home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Заволжск, декабрь 1986 года

Мещеряков шел с первым обходом по вверенной ему больнице в Заволжске. Психушка размещалась в старинном монастыре, шаги по пустому коридору отдавались гулким, тревожащим душу эхом. «Надо будет резиновые коврики заказать, — мысленно отметил он. — Нечего грохотать, как Командор. Больных только зря тревожим».

Старшая медсестра открыла тяжелую дубовую дверь. Она досталась тюрьме НКВД от монастыря, пришлось приделать кормушку, психиатры, унаследовавшие здание после разоблачения культа личности, кормушку сняли, а дырку заделали плексигласом.

С солдатской кровати, застеленной уставным синим одеялом с хлорной печатью больницы, встала девушка. Невысокая, с вполне сформировавшейся фигурой. Расширенные глаза смотрели на вошедших с детской пытливостью и недетской болью. На лице выделялись иссиня-черные брови. Ожидалось, что и волосы будут такими же смоляными и густыми. Но вместо них на наголо остриженной голове едва проклевывалась черная щетина.

— Это наша Юленька. — Старшая медсестра зашла за спину и взяла девушку за плечи. — Как ты себя называешь?

— Шакти, — серьезно ответила Юля.

— А нам хоть Шакти, хоть «Шахтер», хоть «Пахтакор» со «Спартаком», — поглаживая ее по плечу, прошептала медсестра. — Мы Юленьку любим.

Мещеряков цепко, как умеют психиатры, всмотрелся в лицо девушки.

— Что с волосами, Юля? — спросил он.

— Обрили, — коротко ответила она.

— Ухаживать сложно, — вставила медсестра.

— Завидуют, — мягко улыбнулась Юля. Старшая медсестра стрельнула в нее крысиными глазками и натянуто улыбнулась.

— Когда постригли, я плакала сильно, меня сюда перевели. Я не жалуюсь. Здесь хорошо. Тихо, никто не мешает. Как в ашраме.

Мещеряков подошел почти вплотную, взял Юлины пальцы в ладонь.

Он начал говорить на каком-то языке, звуки которого были странны, очень похожи на русскую речь, но лепились друг к другу не в лад, невпопад, отчего казались градом, прыгающим по мостовой в слепой дождь. Такие же яркие, звонкие, искристые. Онемевшей от удивления медсестре показалось, что в словах очень много букв, они сыпались, как горох из стручка. Единственное, что она расслышала и поняла, было слово «Шакти».

Тронутая «индуска» просветлела лицом. Залопотала в ответ, все вокруг засыпала этими звонкими градинками. Говорила очень бойко, да к тому же помогала себе жестами, как-то по-особенному складывая в колечки пальцы.

Мещеряков прищурил глаз, словно что-то припоминая. Ответил длинной фразой, произнеся ее торжественно и нараспев. Теперь рядом с «Шакти» постоянно звучало «Шива».

Юля радостно захлопала в ладоши.

«Доиграется врачуган, придется девку жесткой вязкой вязать», — с неудовольствием подумала медсестра.

Тем же вечером весь медперсонал и наиболее вменяемые больные уже знали, что новый главврач разговаривает с убогой «индуской» на ее тарабарском языке. А через неделю вся «общественность» уже обсуждала очередную скандальную новость: новенький спит с «индуской». И возмущались не потому, что главврач затащил к себе кого-то в постель. Здесь, на отрезанном водой островке, он был царь и бог. Первый мужик на деревне. Кого захочет, того и покроет.

Скандал был в том, что из всего медперсонала — а в Заволжске бабы ядреные, не то что воблы московские, — из всего, черт с ним, «контингента», вывшего от нехватки мужской ласки, он выбрал именно «индуску». Да хоть бы по очереди всех к себе тягал, и то не так покоробило бы.

Но такое…

Но и не такое глохнет в тине и глуши провинциальной больнички. Новость быстро поблекла и стала неинтересной, как намокшая газетка. С высоким статусом «индуски» все смирились. И взоры женской половины монастыря обратились на прибывшего вместе с Мещеряковым молоденького врача. Он тоже был с изрядным прибабахом, хоть сейчас сульфазин коли. Но от баб не шарахался. Валил всех подряд. Истово как-то, жадно, как расстриженный монашек.

Мещерякова с зазнобой видели в самое неподходящее время и в самых неподходящих местах. То характерные стоны доносились из глубин подвалов, куда боялся заходить даже завхоз, мужик дюжий и в подпитии смелый. То кувыркалась парочка на косе, бултыхаясь в парящей туманом Волге. То в рассветный час сидели они, сплетясь, как две лягушки, на развалине стены, щурясь на огненный шар, выплывающий из воды. И дышали как-то странно, то враз, а то вразнобой. И говорили, что видели их на монастырском погосте. В самое полнолуние, когда мертвяки просыпаются под покосившимися крестами.


Ланселот | Цена посвящения: Серый Ангел | Ланселот