home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


И.ВАРШАВСКИЙ (СССР)

ИНДЕКС Е-81 (Национальная премия)


Лучший из миров (сборник)

Покрытый коричневой корочкой бифштекс шипел на сковородке в ореоле мельчайших брызг масла.

Рядом с дымящейся чашкой кофе румяные тосты ожидали, пока их намажут земляничным джемом. Сочная золотистая груша должна была завершить завтрак. Зрительные нервы первыми донесли информацию в мозг. Почти одновременно она была дополнена сложной гаммой запахов и сличена с запахами, хранившимися в ячейках памяти. После этого мозгом была отдана команда. Повинуясь ей, слюнные железы смочили слизистую оболочку рта, ускорился ритм сокращения стенок желудка и так далее. По сложным каналам обратной связи в мозг была передана информация: «Организм готов к приему пищи».

Сэм протянул руку, чтобы взять вилку, но кто-то сзади схватил его за обе руки и вывернул их назад.

— Ты опять дрыхнешь на скамейке? — произнес хорошо знакомый ему голос. — Сматывай удочки и катись отсюда, пока не познакомился с судьей!

Дюжий полисмен поставил Сэма на ноги, сунул в руки узелок, заменявший чемодан и подушку, и движением колена сообщил ему начальное ускорение в том направлении, куда, по мнению полиции, следовало направить свои стопы безработному.

Сэм медленно побрел по улице. Только теперь он понял, как ему хочется есть. Вчера они с Томом, простояв час в очереди, получили по тарелке благотворительного супа. Это было все, что могло выделить своим пасынкам федеральное правительство из колоссальных излишков продуктов, скопившихся на складах.

Бедняга Том! Ему здорово не повезло. И за что ему вкатили пятнадцать суток? Здесь на юге чертовски не любят цветных. Особенно когда они без работы. Нужно сматываться из этого города. Придется опять путешествовать в товарных вагонах. Хорошо бы дождаться, пока выпустят Тома. Вдвоем всегда лучше.

Сэм обернулся, почувствовав чью-то руку у себя на плече.

Перед ним стоял небольшой человечек в сдвинутой на затылок шляпе.

— Есть работа, — сказал человечек, не выпуская сигары изо рта.

Сэм оглядел его с ног до головы.

— Если подойдете — будете довольны, — продолжал он. — Решайте быстрее.

Сэм кивнул головой. Человечек махнул рукой, и к ним подкатил черный лимузин.

Машина остановилась у пятиэтажного серого здания на окраине города. Сэм и его спутник поднялись на второй этаж.

— Подождите здесь, — сказал человечек и скрылся за дверью, на которой была укреплена табличка с надписью:

«Вел. Э.Вул. Президент».

Через несколько минут он вышел и поманил Сэма пальцем. Комната в конце коридора, куда он впихнул Сэма, была погружена во мрак. Только на письменном столе, за которым сидел высокий человек в белом халате, горела лампа, освещая разбросанные по столу бумаги.

— Фамилия? — спросил человек в халате.

— Смит.

— Имя?

— Сэмюэль.

— Возраст?

— Двадцать один год.

— Занятие?

— Безработный.

— Бэртрам! — крикнул человек в халате. — Полное исследование по программе Ку триста шестнадцать.

Бэртрам, оказавшийся молодым человеком с черными тоненькими усиками, велел Сэму лечь на стол, стоящий посередине комнаты. Через несколько минут Сэм оказался опутанным сетью проводов. На его груди, голове и на запястьях укрепили металлические манжеты.

Бэртрам подошел к аппарату, напоминающему большой телевизор.

— Лежите спокойно, — сказал он, вращая рукоятки на приборе.

Сэм почувствовал легкое покалывание. Не сводя глаз с экрана, Бэртрам сел на стул и начал печатать на клавиатуре прибора, похожего на пишущую машинку. Сэм видел, как из-под валика машинки поползла черная лента с пробитыми на ней отверстиями.

— Готово, — сказал Бэртрам.

— Биографические данные проверьте на детекторе лжи, — сказал человек в халате.

Бэртрам укрепил на теле Сэма еще несколько контактов.

Вопросы, которые задавали Сэму, казалось, не имели между собой никакой связи.

— Страдаете ли вы изжогой?

— Не было ли среди ваших предков негров и евреев?

— Болят ли у вас зубы?

— Как вы переносите виски?

— Крепко ли вы спите?

— Какими болезнями вы болели?

Затем его повели в соседнюю комнату, где просматривали грудную клетку перед большим рентгеновским аппаратом, взяли пробу желудочного сока и сделали анализ крови. Потом он услышал:

— Можете одеваться.

Одеваясь, Сэм наблюдал, как Бэртрам вложил черную ленту с пробитыми отверстиями в большой серый ящик, нажал кнопку, как на панели ящика загорелись зеленые лампочки. Потом что-то щелкнуло, и в руках у Бэртрама оказалась белая карточка.

— Индекс Е-81, — сказал Бэртрам. — Подходит для мистера Фауста.

Человек в халате снял телефонную трубку.

— Противопоказаний нет, можете использовать.

Дверь отворилась, и вошел уже знакомый Сэму человечек.

— Дженерал Кибернетик компании, — сказал он, — может предоставить вам работу, — но раньше я должен представить вас заказчику.

На этот раз машина остановилась у небольшого особняка в фешенебельной части города.

— Мистер Фауст вас ждет, мистер Дженингс, — сказал подошедший к ним в холле человек в чёрном костюме.

Они прошли через зимний сад и оказались перед тяжелой дубовой дверью.

— Мистер Дженингс, сэр, — сказал человек в черном, открывая дверь.

В комнате, куда они зашли, пахло лекарствами, духами и еще чем-то, чем пахнут давно не проветриваемые вещи.

В кресле у ярко пылавшего камина сидел маленький старичок со сморщенным лицом, похожим на сушеную грушу.

— Это Смит, которого мы для вас подобрали, мистер Фауст, — сказал Дженингс.

— Подойдите поближе, — пропищал тоненький голосок из кресла.

Сэм шагнул вперед. Несколько минут старичок с любопытством на него смотрел.

— Вам объяснили ваши обязанности?

— Я предполагал, мистер Фауст, что до того, как будет получено ваше согласие на эту кандидатуру, всякие объяснения излишни, — сказал Дженингс, — хотя фирма считает ее вполне подходящей. Мы провели самое тщательное исследование.

— Мне уже надоело ждать. Пока вы там возитесь, я теряю драгоценное время. Я достаточно стою, чтобы наслаждаться жизнью, а эти ослы посадили меня на манную кашу. Слава богу, прошли времена, когда за возвращение к молодости нужно было продавать душу дьяволу. Я могу купить не только молодость, но и дьявола в придачу. Короче говоря, — обратился он к Сэму, — я покупаю у фирмы ваши ощущения. Объясните ему, Дженингс. Я вижу, что он ни черта не понимает.

— Хорошо, мистер Фауст. Ваши обязанности, Смит, будут заключаться в том, чтобы снабжать мистера Фауста ощущениями нормального, здорового молодого человека, пользующегося всеми радостями жизни.

— И пороками, — пропищал голос из кресла.

— И тем, что называется пороками, — согласился Дженингс. — Для этой цели будет налажена связь между биотоками вашего мозга и биотоками мозга мистера Фауста. Точнее говоря, ваши биотоки, разложенные на гармонические составляющие, будут модулировать несущую частоту радиоволны, на которой между вами будет осуществляться связь, и вызывать в мозгу мистера Фауста точно такие же ощущения, какие будете испытывать вы. Аппаратуру, необходимую для этой цели, фирма доставит через час.

Сэм тихонько ущипнул себя за ляжку.

Нет! На этот раз он не спал.

— Значит ли это, — спросил он, — что мои мысли будут передаваться по радио мистеру Фаусту?

— Человеческая мысль слишком сложная штука, чтобы это можно было сделать. Пока речь идет о передаче простейших ощущений, связанных с физиологической деятельностью организма. В этом отношении между вами будет налажена самая тесная связь. Во время сеансов, организуемых по желанию мистера Фауста, его ощущения будут точно копировать ваши. Следовательно, в это время вы должны заботиться о том, чтобы делать то, что вам приятно. Жить вы будете здесь. На время сеансов в вашем распоряжении будет автомобиль, отдельная квартира и открытый счет в ресторане. Вы будете снабжены небольшой суммой подотчетных карманных денег. Кроме того, фирма будет вам выплачивать по три доллара за каждый сеанс, которые вначале будут вычитаться в погашение стоимости выданной одежды. Сегодня состоится пробный сеанс.

— Муррей покажет вашу комнату, — сказал старичок. — Муррей — мой секретарь. Если вам будет что-нибудь нужно, обращайтесь к нему. Вечером будьте готовы к сеансу. Позаботьтесь, Дженингс, чтобы все было в порядке.

В отведенной комнате Дженингс усадил Смита на стул, открыл стоявший в углу чемодан и вынул оттуда машинку для стрижки волос. Через несколько минут череп Смита напоминал бильярдный шар. Затем Дженингс взял бутылку, кисточку и обмазал голову Сэма противно пахнущей липкой жидкостью.

— Вам придется носить парик, — сказал он, укрепляя у него на голове тонкую металлическую сетку, — для того, чтобы не привлекать внимания этой штукой. Сейчас мы проверим ее в работе. Этот миниатюрный передатчик на полупроводниках кладите в карман. В бантике, который вы должны носить вместо галстука, помещена ферритовая антенна. Радиус действия передатчика около двух километров. В этом радиусе вы должны находиться во время сеансов. Старайтесь, чтобы плоскость антенны всегда была ориентирована перпендикулярно к прямой, проведенной между вами и домом мистера Фауста. Так обеспечивается наибольшая сила передаваемого сигнала. Остальное вы скоро освоите сами. Теперь суньте руку в карман и нажмите кнопку на передатчике.

Нажав кнопку, Сэм почувствовал противное гудение в голове.

Дженингс вынул из чемодана небольшой прибор с экраном и включил его шнур в штепсельную розетку. На экране вспыхнули причудливо извивающиеся светящиеся кривые.

— Так, отлично! — сказал он, выключая штепсельную вилку. — Все работает нормально. В чемодане для вас костюм. Переодевайтесь. Скоро Муррей отвезет вас на пробный сеанс в ресторан, а я займусь подготовкой мистера Фауста.

Свежевыбритый, в отличном новом костюме, Сэм вошел в сопровождении Муррея в зал ресторана «Бристоль». Муррей сказал несколько слов на ухо подошедшему метрдотелю, и тот, поклонившись, повел Сэма к столику у окна.

— Обед заказан по выбору мистера Фауста, — шепнул Муррей на ухо Сэму, — шофер вас будет ждать. Поправьте парик, он у вас налезает на ухо. Я уезжаю. Во время сеанса я должен быть около шефа.

— Устрицы, суп из креветок, жюльен из дичи, отварная форель, пломбир, кофе с коньяком. Вино по списку, коллекционное, — бросил на ходу метрдотель лакею.

Сэм взял в рот устрицу. Она показалась ему безвкусной, но он ее с жадностью проглотил. Притупившееся за день ощущение голода вновь овладело им с необычайной силой. Он, не разбирая, глотал все, что ставил перед ним изумленный лакей, залпом осушил полный бокал вина и снова глотал теплую пищу, заботясь только о том, чтобы поскорее наполнить пустой желудок.

Наконец голод был утолен, и он с наслаждением почувствовал тепло, разливающееся по всему телу.

Подали кофе.

Откинувшись на спинку стула, он обвел взглядом зал. На эстраде музыканты извлекали из своих инструментов спотыкающиеся, кудахтающие звуки. Мелодия внезапно оборвалась, и к рампе подошел барабанщик.

— Известная французская певица Маргарита Дефор, — объявил он.

На эстраду выпорхнула девушка лет восемнадцати, встреченная аплодисментами. Хриплые звуки джаза, казалось, подчеркивали чистый, нежный голос певицы. Она пела по-английски негритянскую песенку, которую часто пел Том, когда они с Сэмом работали на сборе хлопка. «Бедняга Том!» — подумал Сэм.

Потом место на эстраде занял верзила, жонглировавший двенадцатью откупоренными бутылками, умудряясь одновременно ловить ртом льющуюся из них жидкость.

Сэм допил кофе и, провожаемый метрдотелем, вышел из ресторана.

На следующее утро Муррей разбудил Сэма:

— Шеф хочет вас немедленно видеть.

Через несколько минут Сэм предстал перед мистером Фаустом.

— Неплохо, мой мальчик, но это далеко не то, что от вас требуется. Нельзя поглощать пищу без разбора, научитесь ее смаковать. Тот хаос вкусовых ощущений вперемежку с голодом, который я вчера испытал, очень далек от настоящего наслаждения пищей. Попробуйте понять вкус устриц и не налегайте так на вино. В большом количестве оно снижает вкусовые ощущения. Однако дело не в этом. Все придет со временем. Скажите: какое впечатление произвела на вас вчерашняя певичка?

— Она очаровательна, — ответил Сэм.

— Очень рад, что она вам понравилась. Постарайтесь завоевать ее расположение. Помните, что если нужны деньги, то они будут.

В кресле что-то забулькало и захрипело, как в испорченном водопроводном кране. Очевидно, мистер Фауст смеялся.

Бульканье прервалось так же внезапно, как и возникло.

— Можете идти, мой мальчик. Следующий сеанс будет сегодня вечером.

Так прошло несколько дней. Новая жизнь оказалась не такой ослепительной, как это представлялось вначале.

Мистер Фауст капризничал. То ему казалось, что омары не вызывают у Сэма должных вкусовых ощущений, то его возмущала неспособность Сэма наслаждаться сигарами. Целую бурю вызвал вопрос о наркотиках. Выкурив первую трубку опиума, Сэм не испытал ничего, кроме невыносимой тошноты. При этом он забыл выключить передатчик, и ему пришлось выслушивать нарекания мистера. Но больше всего недоразумений происходило по поводу мадемуазель Маргариты. Сэму удалось завязать с ней знакомство.

Но и только.

— Даю вам три дня срока, — визжал разъяренный хозяин. — Если за это время вы не справитесь с девчонкой, я порву договор с фирмой, или пусть присылают кого-нибудь другого, а не болванов, у которых после салата с уксусом начинается отрыжка и вечно чешется левая пятка.

Сегодня назначенный срок истекал.

Машина плавно подъехала к подъезду ресторана. Черная тень бросилась к автомобилю и открыла дверцу.

Сэм полез в карман за мелочью, но рука его застыла на месте.

— Том, дружище, ты ли это?

Сомнений не было, перед ним стоял тот самый Том, с которым они исколесили полстраны в поисках работы.

— Я, Сэм, своею собственной персоной, только что из тюрьмы. Им нужны места, и меня выпустили оттуда досрочно. Но что с тобой, Сэм? С каких пор ты начал разъезжать в автомобилях? Уж не получил ли ты наследство? Теперь ты уже не захочешь якшаться с бедным негром.

— Сейчас я тебе все расскажу, Том, только раньше всего нужно тебя покормить. Пошли!

— Ты с ума сошел, Сэм! Разве ты не знаешь, что цветным запрещен вход в этот ресторан? Если у тебя действительно завелась пара долларов, то пойдем поищем закусочную.

— Не беспокойся дружище. Со мной тебя сюда пустят. Я тут важная персона.

— Не советую, мистер Смит, — вмешался шофер. — Вы знаете отношение мистера Фауста к цветным. Он никогда не потерпит…

— Поезжайте домой! — перебил его Сэм. — Я сам, если нужно, объяснюсь с хозяином.

В дверях им преградил дорогу швейцар.

— Мне очень жаль, мистер Смит, но я имею строгое предписание…

— Не беспокойтесь. Я знаю, что делаю, — сказал Сэм, отстраняя рукой швейцара.

В зале их встретил метрдотель.

— Крайне сожалею, мистер Смит, но правила нашего заведения категорически запрещают появление в нем цветных.

— Даже если это делается по желанию мистера Фауста?

— Если убытки, понесенные заведением, будут компенсированы, — пробормотал метрдотель, — то… впрочем, я не могу отвечать за последствия. Мы хорошо знаем мистера Фауста, но боюсь, что даже его имя не может оградить нас от неприятных инцидентов.

Друзья сели за столик.

Метрдотель благоразумно удалился.

— Два бифштекса и два виски с содовой, — сказал Сэм официанту, машинально включая передатчик.

— Но ваш ужин, мистер Смит, — пробормотал официант, явно смущенный.

— Ужин потом, — сказал Сэм.

Мертвая тишина воцарилась в зале. Все взгляды были обращены на их столик.

— Идем отсюда, Сэм, — пробормотал Том, — не нравится мне вся эта история.

В наступившей тишине резко прозвучал звук разбившегося стекла. Оттолкнув свой столик, высокая красивая дама со слезами на глазах шла к выходу. Ее кавалер еле поспевал за ней.

Зал быстро пустел.

Наконец сконфуженный официант принес заказанное. Том несколько оживился при виде сочного бифштекса.

— Я здорово рад, Том, что, наконец, встретил тебя.

Рука Сэма потянулась к стакану, но кто-то сзади схватил его за обе руки и вывернул их назад.

— Будешь знать, как водить сюда всякую негритянскую сволочь.

Их тащили за ноги по лестнице. Сэм чувствовал, как его голова ударяется о каждую ступеньку. Последнее, что он видел, был черный автомобиль, в который кинули Тома, и башмак с металлическими подковами над своей головой, поднятый для удара…

Сэм открыл глаза и застонал. Ныло все тело, и невыносимо болела голова. Он дотронулся до лба и нащупал повязку.

— Здорово вас разукрасили! Какой мерзостью у вас была смазана голова? Нам пришлось перепробовать кучу растворителей, прежде чем удалось все это смыть. Мэри, дайте больному его платье и счет. — Толстый человек в белом халате игриво ткнул Сэма в живот и вышел из палаты.

— Вот ваш костюм, — сказала сестра, — я его как могла зашила и почистила, а вот счет. Двадцать долларов за оказание первой помощи, пять долларов за удаление лакового покрова на голове и доллар за ремонт платья. Всего двадцать шесть долларов.

Сэм сунул руку в карман того, что раньше называлось его пиджаком, вынул бумажник и пересчитал деньги, выданные ему мистером Фаустом на текущие расходы. Набралось всего двадцать пять долларов. Обшарив все карманы, он наскреб еще доллар и десять центов мелочью.

Домой пришлось идти пешком. Первый, кого он встретил в холле, был Муррей.

— Где вы шляетесь, Смит? — сказал он. — Звонил Дженингс. С сегодняшнего дня ваша работа в фирме окончена. Вчера вечером во время сеанса мистер Фауст умер от кровоизлияния в мозг.




С.ЖИТОМИРСКИЙ (СССР) «ПРОЕКТ-40» (Международная премия) | Лучший из миров (сборник) | К.ФИАЛКОВСКИЙ (Польша) ПРАВО ВЫБОРА (Международная премия)