home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Тим оторвался от истязания компьютера.

- Арт, а… битва впятером на одного - как оно было? Неужели действительно пятеро здоровенных вояк на одного-единственного Властелина? Или…

- Ты хочешь, видимо, спросить, не прав ли оказался ты, когда предположил, что это был заговор? В чём-то прав… На заклание славные светлые определили Гиль-Гэлада, который умудрился достать их всех. А дальше… Дальше многое пошло не по плану… Эльфийский король бросил вызов, и отказаться от него было невозможно… по многим причинам… Было ли это страшным? Нет, просто рутинная битва… Даже противно сделалось: вечный майя против бессмертного эльфа. Но всё же это была не битва, а борьба за ссылку: кто кому повредит тело - тот и победил. Побеждённый же благополучно улетит отращивать новое тело. Разница исключительно в месте нового воплощения, да в ресурсах… Эльфу это было бы проще: отлаженная система чертогов Мандоса позволяла отрастить новое качественное тело в рекордно короткие сроки… Ну… сама битва была просто поединком, и эльфу не повезло. В принципе - на этом всё и должно было окончиться. Они стояли и ждали своей участи, тело их повелителя, лишившись фэа, постепенно хладело. Уверен почему-то, что в это время сам Гиль-Гэлад уже стоял перед Намо и отвечал на кучу пренеприятнейших для него вопросов… И Кирдан это понимал, и Властелин Тьмы. Но тут… Тут произошла первая накладка. Никто из вечных и бессмертных не относится к своему телу иначе, как к одежде, но смертные люди… Элендил был типичным представителем рода людского, и о бессмертной душе привык думать куда меньше, чем о своём смертном теле… И уход Гиль-Гэлада он воспринял как окончательную смерть эльфского Владыки…

- И кинулся на Саурона?

- Нет, просто кинуться не позволяла рыцарская честь… А Элендил был честен, как это ни обидно для некоторых нынешних сторонников Тьмы. Он был честен, и поэтому Саурон принял вызов, когда прозвучало:

«Пал владыка и повелитель эльфов. Но я - представитель и повелитель Аданов, Людей, и посему говорю: если хочешь ты полной победы, то победить должен и меня. А если считаешь, что устал ты от битвы предыдущей, то готов я дать тебе передышку на срок, тобою и названный! И в случае победы моей твой гарнизон станет пленниками Света, в случае же твоей победы моё войско добровольно плен примет.»

«Благородны слова твои, Владыка Человеческий, и посему принимаю твой вызов на условиях твоих, и битве немедля быть!»

- На что рассчитывал Элендил? Он же не мог победить Майя!

- Отчаяние… Отчаяние толкало его, Тим, и не более. Он так сильно поверил эльфам, их россказням о нехорошести Владыки Тьмы, что предпочёл умереть с честью, чем сталь пленником Саурона. Это была грустная битва: Гортхауэр старался измотать Элендила и утомить, чтобы тот проиграл, не погибая, Элендил же пёр на рожон, провоцируя контратаки. Он прекрасно понимал, что измотать Саурона не сможет, но и оставаться в живых не хотел, боялся плена больше, чем смерти… Гортхауэр же пошёл на крайнюю меру: перерубил меч противника. Увы - и это не остановило короля. И неизбежное свершилось. Вот уже на законных основаниях Саурон решает, что же делать с пленными. Вернее - делает вид, что решает, потому что всё было решено заранее… Сейчас стоило выдвинуть условием ненападение Света на Тьму - и отпустить Кирдана, Элронда и Исилдура восвояси.

- И тут всё испортил Исилдур, да, Арт?

- Испортил. Схватив осколок отцовского меча, он кинулся на Саурона, как бешеный. Я, конечно, могу оправдать его: смерть отца, эльфийская пропаганда, тщательно вдолбленная ненависть к Тьме во всех её проявлениях, желание отомстить за убитого отца, невероятное ощущение силы, когда сжимаешь в руках клинок, запылавший вдруг как меч архангела… Впрочем - про архангелов Исилдур и слыхом не слыхивал, но когда в руке гудит пылающий клинок - то не задумываешься, что он не целый, а обломок длиной покороче кинжала. Удар был внезапным, и, не заслонись Саурон - пылающий металл вонзился б в лицо. Ранил бы, но не смертельно. Но, на свою беду, и майя могут испытывать страх. А где страх, там остаются только инстинкты. Инстинктивно заслонившись рукой, Саурон лишился своего пальца с Кольцом. Вот так и развоплотился…

- Ты оправдываешь Исилдура… Но он же нарушил законы рыцарской чести!

- Даже больше, чем ты думаешь. А ведь мог бы хотя бы выкрикнуть, что отныне он наследным правом король и на правах короля, а также во имя свершения мести требует немедленной сатисфакции. И всё было б по чести… Но - похоже, что больше одной мысли в тот момент у него в голове не помещалось… И он атаковал внезапно, нарушив все писаные и неписаные законы чести… Он был просто слишком раздосадован, рассержен и напуган одновременно, чтобы осознать, что творит…

- А Саурон… Он простил Исилдура?!

- Нет… Оправдал, но не простил… Понимаешь - если ты человек, то всегда надо поступать по-человечески. А если внезапный гнев превращает венец творения в рассерженное животное - то имеет ли смысл прощать ТАКОЕ?.. Оправдать - стоит, чтобы не озлоблять себя и не строить ненужных планов пустой мести… Впрочем - Исилдур, кажется, умер гораздо раньше, чем Гортхауру удалось вновь воплотиться… Так что месть утрачивала всякий смысл…

- Ты так говоришь, словно ты и есть Саурон… Словно на своей шкуре почувствовал всё то, о чём пишешь или рассказываешь…

- Когда писатель берётся за книгу, он должен представить себе всех её героев, иначе получатся не люди, а картонные схемы или лозунги… Так что я побывал и в шкуре Саурона, и в шкуре Исилдура… Впрочем - сауроном несложно стать и сейчас: достаточно махнуть в Ханатту и там быть выбраным в Верховные Жрецы Солнца.

- Немного не понял… - поморщился Тимми. - А при чём тут жрецы Солнца?

- Верховный Жрец Солнца носит в Ханатте титул «Солнечный». На местном языке это звучит «Саурон». Так что даже ты можешь стать сауроном… Потеснив нынешнего с вершины пирамиды власти.

- Ну да, а он типа так и уступит своё место.

- Естественно! Ему же всё до лампочки! Он был выбран формально, потому что если есть пост, то должен быть и тот, кто его занимает… Прибыли же или привилегий звание саурона не даёт, а вот запрет на работу в финансовых и коммерческих структурах имеется. Так что пост этот будет уступлен любому, кто сможет выдержать Испытание…

- А что - пойду и сдам экзамен! Вот будет хохма: украинский школьник из Севастополя - Саурон! Да, ребята в толкин-клубе оценят хохму!

- А вот возьму и помогу тебе стать новым сауроном! - ухмыльнулся Артагорт. - Я тоже хороший юмор ценю! Летим?

- Да ну… - Тим уже совсем собирался виновато сказать что-то типа «Я ж пошутил!», но природная вредность уже перелопатила фразу: - Прямо сейчас? Не пообедав?..

- Пообедаем в дороге, - улыбнулся Артагорт, - Или струсил, юноша?


- А зачем ты на самом деле вытащил меня в Ханатту? - спросил Тим, не отрываясь от завтрака.

За окном проносились высотные дома вперемешку с густыми зарослями. Полётом это движение было б неправильно называть, но и поездкой стремительный полёт трансконтинентального монорельса считать затруднительно…

- На самом деле я просто захотел вновь проведать знакомые места, по которым успел соскучиться. А тут ты представил мне такой замечательный повод…

- И ты им воспользовался… - Тим улыбнулся и задумчиво повертел куриную косточку. Был непомерный соблазн выкинуть её за окно, но на такой скорости опустить стекло решится только самоубийца, да и автомат блокирует окна до прибытия на станцию… Можно сунуть косточку в нагрудный карман фрака, но читал ли Арт «Мастера и Маргариту», чтобы оценить такой ход? Да и одежда Тима похожа на что угодно, только не на фрак…

Несчастная косточка улетела в раструб утилизатора в углу столика, а Тим вновь взглянул в окно. Просто не верилось, что этот прошивающий небо мегаполис носит имя Гондор и вырос на месте одноимённой страны… Второй час полёта, а вокруг всё дома и транспортные развязки. Гигантский город сожрал земли вокруг, разлёгся на них, как ленивый небрежный великан.

И вдруг бетон и стекло как ножом отрезало. Замелькали перелески, пальмы, и вдруг надвинулась пустыня, обширная и бескрайняя. Медленными волнами скользили её барханы, а по ним бежала серой стрелой изломанная тень несущегося монорельса. Солнце, прорвавшись в окно, упёрлось своими лучами в лицо мальчишке, словно ощупывая его… Наверное, древнее светило догадывалось, зачем едет этот растрёпанный пацанёнок в Ханатту, и решило присмотреться к кандидату заранее.

Лёгкий изгиб пути - и луч скользнул по столу, перекинулся на Артагорта. Литератор чуть заметно поморщился и надел свои тёмные очки. На мгновение Тиму показалось, что рука, взявшая очки, не отбрасывает тени, а словно светится сама. Но - только на миг.

А за окном всё летела и летела пустыня…


- Если бы мы ехали старым путём, - сказал Арт, - То проехали бы через Чёрный Обруч. Это порт, городок и форт, всё в одном флаконе… Не морщься, Тим, не вспомнишь… Ты знаток нашей старой истории, не спорю, но города имеют свойство время от времени менять не только хозяев, но и названия… Чёрным Обручем он стал позднее, в Шестую Эпоху. А до того звался проще - Умбар.

- Ух, пиратская республика?

- Торговый город… Или скажешь, что средневековая Испания не снаряжала своих корсаров? Или стоп, это, кажется, была Франция и немного Британия… Эх, Тим, мне бы такую память на земные события, какая у тебя - на ардовские!.. Завидую я тебе, малыш…

- Сам малыш! - привычно огрызнулся Тим, допивая какой-то экзотический сок из пакета. - Я вот только одного не понимаю: каким таким путём инфа об Арде угодила на Землю? Я не верю, что этот мир возник из веры и мечтаний земных толкиенистов, но ещё меньше я верю, что кто-то с Арды пришёл и выложил профессору Толкину на блюдечке все здешние предания и даты…

- Толкиену?! Хм, как же - бывал, бывал он тут, и не однажды! В разные времена, в разных уголках… Похоже - у него был свой портал или машинка перемещения…

- А ты, Арт, видел его? - Тим аж подался вперёд от волнения.

- Только в палантире… - поморщился журналист. - У нас с ним была взаимная несимпатия… Так что я даже не был назойливым…

- А с чего это у вас… несимпатия вышла? - полюбопытствовал мальчишка.

- Разное… Я ему как-то предложил рукописи времён Войны Кольца, написанные Тёмными, как альтернативу к тому, что он уже собрал, а он в ответ что-то о подарках Сатаны выдал… Точно не помню… Ну, и я тогда про Богов и кумиров что-то завернул… В общем - слово за слово - и вышло что вышло… Может, он и хороший человек, но это его коронное «don't be a fool!» - «не будь дураком!», применяемое к месту и не к месту, в том числе и к моей персоне, когда в первую беседу я ему изложил свою версию истории создания Кольца…

- Так всё-таки виделись! - радостно пропел Тим.

- В палантире. Я ведь уже говорил! Оно и к лучшему, что в палантире… А то бы точно он чем-нибудь в меня запустил бы, как пить дать! Я тогда связь рефлекторно прервал, вздрогнув… А через час перезвонил вновь, чтобы рукопись предложить… Вот с тех пор и не звонил, даже когда знал точно, что он опять по всей Арде прогуливается, всё фольклор собирает…

- Арт… А ты мне расскажешь свою версию создания Кольца?

- Как-нибудь в другой раз… - Артагорт встал и достал из-под полки сумку. - Мы уже приехали… Поспешим, поезд стоит только пять минут.


После Гондора Ханатта показалась милой и домашней - улицы города словно сошли со старинных гравюр, только исчезла с них грязь и толпы нищих… Тим так и сказал Артагорту. Но его гид ядовито усмехнулся и чуть ли не сияя, невинно заметил:

- Грязь и нищие на улицах Ханатты была только в книжках вашего профессора! На самом деле это всегда была богатая страна, о которой плохо говорили только Светлые во времена Войны Кольца. Но их простить можно - им надо было провести такую пропаганду, чтобы народ поддержал их войны… А в жизни… Подумай сам, Тимка, ну может ли быть бедной страна, являющаяся монополистом на производство кофе и шоколада!

- Страна может быть и богатой… Но в ней вполне возможны нищие люди, далёкие от правящий кругов и торгашей… - возразил Тим.

- Ну - не скажи… - Арт пожал плечами, - Тут давным-давно демократия, даже когда ещё их президент назывался ханом или владыкой…

- А демократия - тем более! - огрызнулся мальчишка. - Я насмотрелся на эту демокретинию у себя дома! Говорят, что все равны, а на самом деле - все воруют! И чем выше пост - тем больше и наглее воруют!

- Странная у вас «демократия», - литератор смотрел на Тима уже с нескрываемым удивлением. - Эх, жаль, что я в твои годы не заглядывал на Землю… Чувствую - поучительное зрелище было бы…

- Не поучительное. Мрачное. Да ещё инквизиция.

- Инквизиция?!

- Угу. Совсем как в средневековье, только тайная. От них-то я, собственно, и бежал, когда к тебе угодил…

- А я догадался, что ты не от хорошей жизни через цветок кинулся… Просто так из любопытства эти цветы не находят… Но об этот как-нибудь в другой раз… Мы уже пришли к Храму, а я так тебе и не объяснил суть Посвящения…

- Арт… - Тим придержал друга за руку и сам остановился. - А что, в тонкости Посвящения посвящает… - тут Тим поморщился сам от своей фразы, но поправляться не стал, а продолжил: - посвящает тот, кто привёл кандидата? Или это всё же делает Храмовый Совет?..

- Вообще-то по традиции это делает нынешний Верховный Жрец Солнца… Так сказать, преемственность поколений… Но так уж вышло, что я, как литератор, изучавший всерьёз эту эпоху, могу рассказать о Посвящении больше, нежели современные служители… Например, они уже совершенно не помнят, что за смысл в восхождении на Гору, а именно это требуется в первом Испытании.

- Надеюсь, Кресла на вершине горы нет? - осторожно спросил Тим.

- В том-то и дело, что есть… - вздохнул Арт. - И в него надо усесться и просидеть всю ночь…

- И взять на себя всю боль своих и чужих поступков в этом мире… - мальчишка вздохнул… - И всё же я готов…

- Ты забыл добавить, что тебе это кажется даже несколько романтичным… - Тиму сперва показалось, что это Артагорт сменил голос, но нет - говорил стоящий в дверях Храма смуглый немолодой человек, в чертах лица которого явственно проглядывали черты орочьих предков. - Да-да, молодой человек, ты слишком громко думаешь!.. - он перехватил испуганный взгляд мальчишки и миролюбиво закончил: - Да не боись, я твоих мыслей не читал… Просто у тебя на лице всё написано… Ну, проходите, гости, проходите… Я так понял, что Норуас-сан привёл нового кандидата в Сауроны?

- Привёл… - ответил за Артагорта сам Тим. - Точнее - я сам привёлся, еле уговорил!..

Арту показалось, что мальчишка решал защитить его от возможного гнева служителя храма. Это становилось уже интересно…

- Малыш готов занять Пост… - лаконично ответил Арт, обращаясь к Жрецу. - Он знает Древность и умеет Видеть. Нет, не Видящий. Зрячий.

Жрец удивлённо присвистнул. Это настолько не вязалось с его видом, что Тим невольно рассмеялся. А затем вспомнил Зрячую в её странном Храме На Перекрёстке Миров. «Ты в чём-то подобен мне… Может - оттого и пришёл сюда, а? Не вопросы задать, а послушать, что скажу тебе?» Интересно, знает ли вездесущий проныра-журналист об этих встречах, или просто так сказал фразу-рекомендацию с таким двойным смыслом?.. Ага, тот случай, чтобы Арт - и сказал что-то «просто так»?! Скорее Дракула откажется быть вампиром!..

- Проходите… - Жрец пригласил гостей внутрь. - Надеюсь, один из вас вскоре снимет это бремя с моих плеч…

Изнутри храм выглядел непривычно. По крайней мере - совершенно непривычно для Тима. Что поделать - в каждом мире свои Храмы, а Толкиен культуру Тёмных Народов вообще описывал неохотно… Да и Элхэ описанием ханаттских храмов не баловала… Вспоминалось что-то с деревянными полами и дырой в потолке, куда уходит дым благовоний… А вместо этого - невысокий каменный зал-купол, стены которого изрезаны тончайшей резьбой, в которой многократно повторяются травы, цветы, лики и лица… То ли божества, то ли демоны, то ли герои минувших эпох… Что-то в этом повторении показалось Тиму знакомым, ранее виденным… Глаза невольно разбежались, сменив фокусировку, и картинку вдруг наложились одна на другую, словно в книжках «Магический рисунок».

На вмиг изменившейся стене проступили глубоко уходящие вглубь руны, словно высеченные на стене потоком яростного пламени.

- И первым делом надлежит взойти на гору, начав путь с рассветом и завершив его с закатом… - медленно читал Тим. Конечно, Тёмные руны мало отличались от Светлых, но всё же к ним надо было привыкнуть, как к ятям в старинной книге. Жрец удивлённо уставился на мальчишку. Тим тем временем продолжал: - По завершении же Первого Испытания надлежит подняться на крышу Одинокой Башни и в миг восхода слиться с лучами светила так, дабы не отбрасывать тени. В-третьих же… - продолжил было Тим, но жрец удивлённо прервал его:

- Ты хочешь сказать, что на стенах нашего Храма ты что-то читаешь?

- Ну да, - пожал плечами мальчишка, - Руны немного кривоваты, но читать можно…

Немного смутившись, жрец, делая вид что так и должно быть, спросил:

- В таком случае, что же ты видишь там, друг?

- Список из трёх пунктов, - буркнул Тим, - Это что, и есть три задания Кандидату?

- То, что ты там прочтёшь, не утая и не лукавя с тайной пользой для себя, - жрец сделал вид, будто так и надо, нисколько не показывая, что сам удивлён расшифровкой барельефа на стене, - И всё же читать как руны обыкновенный орнамент…

- Я же говорил - Зрячий, - прокомментировал Артагорт, и Тим счёл за благоразумное не вдаваться в подробности метода…

- И ты думаешь, что сможешь пройти второе испытание? Я не буду говорить о третьем, чтобы не задевать твоего самолюбия, Тим, сам понимаешь о чём я говорю…

- Зажечь одной спичкой три круга освящённой воды?.. Чем же это должно задеть моё самолюбие?.. Задание не менее логично, чем второе. Впрочем, и не более, тут и спорить не буду. Но раз уж нынешний жрец прошёл его, то почему бы не предположить, что и мне это по силам? В конце концов, кто не рискует - тот не ест мороженное.

- В твоём мире вода разве горит?.. - с подковыркой спросил Арт.

- Не-а. Сам ведь знаешь - не горит. И опьянеть от неё можно только в книжках Булычёва!..

В ответ на эти слова мальчишки жрец как-то нервно хохотнул и повторил себе под нос: «Зрячий!»… Впрочем, Тим понял смысл нынешней ситуации куда как позднее… Пока же он просто надулся:

- Я просто думаю, что во всех этих испытаниях либо есть рациональный смысл и объяснение, либо это просто грандиозный спектакль и надувательство. В обоих случаях - есть способы выполнения задания, теми или иными методами… И не надо говорить, что я циник, я просто здраво смотрю на вещи…



Глава 12 | Чёрное Солнце | Глава 14