home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Том Пардом


Банкир в бегах


Как всегда Сэйбор был сосредоточен на двух своих главных увлечениях. Одной половиной его существа владела конкубина

[1], другой - анализ операций на финансовых рынках. С личным помощником и конкубиной он находился в пассажирской каюте, когда обнаружилась погоня. Чой молча положил руку ему на плечо и указал в задний иллюминатор. Сэйбор затемнил столбцы цифр, проплывающих перед его глазами. Дисплей, имплантированный в глазной нерв, разворачивал изображение непосредственно в поле зрения. Догонявший их винтовой пароход двигался в три раза быстрее, чем колесный транспорт на солнечных батареях, увозивший Сэйбора и двух его спутников вниз по озеру.

На палубе судна-преследователя выстроились шеренгой шесть солдат. За ними возвышались два сержанта-исполина. Их униформа цвета хаки подчеркивалась коричневыми ремнями и касками. Это был деловой стиль от одного из самых дорогих кутюрье планеты.

Браслет Сэйбора - системный блок - запустил банковскую программу. Дисплей показал итоги утренних торгов на бирже ссудного капитала. Биржевые результаты Сэйбор лично анализировал дважды в день на предмет неприятных сюрпризов, преподнесенных конкурентами. Его конкубина Вейли уже активировала свой дисплей.

- В четырех километрах отсюда находится рыбопромысловая коммуна Гелавэр, - сообщила она. - Ты финансировал строительство у них дамбы и большую селекционную программу. Их ополчение отлавливает браконьеров и проводит спасательные операции. Возможно, они согласятся прислать нам на помощь патрульную группу.

Сэйбор свернул итоги торгов и вызвал данные по кредитным счетам коммуны.

- Я переговорю с капитаном. А ты попробуй связаться с их чиновниками.

Капитан транспорта - высокая, стройная женщина, спокойная и рассудительная - водила суда уже восемнадцать лет, но больше была известна как член одного из лучших клубов водной охоты на озере.

- Боюсь, я могу доставить вам неприятности, - начал Сэйбор, входя в рубку. - Поднявшись на борт, я зарегистрировался под псевдонимом. Мое настоящее имя - Сэйбор Хэйвери. Я владелец банка, который открыл вашей компании кредитную линию.

Капитан встала, вопросительно глядя на него.

- У меня возникли проблемы с моим весьма неблагоразумным клиентом, - продолжал Сэйбор. - Его горячее желание получить очередной заем я по ряду причин счел авантюрным. Тогда он попытался силой заставить меня выдать ему этот кредит, и я решил, что будет лучше на время скрыться. К сожалению, сейчас он преследует меня на пароходе.

Капитан переключила внимание на свой дисплей. Затем, сдвинув брови, сказала:

- Полагаю, что должна узнать имя вашего клиента, благородный Сэйбор.

- Посессор Кензан Хан. У него на борту восемь солдат. Я буду признателен, если вы поможете отбиться, когда они попытаются взять нас на абордаж.

- С командой из одного человека?

- У меня есть все основания полагать, что очень скоро мы получим вооруженную поддержку от ополченцев коммуны Гелавэр. Мой личный помощник обладает рядом полезных навыков, и, могу заверить, я сам тоже не совсем бесполезен. Если, наконец, и вы окажете помощь, то мы сможем сдерживать противника, пока наши друзья из коммуны не придут на выручку.

Капитан пристально смотрела в окно. В эти последние дни осени поверхность озера была темной и волнистой.

- Ненавижу мелодрамы, - продолжал Сэйбор, - но совершенной финансовой системе нашей планеты грозит опасность. Кензан психически неуравновешен. Если он захватит меня и возьмет под свой контроль мои финансы…

- Большинство моих боеприпасов паралитического действия. Этого будет достаточно?

- Лишь бы не попасть ему в руки. Убивать солдат вовсе не обязательно.

Вейли стояла у заднего иллюминатора каюты и смотрела, как пароход преодолевает разделявшие их последние двести метров.

- Ну, и как прошел чат с коммуной? - спросил Сэйбор. - Они сговорчивы?

Формируя Вейли, генные инженеры сначала создали сочную, привлекательную, невероятно сексуальную женщину. Затем они обогатили первоначальную конфигурацию, добавив высокий процент интеллекта и расширив аспекты ее генома, влияющие на гармоничность и грациозность. Результатом стала комбинация элегантности, ума и сладострастия, отвечавшая эротическим, эмоциональным, эстетическим потребностям, обнаруженным у Сэйбора при анализе профильных тестов заказчика. Она была его помощником по административной работе, помимо выполнения других своих функций. Вейли и Чой составляли его постоянный штат.

- Я переговорила с референтом главного координатора, - ответила Вейли. - У меня есть чувство, что они будут торговаться.

Сэйбор уставился на приближающийся пароход. По обоим проектам, которые он финансировал, коммуна Гелавэр торговалась до последней сотой процентного пункта.

- Солдаты, которых ты видишь, принадлежат полковнику Джайне, - сообщила Вейли. - Их мы сможем сдерживать семь-девять минут, не более.

- Даже если я введу тебя в качестве сюрприза?

- Да.

- Похоже, придется применить мое умение тянуть время. Передай главному координатору, что я хочу с ним поговорить. И попробуй соединить меня с нашим другом полковником.

Самой замечательной чертой полковника Джайны была его улыбка на круглом добродушном лице. Полковник был энергичным и спортивным. Через секунду его изображение появилось в поле зрения Сэйбора.

- Доброе утро, благородный Сэйбор. Какое удовольствие слышать вас. Насколько я понимаю, меня преследуют ваши солдаты, полковник.

- Я послал самых лучших. У них приказ взять транспорт на абордаж и арестовать вас.

- Я изучил ваш прайс-лист и готов предложить на 50 процентов больше, чем вам обычно платят.

Полковник насупился. Сожаление вытеснило улыбку.

- Боюсь, я не смогу рассмотреть ваше предложение. Понимаю вашу заинтересованность, но я не меняю своих решений, когда мой личный состав уже введен в действие. Репутация надежного партнера - мои главные деловые активы.

- Я понимаю, полковник. Однако я хотел бы предупредить вас, что ситуация не столь однозначна, как кажется. У меня тоже есть некоторая возможность применить насилие.

Чой энергично баррикадировал мебелью бортовые иллюминаторы каюты. Они с Вейли уже надели защитные костюмы и шлемы. Сэй-бор тоже влез в костюм, но шлем отложил в сторону.

Вейли ткнула пальцем воздух перед собой. Сэйбор кивнул, и изображение на его дисплее разделилось надвое. Худощавый мужчина в деловом костюме занял левую секцию. Субтитры сообщили, что это главный координатор Гелавэра.

- Доброе утро, благородный Сэйбор, - начал главный координатор. - Мой референт сообщил, что вы просили о содействии.

- Мой заказчик предупредил меня, что вы, вероятно, окажете сопротивление, - продолжал полковник Джайна. - Я принял это в расчет, когда отправил полностью снаряженную команду. Вы можете сдаться немедленно или мы арестуем вас через пять минут, начиная с этой.

Внимание Сэйбора раздвоилось. Его коммуникационный имплантант начал автоматическое переключение программ. Он передавал изображение в реальном времени непосредственному собеседнику Сэйбо-ра, а второй участник в этот момент видел временную имитацию.

Беседа с главным координатором была, по существу, обычными деловыми переговорами. Координатор подтвердил готовность противостоять каждому, кто нападает на честных граждан, торгующих на озере. Он даже разрешил Сэйбору и его спутникам сделать короткую остановку на территории коммуны, если беглецы решат вопрос с посланцами полковника Джайны. Но у координатора были и другие вопросы.

- Кое-кто в Гелавэре высказывает мнение, что мы могли бы рефинансировать наш основной кредит, благородный Сэйбор. Вы, возможно, слышали об интересном крабовом проекте. Мы пытаемся добиться эксклюзивных прав на репродукцию крабов. Цифры показывают, что наше положение упрочится, если мы сможем сократить издержки по обслуживанию текущего долга.

С полковником Джайной Сэйбор сконцентрировался на высоких материях и поглощающих время дебатах.

- Ваш заказчик подвергает опасности совершенную финансовую систему нашей планеты. Кензан - одна из самых финансово безответственных личностей, с которыми мне приходилось работать. Если он возьмет под контроль мой банк, то выкачает все ресурсы и тем самым запустит неуправляемую реакцию разрушения финансовой системы в целом. Крах моего банка вызовет страшный резонанс.

- Я разделяю ваше беспокойство, - отвечал полковник Джайна. - Но только, по моему разумению, есть еще три других банка с такими же обширными активами, как и ваши.

Пароход подтянулся на уровень иллюминаторов правого борта. Солдаты все еще стояли в парадном строю.

- И все они связаны друг с другом, - парировал Сэйбор. - Если один из нас рухнет, это приведет к гибели остальных. Взаимодействие в финансовой сфере можно сравнить лишь с комплексом связей в экологической системе.

Шестеро рядовых начали проверять оружие.

- Я принимаю во внимание вашу готовность помочь нам, - подвел черту координатор. - Наши спасатели доберутся до вас приблизительно через семь минут.

Трещина зазмеилась через стекло перед самым носом Сэйбора. Тучи активных частиц вынесли все стекла. Прохладный осенний воздух наполнил каюту.

Сэйбор распластался, лишь только увидел первую трещину, и пополз к баррикаде, которую нагромоздил Чой.

Чой и Вейли лежали за баррикадой и отстреливались. Сэйбор схватил приготовленный для него автомат и тоже начал стрелять короткими очередями.

Противопехотные боеприпасы содержали микроскопическое количество вещества, поражающего центральную нервную систему. Программа, встроенная в солдатскую униформу, использовала защитные молекулы, нейтрализующие проникшее парализующее вещество. Целеустремленная атака могла за несколько минут подавить защитные молекулы и убрать солдата с линии огня. Огонь противника прекратился так же неожиданно, как и начался.

- Они уходят, меняют курс для следующей атаки, - объяснил Чой.

- Сделай одолжение, - обратился Сэйбор к конкубине. - Выясни, что за груз везет сей плавучий дворец. Возможно, если мы найдем там что-то интересное, наша дама-капитан согласится с ним расстаться.

На дисплее Сэйбора немедленно появился полный каталог груза судна с приложением контрактов.

Самый объемистый пункт в списке занимал контейнер, содержавший керамические микроволновые рецепторы. Последний звездолет, вышедший на орбиту Фернхейма, в числе всего прочего доставил и пассажира, который привез программу производства наиболее продвинутой модели в Солнечной системе. Рецепторы улавливали на 15 процентов больше энергии, что делало их самой конкурентоспособной моделью на планете, где все еще использовалось ископаемое топливо.

Рецепторы занимали большую часть грузового объема. Остаток груза состоял из малых партий предметов роскоши. Мясо натуральных животных. Виноградное вино. Девять золотых лебедей.

- Мы можем использовать этих птичек для отвлечения противника, - сказал Чой. - Все, что мне нужно, это коды активации.

Сэйбор связался с капитаном.

- Я хотел бы купить ваш груз. По моим данным, он стоит триста шестьдесят тысяч. Я добавляю 10 процентов.

- Чтобы облегчить судно?

- Да.

- Это даст выигрыш не более узла. Учитывая наше настоящее местоположение…

- Наше положение таково, что каждая секунда на счету.

- Смею уточнить - ваше.

- Мне нужны коды активации и контроля для декоративных лебедей. Пожалуйста, передайте их Чою, моему помощнику.

Сэйбор сгреб в сторону обломки мебели, освободив люк в середине каюты.

Освещение включилось сразу же, как только они протиснулись в люк. Контейнер с рецепторами занимал почти половину трюма. Девять лебедей стояли на поддоне с низкими перилами ограждения. Остальной груз был упакован в аккуратные коробки.

Чой подошел к лебедям и активировал их командой со своего коммуникационного имплантанта. Перья птиц сияли чистым золотом. Световые волны пробегали по их телам, когда они вытягивали шеи и хлопали крыльями. Чой подождал, пока пароход завершит маневр. Лебеди неуклюже двинулись к погрузочному люку в борту транспорта. Их огромные крылья били по воздуху. Чой проводил птиц через бортовой люк, они набрали высоту и сверху ринулись на вражескую палубу.

Капитан парохода выжал все возможное из своих угольных топок. Преследователи сумели быстро отойти, развернуться, догнать транспорт и подойти с другого борта параллельным курсом. Расстояние между судами быстро сокращалось, оставалось всего метра три.

Солдаты с автоматами на изготовку построились у десантного порта. Они приготовились прыгать, как только борта сойдутся достаточно близко.

Девять лебедей закрыли их шлемы покровом бьющих крыльев.

Солдаты среагировали с безжалостным хладнокровием, встроенным в их личности. Отставив оружие, они руками начали ловить птиц и сворачивать им шеи.

- Пусть капитан приоткроет правый загрузочный люк, - сказала Вейли. - Достаточно, чтобы выскочить.

Люк заскрипел, открываясь, и они начали бить по противнику. Им пришлось стрелять вверх под крутым углом, но любое попадание в защитный костюм значительно снижало его сопротивляемость.

Мертвые лебеди падали в воду перед Сэйбором. Прогал между двумя судами сужался. Над беглецами вырастал борт парохода. На дисплее Сэйбора всеведущий глаз электронной системы представил ему пессимистичную картину. Три солдата выбыли из строя и приводили в порядок защитные костюмы. Два лебедя еще сопротивлялись безжалостным рукам, сжимавшим их шеи.

Три солдата прыгнули через прогал между судами. Ботинки тяжело грохнули по палубе над головой Сэйбора. Он заспешил на палубу с автоматом в руках.

Вдруг солдаты открыли беспорядочный огонь. Дисплей среагировал на изменение внимания Сэйбора и представил ему две фигуры в облегающих гидрокостюмах, перелезающие через борт на палубу. Еще два человека вплотную следовали за ними. Из воды, всего в нескольких метрах от корабля, три егеря верхом на тюленях поливали солдат длинными очередями.

- Если уж я заказывала себе сына, неуемного и предприимчивого, - говорила Сэйбору мать, - то не удивляюсь, когда он заявляет мне, что хочет оставить двадцать два световых года между собой и всеми удовольствиями, которыми наслаждался с тех пор, как его глаза впервые увидели свет.

- Удовольствия, которые я оставляю позади, неизменно связаны с моей семьей, - ответил Сэйбор. - Единственная разница между кораблем и домом, который я имею честь разделять с тобой и моими сестрами, в том, что корабль удаляется от Солнца, а не обращается вокруг него. У нас еще будут фабрикаторы, когда мы достигнем Фернхайма. Первая вещь, которую я собираюсь на нем произвести после высадки на планету, это бутылка нашего любимого «Талини».

Сэйбору было пятьдесят два, когда он сообщил эту ошеломляющую новость. Мать царствовала в их семейном предприятии уже почти столетие. Миллиарды их нейлов и юри совершали оборот в поселениях на Поясе астероидов каждые стандартные 24 часа.

Сэйбора всю его жизнь окружали изысканная музыка, приличное общество и атмосфера дружелюбия. Алахара был одним из приятнейших городов на Поясе астероидов - «многоквартирный дом», населенный десятью тысячами людей, которые все состояли на службе их финансовой империи. Сэйбор в совершенстве освоил три музыкальных инструмента, в равной степени блистал способностями как в технике, так и в искусстве и при этом бездельничал, меняя конкубин по достижении ими соответствующего возраста. О семейном доходе заботились мать и старшие сестры.

Это было время, когда мечтатели считали, что фабрикаторы сделают банки ненужными. Нажмешь правую кнопку - и волшебный ящик сотворит по твоему хотению ароматное жаркое. Наберешь другую комбинацию цифр - и вот тебе отштампована мебель для жилища, одежда для тела и игрушки для досуга, подаренного тебе жизнью. И к чему теперь какие-то деньги?

К счастью, на деле все оказалось не совсем так. Фабрикаторы уже два века относились к разряду обычной бытовой техники, а семья Сэйбора все еще занималась своим традиционным бизнесом. Хотя, конечно, поначалу внедрение фабрикаторов подорвало экономическую систему Земли. Меньше чем за месяц оно спровоцировало массовую катастрофическую дефляцию. Цены и доходы упали на 70 процентов. Но когда турбулентность процесса спала, семья Сэйбора все так же продолжала выдавать кредиты и отщипывать прибыль от микроскопических колебаний процентных ставок.

Фабрикаторы могли снабжать вас всем необходимым по смехотворно низким ценам, но они сами нуждались в энергии и сырье. Им требовалось программное обеспечение и время на инсталляцию программ. Кроме того, существовали вещи, которые были неподвластны даже лучшим из машин. Фабрикаторы не формировали социальный статус. Они не могли заниматься генетическими манипуляциями, не способны были к созданию таких ярких индивидуальностей, как Вейли и Чой. А главное, фабрикаторы не умели анализировать и не имели творческой фантазии. Они не разрабатывали собственные программы. Они не могли прогнозировать развитие потребительского спроса.

- Деньги, - любила напоминать сыну Рейли, - чрезвычайно иррациональны. Они имеют ценность только потому, что люди согласны считать их ценностью.

Она разместила два миллиона юри на счетах Сэйбора, когда тот основал свое предприятие, нанял персонал и зафрахтовал звездолет для продажи товаров, услуг и продвижения кредитов в далеких колониях человечества. Сэйбор акцептовал ее чеки, когда через три периода сна и четыре периода активности совершил посадку на Фернхайме. Он смог акцептовать и дополнительные суммы, которые мать отправила маниграммой уже после его высадки на планете. Тот факт, что каждое финансовое поручение преодолевало двадцать два световых года, не имел существенного значения. Человеческое общество нуждалось в дееспособной монетарной системе. Точно так же он перевел матери деньги в возмещение ее расходов.

- Я была бы плохой матерью, если бы не потребовала своей доли, - учила его Рейли сквозь световые годы. - Я всего лишь предписываю тебе финансовую дисциплину, которую соблюдаю сама и которую диктует финансовая система человечества.

Сэйбор вернулся в каюту и свалился в углу сразу после того, как транспорт лег на прежний курс. Вейли протестировала судовой фабрикатор и заказала тонизирующий напиток.

Гвардию полковника Джайны избавили от снаряжения и оружия и разместили на палубе парохода. Судно само должно было развернуться и отправиться назад вверх по течению на автопилоте. Главный координатор сообщил полковнику, что тот может забрать снаряжение своих солдат через два дня безо всякого выкупа и возмещения убытков.

- Мы стараемся поддерживать добрые деловые отношения с полковником, - объяснил он Сэйбору. - Мы сами пользуемся его услугами, когда нанимаем вооруженную охрану для наших судов с ценным грузом.

Вейли протянула Сэйбору чашку. Он показал ей три пальца:

- У нас три проекта, которые мы обязаны продвигать одновременно. Мы должны собрать дружественные нам банки в единый фронт, мы должны найти слабое место, которое могли бы использовать, и мы должны подготовиться к временному проживанию в диком вельде во всей его первозданности. Я начинаю работать над первым пунктом, а ты займись двумя другими. Организуй нашу «туристическую» поездку, как только мы будем полностью экипированы.

Вейли сверилась со своим дисплеем:

- На целую коммуну у них всего лишь восемь маунтов.

- Попробуй купить еще четырех. Я хотел бы располагать некоторыми удобствами.

Напиток приятно разливался по мышцам и нервам Сэйбора, пока он сочинял послание трем своим коллегам.

«С сожалением вынужден сообщить вам, что я отразил вооруженное наступление, профинансированное посессором Кензаном. Я уверен, что нам следует немедленно приостановить все деловые отношения с Кензаном. В ближайшее время я подвергнусь новой атаке и считаю, что недвусмысленная демонстрация единства абсолютно необходима. У Кензана давняя вражда с посессором Добряни. Он собирается нанять сотню солдат и требует, чтобы я профинансировал эту операцию. Я решил отказать. Я финансировал его невоздержанность с тех самых пор, как он получил свою посессию

[2]. Я выбрал все лимиты. Мы должны дать решительный отпор».

Приложение содержало заявление координатора Гелавэра, видеозапись столкновения с вооруженным отрядом полковника Джайны и копию ультиматума от Кензана, заставившего Сэйбора срочно эвакуироваться из своих апартаментов в Тэйл-Харбор.

Не в обычае Кензана было прибегать к каким-либо просьбам. Смысл его послания сводился к потоку угроз. Посессор Добряни не противостояла ему только потому, что хотела того же, чего и он. У нее была злорадная натура и желание контролировать каждый клочок еще не колонизованной земли на планете.

«Всем известно, кто она такая, Сэйбор, - провозглашал Кензан. - Я защищаюсь от ее атак с того времени, как стал наследником своего дяди. Время колебаний и шуток прошло. Дай мне то, что я прошу, или я возьму сам. А заодно и все остальное».

Кензан оформил сообщение так, что его лицо появлялось и выкрикивало текст в лицо получателю. Подростковая выходка, но она сработала. Кензан был на две головы выше Сэйбора и гораздо массивнее. В последнее время он перестал заботиться о своей физической форме. Он компенсировал это тем, что носил просторные одеяния, скрывающие брюхо. Всклокоченная черная борода прикрывала толстые щеки и двойной подбородок. Со своими многочисленными конкубинами Кензан обращался как с наложницами и не более.

Его дядя, предыдущий хозяин посессии, был убит наследничком, который только и знал, что набивал брюхо, бросал объедки домашним любимцам и влезал в долги для удовлетворения своих самых изощренных фантазий.

Банкетный сад Кензана был больше любого игрового поля. В его загонах содержалось две сотни дорогостоящих верховых животных, выведенных биоинженерами.

Междоусобица Кензана и Добряни началась, когда последняя выкрала геном одного из ценных мясных животных. Кензан выкупил эксклюзивные права на этот геном у эмигранта, навсегда покинувшего Солнечную систему. Кензан отомстил Добряни, расположив титановый рудник так, что промышленное предприятие портило вид из окон любимейшей виллы Добряни.

На Фернхайме не было центрального банка, но четыре ведущих банкира старались следовать общепринятым правилам. Сэйбор поддерживал резервы, равные 18 процентам его кредитов - консервативный выбор, основанный на суровых традициях его семьи. Другие три фаворита резервировали от 12 до 15 процентов. Сэйбор брал займы у остальных, когда его резервы падали ниже минимума, и, в свою очередь, кредитовал партнеров, когда средств не хватало им. Деньги курсировали между четырьмя банками в непрерывном, бесконечном акте балансирования, в краткосрочных ставках процента, в программах, продаваемых за тысячные доли процентного пункта. В настоящий момент Сэйбор задолжал Генриху Добблю почти восемь миллионов юри по средней процентной ставке 2,116. Другие два банкира должны были Сэйбору двенадцать миллионов.

Дисплей представил ему стандартное деловое изображение Генриха через двенадцать минут после того, как Сэйбор отправил тому сообщение. Как обычно, Генрих стоял по стойке «смирно», одетый в черное, воротник-стойка придавал ему строго официальный вид.

- Я уже видел отчет об атаке, - сообщил Генрих.

- Должен признать, Кензан застал меня врасплох. Я покинул свое жилье в целях предосторожности, чтобы дать ему время остыть.

- Сколько он протянет, если мы применим процедуру замораживания его счетов.

- От двух до четырех декад. Но замораживание лишь первый шаг. Надеюсь, что смогу нейтрализовать его через три-четыре дня.

- Нейтрализовать?

- Напрочь. Он расточитель. От по-настоящему сильного удара ему не оправиться.

- Если он раньше не возьмет тебя под свой контроль, Сэйбор.

- Я уйду в вельд. Пусть поищет меня. А потом попробует поймать.

Генрих нахмурился:

- Сколько ты собираешься торчать в вельде?

- В течение двадцати стандартных лет я организовывал туда экспедиции. Наверное, я понимаю требования выживания уже лучше, чем некоторые бездельники, которых я финансировал.

- А ты не хочешь нанять полсотни солдат и выстроить оборонительные сооружения?

- А где я построю мою временную крепость? Главный координатор разрешил мне высадиться в Гелавэре. Но он не сказал, что я могу там остаться. Мы оперируем случайными силами, Генрих. Кензан атакует меня, даже если будет знать, что я разобью его с пятикратным численным превосходством. А место, подобное этой коммуне, он ввергнет в бедствия.

- Нелогичность Кензана - один из факторов, который я учитываю. Я сам могу оказаться в очень непростой ситуации, если выступлю против него, а он возьмет твои ресурсы под свой контроль.

- Но ты можешь оказаться в еще худшем положении, если я уступлю его требованиям. Вымогательство - его тактика, и останавливаться он не намерен.

- Я способен позаботиться о себе сам, Сэйбор. И я оставляю за собой право пересмотреть свой выбор. В любое время.

Они вышли в вельд через пять часов. Двенадцатиметровый электрический барьер отделял колонизованную территорию от вельда - местной экосистемы. На цивилизованной стороне их окружали кусты роз, огороды и виноградники. На дикой стороне за преградой частоколом торчали стволы деревьев. Холодное осеннее солнце рассеянно пробивалось сквозь листья, которым скоро предстояло стать белыми и полупрозрачными перед сменой сезонов. На деревьях Фернхайма листья росли мельче и бледнее, чем на ветвях их земных сородичей. Видимо, как результат очень короткого года планеты. Каждый организм на Фернхайме ускорялся в зависимости от местных сезонов.

Шлюз у основания барьера был узким. Маунты протиснулись в него по одному. Первым ехал Чой, за ним Сэйбор. Маунты были выведены путем уменьшения размеров земных слонов и смягчения их темперамента. Маунт Сэйбора едва доставал ему до макушки, но широкая спина и колоннообразные ноги животного легко выдерживали и седока, и его поклажу. Четвертый маунт нес запасной фабрикатор, дополнительное оборудование к нему и двенадцать бутылок вина, купленные Сэйбором в коммуне.

Сэйбор подключил свой дисплей к дисплею Вейли. Он мог параллельно отслеживать экспертизу финансового положения Кензана, сосредоточившись на своем бизнесе, как всегда запутанном. Половину дисплея занимала диаграмма подъемов и спадов на высокопродуктивном планетарном рынке. Вторая половина представляла ему усилия Вейли по распутыванию паутины займов и расходов экономической жизни Кензана.

- Есть моменты, когда ограничение скорости света имеет свои преимущества, - сказал Сэйбор. - Могу представить лицо моей матушки, узнай она, что я ссудил живыми деньгами заемщика с таким балансовым отчетом.

Туча птиц окружила маунта Сэйбора, как только он протиснулся через барьерный шлюз. Трепещущие тела ударялись в прозрачный купол кабины. Стаи нелетающих птиц стремглав разбегались из-под тяжелых ног маунтов. Бледные листья создавали неуловимую инопланетную атмосферу, которую многие сочли бы тревожной.

Вспомогательный интеллект Сэйбора поставлял ему информацию о птицах и различных видах деревьев, часть этой информации собрали экспедиции, которые он финансировал. Большинство колонистов на планете были в первую очередь озабочены устройством своего очага, и лишь немногих привлекала возможность изучения новой биологической системы.

Человечество обнаружило жизнь на четырех отдаленных мирах. Два - с параллельной эволюцией, формы жизни напоминали аналогичные в истории Земли. Фернхайм был одним из параллельных миров, но со своими особенностями. Земля никогда не проходила через эру господства птиц. Фернхайм достиг этой эволюционной ступени, миновав эру гигантских рептилий. Открытие внесло переполох в ряды эволюционистов, как только первые данные об ископаемых ока-менелостях стали просачиваться через Солнечную систему.

Вейли установила связь каждого займа Кензана с соответствующими статьями его расходов. Она начала с тщательного анализа расчетов Кензана с Сэйбором. Отсюда она перешла к общественным архивам. Кензан любил хвастать. Публичные базы данных содержали информацию о каждой партии фуража для любимых скакунов, женщине или грандиозном шоу. Богач жил в долг.

Сэйбор активировал высокоуровневый поиск. До сих пор он только слышал об одном из четырех банкиров. Ар Бадов ограничился лаконичным ответом: «Окажу полную поддержку. Не подведи нас». Ар Бадов был первым банкиром планеты. У них с Сэйбором началось глубоко личное соперничество с того самого момента, как только Ар узнал, что наследник финансовой империи Хэйвори открыл дело на его планете.

Четвертый центр финансовой власти контролировала замкнутая женщина, почти затворница, по имени Зара Нев. Прошло уже семь часов с момента его первого запроса и три часа, как он сообщил банкирше, что Генрих и Ар поддержали его в конфликте. Гибкий поиск в Сети дал результаты. Зара глубоко запрятала свои данные. Он просмотрел ее послание. Это была попытка закамуфлировать формальную поддержку Сэйбора и его коллег.

- Я посчитал бы это двусмысленным отказом на мой призыв о помощи, - сказал Сэйбор. - Она не отказала мне открыто, но ее слова можно истолковать и как поддержку нашего уважаемого противника.

- Зато ничего двусмысленного в сумме складочного капитала, отданного ею Кензану в управление, - ответила Вейли. - Он может нанять подразделение в сто человек по стандартной цене полковника Джайны: два полных отделения на срок более четырех дней и полностью оснащенный дирижабль.

Они ехали по широкому, густо заросшему лесом пространству, вытянутому меж двух больших рек. Сэйбор запросил выбранный наугад курс, и дисплей выдал азимут - 15 градусов к югу в направлении холмов по берегам реки Ратагава. Маунты потопали через подлесок с устойчивой скоростью восемь километров в час. Каждый час караван останавливался для пятнадцатиминутного отдыха и кормежки животных. Маунтам давали пищевые добавки для лучшего усвоения местной растительности. Но это было малоэффективно. Здесь им требовалось на 40 процентов больше корма, нежели на Земле.

Люди оставались в кабинах, пока маунты отправляли в пасти мелкие ветви с листьями. Восемь боевых линксов, потомков земных рысей, патрулировали окружающую местность. Чой управлял кошками через их имплантанты.

Темнота накрыла лес, когда они сделали второй привал. Линксов накормили мясом из фабрикатора, и Сэйбор, по совету Чоя, дал животным полный час отдыха, поскольку решили, что следующий переход будет трехчасовым.

Путники пришли к мнению, что полковник, скорее всего, пошлет за ними своих вояк на дирижабле. Хотя вертолетный парк планеты перевалил за двести единиц, дирижабль был почти равен по скорости и двигался на солнечных батареях, то есть не был так жестко привязан к базе и дозаправкам, как вертолет.

Поиски в банках данных измотали Вейли. У нее не было ключа, поэтому она перетрясла всю информацию в открытых системах. Ее контакт со спутниками связи наконец был установлен.

- До сих пор, - сказала Вейли, - военная экспедиция Кензана выглядела многообещающей. Но теперь он получил сразу двух противников: тебя и Добряни.

Ее отчет появился на карте, обозначенный информационными значками. Кензан арендовал 50 солдат у посессора Макахиты, которому принадлежал участок земли вдоль северной границы территории Кензана. Эти 50 человек были включены в группировку, нацеленную против Добряни.

- Ему нужны солдаты, - сказала Вейли. - Однако Генрих Доббль - основная фигура в финансовых операциях Макахиты. У Макахиты пять незакрытых кредитов, он реструктурировал свой долг шесть раз за последние одиннадцать лет. Генрих Доббль перевел две трети прямых кредитов в четыре кредитных соглашения, и сейчас он основной участник пяти реструктуризаций.

- Значит, я шепну несколько слов Генриху, он - Макахите, а оба мы дадим знать нашей леди Добряни, что она может начать опустошать владения Кензана, как только он потеряет полсотни вояк Макахиты.

- Сдается мне, есть одна возможность…

- Думаю, я выберу более очевидное. Подозреваю, что дружище Генрих тоже. Имеется ли какой-то изысканный способ убедить Макахиту потребовать назад свою собственность?

- У тебя есть предложение?

- Поручаю это твоим творческим способностям. Я подключусь на самой важной, завершающей стадии, как обычно.

Система сигнализации поднимала их дважды в течение ночи. В первый раз силуэт ночной птицы приняли за дирижабль. Во второй - шесть нелетающих хищников приблизились к охранному периметру, но были блокированы тремя линксами.

Экспедиция выступила, как только первые лучи пробились сквозь листву. Сэйбору хватило краткого сна, но Вейли он прибавил два дополнительных часа. И был вознагражден за свое великодушие.

- У Макахиты тоже есть соперник на границе, - сообщила Вей-ли. - У него вражда с посессором Мингом. Началось это, когда Минг оккупировал полосу побережья, которую планировал освоить Мака-хита. Посессор Минг - добросовестный клиент, но мот, как и большинство его коллег. Думаю, ты сможешь убедить его пригрозить Ма-кахите, если предложишь какой-нибудь хороший стимул.

- И Макахита решит отозвать полсотни солдат?

- На Кензана это подействует ошеломляюще. Я попробую завязать отношения с посессором Добряни. Антагонизм этой парочки слишком глубок.

- Есть соображения?

- Их взгляды на отношения с противоположным полом. Оба стремятся подчинить партнера.

Сэйбор кивнул.

- Я слышал подобное, когда говорили, что он ее домогается. Временами он впадал в бешенство, зло иронизируя над ней.

- Есть высокая степень вероятности, что она захочет с ним разделаться, как только представится возможность.

Маунт Сэйбора бесцельно бродил по гальке у ручья. Прыгая и резвясь, один из линксов перепугал стаю водоплавающих птиц. Поднялся страшный гам.

- Посессор Минг не примет взятку, - сказал Сэйбор. - Этот «аристократ» всячески демонстрирует презрение к деньгам.

- Значит, есть что-то, кроме денег. Я вижу три возможности. Последние десять лет он чуть не разорился на обустройстве своего поместья. Выплаты Минга за архитектуру и ландшафтный дизайн составили 62 процента всех его долгов. А четыре года назад им овладела новая страсть: он принялся покупать музыкальные инструменты и нанимать музыкантов. В прошлом году Минг увлекся водной охотой.

- Да он просто одержимый! Полагаю, нам стоит обратить внимание на охоту.

Вейли прервала связь, и Сэйбор переключился на камеру заднего вида. Ветви деревьев сильно повредили прозрачную часть кабины Вейли, но он еще мог наблюдать, как она работает. Он никогда не понимал, почему мужчины, подобные Кензану, предпочитают женщин с ограниченными способностями. Вейли была восхитительна в любой ситуации. Но особенно прекрасной, чертовски прекрасной она казалась, когда ее изящная головка склонялась над дисплеем.

Чой пребывал в своей обычной задумчивости. Судя по движению рук, он мысленно принимал участие в виртуальном сражении, программируя систему защиты.

- Вот оно! - воскликнула Вейли. - Минг проводит целые декады, бороздя озеро вдоль и поперек в поисках самого крупного представителя популяции желтоперых мечеклювов.

На этот раз Вейли составила официальный краткий отчет. Опция № 1 была посвящена новому объекту охоты - наиболее быстрому и красивому подвиду мечеклювов. Энтузиасты поселили в озере несколько особей и собирались утроить их популяцию. Большинство населения, имеющего свои интересы на озере, встало в оппозицию: возрастание численности модифицированных мечеклювов легко нарушит сложившийся на озере биобаланс, что приведет к непредсказуемым последствиям для экосистемы. Минг примкнул к партии охотников, но он пока еще новичок и нуждается в поддержке. Если Сэй-бор поможет ему одержать победу, его статус неизмеримо вырастет.

Сэйбор покачал головой. Если он выдаст Мингу субсидию, это опрокинет оппозицию, но заодно и экологию озера. Нет, на такое он не пойдет.

Опция № 2. Еще одна вариация на тему социального статуса Минга. Он во всем стремился к совершенству: добиться полного восторга у своих коллег, охотясь в непогрешимом стиле. Минг закупил самые дорогие и продвинутые имплантанты, но вживленная в его нервную систему программа не принесла ожидаемого успеха. Чтобы достичь высшего уровня, ему был нужен тренер, способный посвятить его во все нюансы и секреты охоты.

- Тщеславие Минга - вот ключ, - сказала Вейли. - Его меломания заставила говорить о нем как об устроителе популярнейших концертов. Сейчас он стоит на пути к новой вершине, и классный тренер станет проводником в этом восхождении.

Сэйбор осмотрел представленный Вейли профиль тренера.

- Сейчас мы выходим на опасный уровень, - заметил Сэйбор. - Некоторые виды связи трудно сжать и зашифровать.

- Полковнику технически все равно потребуется около 17 минут, чтобы засечь нас, - ответила Вейли. - Мы сейчас в трех часах лета от ангара с дирижаблем Джайны. Я не вижу никаких следов дирижабля на экранах ближней локации.

Тренер ответит Сэйбору через двадцать минут, - сообщил фантом. - Тренер работает с учениками.

Тренер не публиковала своих гонораров, но Вейли проанализировала ее деятельность и вычислила с высокой степенью вероятности уровень ее доходов. Сэйбор решил, что сотни тысяч юри будет достаточно за быстрое согласие.

- Я хотел бы представить вам одного из моих лучших клиентов в действии, - сказал Сэйбор тренеру. - Я готов заплатить необходимый гонорар.

Он переключил дисплей на 45 секунд, чтобы показать изображение Минга верхом на тюлене.

- Я не специалист в этих делах, но мне кажется, что посессор Минг обладает врожденным талантом вдобавок к своему энтузиазму.

Тренер кивнула, но выглядела весьма задумчивой:

- Трудно дать оценку по записи. Я оцениваю перспективных учеников при личном общении.

- Понимаю. Могу предложить сто тысяч юри за ваши труды. Я был бы счастлив перевести всю сумму авансом, если вы возьметесь за моего протеже.

Что-то знакомое промелькнуло в лице тренера. Она оставила холодное безразличие, явно польщенная тем, что он не попытался предложить ей меньше.

- Должна сообщить, что посессор Минг приобрел уже много неправильных навыков. Ему придется начать с нуля и переучиться.

В пространстве за ее головой появился текстовый вызов от Вейли: Твое сообщение пытаются расшифровать. Я не могу защитить его, не разорвав вашу беседу.

- Я уверен, что посессор Минг примет условия, чтобы обучаться у тренера такого уровня, - сказал Сэйбор.

- Раз вы принимаете мои условия, то передайте ему: я подготовлю для него расписание занятий в ближайшие три-четыре дня.

Вейли заменила тренера в момент, когда они разорвали связь.

- Полковник Джайна, кажется, превзошел сам себя. Нам придется признать, что он засек нас.

- Я уложился в 13 минут!

- Они вычислили нас быстрее ожидаемого. Им, видимо, повезло. А нам придется играть на опережение.

- Имеется информация о местонахождении Минга?

- Минг сейчас охотится с членами клуба. Он носится с ними по озеру каждые четыре дня с тех пор, как начал этим заниматься. Охотники вышли из дока полчаса назад. Гончие тюлени выследили мече-клюва, ушедшего от них в первый раз.

Сэйбор добавил лог секретаря-летописца клуба на свой дисплей. Теперь он видел то же, что и охотники, в режиме реального времени.

Прямая трансляция с оптических нервов охотников рисовала ему безрадостную картину темной воды озера. Кадр сменился на картину, где охотники и гончие тюлени неслись по воде в тучах брызг, будто они рассекали облака на небе.

- Погоня продолжается в среднем час, - информировала Вейли.

- А потом традиционный ритуал по возвращении в док. Я смогу связаться с Мингом примерно через три часа, так?

- Да. За церемонией закрытия следует охотничий обед.

- И только тогда я смогу приступить к делам.

Охота шла в левой верхней четверти его поля видимости. В правом верхнем окне бежали ряды цифр, касающихся ситуации вокруг проекта энергоснабжения северного побережья. Деревья и птицы дополняли картины в обоих окнах.

Сейчас на Фернхайме проживали приблизительно пятьсот тысяч человек. Теоретически, они не нуждались в централизованной системе энергоснабжения. Они вполне могли довольствоваться солнечными батареями, установленными на крышах большинства домов. Солнечные батареи питали фабрикаторы, а фабрикаторы удовлетворяли их первоочередные жизненные потребности. Но на деле только несколько человек могли быть довольны существующим положением вещей. В условиях Фернхайма фабрикаторы разряжали аккумуляторы быстрее, чем они могли зарядиться от солнца. Достойные условия жизни для большинства жителей требовали создания достойной энергосистемы, включающей крупные ядерные реакторы, энергетические орбитальные станции и все другие возможные источники энергии.

И, конечно, сеть электрокабелей и проводов для доставки энергии потребителям.

В других социумах энергосети создавались решением правительства. На Фернхайме же до сих пор, казалось, никому не было дела до создания нормального центрального правительства. Энергосистема северного побережья была, так сказать, упражнением. Девяносто процентов населения побережья озера - почти половина всего планетарного населения - жили на южном побережье. Предприниматели, ратующие за этот проект, были согласны построить инфраструктуру под новые энергосети в неколонизованном вельде. Но прибыль ожидалась послезавтра, а расходы надо было нести сегодня. Ясно, что компетентный честный потомок известнейшей семьи финансистов должен был взмахнуть волшебной палочкой и разместить необходимые суммы на соответствующих счетах. А после отслеживать каждый шаг Ассоциации по развитию северного побережья. В точности как делала подобные вещи его мать.

Ему было девять, когда личный помощник матери дал ему первое представление о семейном бизнесе. «Мы являемся фирмой для получения прибыли, - подчеркнул он. - Но у нас значимая социальная роль. Банкиры - это чиновники, распределяющие денежные ресурсы общества. Прогрессивное общество должно вкладывать часть этих ресурсов в предприятия, которые приведут к его процветанию в будущем. Мы и есть те люди, которые решают, какие же предприятия стоит развивать. Правительства тоже могут это делать, но, в отличие от них, мы расплачиваемся собственным здоровьем, если принимаем неправильные решения».

Прозвучал вызов системы:

- Тебе послание от Генриха.

Записанный образ Генриха сменил картинку северного побережья.

- Мне сообщили, что полковник Джайна десять минут назад отправился в ангар, это в двух километрах к юго-западу.

- Они могут начать поисковую операцию через 40 минут, - доложила Вейли. - Они будут ограничены радиусом действия, поскольку применят вертолет, а не дирижабль.

Сэйбор скривился.

- Нам еще раз самоуверенно напомнили об опасности, которую пророчили наши противники. Возможно ли, что второй вертолет - заправщик.

Вейли молчала достаточно долго. Он понял, что поразил ее. Обычная реакция на прилив энергии, когда мышцы бесполезны.

- Не исключено. Кензан мог нанять только отделение, а остаток средств потратить на вертушки.

Она помолчала еще секунд десять.

- Второй вертолет может нести топливо, достаточное, чтобы обе вертушки оставались в зоне в течение 72 минут максимум. Они могли бы оставаться и дольше, если бы сбросили цистерну.

Сэйбор уставился на сцену охоты. Возможные варианты проносились в его мозгу. Вертушки не смогут зависнуть прямо над ними и высадить десант им на головы. Аннигиляционные боеприпасы в их автоматах сделают эту затею совершенно бессмысленной. Наземный отряд может приблизиться на несколько сотен метров и держать их в постоянном напряжении. Если вторая вертушка - заправщик и они найдут место для посадки, то вертолеты смогут остаться в зоне и обеспечить солдатам мобильность, что будет иметь решающее значение.

- Я начинаю чувствовать, что моя тактическая подготовка не была достаточной, - проговорил Сэйбор.

- Они, скорее всего, не знают нашего точного местоположения,

- отозвалась Вейли. - Их погрешность в пределах тридцати километров.

Сэйбор поместил небольшую карту в правом окне дисплея. Выбранный системой курс выводил их к реке Ратагава. Сейчас они находились в двадцати пяти километрах от речного берега. Следует ли им изменить курс? Маунты смогут перейти реку вброд, им придется форсировать ее, потому что солдаты - самые неприятные представители местной фауны.

По его указанию система проложила новый курс - восточнее, прямо к реке.

- Еще раз подчинимся судьбе, - сказал Сэйбор. - Полковник уверен, что мы будем избегать рек, поэтому двинемся именно туда.

Охранная система сообщила, что два вертолета приближаются с северо-востока. Оба аппарата направлялись в центр предполагаемой зоны поиска.

Маунты только что расположились на отдых. Чой считал, что нужно дать животным хорошо подкрепиться.

- Они не будут расширять зону поиска в ближайший час. Вероятно, это последняя возможность хорошо накормить животных.

Чой просканировал пространство. Никаких намеков, что вертолеты сменили зону поиска.

- Они должны дозаправиться, иначе не смогут продолжать поиск, - сказала Вейли.

На дисплее охотники неслись в направлении дока, на гарпуне каждого было нанизано по куску дичины. Охота приближалась к финалу.

- Похоже, они войдут в док через полчаса, - прикинула Вейли.

- Ты уверен, что сможешь сейчас связаться с Мингом. Возможно, он один из героев последней атаки, и сейчас ему будут воздавать почести. Тогда ему точно не до тебя, Сэйбор.

- Да, рискованно, - ответил Сэйбор. - Он заткнет меня в момент, если вознамерится поучить хорошим манерам. А другой возможности может не представиться.

Сообщение с дисплея Чоя появилось перед ним. Значок вертолета находился в северо-восточном секторе. Векторная линия указывала, что вертушка движется в их направлении.

- Это непредвиденная смена зоны поиска, - прокомментировал Чой. - Похоже, нас засекли. Выключить радар?

- Мы должны быть информированы.

Они уже слышали шум двигателя в километре от себя. Значок вертушки на дисплее приблизился на расстояние ста метров и остановился.

По бокам маунта Чоя были приторочены четыре клетки. Чой открыл одну из них и выпустил белую птицу, которая сразу взмыла к верхушкам деревьев. Чой немного выждал и передал копию изображения на дисплей Сэйбора. Три вояки Джайны произвели классическое десантирование из вертушки. Бойцовый линкс был спущен на ремнях.

- Похоже, они выбрали низкозатратный бюджет в расчете на быструю победу, - прокомментировала Вейли. - Две вертушки. Одно отделение. Восемь человек и восемь котов в придачу. Оптимальная конфигурация для боевых действий в этих условиях.

- Им потребуется пять минут на спуск солдат и их линксов, - быстро сказал Чой. - Я выставляю пять наших линксов между нами и противником, оставшиеся три будут охранять фронт и фланги.

- Я предлагаю начать контратаку, - вмешалась Вейли, - пока они легко уязвимы. Я зайду с тыла и ударю по вертушке. Наши коты могут атаковать их на спуске.

Сэйбор хмуро посмотрел на дисплей. Три солдата уже скрылись под установленным тентом. Второй линкс показался из вертушки и начал спуск. Вейли была слишком интеллектуальна, чтобы просто так бросать ее в бой. Чой - начальник штаба обороны.

- Вертушки могут действовать только в связке, - не унималась Вейли. - Вывод из строя транспортного вертолета заставит обе вертушки убраться из зоны.

- Бросай в атаку линксов, Чой. Всех пятерых. Пусть нанесут возможно больший урон их котам. Не трать силы на людей.

- Ты всегда сможешь выкупить меня, если мой план сорвется, - убеждала Вейли. - Но ты ничего не сделаешь, если захватят тебя.

Она уже схватила автомат, вылезла из кабины и стояла на верхней ступени трапа.

- У нас больше не будет случая нанести такой урон, Сэйбор. Третий линкс показался в проеме вертолета.

- Дашь одну очередь, - с трудом согласился Сэйбор. - Только одну. И сразу назад.

Вейли моментально соскочила на землю и нырнула в густой подлесок. Чой подключил Сэйбору карту боевых действий. Пять синих кошачьих силуэтов под вертолетом. От Вейли сигналов не будет. Наверняка в вертушке кто-то сидит на перехвате.

Три красные кошачьи головы появились на дисплее. Красными кружками отмечены позиции солдат, спустившихся на землю. Чой пренебрег его инструкцией. И только Сэйбор это понял, как обнаружил двух линксов в красных кружках. Они же не смогут атаковать линксов противника, поскольку солдаты выстрелами парализуют их.

Три линкса Чоя слились в одну красную кошачью голову. Одна синяя кошачья фигурка исчезла.

Сэйбор разделил правую половину дисплея на две части: карта внизу, изображение вертолета вверху. Солдаты на стропах одновременно сдернули автомат с плеча. Болтаясь под вертолетом, они пытались прицелиться с одной руки. Стволы были направлены в одну сторону.

- Мы ранили одного из их линксов, - комментировал Чой. - Влетели, нанесли урон и смываемся, пока никого не потеряли.

- Очень правильно. И я того же мнения.

Что-то сверкнуло над вертолетом. Чой увеличил изображение. Казалось, металл покрыт тонкой пленкой.

- Она выстрелила в топливный бак, - пояснил Чой.

Он отдалил изображение. Линксы кубарем вылетали из вертолета. Два солдата высунулись, пытаясь поймать стропы. Успевшие спуститься стреляли по какой-то цели.

Линксы Чоя построились в оборонительную линию позади маун-тов. Сэйбор ерзал на сиденье и вглядывался в лес. Кабина Вейли закрывала ему обзор. Ее маунт смотрел на него с безразличием.

Мать предупреждала его: «Ты уверен, что заказываешь именно ту женщину, Сэйбор? Помни, ты заказал особу чрезвычайно соблазнительную, женщину, максимально соответствующую твоей индивидуальности. Берегись! Она полюбит тебя. Она захочет нравиться тебе. А как ты сможешь сдерживать чувства, которые сам же и пробудил?».

Были времена, когда мать сама пользовалась временными мужьями. Но она держала их на расстоянии. Сестры Сэйбора следовали ее примеру.

Кабина Вейли покачнулась. Она обежала дерево с автоматом за плечами и вскочила на трап.

- Видел, что я сделала?

Маунт покачнулся под ним. Чой начал движение, не дожидаясь инструкций.

- Похоже, ты разнесла топливный бак, - сказал Чой. - Люди и коты очень резво посыпались из вертушки.

Сэйбор привстал в своей кабине.

- Я сказал - одну очередь. Ты не подчинилась приказу.

- Они не заметили меня. Я хорошо маскировалась.

- Они знали, где ты находишься. Я видел. Они палили по твоей позиции.

- Они только предполагали. Я замаскировалась листьями.

- Насколько повреждена твоя броня? Вейли опустила глаза.

- Считай, ей конец.

- Больше двух попаданий! Больше двух. Ты могла бы оказаться в их руках.

- Я разнесла топливный бак, Сэйбор. Они не пришлют больше вертолеты. Мы можем не опасаться воздушных атак. Я оценила ситуацию и уравняла риск. Опасность быть захваченной против опасности для всех нас, если бы вертушка осталась в зоне. Я выбрала самую выигрышную позицию.

Сэйбор переключил внимание на дисплей, разделив его на три части. Птица-разведчик парила над деревьями, передавая изображение преследователей. Карта Чоя показывала позиции своих линксов и позиции их противников.

Члены охотничьего клуба входили в док. Четверо слуг ожидали их перед накрытым столом.

- Я проанализировал ситуацию, - сказал Сэйбор. - Сколько у нас времени до того, как молодцы полковника проломят нашу оборону?

Вейли сосредоточилась на дисплее. Это помогало ей скрывать чувства.

- Наши остановки - самая большая проблема, - сказала она. - Уходить от них мы можем неопределенно долго. Но они могут захватить нас во время стоянки. Свести на нет нашу оборону. Под большим вопросом маневры Чоя с линксами. Будут ли они удачными?

Сэйбор просмотрел ее отчет. Маунты быстрее, но солдаты выносливее. Наблюдение показывало, что их преследуют шесть вооруженных мужчин при поддержке семи линксов. Они смогут сокращать разрыв при каждой остановке и использовать свое превосходство, чтобы выводить из строя линксов по одному. Уничтожив трех-четырех, они ринутся в последнюю неудержимую атаку.

- Полковник Джайна любит тактику «последнего слова», - заговорила Вейли. - Можем не сомневаться: они не предпримут атаку на нашу передвижную крепость, не уничтожив сначала наших линксов. Он также знает, что мы способны уничтожить его котов. Он должен понимать, что рискует многим, атаковав слишком рано.

Охотники болтали и жестикулировали, выпив шампанского. Переодевшись, они появились в банкетном зале в церемониальных костюмах - белых с красным.

Охотники полковника Джайны были не столь успешны. Чой наблюдал за ними через своего крылатого разведчика. На карте Сэйбора солдаты монотонно шли за ними, нисколько не снижая скорости. Когда Чой объявил первую остановку, вояки были на расстоянии чуть более километра (в десяти минутах при их маршевой скорости). Чой развернул линксов в оборонительный порядок.

- Они спешат начать атаку, - сообщила Вейли. - Они, как автоматы. Видимо, Кензан обещал полковнику солидное вознаграждение.

Солдаты и их линксы следовали сценарию, спрогнозированному Вейли. Они сконцентрировали четырех человек и трех котов против линкса на крайнем левом фланге Чоя. Тот встал перед классической дилеммой. Если линкс будет удерживать свою позицию, его уничтожат. Если Чой оттянет его назад, нападающие обойдут их с фланга и нападут на маунтов и их седоков. Чой перебросил на защиту атакуемой позиции еще двух линксов. Остальные растянули оборонительную линию.

Сэйбор пытался подавить свои эмоции. Он понимал, что от его хладнокровия зависит успех операции. Линксы бросились на своих сородичей из вражеского стана и смешали их строй. Солдаты рассыпались по лесу.

Маунт Сэйбора уничтожил куст с влажными листьями. Другие ма-унты также поедали растительность. Чой запустил таймер на дисплее, чтобы Сэйбор видел, сколько минут они потратят на привал.

- Пора начинать, Чой.

Маунт Сэйбора поднял голову, оторвался от своего занятия и занял место за маунтом Чоя.

На карте было видно, как Чой выводит линксов из боя. Коты противника ретировались и уселись с таким видом, будто сделали все, что могли.

- Эти ребята знают, что делают, - заметил Чой. - Они не растрачивают калории понапрасну. А наши два линкса сильно покалечены. На следующей остановке я буду вынужден пожертвовать одним из них.

Охотники клуба, сидя за длинным столом, вкушали вино и фрукты. Сэйбор увидел Минга, наслаждавшегося едой и обществом дам. Затем охотники встали, подняли бокалы, и секретарь-летописец закончил передачу, вывесив заставку с изображением развевающегося флага.

- Что будет делать Минг? - спросил Сэйбор. - Отправится домой отдыхать?

- Как бы то ни было, настроение у него отменное, - ответила Вейли.

- Вот и возьмем его тепленьким. Я тут переговорил с одной из известных наставниц и могу сделать Мингу предложение… Передай ему это в своем неотразимом стиле.

Таймер Сэйбора отсчитывал минуты, пока тот ждал ответа Минга. Пошла уже двадцать пятая минута, а маунт все шагал и шагал вперед. Вейли отпускала нелестные высказывания в адрес «гнилых аристократов».

- Другого я от него и не ждал, - признался Сэйбор. - Что ж, ростовщики вынуждены быть терпеливыми.

Офис-менеджер Минга оказалась плоской, как доска, и с лицом, вырубленным из того же материала. Сэйбор подумал, что Минг провел долгие часы, отбирая секретаршу, которая бы полностью отвечала его безразличию к тривиальным вещам.

- Посессор Минг сообщил, что готов переговорить с вами, если вы еще не потеряли интерес.

- Пожалуйста, передайте посессору Мингу, что еще не потерял. Маунт всей тушей потянулся к большому кусту и начал перетирать веточки коренными зубами. На карте дисплея солдаты начинали очередное наступление на оборонительную линию линксов Чоя. Противники разбились на две группы. Большая стала обходить левый фланг Чоя, а меньшая продолжала наступать по фронту. Это случилось через шесть минут после объявления Чоем остановки.

Минг был уже в повседневной одежде. Подарок Сэйбора он принял с аристократической невозмутимостью, сохраняя контроль над своим лицом, и немедленно выразил готовность отплатить любезностью.

- Я буду в затруднительном положении, если не смогу что-то сделать для вас в ответ.

- Нет причин ставить вас в неудобное положение. Благоприятный случай позволил мне сделать вам приятное, поскольку ваши депозиты являются достойным взносом в нашу финансовую систему, которая поддерживает функционирование нашей планетарной экономики. Вы и ваши коллеги устанавливаете стандарты высокой порядочности в делах.

- Тем не менее мы, крупные землевладельцы, в конце концов будем вытеснены владельцами крупного капитала, как это случилось на Земле. Но этот день еще не настал. Мы пока имеем некоторое влияние.

Три вражеских кота обнаружили раненого линкса Чоя и бросились к нему. Чой послал их изображение на зрительный нерв раненого. Он успел выскочить из своего укрытия и дать последний бой трем демонам, возникшим перед ним. Чой перебросил резервного линкса на помощь погибающему товарищу. Тот в длинном прыжке успел достать одного из вражеских котов.

Надо двигаться, - передал Чой.

Вперед, - отстучал Сэйбор на воображаемой клавиатуре.

- По существу вопроса, - продолжил Сэйбор беседу с Мингом. - Ваш интерес к водной охоте обнаружился совершенно случайно, когда я изучал возникшую у меня проблему.

- Пожалуйста, продолжайте без стеснения.

- Я знаю, что у вас с посессором Макахитой есть некоторые разногласия.

- Можно и так сказать. В любом случае, в наших отношениях нет сердечности.

- Как вы, возможно, уже знаете, его вооруженные силы в настоящий момент меньше обычного. Он сдал внаем полсотни солдат другому посессору. Для меня было бы очень полезным, если бы вы передислоцировали часть своего воинского персонала на свою южную границу. Этого было бы достаточно, чтобы Макахита ощутил потребность в отсутствующих солдатах.

Минг улыбнулся.

- Я понимаю ценность этого шага для вас, благородный Сэйбор. Я уже получил два хвастливых послания от Кензана.

Маунты с трудом оторвались от своего ужина и выстроились в линию. Вражеские линксы, атаковавшие левый фланг, мчались на «слоников», не встречая больше сопротивления.

- По существу вопроса, - продолжал Минг. - Я уже думал о проведении учений. Не вижу препятствий, почему бы не провести их вблизи моей границы с Макахитой. - Минг улыбнулся снова. - Я, естественно, уведомлю посессора Макахиту о проведении учений. Я не хочу, чтобы он неверно истолковал мои действия. И я сделаю это как можно скорее.

Сэйбор улыбнулся в ответ:

- Это, несомненно, благоразумное решение.

- Сказано - сделано. Жаль только, что вы не попросили чего-то более существенного.

Тактика противника заслужила теперь полное одобрение Чоя. Лин-ксы прекратили атаковать маунтов, шагающих вперед.

- Наши маунты здорово устали. Я не смогу удерживать их в прежнем темпе, если они не получат полноценный отдых и корм на следующей остановке, - сообщил Чой.

- Долго еще этот аристократишко будет раскачиваться? - спросила Вейли.

- Он заверил, что примет меры сразу после нашей беседы, дорогая.

На следующей остановке Чой сознательно оставил один фланг открытым. Противник бросил все силы в атаку на этом направлении, и Чой ответил ярой контратакой. Три оставшихся линкса Чоя храбро вступили в неравную схватку.

Чой потерял одного линкса, но добился поставленной цели. Маунты получили полный пятнадцатиминутный отдых.

У Чоя осталось шесть линксов. Четверых он сгруппировал в центре, двух других выдвинул далеко в стороны. Противник быстро приближался. Их атака, казалось, сметет линию обороны Чоя. Затем, когда Сэйбор подумал, что солдаты ударят всей линией в лоб, они повели себя как опытные профессионалы, каковыми и являлись. Четыре человека и четыре линкса сгруппировались в компактный отряд и начали обходить правый фланг Чоя. В ответ Чой отделил двух линксов от центральной группы и перевел их на правый фланг. Три животных бросились наперерез вражеской группе.

- Необходимо принять решение, - обратился Чой к Сэйбору. - Можно устроить им жесткую схватку: мы потеряем одного линкса, но получим четыре дополнительных минуты для кормежки маунтов. Другой вариант - мягкое столкновение: нам нужно будет двигаться сразу, но мы сохраним всех животных.

Сэйбор нахмурился. Маунтам нужно кормиться.

- Твои рекомендации? - спросил Сэйбор.

- Затрудняюсь, - ответил Чой.

- Тогда - легкий отпор.

Это было случайное решение. Он сказал первое, что пришло в голову. Чой погнал маунтов. Линксы совершили короткий наскок, но выстрелы солдат парализовали одного из котов. В результате команда Сэйбора сократила кормежку маунтов, но и потеряла одного кота.

В конечном итоге они потеряли пять линксов. Следующая остановка будет последней. Возможно, Чою удастся отразить атаку еще раз, но это пятьдесят на пятьдесят. Тут он заметил, что кабина Вей-ли открыта.

- Что случилось, Вейли?

- У тебя есть выбор, Сэйбор. Ты можешь дать указание Чою включить меня в схему обороны. Или нет. Но в кабину я больше не вернусь. Я приняла решение. Как вы меня остановите? Я спрыгну и скроюсь среди деревьев раньше, чем вы спуститесь на землю.

Он мог приказать ей. Но разве она подчинится? Он заказывал дизайнерам конкубину, а не робота. Ему никогда не хотелось иметь дружеские отношения с машиной.

- Я запустил имитацию, и у меня есть предложение, - сказал Чой. - Мы можем найти достойное решение, Сэйбор.

- Я был бы глупцом, если бы не слушал твоих предложений, Чой.

- Мы можем наверняка вывести из строя двух или трех их линксов во время следующей остановки. Оружием станет ошеломляющая красота Вейли. Ей достаточно будет показаться на несколько секунд по моей команде. И мы открываем огонь по их линксам.

- Вы только взгляните на имитацию, - воскликнула Вейли. Программа Сэйбора прогнала в общей сложности 500 имитаций.

Один линкс был убит в 27 процентах имитаций, два - в 54-х, три - в 13-ти, ни одного - всего в шести. Ни в одной из них Вейли не была ни захвачена, ни ранена.

Затем они погоняли имитации своих действий в случае предстоящей атаки.

- Самое главное, Вейли, ты обязана четко выполнять команды Чоя. Ты должна сделать это ни раньше, ни позже.

Они смотрели, как Вейли готовится к операции. Она дала очередь из автомата по деревьям. Перезарядила свой защитный комбинезон. Затем погрузилась на полчаса в расслабляющий сон.

Вейли спрыгнула на землю, как только Чой остановил маунтов. Чой поставил ее на левом фланге и убрал ее значок с карты дисплея. У противника не должно быть возможности перехватить передачу.

Сэйбор не видел передвижений Вейли на дисплее, но Чой дал ему график. Он считал по секундам, когда та должна стрелять в передового вражеского линкса, когда - во второго. Чой отдал команду, и маунты пошли кормиться.

Когда Вейли появилась среди деревьев, легко вспрыгнула на трап и молча скрылась в кабине, они поняли по ее сверкающим глазам, что операция прошла успешно. Чой дал команду начинать движение. В дисплее заднего обзора Сэйбор видел, как солдаты сворачивали свою атаку.

Прозвучал вызов системы, на дисплее Сэйбора появилась сушеная секретарша Минга.

- Посессор Минг просил сообщить вам, что он развернул тридцать своих солдат на границе с посессором Макахитой. Он уведомил посессора Макахиту о своей акции.

- Пожалуйста, передайте посессору Мингу мою благодарность, - ответил Сэйбор. - Сообщите ему, что я глубоко тронут его отзывчивостью.

Он дал системе следующий приказ, и она мгновенно соединила его с мускулистым, кровь-с-молоком молодцем, который служил офис-менеджером у Добряни.

- Добрый день, финансист Сэйбор. Как ваши дела?

- У меня есть некоторые сведения, которые я прошу передать посессору Добряни. Пожалуйста, сообщите ей: у меня есть все основания полагать, что посессор Кензан лишился пятидесяти солдат, которых он временно нанял у посессора Макахиты.

- Посессор Добряни может каким-то образом проверить эту информацию?

- Я мог бы назвать имена людей, которые могут ответить на этот вопрос, но, пожалуй, не буду. Я знаю, что она готовит некую акцию. Если она желает ее осуществить, то увидит очевидность происходящего.

- Я сообщу ей немедленно.

- У вас вызов в реальном времени от полковника Джайны, - сообщила система.

Сэйбор взглянул на таймер. Сорок минут назад Минг объявил о развертывании своей группировки.

- Это должно быть интересно. Давай сюда нашего доброго полковника. Копию - Чою и Вейли.

Лицо полковника Джайны озарилось незабываемой улыбкой.

- Добрый день, Сэйбор. У нас забот полон рот, не так ли?

- Всегда полезно вести активный образ жизни, полковник. Чему обязан?

- Я веду хронометраж ваших остановок. Мы разрешим эту ситуацию во время вашей следующей стоянки. То есть через двадцать минут, по моим подсчетам. У вас недостаточно линксов для отражения штурма, а ваши маунты слишком устали, чтобы оторваться от нас.

- Мой помощник Чой в восторге от вашей логики.

- Кензан намерен арестовать вас и установить тотальный контроль над вашими активами. Мне кажется, здесь есть некоторый зазор для компромисса. Если вы, к примеру, спишете его текущие долги, то он готов дальше кредитоваться у вас, чтобы нанять войска, необходимые для разрешения его конфликта с посессором Добряни. Я был бы счастлив передать ему такое предложение.

- А это не вступает в противоречие с вашей профессиональной этикой, полковник?

- Я приобретаю активы, рискуя. И уж никак не потеряю их в атаке, которой можно избежать.

- Все меняется.

- Но изменения требуют времени. А время - деньги. Вы лучше других должны это знать. Мое предложение в интересах каждого, благородный Сэйбор.

- Я тоже должен думать о времени - об отдаленных последствиях. Мне и впредь придется капитулировать и становиться объектом вымогательства. Я буду вынужден поощрять всех остальных бандитов, решивших, что такие действия весьма привлекательны. И сдается мне, это будет не единственный случай, когда вы прибегнете к насилию. И я считаю, в ваших же интересах сообщить Кензану, что вы не собираетесь выполнять его волю.

Палец Сэйбора отстучал немое послание Чою: Сколько еще наши маунты могут идти? Тридцать три минуты.

Выполняй. Оттягивай последнюю остановку, сколько сможешь.

- Нет, вы будете схвачены. Ваших приспешников постигнет та же участь. Вы будете переданы посессору Кензану. Вы сами, со всеми вашими активами, попадете под его полный контроль. Впрочем, вы можете связаться со мной в любое время, чтобы обсудить данное предложение.

Изображение полковника исчезло. Появилась Вейли.

- Решилось, - сказал Сэйбор. - Я не пошел на компромисс. Согласись я на подобное, требованиям Кензана не будет конца.

Он убрал Вейли с дисплея и начал записывать послание посессору Добряни:

В продолжение послания, переданного через вашего секретаря, посессор Добряни. Если вы начнете атаку на вооруженные силы посессора Кензана, я возмещу вам все понесенные затраты и издержки. Возмещение будет основано на ценах ускоренного возврата в кратчайшие сроки.

- Вас вызывает советник Такельна в режиме реального времени, - сообщила система.

- Соединяй.

Советник Такельна вела большинство финансовых операций Добряни. Она одарила Сэйбора любезной дежурной улыбкой, и тот ответил даме тем же.

- Посессор Добряни изучила ваше последнее предложение, Сэйбор. Она считает, что вы обещаете ей минимальное возмещение за максимальный риск. Вы просите ее атаковать, прежде чем она сможет убедиться, что посессор Кензан потерял свой дополнительный воинский контингент.

- Могу вас заверить, что этот контингент возвращается владельцу. Это должно случиться с минуты на минуту.

- Посессор Добряни считает, что соотношение риск/вознаграждение должно быть выше. Она полагает, что полное списание 20 процентов ее долговой нагрузки было бы более уместным.

- Посессору Добряни представился счастливый случай, советник. Грех им не воспользоваться.

- Посессор Добряни ценит предоставленную вами информацию. Но она считает: полную выгоду от этого она получит после того, как убедится, что посессор Кензан потерял контроль над дополнительными войсками.

Сэйбор кивнул.

- Я просмотрел данные по ее счету, пока мы беседовали. Можете передать ей, что я предлагаю финансовые каникулы на 90 дней: никаких платежей ни по основному долгу, ни по обслуживанию кредита.

Советник Такельна задумалась. Она изучала лицо Сэйбора, а тот вежливо смотрел на собеседницу.

- Я передам ваше предложение посессору Добряни.

Как только они устроили очередной привал, Чой построил трех маунтов треугольником, а четвертого поместил на удалении тридцати метров.

На этот раз вояки Джайны наступали, рассыпавшись по лесу.

Поступило текстовое сообщение от Чоя:

К следующей остановке у меня не будет птицы-разведчика.

- К черту остановки! - крикнул Сэйбор. - Максимум напряжения. Одолеть или умереть!

Взлетела птица-разведчик. На карте дисплея появились символы. Солдаты и их линксы перестроились в широкую дугу в семидесяти метрах от треугольника.

- Я атакована аннигилирующими ракетами, - объявила кабина Сэйбора. - Сработал мой защитный слой.

- Наши кабины испарятся через 10 минут, - сообщил Чой. До этого нужно успеть контратаковать. Пока защитные костюмы максимально заряжены.

- Мы сможем атаковать верхом на маунтах?

- Всего несколько минут. У них осталось мало сил.

- Держимся, сколько сможем. Полковник явно тянет время. Чем дольше протянет, тем лучше для нас.

Линксы Чоя сбились в тесную группу между маунтами и снайперами, которые прятались за деревьями.

- Нам придется идти врукопашную, стараться ломать кости, - предупредил Чой. - Мы не успеем разрушить их бронекостюмы раньше, чем они разрушат наши.

- Понял. Убивать или калечить. Но это - на крайний случай.

- Приготовились. Оболочка кабин выдержит не более минуты. Три маунта построились неровной линией и, раскачиваясь, устремились на левый фланг противника.

- Атакую двух снайперов, крайних слева, - объявил Чой. Кабина Сэйбора исчезла, превратившись в облачко тумана. Краем глаза он заметил Вейли, действующую с мужским хладнокровием и выполняющую те же маневры. Из-за деревьев атаковали линксы противника. Один вскочил на голову маунта Чоя, когтями оставляя кровавые раны на толстой коже. Чой вскинул автомат и выстрелил зверю в пасть.

Вейли пронзительно закричала. Еще один кот вскочил на маунта за спиной Чоя. Сэйбор машинально сделал четыре выстрела. Линкс взвыл и кубарем покатился на землю.

В мозгу Сэйбора вспыхнул вызов. Система сообщила, что это Джайна.

- Мы стараемся не наносить непоправимый ущерб вашему дорогостоящему имуществу, полковник. За возмещением убытков обращайтесь к моему помощнику.

Маунт Сэйбора вдруг стал оседать. Он сверился с дисплеем и обнаружил, что защита животного разрушена. Солдаты сразу сконцентрировали огонь на другой цели.

- Прыгай ко мне, - прокричал Чой. - Четвертый маунт сразу за нами. Продолжаем атаковать.

Четвертого маунта нашли в подлеске недалеко от стоянки. Он флегматично жевал кустарник.

- Вам сообщение от Генриха Доббля.

- Запускай.

Изображение Генриха возникло перед глазами. Добряни перешла границу, Сэйбор. Мои источники сообщают, что сорок ее солдат продвигаются в глубь посессии Кензана. Сэйбор даже не успел вздохнуть. Сообщение от Зары Нев. Текст:

Я считаю, что в ваших интересах было бы пересмотреть свою позицию и присоединиться к нашему объединенному фронту против попыток вымогательства посессора Кензана. Посессор Добряни уже воспользовалась слабостью противника и оккупировала его посессию. Полное разрушение финансового статуса Кензана - наиболее предпочтительный вариант.

Трех маунтов Чой заставил перейти на рысь. Два солдата начали отступать, но было уже поздно. Чой и Вейли лидировали. Их маунты опустили головы. Мощные черепа нацелились на солдат. Оба вояки, бросив автоматы, кинулись наутек.

Пять символов быстро пересекали карту дисплея. Люди полковника начали последнее наступление.

Вейли и Чой спрыгнули с маунтов и припали к земле. Распластавшись на спине маунта, Сэйбор выпустил очередь в приблизившегося солдата. Солдаты разворачивались за деревьями в абсолютной тишине, которая действовала на нервы в тысячу раз сильнее, чем звуки боя.

Враги разделились. Двое наступали на Сэйбора, а остальные - на Вейли и Чоя. Приближался финал.

Вейли качнулась в одну сторону, в другую. Пока солдат пытался схватить ее, она оказалась у него за спиной. Затем Вейли сделала подсечку ошеломленному парню и повалила его на землю. Она высоко подпрыгнула и, приземляясь, нанесла ему страшный удар ногой в грудь. Солдат содрогнулся в конвульсиях и затих.

Сразу три врага повернулись в сторону Вейли. Она была быстрой и крепкой, но вряд ли ей удастся выдержать атаку троих специально обученных солдат.

Соскочив с маунта, Сэйбор присел и прыгнул, нацелившись ногами в голову солдата, зашедшего Вейли за спину. Его ботинки с силой ударили в шлем противника. Тот пытался уклониться, когда Сэйбор начал молотить руками. Тщетно. В результате у Вейли остался всего один противник.

Наконец враги сообразили, кто является их главной целью. Противник Чоя бросил его и затанцевал вокруг Сэйбора. Двое других - вокруг Вейли. Но вот и они переключились на Сэйбора. Эти трое образовали перед ним стену.

Сэйбор резко повернулся к Чою:

- Останови ее! Не дай ей атаковать. Они убьют Вейли.

Чой шагнул к Вейли. Он обхватил ее за талию и пытался удержать, но Вейли напряглась и вдруг расслабилась.

Боль в руке Сэйбора внезапно прошла. Не видя солдат перед собой, он пытался осознать, что же произошло.

Полковник Джайна улыбался с дисплея.

- Добрый день, благородный Сэйбор. Кажется, война закончилась. Добряни захватила жилище Кензана. Очевидно, что он не может больше выполнять свои обязательства по контракту.

- Вы были грозным противником, полковник.

- Ваша подруга уничтожила одного из моих самых ценных людей.

- Боюсь, она переусердствовала.

- Понимаю. Наши отношения с противоположным полом бывает трудно контролировать. Но я думаю назвать разумную сумму компенсации.

- К какой сумме вы склоняетесь? Вейли выпрямилась:

- Не глупи, Сэйбор! Заплатишь ему выкуп - и тебе придется защищать меня от всех хулиганов на планете.

- Мы не обсуждаем выкуп, - ответил Сэйбор. - Он просит у меня компенсацию за солдата, которого ты убила.

- Он пытался уничтожить тебя. Они достигли бы цели, не сделай я этого.

- Она умудрилась уничтожить мое имущество, потому что мы проявили сдержанность, - возразил полковник. - Мы могли бы убить ее раньше, если бы не придерживались общепринятых правил сделки.

- Миллион и четыре тысячи фернхаймских нейлов вас устроит?

- Я думаю, вы недооцениваете потери в этом бизнесе. Каждый контракт требует тщательного расчета количества персонала. Если, к примеру, мне нужны пять солдат для одного задания и три для другого, а у меня их только семь, я буду вынужден отказаться от одного из заданий. В соответствии с моими расчетами, я хотел бы получить от вас один миллион двести пятьдесят тысяч.

Сэйбор изучил представленные полковником цифры.

- Я должен обратить ваше внимание на то, что вы рассматривали доходы, получаемые ежегодно. Ваша цифра за потерянное задание несколько дутая, если вы не против этого выражения. К своей сумме я готов добавить только сто тысяч.

Полковник нахмурился. Сэйбор сосредоточился на расчетах полковника и заботливо посмотрел на Вейли.

- Миллион сто семьдесят пять, - веско сказал полковник. Сэйбор колебался. Это была огромная сумма. Его мать торговалась

бы еще час, чтобы сэкономить несколько тысяч.

- Уже поздно, - сказал Сэйбор. - Если вы согласитесь оставить всю сумму на вашем счете в моем банке, я выплачу дополнительно семьдесят одну тысячу в качестве небольшого гонорара ценному клиенту.

Солдаты освободили Вейли и ушли. Сэйбор дал системе команду, и один миллион сто семьдесят пять тысяч нейлов упали на счет полковника Джайны.

Сэйбор преодолел расстояние, разделявшее его с конкубиной. Он обнял ее и почувствовал облегчение от этого прикосновения.

- Глупый ты, Сэйбор.

Она еще раз повторила то же самое в гостинице коммуны Гелавэр, когда они пробились назад, и он доказал к своему удовольствию (и к ее, по всем приметам), что благополучно расстался со своими военными привычками.

- Есть ли какая-то вероятность, - рассуждал Сэйбор, - пусть даже незначительная: когда-нибудь ты поймешь, что значишь для меня так же много, как и я для тебя? Что ты зажигаешь во мне точно такие же чувства, какие и я вызываю в тебе?

- Но я и была задумана, чтобы чувствовать это, Сэйбор. Ты же выбирал.

- Почему-то, моя голубка, я никогда не ощущал, что у меня есть выбор. И могу заверить тебя, что никогда не буду этого ощущать. Никогда. Ни-ког-да.

Конечно же, она никогда полностью не верила ему. Он мог взглянуть ей в лицо и увидеть это. Но она была. Она жива. Его рука покоится на ее животе. Его дисплей прокручивает проекты по показателям спрос-прибыль для новой крабовой программы Гелавэра.

Сэйбор Хэйвери сосредоточил внимание на двух своих главных увлечениях.

Перевел с английского Андрей МЯСНИКОВ

© Tom Purdom. Bank Run. 2005. Печатается с разрешения автора. Рассказ впервые опубликован в журнале «Asimov's SF» в 2005 г.


[1] Конкубина (англ.) - любовница, иногда младшая жена. (Здесь и далее прим. ред.)


[2] От лат. possesio - владение. Посессор - владетель.



| Банкир в бегах |