на старом валлонианском языке, в твоей голове полно запретных знаний, ты бросаешь вызов самой Власти…

Он поднялся на ноги.

— Я мог бы тебя замуровать, Дргон. Или передать Серым. И тогда тебя ждало бы такое, о чем я не могу подумать без содрогания.

Он повернулся и стал беспокойно расхаживать по комнате. Потом остановился и снова внимательно посмотрел на меня.

— Сейчас в нашем мире дела обстоят совсем худо, — произнес он. — Когда-то, если верить легенде, люди жили так же хорошо, как Великие Боги Валлона. Тогда здесь всем правил могущественный Ртр, Говорят по секрету, что он еще вернется…

— Все ваши легенды говорят правду, можете поверять мне на слово. Это, конечно, не означает, что в один прекрасный день появится какой-то таинственный и всесильный папаша и выручит всех из беды. Но только не подумайте, что я считаю себя тем самым спасителем, о пришествии которого вы молитесь. Я просто хочу сказать, что когда-то Валлон был отличным местом для жизни и может еще снова стать таковым. А пока он похож на заколдованную страну, где вы, как спящие красавицы, ждете, когда вас разбудят. Ваши города, дороги, корабли находятся в целости и сохранности. Но никто не знает, как с ними обращаться, и никто даже не пытается узнать. Кто вас так запугал? Кто пустил эти слухи? Что вывело из строя систему регистрации памяти? Почему мы все не можем поехать в Окк-Хамилот и, воспользовались архивом, возвратить каждому то, что он потерял…

— От твоих слов бросает в дрожь, — сказал Гоуп.

— И за всем этим кто-то должен стоять, — продолжил я свою мысль. — Или когда-то стоял. Кто это?

Гоуп задумался:

— Среди нас был один выдающийся человек: Великий Властитель, Властитель Властителей по имени Оммодурад. Где он живет, я не знаю. Этот секрет известен только самым приближенным к нему людям.

— Как он выглядит? Где бы мне его увидеть?

Гоуп покачал головой.

— Я видел его только раз. Он был в каком-то балахоне с низко надвинутым капюшоном. Он высокого роста, очень молчаливый. Говорят, — Гоуп понизил голос, — что благодаря черной магии он владеет всеми своими жизнями одновременно. Его всегда окружает ореол благоговейного ужаса.

— Не обращайте внимания на эти глупости, — заметил я. — Он человек, такой же как другие. Ткните ему ножом меж ребер, и вы положите конец и ему, и его ореолу, и всему прочему.

— Мне не нравится этот разговор о смерти. Пусть творящий зло будет замурован. Этого достаточно.

— Сначала давайте его найдем. Как мне попасть в его окружение?

— Существует группа Властителей, которые являются его наперсниками, — сказал Гоуп. — Через них его воля доводится до более мелких Властителей.

— А мы можем подкупить кого-нибудь из них?

— Никогда. Они связаны с ним узами тьмы, колдовства и чар.

— Ну, я и сам могу показывать фокусы с парой игральных костей, если их налить свинцом. А все чудеса делаются с помощью зеркал. Давайте не будем отвлекаться от дела, благородный Гоуп. Как я могу пробраться в окружение одного из этих тузов?

— Ничего проще. Водитель и волынщик с такими способностями, как у тебя, может претендовать на любое место, которое ему понравится.

— А если телохранителем? Допустим, я побил тяжеловеса по имени Торбу. Даст ли мне это какое-нибудь преимущество в глазах нового Властителя?

— Но это не место для человека твоих способностей, добрый Дргон! — воскликнул Гоуп. — Конечно, эта должность ближе всего к Властителю, но она и очень опасна. Вызов, брошенный телохранителю, сопровождается такой кровавой рукопашной стычкой, которая по своей безжалостности: уступает лишь бою на право называться Властителем.

— Что? — насторожился я. — Можно оспаривать место Властителя?

— Успокойся, добрым Дргон, — ответил Гоуп, скептически глядя на меня. — Ни один нормальный человек, если он в своем уме, не бросит вызов Властителю.

— А вот я смог бы, если бы захотел?

— По правде говоря… если тебе надоела жизнь, все твои жизни, то это не менее подходящий способ положить им конец, чем любой другой. Ты должен знать Дргон, что Властитель — это воин, специально обученный боевому искусству. И лишь человек с такой же подготовкой может надеяться победить его.

Я ударил кулаком в ладонь:

— Мне нужно было догадаться об этом раньше! Повара готовят, чтобы занять подобающее место, волынщики — играют… и побеждает лучший. Это значит, что и Властители должны использовать ту же систему. А как это делается, благородный Гоуп? Каким образом можно получить шанс, чтобы доказать, что ты лучше?

— Только в бою, обнажив сталь. Отличительной чертой и гордостью любого Властителя является его готовность в одиночку доказать свои качества перед лицом самой смерти. — Гоуп с гордостью выпрямился.

— А телохранители? — спросил я. — Они сражаются…

— …голыми руками, добрый Дргон. Им не всегда хватает мастерства. Та смерть, которая случилась сегодня вечером, — редкий и печальный случай.

— Но он представил весь грязный фарс в истинном свете. Некогда существовавшая на Валлоне цивилизация теперь сведена лишь к нему!

— А все-таки жизнь прекрасна… какими бы ни были правила…

— Я не верю вашим словам… да и сам вы — тоже. Кому из Властителей я могу бросить вызов? И как это сделать?

— Оставь, добрый Дргон…

— Кто ближайший друг вашего Великого Властителя?

Гоуп всплеснул руками:

— Властитель Кохи. Отсюда, из Бар-Пондероне. Но…

— И как мне взять его на пушку?

Гоуп положил руку мне на плечо:

— Дело нешуточное, добрый Дргон. Уже давно Властитель Кохи не брал в руки меч, чтобы защитить свое положение, но будь уверен, он не утратил своего мастерства. Именно благодаря своему мастерству он стал хозяином Бар-Пондероне, в то время как рыцари помельче — например, как я — довольствовались более скромными ленными поместьями.

— Я не собираюсь шутить, благородный Гоуп, — сказал я, продолжая его мысль. — Ведь в Добрые Времена я тоже был отнюдь не шорником.

— Но ведь для тебя это — смерть…

— Скажи, какова церемония вызова… Или завтра вечером я схвачу его за нос прямо в главном пиршественном зале.

Гоуп тяжело сел в кресло, поднял и уронил руки:

— Если не я, то тебе это скажет кто-нибудь другой. Но я не скоро найду такого волынщика, как ты.



ГЛАВА XIII | Ниточка памяти (сборник) | ГЛАВА XV