home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ланселот

Жены состоятельных и состоявшихся мужчин делятся на два разряда: «боевых подруг» и «веселых вдов». Первые, как правило, ровесницы мужа и имеют все отличительные признаки женщин, на четвертом десятке дорвавшихся до шейпингов, элитных салонов красоты и дорогих бутиков. Но печать прошлой полунищенской жизни с молодым гением не сотрешь никаким скрабом, не замажешь никаким тональным кремом. Она бросается в глаза, как металлокерамическая улыбка. А морщин от горьких дум и семейных скандалов не убрать никакой перетяжкой, хоть золотые нити под кожу всаживай, все равно проступят. И так как состояться может не каждый гений, в России спиваются девять из десяти, то эти дамы на пути к женскому счастью меняют минимум трех.

Состоявшийся мужчина блудлив по определению: с одной стороны, природа требует размножаться, оплодотворяя семенем успеха максимальное число самок, с другой — требует компенсации подавленное за годы безденежья либидо. Поэтому «боевые подруги» наполовину слепы; один глаз плотно закрыт на несерьезные шашни благоверного кормильца, другой же бдительно осматривает окрестности в поисках «веселой вдовы». Потому что отчаянно их боятся и люто ненавидят.

Последние… «Последние да пребудут первыми», как сказал классик христианской литературы. «Веселые вдовы», плевавшие на десять заповедей и ни разу не читавшие Нагорной проповеди, эту сентенцию принимают целиком и полностью. «Веселые вдовы» не милые героини оперетки, а лихие коммандос в битве за место под солнцем. Они умеют терпеть, выжидать и яростно атаковать. Между тем они легки на подъем и жизнерадостны. Они подобны воробьям, затесавшимся на кормушку голубей. Стоит дородной, но глупой птице зазеваться, рассматривая кусок посытнее, как тонконогий пострел выхватывает его прямо из-под клюва и летит, оглашая окрестности победным кличем.

Иными словами, «веселые вдовы» вступают в бой в краткий промежуток времени, когда состоявшийся мужчина расстался с «боевой подругой», но еще не попал в лапки другой «боевой подруги», расплевавшейся со своим благоверным. Они великолепные психологи и чуют добычу за версту, как гиены. И так ярки, так невинно глупы, так по-молодому раскованны и так по-детски беспомощны… Последнее немаловажно, потому что весь расчет делается на разницу в возрасте. Приятно, черт возьми, заботиться о несмышленыше, если средства позволяют. Приятно пройтись гоголем под руку с молодой женой, купаясь в джакузи завистливых взглядов мужиков и щекоча себя душем Шарко ненавидящих взглядов «боевых подруг».

Расплата приходит с неумолимым временем. То есть довольно быстро. Старость рядом с молодостью не то что не радость, а пытка. Кто же может терпеть ее до бесконечности? Год-другой — и молодая спутница стоит первой в очереди к полированному ящику, аккуратно вытирая подведенные глазки и проверяя в уме баланс счетов покойного.

Молодая женщина, вошедшая в кабинет, ни под одну из вышеприведенных категорий не подходила.

Да, она была молода, не больше тридцати, прикинул Злобин, хотя смотрелась моложе. Да, она была красива. Но не стильно-рекламной красотой «веселых вдов». Невысокого роста, с пропорциональной округлой фигурой, что встречаются на индийских фресках, а не в модных журналах.

В лице действительно было что-то индийское, буйно-южное, смоляное, пропитанное мускусом и шафраном. Большие, широко посаженные глаза смотрели открыто и по-детски доверчиво. Злобину показалось, что из них струится тепло, нежное и нежаркое, как рассветное солнце в тропиках.

Больше всего удивила коса. Толстая, смоляная. Женщина, сев, перебросила ее через плечо, кончик ее уставшей змеей свился на коленях в кольцо. Злобин на всякий случай всмотрелся в линию роста волос над высоким лбом женщины. Сомнений не было, коса своя.

— Юлия Варавина, — мягким грудным голосом представилась женщина.

Машинально оправила плащ на бедрах. Злобин не мог не отметить, какая плавная линия вычертилась на сиденье стула.

Злобин окончил осмотр выводом, что Юлия относится к тому типу женщин; от которых сворачиваются шейные позвонки. Пройдет такая мимо, взглядом окатит, улыбнется уголком губ — и лицо у мужика уже на месте затылка, сердце в горле и штаны дыбом. И без всякого ее на то желания. Просто флюиды такие исходят, за версту почувствуешь.

Она положила на стол визитку, отпечатанную на хорошей бумаге.

«Юлия Варавина, магистр Академии парапсихологии, почетный член общества „Муладхара“. Тантрический практикум: обучение, лечение, самораскрытие личности».

«Ну, в прокуратуре с самораскрытием личностей на допросе проблем нет». — Злобин спрятал улыбку.

— Андрей Ильич Злобин. Веду дело по факту смерти гражданина Мещерякова, — представился он. Почему-то смутился и добавил: — Извините, у нас накурено.

— Ну здесь же мужчины работают, — мягко улыбнулась Варавина.

Злобин подальше отодвинул пепельницу. Взялся за ручку, но, подумав, решил ничего пока не записывать.

— Юлия… Простите?

— Юлия Ивановна, — подсказала Варавина.

— Итак, Юлия Ивановна Варавина, давайте с самого начала и подробнее. — Злобин поощрительно улыбнулся.

Жила-была девочка Юля. Жила она в Ивановском детском доме, потому что была она сирота.

Кто не знает, Ивановский детдом в конце тридцатых первым принял в свои стены испанских детей. Папы их сражались за республиканскую Испанию против войск испанского генерала Франко. Короче, гражданская война. Детей вывезли на пароходе, загрузив в его трюмы золотой запас испанской республики как плату за интернациональную помощь. Вскоре Мадрид пал под ударами франкистов, и дети оказались на вечном поселении в СССР.

С тех пор приставка «интернациональный» прочно закрепилась за детским домом в Иванове. Дом был образцово-показательным, туда часто возили делегации гостей, а детишки им пели песни на всех языках слаборазвитых стран, вступивших на путь социализма, и плясали танцы, популярные в странах, ведущих освободительную борьбу с колониализмом и международным империализмом. Все дело в том, что СССР продолжал борьбу за мир во всем мире, и разноцветных сирот в мире от этого не убывало. Некоторым везло, их эвакуировали в страну победившего социализма, в Ивановский детдом.

Как в него попала девочка Юля, история умалчивает. Попала, прижилась и выжила. В канун получения паспорта расцвела и превратилась в прехорошенькую пышечку со смоляными бровями вразлет и густой, с руку, иссиня-черной косой. За Юлей замечались некоторые странности, а как им не быть, если родители — наследственные алкоголики. Но самым странным оказалось то, что Юля, насмотревшись индийских фильмов, возомнила себя индуской. Стала ходить в собственноручно сшитых сари и делать всем ладошками «намасти». И так в это поверила, что сама по невесть откуда добытым учебникам выучила хинди и гуджарати. Произношение ставила, вслушиваясь в закадровый текст в фильмах и заучивая слова песен. Правильно ли она говорит на этой тарабарщине, никто не знал. Поступлений индусят в детдом давно не было, Индия, слава богу, определилась с путем своего развития, ограничившись вечной дружбой с великим северным соседом и ежегодными выставками семьи Рерихов.

Однажды Юля пропала. Намазала переносье на счастье шафрановой краской, вышла за ворота — и исчезла. Вынырнула в Москве. В сари под куцым плащиком и в шлепанцах на босу ногу. В октябре месяце.

К тому времени в личном деле Юли стоял диагноз «вялотекущая шизофрения». И он начал подтверждаться с каждым Юдиным шагом по мокрому московскому асфальту.

Дело в том, что шизофреник не мыслит логически, поэтому любую логически построенную систему охраны попросту не воспринимает. Он прет напролом, но не в наглую, на авось, а наивно и с полной уверенностью, что так и надо. При этом больные осторожны и жутко хитры. Они, как кошки, не знают правил дорожного движения, но под машины не попадают. В народе говорят; дуракам везет. Истинно так, потому что шизофренику удача никогда не изменит, его можно остановить только случайно.

Юля с вокзала случайно села на нужную ветку метро и вышла на конечной станции — «Речном вокзале». Был обеденный перерыв, и единственный автобус на остановках уже закрывал двери. Юля вскочила на подножку. Автобус оказался пятьсот пятьдесят первого маршрута, везущий прямехонько в международный аэропорт Шереметьево-2. За билет с Юли как с иностранной гостьи ни копейки не взяли. Сердобольная кондукторша даже подсказала, что уже приехали.

А в Шереметьеве-2 как раз в это время оформлялся самолет компании «Айр Индия» рейсом на Дели. Для полноты картины надо отметить, что самолет летал всего раз в неделю.

В зале вылета пестрой толпой копошились темноликие граждане Индии. Галдели, как галки, и оживленно жестикулировали, словно отгоняли ос. На стойках оформления сходили с ума и исходили потом таможенники и представители многочисленных служб. Проблема осложнялась тем, что индийский вариант английского языка понимает только индус, наши же ответственные товарищи изучали английский в институтах. А институтский инглиш похож на разговорный английский, как хинди на бурятский. Короче, получался паспортный контроль во время Вавилонского столпотворения.

Но Юля вошла в эту многоголосую и яркоглазую толпу как своя. Сказав пару фраз на идеальном хинди, была тут же принята в индийскую семью на правах дочери.

Надо заметить, что в Индии все живое буйно растет и безудержно размножается. Среднестатистическая мамаша шествует, как гусыня, через паспортный контроль, ведя за собой выводок длинношеих, чернявых детишек. Штук десять минимум. Идут они, как рождались, по возрастам, почему-то парами. Мальчики и девочки. Старшие школьники, подростки, дошколята, младший детсад. Тех, кто еще не может идти, несут. Мама при этом укачивает грудняшку и баюкает в огромном животе еще одного.

Юля пристроилась к такому выводку, получила в доверительное пользование черненького младенца и вполне сошла за дочь или невестку с дитем. При этом она бойко беседовала с мамашей на незнакомом пограничнику языке, чем окончательно ввела его в заблуждение. Паспорт выводку проштамповали.

Взяли Юлю на самом последнем рубеже родины, когда до самолета оставался всего десяток шагов по телетрапу.

У прохода в стеклянной стене стоял боец-пограничник и на пару с девочкой из службы посадки отрывал уголки у посадочных купонов. До взлета оставались считанные минуты, а индусский народ все пер, как при Великом переселении. Оба были в дикой запарке и едва успевали считать оторванные уголки и принимать новые.

Выводок уже проследовал контрольный пост, кто-то толкнул Юлю в спину, и она оказалась на вожделенной нейтральной полосе.

— Але, чувиха! А твой посадочный где? — машинально спросил сержант с характерной наглостью колхозного парня, попавшего на государеву службу.

И тут Юля прокололась.

— У меня ничего нет. Но мне очень надо в Индию, — на русском, с ивановским выговором пролепетала она.

— Не понял, м-ля? — удивился сержант. Брови у него так взлетели вверх, что зеленая фуражка сама собой заползла на затылок. Обрывки посадочных талонов посыпались из натруженных рук сержанта, разлетелись желтыми бабочкам и опали на мраморный пол.

Немая сцена длилась не больше пяти секунд. Сержант пограничным псом кинулся к двери, с визгом задвинул ее, пополам прижав индуса; оставшуюся прореху в границе он закрыл грудью, украшенной знаком «Отличник погранслужбы второй степени».

— Стой! — заревел сержант на весь зал вылета. Но индусы, опаздывавшие на рейс, стоять не захотели. Поднялся жуткий гвалт. Его заглушил описавшийся последователь Махатмы Ганди на руках у Юлии. Завопила мамаша, бросившаяся спасать малыша из рук шпионки. И тут у Юли началась истерика…

Успокоил ее экстренно вызванный в Шереметьево психиатр. Он долго с ней о чем-то шептался в кабинете, у дверей которого маялись в неизвестности старшие офицеры-пограничники. Партийные стражи родины незаметно крестились. На этот раз пронесло, границы родины чудом сохранили в священной неприкосновенности. Вкатят арбуз, конечно, но небольшой и не всем. Только сержант ходил именинником — ему светил значок первой степени и отпуск на десять суток.

— Наш клиент, — объявил психиатр, выйдя покурить.

Таким образом автоматически отпала статья за попытку перехода границы. Три года, между прочим, не десять суток.

— Полный аллее! — во всеуслышание поставил диагноз психиатр. И для непонятливых покрутил пальцем у виска.

Потом помощь психиатра чуть не потребовалась эксперту, прибывшему следом.

Проведя с Юлей полчаса, он на негнущихся ногах вышел из кабинета, стрельнул сигаретку и долго ошарашено качал головой.

— Невероятно! — затараторил он, придя в себя. — Ребята, это уникум! Она читает наизусть гимны Ригведы. Она, блин, пишет на санскрите! Со мной в группе хинди учились десять человек. Один свихнулся еще в институте. Двое после. Пятеро пьют по-черному, — как они переводят, никто не знает. Лично я закодировался. А она балаболит на нем как трещотка. И еще гуджарати! У нас на нем вообще специалистов не готовят. Попадет на следствие гуджаратец, допросить будет некому! Последний толмач с ума сошел в шестидесятых.

— Шиза косит наши рады, — констатировали пограничники и разошлись по местам несения службы.

А Юлю, наскоро подвергнув тестам и допросам, спровадили в спецпсихбольницу на островок посреди Волги.


Ланселот | Цена посвящения: Серый Ангел | Заволжск, декабрь 1986 года