home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




ГЛАВА XVIII


Я стоял рядом с королевским ложем, на котором лежал Кулклан, король Ртр, и видел, что наступает час, которого я ждал столь долго, — с ним происходил Переход…

Шел третий час ночи вахты. На борту все спали, кроме меня. Нужно поторопиться, чтобы утром их поставить перед свершившимся фактом.

Я встряхнул спящего, который когда-то был королем Ртром, а сейчас, по закону Перехода, этого уже не знал. Он медленно очнулся, повел вокруг себя глазами чистыми, как у новорожденного.

— Встань! — скомандовал я.

Король подчинился.

— Следуй за мной.

Он собрался что-то спросить у меня, как это обычно делают все, очнувшиеся после Перехода. Я жестом приказал ему сохранять молчание. С покорностью ягненка он следовал за мной по затененным коридорам к клетке с Охотниками. При моем приближении они оживились в голодном нетерпении, так, как я их надрессировал.

Я взял руку Кулклана и сунул ее в клетку. Охотники облепили ее, запоминая свою жертву. Он следил за ними, широко раскрыв наивные глаза.

— Эй, пустоголовый, то, что ты сейчас чувствуешь — это боль, — произнес я. — Это то, что ты часто будешь испытывать в будущем.

Охотники сделали свое дело, и я установил автоматический замок клетки, чтобы он открылся в нужное время.

В своей комнате я переодел этого агнца в простую пурпурную тунику и повел его к подвесному устройству, в котором был закреплен его спасательный модуль.

Но меня настигло проклятье Богов: кто-то побывал здесь до меня. Я не стал медлить, налетел на него как коршун и ударил рукояткой кинжала в спину. Потом оттащил тело и спрятал за широким основанием колонны. Едва я успел убрать его, как из темноты появились другие люди его свиты, вызванные каким-то неведомым мне устройством. Они спросили про Ртра, почему он расхаживал ночью, облаченный в цвета Аммэрлна из Брос-Ильонда. Меня охватило глубокое отчаяние, я понял, что мой блестящий замысел провалился из-за их радения.

Тем не менее я весьма зло ответил, что я, Аммэрлн, визирь и соратник Ртра, все делаю с согласия моего господина, за исключением, может, того, что двигаюсь и говорю.

Но они упорствовали, и больше всех — Голад. И тут кто-то увидел спрятанное тело, и я в мгновение ока был окружен.

Тогда я обнажил длинный кинжал и поднес его к горлу Кулклана.

— Отойдите от меня, или ваш король умрет, — молвил я. Они испугались и отпрянули.

— Вы полагаете, что я, Аммэрлн, мудрейший из мудрых, взошел на борт этого корабля из любви к дальним странствиям? — бушевал я. — Давно я ждал этого задуманного мною часа. Я выманил короля в путешествие на его королевской яхте вместе со своим верным визирем для того, чтобы Переход застал его вдали от двора. И тогда древняя несправедливость будет исправлена. Существуют люди, которые рождены, чтобы править миром, как дерево рождается для солнечного света. И я один из них. Долгое время вот этот сейчас лишенный памяти человек не позволял мне получить то, что было предназначено мне судьбой. И вот я разом восстанавливаю справедливость. Под нами находится зеленый мир, населенный дикарями. Многие прибегали к кровной мести в отношении людей, только что претерпевших Переход. Но я не таков. Вместо этого я отпущу его на свободу, и пусть он живет в том мире, пусть он там снова вознесется до королевского величия… если такова будет воля судьбы…

Но среди них не нашлось ни одного мудрого человека, и они обнажили оружие. Я крикнул им, что разделю все по справедливости, и каждому достанется его доля.

Они оставили мои слова без внимания и бросились на меня. Тогда я повернулся к Кулклану и нацелился длинным кинжалом ему в горло. Голад бросился вперед; прикрывая его собой, и упал замертво на месте. Они теснили меня, и я поразил тех, которые оказались ближе всего. И хотя я нанес им много ран, они продолжали безрассудно нападать и спереди, и сзади. Я кружился волчком и наносил удары по этим танцующим теням, которые исчезали в темноте.

В конце концов я настиг их всех в тех углах, куда они забились. И предал каждого мечу. Наконец я огляделся и обнаружил, что Ртр исчез, а с ним несколько его телохранителей. Я пришел в ярость оттого, что какие-то мужланы обвели меня, как молокососа, вокруг пальца.

Они, наверное, находятся в комнате для регистрации памяти и пытаются вернуть ему воспоминания о прошедшей славе, которую я так долго замышлял отнять у него. Я чуть не заплакал, поняв, что мой хитрый замысел провалился. Пылая, от гнева, я действительно застал их там. Их было всего двое, и хотя они загородили мне вход, став плечом к плечу, их жалкие ножи не могли сравниться с моим длинным кинжалом. Я нанес каждому из них по смертельному удару и подошел к кушетке, чтобы забрать цилиндр, помеченный ненавистными мне черно-золотистыми цветами Кулклана, уничтожить эту память, а с ней и ее владельца… навсегда.

Тут я услышал какой-то звук. Я быстро обернулся. Из полумрака, качаясь, появилась ужасная фигура, и на какое-то мгновение я увидел блеск стали в окровавленной руке проклятого Голада, которого я посчитал мертвым. Потом я почувствовал у себя между ребрами холод металла…

Голад лежал у стены. Лицо его было зеленоватым по сравнению с пропитанной кровью туникой. Когда он говорил, воздух свистел в его продырявленном горле.

— Это твоих рук дело, предатель, которого когда-то так чтил сам король, — прошептал он. — У тебя нет ни капли жалости к тему, кто справедливо и славно правил в Окк-Хамилоте.

— Если бы ты, кровожадный пес, не лишил меня того, что мне было уготовано судьбой, — прохрипел я, — вся эта слава была бы моей.

— Ты напал на беспомощного, — задыхаясь проговорил Голад. — Искупи свою вину, верни королю Ртру его память, которая стоит дороже его жизни.

— Дай мне только собраться с силами. Я встану и сброшу его с кровати. И тогда я умру в мире.

— Ты же когда-то был его другом, — прошептал Голад. — Когда вы были молодыми, ты сражался вместе с ним бок о бок. Вспомни… и пожалей его. Как можно оставить его в этой обители смерти, одного, без памяти!

— Я натравил на него Охотников! — торжествующе воскликнул я. — Они заставят короля Ртра разделить с нами эту могилу до скончания века!

Я собрался с волей, напряг остатки сил и встал… И когда моя рука потянулась, чтобы выдернуть из гнезда цилиндр с записью памяти короля, я почувствовал на своей щиколотке окровавленные пальцы Голода. Тут силы меня оставили, И я полетел головой вперед в тот темный колодец смерти, откуда обратного пути нет.

Я очнулся и долго лежал в темноте, не шевелясь, пытаясь восстановить фрагменты этого странного сна, полного насилия и смерти. Я до сих пор чувствовал неприятный осадок от горьких эмоций. Но мне надо было обдумать более важные вещи, чем сон. Несколько секунд я не мог вспомнить, что я должен был сделать, затем вдруг вспомнил, где нахожусь. Я лежал на кушетке под шлемом…

Но аппарат не сработал.

Я пораскинул мозгами, попытался воспользоваться новым набором воспоминаний, но ничего не вышло. Может, мой земной разум слишком чужд для восприятия копии валлонианской памяти и поэтому не среагировал на нее. Итак, еще одна моя блестящая идея провалилась. Однако, во всяком случае, я хорошо отдохнул. Пора было идти. Но вначале надо убедиться, что Оммодурад еще спит. Я сделал усилие, чтобы сесть…

Никакого результата.

У меня на мгновение закружилась голова от того, что нечто, обязанное отреагировать на мои намерения подняться, не подчинялось мне. Я лежал абсолютно неподвижно, размышляя над феноменом.

Я попытался двинуться… но ни одна мышца не дернулась. Меня парализовало… или я связан… или, в лучшем случае, все это мне просто кажется. Нужно попытаться еще раз.

Но мне было страшно пробовать снова. Что, если опять V ничего не получится? Лучше уж лежать здесь и убеждать себя, что все это — сплошная ошибка. Может, мне снова заснуть и потом, проснувшись, попробовать еще раз?..

Но ведь это смешно! Мне всего лишь нужно встать. Я…

Безрезультатно. Лежа в темноте, я напряг волю и попытался двинуть рукой, повернуть голову… Было такое впечатление, что у меня нет ни рук, ни головы, только разум — в полном одиночестве и в полной темноте. Я напряг свои чувства в попытке ощутить связывающие меня веревки — бесполезно. Ни веревок, ни рук, ни тела… Я не чувствовал кушетки. Хоть бы что зачесалось или дернулся хоть един мускул… Никаких физических ощущений. Я был бестелесным мозгом, закутанным в огромный кусок черной ваты.

И вдруг я ощутил себя. Нет, не как большую конструкцию из костей и мышц, а как нейроэлектрическое поле, генерируемое внутри мозга, где циркулировали какие-то токи и возникали молниеносные взаимодействия молекулярных сил. Ощущение ориентации нарастало. Я уже представлял собой группу клеток… здесь, в левом полушарии. Нервная ткань огромной массой нависала надо мной. А мое "я"… мое "я" сократилось до элементарного ego, материальной принадлежностью которого были "мои" руки, "мои" нога, "мой" мозг… Лишенный внешних раздражителей я наконец смог определить себя таким, каким являюсь на самом деле: иллюзорным состоянием, пребывающим в нематериальной непрерывности, которая вызывается циркулирующими в мозгу нейротоками, примерно так же, как магнитное поле индуцируется в пространстве потоком электронов.

Теперь я знал, что случилось. Я открыл свое сознание лавине чужих воспоминаний. Другой разум захватил все мои сенсорные центры и загнал меня в темный угол. Я был изгнанником в своем собственном черепе.

Целую бесконечность я лежал оглушенный, отрезанный от внешнего мира так, как меня не могли отрезать никакие камни Бар-Пондероне. Мое главное ощущение самого себя еще сохранилось, но было отодвинуто в сторону, лишено любых контактов с самим телом,

Бесплотными пальцами воображения я пытался разорвать окружавшие меня стены в надежде увидеть хоть проблеск света, найти хоть какой-нибудь выход.

Все напрасно.

Я снова задумался над своим положением.

Мне нужно проанализировать мое восприятие окружающего, отыскать каналы, через которые поступают импульсы от моих чувствительных нервов, и подключиться к ним.

Я сделал осторожную попытку: продолжение моего концептуального "я" принялось зондировать вокруг себя с предельной осторожностью. Тут были бесконечные ряды клеток, там — стремительные потоки густой жидкости, дальше — туго натянутые кабели, переплетающиеся в паутину, а еще дальше…,

Барьер! Сплошной и неприступный. Стена. Зондирующий усик моего "я" пробежался по поверхности, как муравей по арбузу, но не обнаружил ни единой, хотя бы крошечной щелочки. Барьер вздымался надо мной, чужой, непостижимый, и за ним — захватчик, похитивший у меня мой мозг.

Я отступил. Растрачивать зря силы было бессмысленно. Я должен наметить место для удара и бросить туда все силы, которые сохранились у того, что осталось от моей личности… пока она совсем не рассеялась, и та абстракция, которая звалась Лиджен не исчезла навсегда.

Последняя тень эмоций, неизвестно сколько времени цеплявшаяся за бесплотное поле разума, уже растаяла, оставив мне лишь интеллектуальную решимость отстоять себя. Я узнал в этом неявный признак того, что ощущение личности у меня начало отмирать, но инстинктивного страха я почему-то не почувствовал. Вместо этого я хладнокровно оценил свои возможности и почти сразу же наткнулся на неиспользованный канал — здесь, в пределах моего личностного поля. На какое-то мгновение я отвлекся от замысловатых контуров хранящихся у меня стереотипов… и тут же вспомнил:

Я плыл в воде, выбиваясь из последних сил, а один из "красных" ждал меня с винтовкой наготове, Затем — поток данных, поступающий с холодной беспристрастной точностью. И я без труда мобилизовал свои силы на выживание.

И еще… когда я висел на ничего не чувствующих пальцах под карнизом небоскреба "Йордано", я слышал бесстрастный голос.

Но до сих пор я об этом не думал. Воспоминание о том чуде было отвергнуто рассудком. Но сейчас я знал: то была информация, которую я получил из памятки общего назначения, когда "прослушивал" ее в башне своего дома на острове перед самым бегством. Это была информация, необходимая для выживания и известная всем валлонианам во времена Двух Миров, Она хранилась у меня без всякой пользы, хотя и содержала все секреты сверхчеловеческой силы и выносливости… отвергнутая из-за этого идиотского отвращения к чужому, которым был полон мой разум-цензор.

Но сейчас существовало только мое ego, избавленное от балласта всяких неврозов, освобожденное от влияния подсознания. Все ярусы разума теперь были обнажены. Я видел совсем близко участки, где рождались мечты, видел опустевшие источники инстинктивных страхов, линии связи с ослепляющими эмоциями. И все это находилось в моем полном подчинении.

Ни секунды не колеблясь, я извлек хранившиеся у меня валлонианские знания, отгородил их и присвоил себе. Затем я снова приблизился к барьеру, распластался по его поверхности и тщательно исследовал ее. Напрасно…

— …отвратительный примитив…

Подобно удару молнии, блеснула мысль. Я немного отступил и затем возобновил атаку, но уже осмысленно. Я знал, что делать.

Я отыскал цепь со слабым синапсом, проник в нее…

— …невыносимое… остаточное… стирание…

Я нанес молниеносный удар, проник сквозь барьер и овладел зоной оптических рецепторов. Чужой разум бросился на меня, но поздно. Столкнувшись с моим стойким сопротивлением, его штурм ослаб и затем совсем прекратился. Я осторожно включил анализирующее восприятие. В зоне "лямбда-мю" появились какие-то импульсы, колебания. Я подстроил фокусировку…

И внезапно прозрел. Какое-то мгновение мое неустойчивое равновесие поколебалось от попытки направить поток внешних раздражителей в бестелесную концепцию моего "я", но баланс быстро восстановился. Итак, я овладел кое-какими позициями и теперь смотрел на мир одним глазом, который отвоевал у своего захватчика.

И тут я едва не опешил.

Яркий дневной свет заливал покои Оммодурада; Окружающая картина изменялась по мере того, как мое тело двигалось, пересекало комнату, поворачивалось… Я ведь думал, что оно все еще лежит в темноте, тогда как на самом деле оно расхаживало без моего ведома, побуждаемое чужим "я".

В поле зрения попала кушетка, Оммодурада на ней не было.

Я почувствовал, как все левое полушарие, дезориентированное потерей одного глаза, переключилось на второстепенные ощущения, его сопротивление ослабло. Я мгновенно оставил свои позиции в зрительной зоне, применил временную травматическую блокаду входных нервов, чтобы воспрепятствовать захвату моей собственности чужаком, и сконцентрировал всю свою силу на слуховых каналах. Победа далась легко. Мой глаз сразу же скоординировал свои восприятия с информацией, поступающей по слуховым нервам… и я услышал ругательство, произнесенное моим голосом.

Тело стояла у голой стены, опираясь о нее рукой. В стене была пустая ниша, частично закрытая отодвигающейся дверцей.

Тело повернулось, направилось к двери и вышло в мрачный коридор, полный фиолетовых теней. Взгляд метнулся между лицами двух стражников. Те ошеломленно вытаращились, раскрыв рты, и схватились за оружие.

— Вы посмели преградить путь Лорду Аммэрлну? — стегнул их мой голос. — Прочь с дороги, если вам дорога ваша жизнь!

И тело прошло мимо них, удалившись по коридору. Оно миновало большую арку, спустилось по мраморной лестнице, пересекло зал, на который я наткнулся, бродя по Сапфировому Дворцу, и вошло в Ониксовый Зал, где на высокой черной стене находилось золотое изображение солнечных лучей.

На возвышении, на троне Великого Властителя восседал Оммодурад, хмуро глядя на своего хромого сподвижника, чьи рыжие волосы на этот раз были скрыты под черным капюшоном. Между ними с руками, закованными в тяжелые кандалы, стоял Фостер. Оммодурад обернулся; лицо его вначале побледнело, потом потемнело. Он встал, оскалив зубы.

Взгляд моего глаза уперся в Фостера. Тот, в свою очередь, посмотрел на меня, и на лице его появилось растущее недоверие.

— Мой Лорд Ртр! — услышал я свой голос. Глаз скользнул вниз и остановился на кандалах. Тело отпрянуло, словно в ужасе. — Ты преступил все границы, Оммодурад! — грубо провозгласил мой голос.

Оммодурад шагнул ко мне, подняв свою огромную руку.

— Не смей меня касаться, грязный пес! — взревел мой голос. — Клянусь богами, ты путаешь меня с простым смертным!

Невероятно, но Оммодурад остановился, пристально глядя мне в лицо.

— Я знал тебя как выскочку Дргона, мелкого Властителя, — пророкотал он. — Но сейчас я вижу за твоими светлыми глазами кого-то другого.

— Твоя непорядочность — вот то преступление, которое вынудило меня на такое превращение, — сказал мой голос. — Знай же, перед тобой в теле этого дикаря твой господин Аммэрлн!

— Аммэрлн!.. — Оммодурад дернулся, как от удара.

Мое тело повернулось, оставив его без внимания. Глаз остановился на Фостере.

— Мой господин, — вкрадчиво произнес мой голос, — клянусь, что эта собака умрет за свое предательство…

— Эй, незваный гость, он без памяти! — вмешался Оммодурад. — Можешь не заискивать, ибо тот, кто был королем Ртром, больше им не является. Теперь ты будешь иметь дело со мной.

Мое тело резко повернулось к Оммодураду:

— Думай, что говоришь! Или твое честолюбие навлечет на тебя смерть!

Оммодурад положил руку на кинжал:

— Кто бы ты ни был, Аммэрлн из Брос-Ильонда или исчадие тьмы, знай, что отныне вся власть над Валлоном принадлежит мне.

— А что будет с этим… кто когда-то был Кулкланом? У тебя есть обязанности по отношению к беспамятному? — Я увидел, как моя рука презрительно взмахнула в сторону Фостера.

— Моему терпению пришел конец! — проревел Великий Властитель. — Я что, находясь внутри своей собственной крепости, обязан отчитываться перед каким-то сумасшедшим?

Он двинулся по направлению к моему телу.

— Не будь идиотом, Оммодурад. Неужто ты забыл о мощности великого Аммэрлна? — мягко спросил мой голос. Его огромная фигура снова заколебалась, пытливо разглядывая мое лицо. — Время Ртра миновало… и твое тоже, паяц, — продолжал мой голос. — Твои месяцы самообмана… а может это были годы?.. кончились, — Мой голос перешел на рев: — Знай же, что я… Аммэрлн Великий… возвратился править Окк-Хамилтоном.

— Месяцы?.. — пророкотал Оммодурад. — Я действительно начинаю верить, что истории, которые рассказывают Серые, — чистая правда и что злой дух возвратился, чтобы преследовать меня. Ты говоришь — месяцы?

Он запрокинул голову и засмеялся сдавленным смехом, который звучал как рыдание:

— Знай же, ты, демон или сумасшедший, или вечный принц Зла, что тридцать веков я провел здесь, размышляя в одиночку, закрытый от всей империи одним единственным ключом.

Я чувствовал, как шок вновь и вновь пронзал рассудок моего захватчика. Это была та возможность; на которую я рассчитывал, Я молниеносно среагировал: ударил в колеблющийся барьер и прорвал его.,

Я ухватился за матрицу разума этого негодяя, быстро просмотрел его символику: она представляла собой миазмоподобное переплетение искаженных идей, колышущуюся паутину с мохнатыми узлами, похожими на затаившихся пауков, которую пронизывал шелестящий поток деформированных мыслей-форм.

Но в азарте я забыл об осторожности. Разум-захватчик пришел в себя и нанес ответный удар. Слишком поздно я ощутил, что он проник в мои владения и стал проглядывать хранившуюся у меня информацию. Я бросился на защиту… И потерял практически все, что было мной завоевано. У меня осталась лишь единственная тонкая нить, которая как-то связывала меня с чужим сознанием. Потрясенный, я хватался за нее, одновременно цепко удерживая похищенные у него же блоки ценных данных. Если мой налет вызвал у чужака не более чем раздражение, то мне он дал массу информации. Я проанализировал ее, рассортировал и интегрировал в свои стереотипы. Возникла некая сложная структура отношений, которая стала перерастать в иное сознание.

На мысленное изображение лица Фостера наложилось другое, изображение Кулклана, короля Ртра, повелителя Валлона и властителя Двух Миров.

В моем, земном сознании Лиджена, появились и другие картины, похищенные мной из памяти захватчика:

Хранилище с копиями памяти каждого гражданина, расположенное глубоко в скальной толще под свеянным легендами Окк-Хамилтоном и запертое королем Ртром на замки, которые подчинялись только его сознанию;

Аммэрлн, подбивающий короля на дальнее космическое путешествие и при этом уговаривающий его захватить с собой копию королевской памяти ссылками на отрицательное воздействие бремени власти;

Неохотное согласие Кулклана и тайная радость Аммэрлна по поводу успеха первой части его замысла;

Приближение Перехода для Ртра на борту корабля в открытом космосе., и смелый шаг визиря;

Наконец, те глупцы, которые нашли его около спасательного модуля… и утрата всего-всего…

Эту историю подхватили мои собственные воспоминания: пробуждение ничего не подозревающего Фостера, запись памяти умирающего Аммэрлна, бегство от Охотников, копия памяти короля, валявшаяся три тысячелетия среди костей первобытного человека, пока я, дремучий дикарь, не поднял ее и, наконец, карман грубоватой одежды, где этот цилиндр сейчас находился… у самого бедра того тела, в котором я обитал, но такой же недоступный для меня, как если бы он находился за миллион миль отсюда.

Но была копия и еще одной памяти — Аммэрлна. Я пересек Галактику, чтобы найти Фостера,. и привез с собой в немаркированном, окрашенном под олово цилиндре его заклятого врага.

Я дал его врагу жизнь и тело.

Фостер, который когда-то был Ртром, вопреки всякой логике выжил и вернулся, вернулся из мертвых, как последняя надежда золотого века…

Чтобы принять из моих рук то, что уготовано ему судьбой.

— Три тысячи лет, — услышал я свой голос. — Три тысячи лет люди на Валлоне жили без памяти, и слава Валлона была заперта в подземелье, не имеющем ключа.

— Я и только я, — промолвил Оммодурад, — нес на себе бремя этого знания. Давным-давно, во времена Ртра я взял копию своей памяти из Хранилища в надежде дожить до того самого главного дня, когда он падет. Но его падение принесло мне мало радости.

— И сейчас, — произнес мой голос, — ты хочешь заставить его разум, который уже и нельзя назвать разумом, открыть Хранилище?

— Я знаю, что это безнадежная затея, — ответил Оммодурад. — Вначале я, думал, что раз он знает язык старого Валлона, значит, он просто не хочет выдать этот ключ. Но оказалось, что он больше ничего не помнит. Это — всего лишь высохшая оболочка Ртра… Я чувствую отвращение при виде его. Я с радостью убил бы его сейчас и положил конец этому долгому фарсу.

— Нет! — прервал его мой голос. — Когда-то я приговорил его к ссылке. Да будет так!

Лицо Оммодурада перекосилось от ярости:

— Твоя глупая болтовня мне тоже надоела.

— Погоди! — зарычал мой голос. — Ты что, хочешь выбросить ключ?

В полной тишине Оммодурад вглядывался в мое лицо, В поле зрения глаза появилась моя рука9 в ней была зажата копия памяти Фостера.

— Два Мира — у меня в руках, — произнес мой голос. — Посмотри на черные и золотые полосы. Это — копия королевской памяти. У кого этот ключ, тот всемогущ. Что же касается этого тела без разума, я согласен, пусть оно будет уничтожено.

Оммодурад взглянул мне в глаза и произнес:

— Да будет так!

Рыжий, улыбаясь, вытащил из-под плаща длинный стилет. Я не мог больше ждать.

По единственному проходящему сквозь барьер каналу, который я поддерживал открытым, я бросил остаток энергии своего разума. Враг отпрянул, но потом нанес сокрушительный ответный удар. Однако я уже был по ту сторону барьера.

Пока захватчик пытался окружить меня, я разбил единый импульс своей атаки на мириады нервных ручейков, которые потекли, опутывая противостоящий разум сверху, снизу, по бокам. Я проникал все глубже, получая доступ к новым магистральным источникам энергии.

Я ощутил злобный удар волны истинного гнева, которая едва не опрокинула меня, и схватился с чужаком вплотную. Но он оказался сильнее меня.

Подобно едкой жидкости, массивная структура его личности разорвала поле моего "я". Я начал отступать, медленно, неохотно. Передо мной промелькнуло смутное видение моего тела, негнущегося, с пустыми глазами, и я услышал рокочущий голос Оммодурада: "Быстрее! Самозванца!.."

Вперед! Теперь я нанес удар по правому зрительному центру и вцепился в него мертвой хваткой. Разум чужака взбесился, когда его окружила тьма. Я услышал пронзительный крик своего голоса и увидел в виде яркой сценки ту картину, которая угрожала моему захватчику: рыжий рванулся в мою сторону, в руках его блестел стилет…

И вдруг разум, захвативший мой мозг, сдался, закружился в беспорядочном вихре и исчез…

Потрясенный, я пошатнулся. Я был абсолютно один в своем черепе: мозг нависал надо мной, темный; необитаемый. Я начал двигаться, пробираться по основным нервным стволам, вновь занял кору…

Агония! Я скорчился, почувствовал, как лавиной возвращались ощущения к моим рукам, ногам, раскрыл глаза, чтобы увидеть размытые движущиеся фигуры…, И почувствовал ужасную боль в груди.

Я лежал на полу, с трудом дыша. Вдруг ко мне пришло понимание: рыжий нанес моему телу удар, и тот, другой разум, который имел полный контакт с болевыми центрами, сдался под воздействием шока и оставил обреченный мозг мне.

Как сквозь красную вуаль, я увидел возвышающуюся над собой гигантскую фигуру Оммодурада, которая склонилась надо мной и снова выпрямилась с королевским цилиндром в руке. А дальше, за ним — Фостер, выгнувшийся назад и затягивающий цепь своих кандалов на шее рыжего. Оммодурад повернулся к ним, сделал шаг, вырвал своего наперсника из петли Фостера и отшвырнул в сторону. А потом вытащил свой кинжал. Фостер в мгновение ока подскочил к нему, ударил кандалами… и кинжал зазвенел по полу. Оммодурад отступил с проклятьем, а рыжий тем временем подхватил свой оброненный стилет и пошел на Фостера. Фостер, качаясь, обернулся, чтобы встретить его грудью и поднял вверх тяжелые кандалы.

Я с усилием подтянул руку к своему боку и стал возиться с кожаной застежкой. Чужой разум похитил у меня сведения о цилиндре, но мне удалось все-таки утаить факт наличия пистолета. Моя рука была уже на рукоятке. Превозмогая боль, я вытащил его, подтянул руку к себе, с трудом поднял оружие, направил его в середину затылка, свободного от капюшона и покрытого копной рыжих волос… и выстрелил.

Оммодурад нашел свой кинжал в углу, куда тот влетел, крутясь от удара Фостера, и поднял его. Забрызганный кровью рыжего Фостер отступил, пока не уперся спиной в стену: измученная фигура на фоне слишком ярких лучей солнца. Пламя металлической чеканки мерцало и горело перед моим угасавшим взором. Огромные золотые кольца Двух Миров, казалось, распались, и на меня начали накатываться волны тьмы.

Но была еще одна мысль — что-то, что я нашел в сознании моего захватчика. В центре настенного рисунка была розетка, черно-золотая, выступавшая из стены на фут, похожая на рукоятку меча…

Издалека пришло знание: это — меч Ртра, который король-воин использовал когда-то на заре своих дней, а потом убрал подальше, замкнув в каменных ножнах на замок, подчиняющийся только его разуму, чтобы никто другой не мог использовать его в дурных целях.

Меч, настроенный на стереотипы сознания короля…

Я сделал последний вдох и разогнал тьму перед глазами. Оммодурад шел мимо меня с кинжалом в руке на безоружного человека.

— Фостер, — прохрипел я. — Меч…

Фостер поднял голову. Я говорил по-английски. Слоги странно и непривычно звучали в такой неземной обстановке, но Оммодурад не обратил внимания на незнакомые слова.

— Вытащи… меч… из камня!.. Ты… Кулклан… Ртр… король Валлона.

Я увидел, как он протянул руку и схватился за богато украшенную рукоятку. Оммодурад с криком метнулся к нему…

Меч легко выскользнул из стены — четыре фута сверкающей стали. Оммодурад остановился, уставившись на закованные в кандалы руки, держащие рукоятку легендарного меча. Он медленно опустился на колени и преклонил голову.

— Сдаюсь, Кулклан, — произнес он. — И молю короля Ртра о пощаде.

Я услышал за спиной громкий топот ног. Смутно как в тумане, я почувствовал, как Торбу поднимает мою голову, как надо мной склоняется Фостер Они что-то говорили, но я не слышал. Мои ноги похолодели… холод продвигался выше…

Я ощутил прикосновение рук и прохладного гладкого металла к своим вискам. Мне хотелось что-то сказать, сообщать Фостеру, что я нашел тот ответ, который прежде постоянно ускользал от меня. Хотел сказать, что продолжительность любой жизни, если ее отсчитывать от смерти, одинакова и что жизни, как и музыке, нужен не смысл, а лишь некая симметрия.

Но это было для меня слишком трудно. Я попытался ухватиться за эту мысль, чтобы унести ее с собой в надвигающуюся холодную пустоту, но она ускользнула, оставив мне лишь ощущение самого себя, и ветры вечности унесли этот последний обрывок моего "я", растворив его во тьме…



ГЛАВА XVII | Ниточка памяти (сборник) | ЭПИЛОГ