home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

В течение двух недель после того, как Клэр его бросила, Дейл звонил на ее домашний номер и вешал трубку, как только она подходила к телефону. Он включил у себя антиопределитель номера, поэтому, даже набрав *69, она никак не могла выяснить, кто звонил. После недели почти еженощных звонков подобного рода ее телефон отказался принимать звонки от заблокированных номеров. Дейл выключил антиопределитель и позвонил еще раз на следующий вечер. Попал на автоответчик. Он звонил с промежутком в полчаса всю ночь. Ему неизменно отвечал автомат. Дейл напряженно вслушивался в тишину за механическими шумами автомата, гудками и шипением, но не находил даже намека на присутствие там Клэр. На следующий вечер повторилось то же самое. Дейл начал названивать каждые пятнадцать минут в эту третью ночь. Телефон дозванивался. Отвечал робот. Дейл начал верить, что все эти ночи ее действительно не было дома.

На следующий день, в пятницу, у Дейла не было занятий. Он сознательно потрудился сообщить нескольким коллегам, что собирается в свою ежегодную осеннюю поездку в Национальный парк Глейшер. Он даже позвонил в свой бывший дом, когда, как он точно знал, Энн там не было, и оставил сообщение на автоответчике – Энн сделала новую запись вместо прежней, на которой был его голос, – в котором говорилось, что он отправился в поход в Глейшер, на случай если он вдруг не вернется на работу во вторник. Он долгие годы оставлял подобное сообщение – единственный раз он позабыл оставить его в первую поездку в парк и резервацию «черноногих» с Клэр, – Энн поймет, что это просто застарелая привычка.

Дейл полетел в Филадельфию, переехал через реку в Нью-Джерси и доехал до Принстона как раз на закате. Он никогда не был здесь раньше, поэтому нашел квартиру Клэр – она оставила ему адрес еще в июле, когда только нашла жилье, – не без труда. Ее квартира находилась в небольшом доме на две семьи в нескольких милях от университетского общежития. Дейл просидел во взятой напрокат машине минут пятнадцать, прежде чем собрался с духом, перешел улицу и нажал кнопку звонка. Ее не было дома. Она не вернулась домой в ту ночь. Дейл знал наверняка, потому что сидел в машине до четырех утра, наблюдая за домом, сползая с сиденья дважды, когда по улице проезжала патрульная машина, и справляя малую нужду через пассажирскую дверь на заросший сорняками газон, вместо того чтобы поехать и найти уборную.

Около половины одиннадцатого утра – в прелестное, свежее осеннее утро, расцвеченное красными листьями, – Клэр приехала на «шевроле сабурбан», которого, насколько знал Дейл, у нее не было. За рулем машины сидел молодой человек, моложе тридцати, светловолосый молодой человек, с очень длинными волосами и нордическим лицом. Он вместе с Клэр вошел в дом. Они не держались за руки и не обнимались, вообще никак не касались друг друга, пока Дейл наблюдал за ними из машины, скрытой лишь тенью от деревьев, но Дейл сразу ощутил между ними интимную связь. И то, что они явно провели ночь вместе.

Он сидел в машине, поигрывал своей прекрасной зажигалкой «Данхилл» и пытался решить, как предстать перед ней, предстать перед ними, что сказать, чтобы не показаться самым большим неудачником на свете и куском дерьма. Он ничего не смог придумать.

Минуть пять спустя Клэр и ее блондин вышли из дома. У нее был с собой все тот же зеленый нейлоновый вещевой мешок, который она столько раз привозила на ранчо, и видавший виды рюкзак, с которым она отправилась в их первую поездку в Глейшер и в резервацию. Они с молодым человеком смеялись и оживленно болтали, пока грузили вещи на заднее сиденье «шевроле», ни разу не поглядев через улицу туда, где сидел Дейл, потом забрались в высокую машину и уехали.

Дейл поехал за ними, не делая никаких попыток скрыть свое присутствие. Преследовать кого-нибудь гораздо проще, чем это показывают в кино. Они поехали по той дороге, по какой он приехал из Филадельфии, свернули на объездную дорогу 1-295 вокруг Трентона, проехали около двадцати миль на юг по шоссе 206, постепенно забирая на восток, к шоссе 70. К тому времени, когда большой «сабурбан» повернул на юго-восток, на дорогу 72, поток машин значительно поредел. Дейл смутно понимал, куда они приехали, или вот-вот приедут, – в относительно безлюдную часть Нью-Джерси, называемую Сосновыми пустошами.

Клэр со своим любовником еще раз повернули на юг, на дорогу 563, и проехали еще одиннадцать миль – Дейл посмотрел по одометру взятой напрокат машины, – а потом свернули налево, на стоянку между кучкой обшарпанных домиков. На вывеске перед въездом значилось:

ПРОКАТ КАНОЭ СОСНОВЫХ ПУСТОШЕЙ

Дейл проехал еще с милю, прежде чем нашел хороший разворот в крошечном придорожном городке Четс-ворт, а затем медленно покатил обратно. Слева от шоссе в этом месте протекала река, и он успел увидеть Клэр и ее любовника в каноэ, движущемся на юг, вниз по течению, прежде чем они скрылись за поворотом. Он свернул на стоянку проката каноэ и остановил машину рядом с пустым «шевроле». Дейл прошел мимо главного здания, заметил рядом с ним высокую поленницу, широкий пень и торчащий в нем колун, и еще кучу щепок и нерасколотых поленьев – судя по всему, хозяева готовились к долгой зимовке; а потом ему пришлось ждать, пока подросток в штанах цвета хаки и зеленой фирменной куртке «Прокат каноэ Сосновых пустошей» помогал двум дамам выгрести на стремнину.

– Здрасьте, – произнес парень, внимательно рассмотрев Дейла, заметив его костюмные брюки и городские ботинки и решив, что он точно не станет брать каноэ напрокат. – Могу вам чем-нибудь помочь?

Дейл оглядел каноэ и каяки, сложенные в прицепах и выстроившиеся вдоль берега.

– Сколько стоит взять каноэ напрокат?

– Тридцать баксов, – ответил подросток. – В цену входят спасательные жилеты и весла. Подушки за дополнительную плату в пятьдесят центов. Еще по три бакса сверху за третьего и четвертого человека. Если вас больше четырех, придется брать два каноэ.

– Я один – сказал Дейл, впервые почувствовав, насколько правдиво это утверждение.

Мальчишка пожал плечами.

– Тридцать баксов.

– А насколько далеко может уплыть каноэ? Парнишка оторвался от пересчитывания денег и улыбнулся.

– Ну, они могут уйти и в океан, но мы предпочитаем возвращать их на базу до того.

– Ладно, насколько далеко уплывают обычно туристы? Вот те две женщины, которые только что отчалили? Насколько далеко они заплывут?

– До косы у Эванс-бридж, – сказал парень так, словно Дейл обязан был знать, где это. – Им еще повезет, если они доберутся туда до темноты.

– А та пара, что отправилась перед ними? – спросил Дейл. – Они тоже доберутся до Эванс-бридж?

– Угу. Они собирались с ночевкой. Часа через четыре с половиной, через пять они будут в лагере Годфри-бридж. Завтра они собирались спуститься еще ниже, к Бодин-филд, а уже оттуда мы их заберем.

– Откуда ты знаешь, что они остановятся в лагере Годфри-бридж?

– Необходимо разрешение на стоянку, если берешь каноэ на двое суток. Они показали мне такое разрешение. – Парнишка посмотрел на Дейла. – Вы что, коп?

Дейл постарался рассмеяться как можно естественнее.

– Это вряд ли. Просто интересуюсь путешествиями на каноэ. Мы с моей девушкой подумываем отправиться вниз по реке.

– Тогда вам лучше сделать это до следующих выходных, если, конечно, вы собираетесь брать каноэ у нас, – сказал парень скучным голосом, снова утеряв к Дейлу интерес. Он поднимал каяки на прицеп. – Через неделю мы закрываемся на зиму.

– А у вас есть карта, чтобы я мог оценить расстояние до стоянок и вообще посмотреть, где тут что?

Парень достал из заднего кармана смятый ксерокс и протянул Дейлу, не обращая на него больше внимания.

Дейл поблагодарил его и побрел обратно к машине.

Проселочная дорога на лагерь Годфри-бридж отходила от дороги 563 всего в каких-то десяти милях южнее этого места. Дейл ожидал увидеть благоустроенный лагерь, но проселок упирался прямо в реку, под деревьями стояло несколько металлических жаровен и два биотуалета. Густой лес подступал со всех сторон. В лагере было пусто. Дейл поглядел на часы. Чуть больше двух. Клэр со своим любовником появятся между шестью и семью часами вечера. День стоял ясный и тихий, не жужжали насекомые, не шуршала мелкая живность, не шумели птицы. Несколько белок скакало по деревьям, но даже их осенние игры были какими-то приглушенными. Время от времени группки каноэ или одинокий каяк проплывали мимо, люди в них были либо преувеличенно шумными, либо молчаливыми, как отсутствующие насекомые. Ни в одном каноэ не было Клэр.

Дейл вернулся к арендованной машине, проехал несколько сот метров до заросшей лесной дороги, которую приметил раньше, загнал на нее машину, подальше от посторонних глаз, и открыл багажник. Некоторое время он стоял и смотрел в багажник, на топор, который прихватил с собой со станции проката каноэ.

– Профессор Стюарт? Вы дозвонились в Монтану своему психиатру?

Дейл поднял взгляд от стола, за которым пил из пластикового стакана дрянной кофе. Шериф привел его в маленькую комнатку с голым столом и телефоном, и вышел, чтобы Дейл мог позвонить. В стене не было полупрозрачного зеркала, но в двери имелась узкая прорезь, и Дейл догадался, что все это – за исключением телефона – примыкает к комнате для допросов в департаменте шерифа Оук-Хилла.

– Да, – ответил Дейл.

– Никаких осложнений?

– Никаких осложнений, – подтвердил Дейл. – Доктор Вильяме сказала мне ровно то же самое, что и вы, по поводу несчастного случая с доктором Холлом и согласилась позвонить в аптеку Оук-Хилла, чтобы продлить мой рецепт. На самом деле я практически уверен, что у меня на ферме еще остались лекарства.

– Очень хорошо, – сказал Маккоун. Шериф уселся в единственное кресло и положил на стол бумажную папку. В папке была книга в мягкой обложке, но Дейл не видел названия.

– Вы не уделите мне еще минуту? – спросил шериф.

– А разве у меня есть выбор? – Дейл страшно устал.

– Разумеется, есть. Я даже могу позвонить адвокату, если вы захотите.

– Я арестован или подозреваюсь в чем-то более страшном, чем обычное сумасшествие?

Маккоун натянуто улыбнулся.

– Профессор Стюарт, я лишь хотел попросить вас помочь разобраться с одной небольшой проблемой, с которой мы столкнулись.

– Продолжайте.

Шериф вынул из папки пять лоснящихся фотографий и разложил их перед Дейлом, словно предлагая ему заняться пасьянсом.

– Вам знакомы эти парни, профессор? Дейл вздохнул.

– Я их не знаю, но я их видел. Вот это племянник Сэнди Уиттакер, Дерек. – Он постучал по портрету самого младшего.

– Хотите узнать, как зовут остальных?

– Не особенно, – ответил Дейл.

– Вот об этом вам стоит узнать, – сказал Маккоун, выдвигая из общего ряда фотографию старшего скинхеда. – Его зовут Лестер Бонер. Родился в Пеории. Ему двадцать шесть. Уволен из армии за недостойное поведение, шесть приводов, включая угрозу жизни и здоровью, вооруженное нападение и поджог. Привлекался только один раз, за угон автомобиля, отсидел всего одиннадцать месяцев. Он открыл для себя Гитлера четыре года назад, как люди обычно открывают Христа. Остальные хулиганы просто… хулиганы. А Бонер опасен.

Дейл ничего не говорил.

– Где вы в последний раз видели этих пятерых парней? – Взгляд светло-голубых глаз Маккоуна был слишком пристальным, из него не получился бы хороший игрок в покер.

– Я не… – начал Дейл.

Говори ему правду. Расскажи ему всю правду. Взгляд шерифа делался все пристальнее по мере того, как затягивалось молчание Дейла.

– Я не знаю, как называется это место, – заговорил Дейл, произнося совершенно не то, что собирался изначально, – это заброшенный грязный карьер приблизительно в миле к востоку от Страстного кладбища.

В детстве мы называли тамошние невысокие холмы горами Билли Гоут.

Маккоун заулыбался.

– Да, мой дядя Бобби всегда называл старый карьер Ситона именно так. – Улыбка исчезла. – А что вы делали там с этими негодяями, профессор?

– Я ничего не делал там с ними. Эти пятеро парней на двух пикапах гнались за мной. Я был на своем «лендкрузере».

– А почему они за вами гнались?

– Спросите их сами, – сказал Дейл. Взгляд шерифа не сделался дружелюбнее. Дейл положил ладони на стол.

– Послушайте, я даже не знаю, кто такие эти бритоголовые, за исключением его… – Он снова постучал по изображению младшего. – Сэнди Уиттакер сказала мне, что ее племянник входит в местную неонацистскую группировку. Они угрожали мне, когда я только приехал сюда в октябре. И потом еще раз…

«За день до того, как Мишель Стеффни пришла ко мне накануне Рождества».

– За день до Сочельника они обступили меня на стоянке у супермаркета «Квик». Можете спросить жирную девицу, которая там работает. Я запрыгнул в «ленд-крузер» и уехал. Они погнались за мной на своих пикапах. Я свернул с Джубили-Колледж-роуд и поехал кружным путем, оторвался от них в грязи около старого карьера.

– «Кружным путем» – это верно, – произнес шериф. – Там повсюду частные владения. Почему вы поехали вот так, по пересеченной местности, когда за вами гнались эти паршивцы?

Дейл пожал плечами.

– Я вспомнил о Цыганской дороге. Это старая заросшая дорога, по которой мы раньше…

– Я знаю, – перебил шериф. – Дядя Бобби рассказывал о ней. И что там произошло?

– Да ничего, – сказал Дейл. – Мой джип выбрался из грязи. А их – нет. Я вернулся обратно на ферму Мак-брайдов.

– Все парни были живы, когда вы уезжали оттуда? – негромко спросил Маккоун.

У Дейла едва не отпала челюсть.

– Естественно, они были живы! Только выпачканы в грязи. А разве теперь они не живы? Я имею в виду…

Маккоун убрал фотографии обратно в папку.

– Мы не знаем, где они, профессор Стюарт. Один из фермеров нашел вчера днем брошенные в грязи машины. Один из пикапов лежал на боку…

– Да, – подтвердил Дейл. – Я видел. Зеленый «форд» поехал вслед за мной на грязевую кручу, а внизу завалился на бок. Но все парни, все пассажиры, выбрались из него. Никто не пострадал.

– Вы уверены в этом, профессор?

– Да, уверен. Я видел, как они скакали по машине и орали мне вслед проклятия. Кроме того, хоть машина и завалилась, все происходило очень и очень медленно. Скорость была недостаточной, чтобы кто-нибудь пострадал.

– А зачем, как вы думаете, они гнались за вами? Дейл сдержал приступ гнева, вызванный этим допросом.

– Сэнди Уиттакер сказала, что Дерек и его дружки прочитали в сети Интернет некоторые мои статьи о правых группировках в Монтане, – медленно проговорил он. – Оба раза, когда скинхеды нападали на меня, они выкрикивали одни и те же ругательства: «иудейский прихвостень» и что-то в этом же духе, – поэтому я решил, что они собираются сделать со мной что-то нехорошее.

– Вы полагаете, в тот день они собирались причинить вам вред, профессор?

– Полагаю, в тот день они убили бы меня, шериф Маккоун. Если бы догнали.

– А вы хотели сделать с ними что-нибудь? Дейл ответил на пристальный взгляд шерифа таким

же холодным тяжелым взглядом.

– Я с радостью прикончил бы их в тот день, шериф Маккоун. Но я не сделал этого. Если вы были на том месте, вы должны это знать. Они наверняка выбрались из грязи, оставив следы.

– Да, следы остались, – подтвердил Маккоун. – Но мы потеряли их около кладбища.

Дейл едва не засмеялся.

– Вы предполагаете, что я подкараулил их возле кладбища? И перебил всех? Закопал где-нибудь трупы? Один справился с пятью бритоголовыми, каждый из которых вполовину моложе меня?

Маккоун снова улыбнулся.

– У вас было ружье.

– Вертикальный дробовик? – уточнил Дейл, не веря в реальность этой беседы. – Я не возил его с собой.

Маккоун кивнул, не поверив ему до конца.

– Кроме того, это однозарядное ружье, – произнес Дейл, закипая. – Вы предполагаете, что я съездил домой, взял дробовик, вернулся на кладбище и перестрелял их? Вы предполагаете, что они просто стояли передо мной и ждали, пока я перезаряжу ружье и расстреляю их по очереди?

Маккоун ничего не ответил.

– И тогда стал бы я звонить в полицию, рассказывать о собаках и Мишель… обо всех моих наваждениях… прямо на следующий день? – Дейл продолжал, растеряв свой запал, почти вопросительно: – Чтобы отвести от себя подозрения в убийстве пятерых скинхедов?

– Звучит не так уже неправдоподобно, верно? – примирительно произнес Маккоун.

– Человек, находящийся в здравом уме, не станет делать ничего подобного. – Голос Дейла показался ему самому слишком уж суровым.

– Не станет, – сказал Маккоун.

– Вы собираетесь арестовать меня, шериф?

– Нет, профессор Стюарт, я собираюсь отвезти вас обратно на ферму Макбрайдов и оставить вас в покое. По дороге можно остановиться у аптеки, вы сможете купить нужные лекарства. Но я попрошу вас никуда не выезжать из округа, пока мы не разберемся во всем происходящем.

Дейл смог только кивнуть.

– Да, и вот еще что.

Дейл ждал. Он помнил, что Питер Фальк в роли Коломбо всегда произносит именно эту фразу, прежде чем загнать подозреваемого в угол и заставить его сознаться.

– Не будете ли вы так любезны, не подпишете это для меня? – Маккоун раскрыл папку и пододвинул к Дейлу по обшарпанному столу экземпляр его книги «Кровавая луна: Джим Бриджер, человек с гор». Шериф расстегнул пуговицу на нагрудном кармане и достал шариковую ручку. – Я буду по-настоящему польщен, если вы напишете: «Биллу, племяннику Бобби». Мы оба ваши большие поклонники.

Дейл оказался дома уже вскоре после полудня. Шериф на прощание коснулся края своего стетсона и уехал, не заходя в дом. Внутри было холодно. В кабинете стоял открытый и включенный компьютер.

›Ты в самом деле убил Клэр, Дейл?


Глава 23 | Зимние призраки | Глава 25