home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18

Проснулся Тоот часов в десять. Несколько секунд его взгляд бессмысленно блуждал по пустой комнате. С трудом Тоот сообразил, что ночевал дома. К одиннадцати капитан был уже одет, вышел из квартиры и спустился к автомобилю. Он собирался нанести последний визит в область Т.

В начале четвертого появились беркечские холмы. Вся местность была как на ладони, словно макет для тактических занятий в офицерском училище – отчетливо были видны долины, реки, низменности; на фоне голубого неба, по которому, словно айсберги, плыли белоснежные, подсвеченные солнцем облака, возвышались горы. Было ясно и холодно.

На Тёрёкварском холме зеленой травы становилось все меньше, а та, которая совсем недавно только пожелтела, теперь окрасилась в рыжевато-коричневые тона. Глубокая осень наступала па луга, кустарники и леса, покрывавшие склоны холмов и гор. Тоот остановил машину, достал пальто, небольшой сверток, захлопнул дверцу и двинулся вверх.

Дверь дома оказалась запертой. Тоот решил подождать. Он уселся на колоду, неподалеку от козел с пилой и начал прикидывать, сколько сухих листьев поместится на небольшом, в несколько квадратных метров, участке двора, лишенном всякой растительности. Приблизительно часа через полтора, когда солнце уже клонилось к закату, он увидел длинную тень Мачаи, которая, опередив хозяина, появилась во дворе.

– Я привез вашу рубашку. Хозяин молча взял сверток.

– И вы только ради этого тащились в такую даль?

– Нет. У меня есть несколько вопросов; кроме того, я сам хочу кое-что вам рассказать.

Мачаи кивнул и равнодушно предложил:

– Пошли в дом.

Он открыл входную дверь, пропустил Тоота вперед, но тут же придержал его за плечо, когда он направился в сторону большой комнаты.

– Не туда. Давайте на кухне поговорим.

– Что же такое вы там прячете?

– У меня там женщина.

Тоот решительно шагнул к двери.

– Очень хорошо. Мне и с ней следует поговорить. Мачаи протянул руку, пытаясь помешать, но потом передумал и отступил с кривой усмешкой на губах.

– Хорошо. Но постарайтесь быть поделикатнее, она очень чувствительна.

Тоот распахнул дверь. Комната напоминала горницу крестьянского дома: утрамбованный земляной пол, простая, грубоватая мебель, среди которой бросалось в глаза огромное, с высокой спинкой желтое кожаное кресло. В нем сидела женщина. Она была в чем мать родила, длинные волосы спускались на плечи. Женщина весело улыбалась, глядя на посетителя. Тоот в смущении попятился.

– Прошу прощения, – пробормотал он, – я не думал…

И вдруг глаза его едва не вылезли из орбит. Он решительно шагнул к креслу.

– Это же кукла! Пластиковая кукла.

– Я назвал ее Глорией, – проговорил у него за спиной Мачаи.

– Зачем она вам?

– А вдруг пригодится?

– Может, лучше поговорим о супруге Шандора Варги?

– Итак, вы знаете и об этом. Все равно. В прошлый раз она допекала меня до тех пор, пока я не согласился узаконить наши отношения. Чтобы она оставила меня в покое. Но у меня и в мыслях не было возвращаться к людям. Когда она приедет в следующий раз, я предложу ей порвать нашу связь. – Он выдержал небольшую паузу, а потом кивнул в сторону куклы.

– И с этой у меня отношения наладятся. Для всего надо время.

– Вы не совсем нормальны?

– Разумеется, не совсем. Был бы нормальным человеком, так с восьми утра до пяти вечера маршировал бы под команды своего начальника, а оставшееся время мною бы жена распоряжалась.

Тоот неудовлетворенно покачал головой.

– Нет смысла убеждать друг друга. Я хочу рассказать вам то, что узнал о Шандоре Варге.

– Мне? Какое мне до этого дело? Сделайте отчет своим начальникам.

– Сделаю в свое время. Я вам хочу рассказать кое-что, чтобы вы дополнили мои предположения.

– Не знаю, смогу ли. Но давайте попробуем.

– Шандор. Варга лет пять-шесть тому назад решил сбежать на Запад. По каким причинам, остается лишь догадываться. Вероятно, из-за жены он ощущал дома определенную дискомфортность. А может, ему казалось, что в нашей небольшой стране он не сможет в полной мере реализовать свои амбиции? Это теперь не имеет значения. Деньги, нажитые с помощью всевозможных махинаций, он вложил в покупку валюты. В течение шести лет копил деньги для того, чтобы за рубежом было с чего начать. По моим подсчетам, у него набралось сорок-пятьдесят тысяч долларов.

– Перед этими цифрами вы вполне можете поставить единицу.

– Сто сорок – сто пятьдесят тысяч?!

– Меня Варга считал заслуживающим доверия и уважения дураком, которому деньги не нужны, потому что он не знает, что с ними делать. Мне кажется, я был единственным человеком, которому он по-настоящему доверял.

– Поэтому он и приехал к вам на последние три дня перед исчезновением?

– Откуда вам известно об этом?

– Продавец сельского магазинчика рассказал мне, что вы, вопреки своим привычкам, месяца два назад накупили множество мясных продуктов. Уверен, что вы не сами их ели.

– Верно. Я покупал их для Варги. Но пробыл он у меня не три дня, а целую неделю.

– Выходит, первую неделю после исчезновения он провел у вас? Почему?

– Он договорился, что Сабо – шофер фургона, – приедет сюда двадцать второго и заберет его с собой. Но нервы у Шани сдали, он чувствовал, что полиция напала на его след и его вот-вот могут арестовать. Поэтому он спрятался в надежном месте, где никто его не смог бы отыскать.

– И исчез на неделю раньше намеченного срока?

– Совершенно верно. И все время находился здесь. Самое трудное оказалось не пускать сюда его жену. Мне пришлось соврать Маргит, что я уезжаю в Будапешт.

– Думаю, Сабо не бесплатно взялся перевезти его через границу?

– За пять тысяч долларов. Но Шани был Мужик башковитый. Он сказал Сабо, что все его деньги уже переведены на Запад и что он расплатится с ним в Австрии. Он шел ва-банк. Разумеется, деньги были при нем, в старом портфеле, среди белья, в жестяной банке. Но Варга не хотел искушать Сабо.

– А почему он не выехал официально, с обыкновенным заграничным паспортом? Это было бы гораздо проще.

– Он опасался тащить с собой такую кучу денег из-за таможни, боялся расстаться со своими деньжищами. Такую сумму он не мог доверить никому. Он и мне говорил: либо уедет за границу с деньгами, либо все пойдёт прахом. Пая или пропал. Мне он казался таким жалким, когда сидел, прижимая к себе портфель со своим состоянием. По ведь я, как вы изволили выразиться, не совсем нормальный.

Тоот покачал головой.

– Что-то не нравится мне во всей этой истории. Все было так здорово организовано, но вполне возможно… все пошло не по заранее продуманному сценарию.

Мачаи бросил удивленный взгляд на капитана.

– Почему же? В условленный момент появился Сабо на машине Шебештена Селеша. Я проводил их к подножью холма, мы попрощались, Шани уселся рядом с Сабо, и они умчались. А потом Сабо перевез Шани на своем фургоне в Австрию. Сейчас он живет себе припеваючи на Западе, кстати, даже слово свое сдержал.

– Какое слово?

– Когда он торчал у меня последнюю неделю, то все время выпытывал, чем сможет меня отблагодарить. – Тут Мачаи вдруг расплылся в улыбке. – Знаете, у Шани был железный принцип: ты – мне, я – тебе. Я все повторял, мне ничего не нужно, но он все допытывался. И тогда и попросил у него куклу. Ну, для близких отношений, понимаете? Он пообещал купить самую лучшую и дорогую. И вот, пожалуйста… После первой попытки у нее на боку трещина появилась, а как починить, ума не приложу.

Тоот от неожиданности прикусил язык, однако быстро справился с растерянностью и продолжил свою мысль:

– Возможно, возникли какие-то трудности, которые никто учесть не мог. Поначалу я считал: суматоха вызвана моим появлением, но теперь я в этом не уверен. Скажите, кто, кроме вас, знал о желание Варги исчезнуть?

– Наверняка могу назвать трех человек. Шебештен Селеш, Элек Фенеш и Бела Надь. Им Шани продавал по дешевке все, что можно было сбыть с рук. Перед ними он не считал нужным скрывать свои намерения.

– Они могли знать о ста пятидесяти тысячах? Мачаи задумался.

– Нет. По крайней мере, ни один из них точно сумму не знал. Шани мне говорил, они догадываются, но о деталях понятия не имеют.

– Во время той самой последней недели кто-нибудь из них заглядывал сюда?

– Все трое.

– Вместе?

– Нет, конечно, поодиночке. Бела Надь заехал последним. Думаю, они свои делишки подчищали.

– Вы не слышали их разговор?

– Меня это не интересовало. Когда они начинали шушукаться, я шел пилить дрова.

Внезапно Тоота озарило. И он очертя голову кинулся в атаку, сжигая за собой все мосты.

– Есть во всем этом какая-то странная вещь, которую до конца я не могу понять. О подлинном исчезновении Шандора Варги знали четыре человека, вместе с шофером фургона – пятеро. Одного из них, Шебештена Селеша, убили, Элека Фенеша заставили исчезнуть…

– Что?!.

Тоот рассказал обо всем, что случилось в последние дни. Мачаи слушал с непроницаемым выражением лица; невозможно было разгадать ход ого мыслей. И тогда Тоот подытожил:

– Бела Надь, последний из этой троицы, безумно боится, что и с ним может что-то произойти. Я хочу спросить у вас, что ждет людей, которые знали все о Шандоре Варге?

Мачаи так и вскинулся.

– Не понимаю вопроса?!

– Вы не подозреваете, кого всем вам или им следует опасаться?

– Знал бы – сказал. Поймите, во всем этом деле у меня нет никаких интересов.

– Согласен. Вопрос в другом, поверят ли вам остальные? Мачаи пожал плечами.

– Мне так мало надо в жизни.

– А сама жизнь?

– Не очень-то я ею дорожу. Но тот, кто попытается отнять ее у меня, встретит хороший отпор.

Тоот попытался изменить тактику.

– Но вам же явно придется но по вкусу, если полицейские будут постоянно шнырять здесь.

Впервые в голосе «горного человека» появились нотки беспокойства.

– У меня могут быть неприятности? Придется ходить па допросы, в суд? Меня арестуют за то, что Варга провел неделю в моем доме перед тем, как исчез?

– Если вы будете вести себя разумно, ничего с вами не случится. В конце концов, вам вовсе не обязательно знать обо всем. Ваши поступки уголовным кодексом ненаказуемы. Если вы только не совершили еще что-нибудь.

– Что вы имеете в виду?

– Я ищу человека, который стоит за всем этим делом.

– Кто же это?

– У меня есть кое-какие предположения на этот счет. И очень скоро выяснится, верны ли они.


предыдущая глава | Частное расследование | cледующая глава