home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ланселот

Барышников предложил Злобину не светиться. Захват он наблюдал из кабины фургончика. Не успел сосчитать до десяти, как опер оказался в салоне, отгороженном от водителя стеклом. Следом подошел Барышников, похлопывая себя по ноге белой кепочкой.

Забрался в салон, выдохнул, окатив всех пивным духом. И сразу же приступил к делу.

Наклонился над сидевшим на полу Алексеем, сунул ему во внутренний карман куртки пачку денег.

Алексей попытался сопротивляться, но сидевшие в креслах по бокам вдавили пальцы ему в плечи, и он затих.

— Ручки ему помазали? — спросил Барышников у державших Алексея.

— Да, — ответил один из них.

— А я денежки тоже «Светлячком»[21] побрызгал, — с мерзким смешком объявил Барышников. — Что это значит, гражданин Гордеев?

— Кто такие? — прохрипел Алексей.

— А это значит, Леша, — не обращая на вопрос внимания, продолжил ерничать Барышников, — что Управление собственной безопасности сейчас протокольчик составит. По факту получения взятки.

— Не обломится! — выплюнул Гордеев.

— Так дружок твой уже заяву накатал.

В салоне едва светила мутная лампочка. Читать при таком освещении было невозможно, но Барышников все же достал листок и поднес его к носу Гордеева.

— Все как положено. Склонял, вымогал, давал, надоело… Достал ты его, Леша. Уж не знаю чем. Не я тебе домой звонил, а он. Вот и мозгуй.

— Удостоверение покажи, — потребовал Гордеев.

— С превеликим удовольствием.

В руке у Барышникова зажегся точечный фонарик, им он осветил раскрытое удостоверение.

Гордеев на секунду свесил голову, потом резко вскинулся и попытался лягнуть Барышникова. Но только чиркнул по голени, подстраховали державшие, резко наклонив ему голову к груди.

— Ой, больно-то как! — застонал Барышников. — Больно, боже ты мой… — Он задрал штанину, послюнявил ссадину. — Черт с ней, на тяжкие телесные не тянет, — уже серьезным голосом продолжил он. — А вот тебе взятки маловато будет, как я погляжу. Мужики, вариант номер два! — скомандовал он.

Один резко закинул Алексею голову, другой поднес к его лицу пипетку. Алексей зашипел, задергался всем телом. Не обращая внимания на его сопротивление, один из мужчин обшарил карманы, вытащил связку ключей, бросил в подставленную ладонь Барышникова.

— Вкус знакомый, торчок? — с усмешкой спросил Барышников, поигрывая ключами. — Чистый героин. Для тебя берег.

— Су-уки, — процедил Гордеев, шмыгая носом.

— Сейчас через эпителий наркота в кровь пойдет. Через пару минут можно и на анализы везти. А чтобы зря время не терять… — Барышников достал пакетик, вместе с ключами протянул в с окошко Злобину. — Сгоняй, мальчик, в адрес. Оставь там пакетик где-нибудь. Но особо не ныкай, чтобы потом долго не искать.

Злобин, по оперативной необходимости переименованный в «мальчика», принял пакет и ключи. Закусил губу, чтобы не рассмеяться. Барышников играл на грани фола, но виртуозно. Тут любой пакетик с содой, купленной в этом же магазинчике, со страху примешь за героин.

— Не надо, — затряс головой Гордеев.

— Чего не надо? — повернулся к нему Барышников. — Чего не надо? Не надо колоться на пару со своей подружкой. Тогда не будут на нем ломать. Не надо кормиться за счет друга и трахать его жену. Тогда он на тебя заяву не накатает. И не надо молчать, когда тебя спрашивают по-хорошему.

— Так вы еще ничего не спросили! — простонал Гордеев.

— Виноват. Исправляюсь. — Барышников придвинулся ближе. — Расскажи, как ты в «Лиане» барсетку прошляпил.


* * * | Цена посвящения: Серый Ангел | * * *