home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 19

Фургоны спускались вниз по крутой дороге, скрипела потертая обувь, мулы от нетерпения брыкались задними ногами. Лен подошел к самому краю и заглянул в каньон, и застыл, ошарашенно глядя вниз. Исо подошел и стал рядом с ним. Затем он обернулся, бледный, дрожащий от ярости, и закричал:

– Вы надумали шутить с нами? Вам кажется смешным привести нас…

– Заткнись, – устало сказал Хостеттер с внезапным нетерпением – так приводят в чувство надоедливого ребенка. Лен даже не повернул головы. Он все еще смотрел вниз.

А внизу был город. Сверху виднелись только крыши – обычные крыши обычных маленьких домиков. Лен много перевидел подобных за свою недолгую жизнь и подумал, что, они, наверное, сложены из бревен. С северной части каньона виднелась голубая водная гладь, перегороженная плотиной. Позади плотины, под горным склоном, возвышались два странных сооружения, вблизи них проходили рельсы, вверх и вниз по склону двигались крошечные вагончики, груженные горной породой. У подножья виднелись и строения поменьше, по другую сторону плотины – короткая дорога, ведущая в туннель, но ни вагончиков, ни рельс не было видно.

Лен увидел людей, копошащихся внизу. Упряжки крохотных мулов тащили по рельсам крошечные вагончики. Через несколько минут до них донесся звук, слабый и гулкий, словно далекое эхо. Лен вопросительно посмотрел на Хостеттера.

– В Фол Крике, – сказал он, – ведутся горные разработки. Хотя серебро расположено не очень близко к поверхности, месторождения очень богаты. Существование Фол Крика ни для кого не секрет. Вот здесь мы и живем.

– Но ведь это не Барторстаун, – медленно произнес Лен.

Запинаясь, он выдавил:

– Отец говорил мне когда-то о том, что места с таким названием не существует.

– И все же твой отец был не совсем прав. Это место существует, сотни людей живут и работают там.

– Но где? – сердито спросил Исо.

– Вы ждали столько лет. Подождите еще несколько часов.

И они вновь вернулись на дорогу. Тень, отбрасываемая горой, теперь почти полностью закрыла каньон и достигла восточной стены. Внизу, у старого забоя, зеленела сосновая роща, ярко выделяясь на фоне красновато-коричневатых и желтых склонов.

– Фол Крик – совсем другой город, – сказал Лен.

– Ты никогда не сможешь увидеть все с первого взгляда. Эти дома построены из досок и бревен, потому что нам необходимо было использовать только то, что есть под рукой. Когда-то в Фол Крике было электричество, но лишь потому, что это было модно. Мода прошла, и электричества в Фол Крике больше нет. Самое главное в нашем положении – ничем не выделяться, и никто ничего не заметит.

– Но вместе с тем, это тайный город. Город, о котором никто ничего не знает. – Лен нахмурился, пытаясь разобраться. – Место, которое вы от всех тщательно скрываете, находится тут, к нему ведет широкая дорога, по которой туда-сюда снуют чужестранцы.

– Как только начинаешь чинить препятствия на пути людей, они сразу подозревают неладное. Фол Крик был построен первым, совершенно открыто. И первые поселенцы использовали обычные средства передвижения. Тут всего-навсего велись горные разработки. Барторстаун построен гораздо позже под прикрытием Фол Крика, и по сей день о его существовании никто не подозревает.

Лен обдумывал сказанное Хостеттером. Затем спросил:

– Неужели люди, появившиеся здесь после Разрушения, тоже ни о чем не догадывались?

– Тысячи беженцев бродили по стране в поисках места, подобного этому, – как можно выше в горах.

Вскоре в городе зажглись фонари – самые обыкновенные фонари, они ничем не отличались от тех, которых сотни раз приходилось видеть Лену. Уставшие мулы довольно резво тащили фургоны, возницы покрикивали на них, и щелканье кнутов напоминало ружейные выстрелы.

Внизу их поджидала целая толпа. Горели факелы, женщины окликали своих мужей, дети носились вверх и вниз по дороге и кричали.

– Да, Пайперс Ран, действительно, лучше, – с горечью сказал Лен, – я не вижу тут ничего, кроме голых утесов. Зачем здесь живут эти люди?

– У них есть на то причина.

– Чертовщина какая-то, – по тону Лена легко можно было догадаться, что он никому больше не верит.

Фургоны остановились. Возницы спрыгнули вниз и стали распрягать мулов, люди выходили из фургонов. Исо помог выбраться Эмити, которая недоверчиво осматривалась по сторонам. Мальчишки подбегали к мулам и уводили их прочь от фургонов. Кругом были незнакомые лица, и через минуту до Лена дошло, что почти все разглядывают его и Исо. Они инстинктивно прижались друг к дружке, стараясь держаться ближе к Хостеттеру. Подошел Вепплоу, обнимая невысокого роста черноглазую девушку. На ней была кофта с открытым воротом и закатанными по локоть рукавами и длинная, почти до пят, юбка. Вначале она окинула взглядом Эмити, затем Исо, дольше всех ее глаза задержались на Лене.

– Моя внучка, – представил Вепплоу, и было ясно, что она для него дороже всего на свете. – Джоан, это миссис Исо Колтер, это – мистер Исо и мистер Лен Колтер.

– Джоан, – сказал Хостеттер, – не могла бы ты позаботиться о миссис Колтер?

– О, конечно, – без особого энтузиазма сказала Джоан. Эмити вцепилась в руку Исо и начала было протестовать, но Хостеттер решительно прервал ее:

– Отправляйся с Джоан. Никто тебя не укусит, а Исо придет, как только освободится.

И Эмити неохотно удалилась, опершись о плечо Джоан, та лукаво взглянула на Лена и исчезла в толпе. Хостеттер кивнул Вепплоу и обратился к Исо и Лену:

– Идите за мной, юноши.

Они последовали за Хостеттером. Люди вокруг оживленно разговаривали, не сводя с них глаз.

– Кажется, они еще не привыкли к чужеземцам, – сказал Лен.

– Дело не в этом. Просто ни один чужеземец не остается здесь навсегда.

«Парни Хостеттера», – впервые за последние два дня Лен улыбнулся. Хостеттер улыбнулся в ответ. Он вел их по темной улочке к большому дому. Крыша была обшита досками, два бревна поддерживали почерневшее от времени крыльцо. И все же обветшалый дом выглядел внушительно.

– Дом строили для управляющего, – пояснил Хостеттер. – Теперь в нем живет Шермэн.

– Он тут главный? – спросил Исо.

– Во многом да, вместе с Гутиэррезом и Эрдманном. Им необходимо обо всем докладывать.

– Но ведь Шермэн позволил нам придти.

– Да, но вам так или иначе придется поговорить с остальными.

В окнах горел свет. По шатким ступенькам они поднялись на крыльцо, и не успел Хостеттер постучать, как дверь открылась и на пороге появилась стройная, высокая седовласая женщина с добрым приятным лицом. Она приветливо улыбнулась и протянула к Хостеттеру руки.

– Привет, Мэри, – сказал он.

– Эд, добро пожаловать домой, – и она поцеловала его в щеку.

– Да, прошло столько времени. Одиннадцать, нет, двенадцать лет!

– Как хорошо, что ты вернулся, Эд!

Затем она посмотрела на Лена и Исо.

– Это Мэри Шермэн, мой старый друг. Она часто играла с моей сестрой. Сейчас ее уже нет в живых… Мэри, это те самые молодые люди.

И он представил их. Мэри Шермэн грустно улыбнулась, будто жалела о том, что позволила себе лишнее в их присутствии.

– Проходите, – сказала она, – вас ждут.

Они последовали в гостиную. Пол был тщательно вымыт, старинная мебель. Лен знал, что она сделана еще до Разрушения. На большом столе горела лампа, вокруг сидели трое. Двое мужчин одного с Хостеттером возраста, третий – чуть моложе. Самый старший, крепко сложенный человек с гладко выбритым подбородком и светлыми глазами, поднялся им навстречу и пожал руку Хостеттеру. Тот поздоровался, и началась оживленная беседа. Лен почувствовал себя неловко. Мэри Шермэн куда-то исчезла.

– Подойдите сюда, – сказал, наконец, великан. Лен и Исо приблизились к столу. Мужчины внимательно их изучали. Глаза самого старшего были цвета зимнего неба, умными и проницательными. Самый молодой из них сидел позади, облокотившись на стол. Рыжеволосый, он носил очки и выглядел очень уставшим, почему-то казалось, что это его обычное состояние. Между столом и большой железной печью сидел третий мужчина, невысокий и чем-то удрученный, с длинной белой, как снег, бородой. Лен смотрел на них с непонятным чувством злости, смешанным с благоговейным страхом, его бросило в жар.

Старший отрывисто заговорил:

– Я – Шермэн. Это – мистер Эрдманн, – человек помоложе кивнул. – Это – Гутиэррез, – невысокий белобородый хмыкнул:

– Вас обоих я знаю, как братьев Колтер. Кто есть кто?

Лен и Исо представились. Хостеттер подсел к столу и занялся трубкой. Шермэн повернулся к Исо:

– Итак, ты прибыл сюда с… м-м… будущей матерью.

Исо принялся было объяснять, но Шермэн остановил его:

– Я знаю обо всем. Единственное, что тебе нужно сделать, – это привести ее завтра сюда ровно в десять. Вас будет ждать священник. Об этом никто не должен знать. Ясно?

– Да, сэр.

Шермэн не был неприятным человеком, просто он всю жизнь привык отдавать приказы и привык, чтобы они исполнялись.

Затем он обратился к Лену:

– Объясни, что привело тебя сюда.

Лен опустил голову, не говоря ни слова.

– Отвечай, – подбадривал его Хостеттер, – расскажи ему все.

– Смогу ли я? Ладно, попробую. Мы надеялись встретить здесь других людей, с которыми можно говорить обо всем. Мы хотели посмотреть на машины и… многое другое.

Шермэн улыбнулся, и на мгновение холод в его глазах исчез, он уже не был боссом, отдающим приказы, а пожилым, уставшим от жизни человеком, похожим на Хостеттера, на отца. Внезапно Лен подумал, что он не совсем чужой среди них.

– Ты думал, – сказал Шермэн, – что попадешь в большой город, один из тех, которые существовали до Разрушения?

– Да, – ответил Лен. Он уже не злился, а испытывал только легкое сожаление.

– Но все, что у нас есть, – лишь часть твоих мечтаний.

– Остальное мы пытаемся найти, – добавил Эрдманн. – Мне рассказать подробнее, Гарри?

– Не сейчас, – отозвался Шермэн. Когда он повернулся к Исо и Лену, в его глазах был обычный холодный блеск. – Вы должны поблагодарить Хостеттера.

– Это лишнее, – вмешался тот, – причина и без того была достаточно веской.

– Что ж, ладно. Но знайте: если бы не Хостеттер, вы погибли бы от руки сумасшедших фанатиков в том городе, как его?

– Рефьюдж, – напомнил Лен, – да, мы понимаем это.

– Я лишь констатирую факты. Мы сделали вам одолжение, и вы не сможете понять, как велико это одолжение, до тех пор, пока не поймете суть всего, что происходит здесь. Единственное, что от вас требуется, – это выполнять, что вам говорят, и не задавать слишком много вопросов.

Он замолчал. Эрдманн покашливал, а Гутиэррез пробормотал:

– А может, повести их в забой, Гарри? Там чисто и сухо.

– Ты что, пьян, Джулио?

– Пока нет. А хотелось бы.

Шермэн хмыкнул.

– Итак, вот что я хочу вам сказать. Вы обязаны не покидать Фол Крик. Даже не пытайтесь нарушить этот приказ. У нас слишком много поставлено на карту, гораздо больше, чем вы можете себе представить, и мы не имеем права рисковать этим, – он коротко закончил свою речь: – В противном случае вас убьют.


Часть 18 | Долгое завтра | Часть 20