home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

В офисе фонда «Новая политика» за плотно сдвинутыми жалюзи горел свет.

Салин вернул листок с донесением Решетникову.

— Что скажешь? — спросил он.

— Барышникова жаль, — вздохнул Решетников.

— Отработанный материал, — обронил Салин. Снял очки, стал полировать стекла уголком галстука быстрыми нервными движениями. — Само собой, о семье позаботимся.

— Это всегда пожалуйста, — отозвался Решетников. — Может, к награде представим?

— Без нас облагодетельствуют, — отмахнулся Салин.

— Я о рыцаре говорю.

Салин поднял на партнера недоуменный взгляд.

— Поясни, Павел Степанович.

— Нехорошо как-то получается. Злобин старался, наших ежей своей задницей давил. Вон какое дело за сутки размотал! — Решетников тяжко вздохнул. — Жрать его сейчас начнут, кто от зависти, кто от злости, кто просто так. А смысл поработать с человечком есть. И не спорь, Виктор Николаевич.

— И не собирался, дружище. — Салин надел на нос очки. — Чем, интересно знать, ты его наградить решил?

— Да есть одна задумка. — Решетников поскреб нос, хитро скосив глаза. — Как сказал Наполеон, солдатские медали стоят дешево, но купить на них можно весь мир. Думаю, знал, что говорил Буонапарте поганый.

— С Наполеоном согласен, — мягко улыбнулся Салин. — А что предлагаешь ты? Решетников бросил взгляд на часы.

— Поехали, Виктор Николаевич. Боюсь, не успеем перехватить орла нашего. Вишь как раздухарился! Всю Москву скоро пересажает.

Он оттолкнул кресло. Встал, потирая поясницу.

Салин нажал кнопку на селекторе.

— Владислав? Машину на выезд. — Переглянувшись с Решетниковым, добавил: — И группу сопровождения. Сам — за старшего.


Старые львы | Цена посвящения: Серый Ангел | Ланселот