home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Наутро Тим и сам не мог уже различить, где был рассказ Артагорта, а где в него вплёлся сон. Слишком уж необычно было отречься от мысли, что последнее Кольцо - Всевластное, и что именно в нём - СИЛА Саурона, а не его слабость и обречённость…

- Самый страшный вирус для Средиземских Кольцевых сетей - ВанХалфлинг (One Halfling)! Не верите?! У Фродо спросите!.. - выдал Тим, одинаково рассмешив этим и друга, и двойника.

Прошли ещё сутки - и Тим с Артагортом вышли из убежища и пошли по улицам города к Стальной Таверне. А настоящий Тим остался в глубине этого тайного зала…

Впрочем - он не скучал в одиночестве. Казалось - зал был живым. А может - оно так и было… «Живость» эта, правда, ощущалась весьма своеобразно: вы когда-нибудь пытались подружиться с гигантским плотоядным спрутом и путешествовать по водному миру в его желудке, одновременно осознавая, что он не собирается вас переваривать?

Зал давал Тиму практически всё, что он просил. А в моменты одиночества иногда и сам чего-нибудь предлагал. Как в том случае, когда Тим заскучал по играм со своими севастопольскими друзьями, и получил тортик с кремом. В лицо. Это не то, чтобы заменило собой друзей, но от грустных мыслей отвлекло надолго и наверняка!

Сколько прошло времени - Тим и сам не мог осознать. Часы то останавливались, то прыгали на час в минуту. При этом минутная стрелка оставалась неподвижной, а часовая спешила завершить круг на шестьдесят секунд. И порой даже опережала.

Успев записать всё, что взбредало в голову, на возникающем тут же компьютере, Тим потерял всякий интерес к словотворчеству, и машина немедленно растворилась в пространстве, чтобы не надоедать ему.

Только сны вносили разнообразие в эти дни. Конечно, разнообразны были и изменения в зале, но привыкнув к ним, Тим перестал их воспринимать, считая уже естественными. Ко всему привыкает человек, если пожелает сам… А сны… Снами Тим управлять так и не научился, поэтому они всегда были неожиданны и тревожны.

Вот и сейчас - он летел по космосу, петляя меж обломков какой-то планеты, пока его взору не предстал маленький астероид. Ослепительно-оранжевый маячок звал его к себе, пылая невысоко над поверхностью. Даже сквозь дебри сна Тим понял - Факел. Там, невдалеке, мальчишка сжимал древний артефакт, даруя мирам жизнь.

Поговорить! Отвлечь! Избавить от грусти хоть на несколько часов!

Тим медленно подлетал к астероиду, как обычно летают во снах. Ни от чего не отталкиваясь и ни к чему не притягиваясь, ни на что не опираясь, он летел, ведомый лишь собственным желанием. Мальчишка всё ближе. Ближе. Уже видно пальцы, намертво вцепившиеся в металл. Волосы, которые почему-то слегка колышутся, хотя в космосе и не бывает ветров.

Тим подлетал сзади, но теперь облетал Звёздного Рыцаря, чтобы приземлиться перед ним. Чтобы коснуться астероида своими ногами пред взором мальчишки.

Но что это?! Лицо… На Тима смотрел он сам. Он сам, сжимающий Факел, стоящий среди пустоты космоса на крохотном обломке скалы с чужой планеты…

Тим проснулся. Глухо колотилось сердце. Вокруг - неожиданное тепло. Открыть глаза… Так и есть: за ночь кресло, в котором он задремал, превратилось в каменный трон, нагретый солнцем. Тот самый трон, с вершины горы…

- А вот возьму - и полечу! - решил вдруг мальчишка. - Надо только подготовиться! Так… Хочу скафандр для нахождения в космосе и портал, ведущий к тому самому астероиду!

Впервые за столько дней в зале ничего не изменилось. Он словно не услышал Тима.

Сконцентрировавшись получше, Тим повторил своё желание. Снова ничего…

Тогда он просто прокричал в пустоту: - Мне нужен скафандр и портал!

- Зачем искать то, что тебе не нужно, и то, что здесь и так уже давным давно есть? - мягко спросил кто-то из-за спины.

Тим обернулся, и долгую секунду не мог решить, краснеть ему или нет: за его спиной в просторной хрустальной ванне лежал какой-то человек. Взрослый. Поразмыслив, Тим решил не краснеть: незнакомец плавал в ванне одетым, в чёрном деловом костюме и даже туфлях. Весь этот набор завершали чёрные очки на глазах и сигарета в зубах. Очевидно, ванна была заполнена кипятком - от неё клубами шёл пар.

- Привет, - продолжил незнакомец. - А я тут прохлаждаюсь… слегка…

- Давно?

- Относительно… В нашем мире всё относительно… - он сделал ударение на слове «нашем».

- Так если относительно моего прибытия сюда? - не унимался Тим.

- Минут пять до того, как ты проснулся… В один из дней, когда засыпал…

- Ты и есть тот третий?

- Не знаю… Смотря кого считать вторым и первым… - человек улыбнулся, и его сигарета упала в воду. Поморщившись, он достал её и выбросил на пол. На удивление - сигарета разлетелась на тысячи маленьких колючих осколков.

- Азот, - буднично пояснил купающийся. - Жидкий.

Тим отступил на шаг. Просто чтоб не обжечься о холодное содержимое ванны.

Чтобы не утруждать Тима разговором на расстоянии, хаосит вылез из мгновенно впитавшейся в пол ванны и подошёл к мальчишке.

- Ты действительно решился на этот поступок? Потом… может быть поздно… Иногда за мимолётное желание приходится платить и раскаиваться целую вечность.

- Я знаю… Меня всё равно не ждёт никто из тех, кто был моими ровесниками… А Арт… Ему будет даже спокойнее без меня… Пойми - ТАМ я буду на месте. Считай - я давно решил, просто только сегодня - решился.

- Я знаю. Просто нужно было спросить. Для формальности.

- Так вы дадите мне скафандр?

- Скафандр тебе не нужен. Ты и так напичкан нанароботами, нечего было по камням босиком прыгать… А портал - зачем тебе ещё один портал? Он и так всё это время тут… Только попроси - и он перенесёт тебя, куда пожелаешь…

- Спасибо…

- Да, ещё… Это от меня… От нас… - незнакомец протянул Тиму прозрачные, словно ледяные, часы. - На дорожку…

Тим осторожно коснулся их… Однако часы были не горячими и не холодными. Как и рука хаосита, словно он и не лежал только что в жидком азоте.

- Не используй их слишком часто - привыкнешь… Только в трудную минуту… Когда станет особенно грустно и тоскливо - взгляни на часы, и всё то время, что ты проведёшь там, в пустоте, тебе покажется считанными секундами, словно ты всего лишь в начале этого тяжёлого пути и ещё не успел устать. Главное в этот момент - не думай о грядущем, у каждой палки есть второй конец…


Тим шагнул в щупальца портала, чтобы через мгновение оказаться на астероиде посреди бездн космоса. Прямо у потухшего вулканчика. Он таки возник за спиной мальчишки, и теперь с облегчением осознавал, что у того волосы цвета спелой пшеницы, и ни фигурой, ни одеждой он не похож на Тима. Разве что ростом…

Обойдя вокруг, Тим поздоровался.

- Ну - привет, если не шутишь… - последовал ответ. Казалось, факельщик не удивился визитёру. - Ты поболтать?

Тим вздохнул. Он представлял себе, как подойдёт к стоящему на астероиде и скажет: «Привет! Я пришёл сменить тебя!» А теперь все слова застряли в горле и показались пошлыми и банальными, как дешёвый телесериал.

Тим присел возле мальчишки на каменный осколок и вдруг спросил:

- А хочешь, я расскажу тебе сказку… про Нашествие!..

- Я и сам могу рассказать тебе такую сказку, и не одну, - тихо улыбнулся мальчик. - Хочешь послушать?

И, не дожидаясь ответа, начал:

- Тихая влажная ночь нависала над Великой Китайской стеной. Казалось, само спокойствие поселилось вокруг. И только тихие уверенные шаги часовых - несмолкаемым маятником. Внезапно тишина разорвалась свистом острого крыла, и с диким криком пронёсшаяся птица сбила у дозорного с головы шлем. От неожиданности тот схватился за голову, словно не веря, что какая-то хищная пернатая пакость напала на него. Взглянул на усевшуюся на вершине башни птицу. Снова дикий крик пернатой, и словно по её команде через стену перелетела верёвка и зацепилась стальной кошкой за каменный зубец. Броситься к краю стены, увидеть, кто пересекает границу, перерубить верёвку… Поздно! Сотни верёвок в воздухе. Сотни сотен. Уклониться, кинуться вверх, крича на ходу: «Это вторжение! Зажечь костры!». Из двери башни уже ломятся сильные могучие воины. Гунны! Подпрыгнуть, оттолкнуться от уже падающей, перерубленной мечом лестницы, вскочить на вершину башни и схватить факел. Из тьмы ночи надвигается в освещённый круг массивная фигура, глаза которой поблескивают из-под низко надвинутого капюшона. За спиной болтается меч. Птица сорвалась со шпиля и села на правое плечо неизвестному воину. Крикнула в третий раз. Больше не теряя ни секунды, Страж Стены опустил факел, поджигая сигнальный огонь в чаше. Вслед за этим вспыхнул второй костёр, на соседней башне. Третий. Четвёртый. И вскоре с перекличкой «Зажечь костры!», пронёсшейся в ночи от башни к башне, пылала сигналами вся Стена. С сознанием выполненного долга можно выдохнуть в лицо оглянувшемуся на цепь огней врагу: «Теперь весь Китай знает, что вы здесь!». Так же холодно и равнодушно вторженец протянул руку к закреплённому на башне знамени, легко, словно лучинку, переломил древко и сунул расписанный драконом шёлк в пламя. Посмотрел, как осыпается чёрным пеплом стяг и ровно, как о само собой разумеющемся, сказал только одно слово: «Прекрасно…».

- Это ты про вторжение Шань Ю рассказываешь? - не утерпел Тим.

- Слышал, значит?

- Конечно! Я даже мультфильм по этой сказке смотрел! «Мулан» называется.

- Мультфильм?! - удивился факельщик. - Хотел бы я его посмотреть. Интересно, а дракончик Му Шу похожим на меня нарисован, или нет?

Тим рассмеялся:

- Что-то похожее есть! Мелкий, наглый и язвительный. Как и ты…

- Такой же горячий парень?

Невольно вспомнился возглас дракончика:

- Правда я горячий парень? Как бы не обжечь кого ненароком! - и жиденький плевок огоньком, меньше, чем от карманной зажигалки. Но самомнение - на десяток Каменных Драконов хватит!..

- Такой же горячий! - рассмеялся Тим. И враз посерьёзнел. Вздохнул: - Но я хотел тебе про другое Нашествие рассказать. Тысячи пчёл, несущих смерть душам и памяти…

Перебивая его, мальчишка начал другую историю. Кажется - с середины:

- В узких окнах зала тоже сгущалась темнота. Алька стоял у окна, забравшись на опрокинутого льва: «Смотрите, что случилось!» Все бросились к окнам. Яр увидел плавный изгиб высокого берега, улицы и деревья. Над ними вставала угольно-чёрная туча с ровным, будто обрезанным краем. На её фоне подымались светлые спиральные вихри. «Ох и грянет сейчас», - подумал Яр. Грозовая стена с нарастающей скоростью двигалась над городом, прямо к крепости. С дальних деревьев в единый миг сдуло листья. Не было ни молний, ни грома, но вдруг яркой свечкой загорелся на берегу деревянный домик. Яра кто-то рванул от окна. Это был Чита. «Отойдите! - Он отбросил от окон Данку, Игнатика, Альку. - Отойдите! Надо вниз! Это нашествие!»

Тиму эта история показалась знакомой. Что-то полузабытое, но близкое и родное. И - совершенно не имеющее отношение к золотоликому божеству. Кажется, здесь насекомые будут тусклые и свинцовые… Мальчик тем временем продолжал:

- Яр спросил: «Что такое нашествие?» «Разве ты не знаешь?» - со слезами отозвалась Данка. «Это туча,» - сказал Алька. «Что за туча? Гроза? Тайфун? Или пепел от вулкана? Что?» «Говорят, она живая, - прошептал Игнатик. - И всех убивает.» - Он опять сидел рядом с Яром. И каждой клеточкой, каждым нервом Яр ощутил, как Игнатик боится. «Это как нападение врага, - сумрачно объяснил Чита. - Она всё сжигает молниями или превращает в крошки и шлак…» Яр больше не решился приставать с расспросами. Ребята и так были перепуганы. Чита, видимо, догадался, что Яру по-прежнему ничего не ясно. «Что это за тучи, никто не знает, - сказал Чита. - И откуда они берутся, толком не известно. А мы тем более не знаем. Последний раз нашествие случилось, когда нас на свете не было.» «Я уже была, - всхлипнула Данка. - Только я ничего не помню.» Яр посмотрел вверх. Отверстие под потолком выделялось, как бархатный чёрный кружок на слабо освещённых камнях. «И долго длится нашествие?» - спросил Яр. «Говорят, недолго, - ответил Чита. - Как гроза… Только после этого целые сутки нельзя высовываться из убежища, потому что остаётся электричество. Между домами молнии проскакивают… И ещё рассказывают, что часть тучи оседает и живёт…» «Как это?» «Не знаю…»

- Стоп! - перебил его Тим. - Это же «Голубятня на жёлтой поляне»! Я читал эту книгу!

- Ну вот, - вздохнул факельщик. - И тут название переврали… Как и с мультфильмом. Правильно было бы «Голубятня в Орехове»… По крайней мере я, когда рассказывал, так эту сказку-сон называл…

- Моё Нашествие другое…

- Твоё?! - усмехнулся мальчишка.

- Ну… не моё… - смутился Тим, - Но то, про которое я тебе хотел рассказать…

- Ну, рассказывай… А я продолжу… Я ведь, на свою беду, всезнающ… Так что наверняка знаю, что произошло потом, после того как твоя история закончилась… Оно ведь только в сказках с победой над злодеем кончается сказка. А на самом деле вслед за этим начинается не менее длинное, но не в пример более приятное - Дорога Домой! Дорога сквозь штормы, бури и тайфуны…



Глава 21 | Чёрное Солнце | Глава 23