home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ланселот

Барышников гнал машину на предельной скорости, умело виляя в потоке. Единственным ориентиром для Злобина служил шпиль Останкинской башни, судя по нему, они двигались куда-то к Ботаническому саду.

— Тьфу, как дерьма наелся, — сплюнул Злобин. — Смотрящие, разводящие, положенцы, авторитеты… Кто бы знал, как мне это все надоело!

— Не переживай, Ильич, — глухо отозвался Барышников. — У меня тоже во рту не сахарно. Однако терплю. Ну поставил себя Имран выше закона, глумится над тобой. Значит, минуя твой кабинет, под вышку уйдет. Или свои на сходке приговорят, или такой, как Клюв, рано или поздно вместе с «мерсом» подорвет.

— Сейчас таких к ногтю надо прижимать, а не ждать, когда его Господь приберет!

— Да не трави ты душу, Ильич! — простонал Барышников. — Я, блин, сам еле держусь. Кабы не нужда, я бы с ним не хаш трескал, а подвесил в том контейнере и бил по почкам, пока дерьмо изо рта не полезло вместе с информацией. — Барышников протяжно выдохнул. — Я добрый, потому что мне не разрешают быть злым. И, заметь, Имран отлично это понимает. Потому и сдает своих. Кобенится, а сдает!

— У нас своих сук полно, — зло вставил Злобин. — Давно пора гнать всех на общие зоны. Рвать погоны с мясом и кидать в камеру к ворам! Пусть их там дрючат во все пихательные и дыхательные.

— Когда приказ такой по МВД издашь, приходи — завизирую с радостью, — откликнулся Барышников. — Только ты не министр, а я не президент.

Злобин отвернулся к стеклу, стал нервно теребить зубами фильтр сигареты.

На светофоре Барышников успел раскрыть записную книжку, перелистал, беззвучно шевеля губами. Книжку отбросил на соседнее сиденье. Достал мобильный.

— Не изводи себя, Ильич, — сменил тон Барышников. — Я мужика одного сегодня помянул. Игорь Белов, знатный опер был, от Бога! У него хорошее правило было: лучшее средство от депрессии — это успешная контратака. Вот я тебя сейчас и вылечу. Только не мешай, лады?

— Хоть поделись идеями, — попросил Злобин.

— Ильич, если доверяешь, не мешай, — нехотя отозвался Барышников. — Все будет, как ты учишь. И Богу не грешны, и царю не ответчики.

Он стал тыкать пальцем в кнопки, косясь на красный глаз светофора.


* * * | Цена посвящения: Серый Ангел | * * *