home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Старые львы

Прокурора Груздя отправили в камеру прямо в штанах с синими лампасами. Вместо форменного кителя с золотыми пуговицами Злобин разрешил надеть вязаный свитер. Шнурки и галстук Груздь снял сам, чтобы меньше мурыжили на приеме в СИЗО.

Решетников проводил хитрым прищуром удаляющиеся рубиновые огоньки машины, в которой, зажатый между двумя операми, уезжал в последнюю служебную поездку Груздь.

— А ведь обманул. Взял грех на душу. — Он махнул рукой. — И черт с ним! Решили в Бутырку, значит, в Бутырку. Что по десять раз переигрывать, так, Андрей Ильич?

Злобин молчал, мусоля сигарету. Не стерильный «Парламент» из оперативного фонда Барышникова, а крепкий табак «Явы».

Они стояли в двух шагах от элегантной «вольво», как блестками припорошенной дождинками. За рулем сидел водитель, бдительно шаря по улице взглядом. Еще один охранник стоял за спиной Злобина и контролировал тыльную сферу наблюдения. «Для кого-то мало что в жизни меняется, — подумал Злобин. — Вся страна на уши встала, а они, все равно наверху, при деле».

— Вам странно, что бывшие партийные чинуши все еще достаточно сильны? — словно прочел его мысли Салин. — Позвольте вопрос, Андрей Ильич. Вам не кажется странным служить закону, написанному властью, законность которой, мягко говоря, сомнительна?

— Коммунисты тоже не с небес спустились, а пришли к власти в результате переворота, — устало возразил Злобин. — А нынешняя власть худо-бедно узаконена выборами и конституцией.

Салин вскинул голову. В очках остро вспыхнули отражения фонарей.

— Коммунисты узаконили свой приход власти не конституцией тридцать шестого года, а индустриализацией страны и ее готовностью к мировой войне, — твердым голосом произнес он. — Власть нынешняя юридически сомнительна, политически импотентна, криминальна настолько, что уже сама по себе представляет угрозу обществу и государству. — Он понизил голос. — Дефолт, а точнее кризис системы воровства в государственных масштабах, — первый удар погребального колокола по Ельцину. Этот разложившийся тип создал Семью по типу сицилийских кланов. «Капо ди тутти капи», как звучит это на благородном итальянском. На наш же переводится — пахан всех паханов. Так вот, Пахан теперь будет вынужден перейти к активной обороне. Ему удалось спихнуть вину за дефолт на министров в коротких штанишках. Но первое непредвзятое разбирательство установит прямые связи масштабных хищений с Семьей. Уверен, Пахан будет защищаться отчаянно и в этой драке сумеет вытребовать себе гарантии неприкосновенности в случае отставки. А теперь конкретно о вас, Андрей Ильич. — Он придвинулся, заглянул в лицо Злобину. — Генеральная прокуратура не сможет остаться в стороне от драки. Есть данные, что вашего шефа бросят на амбразуру, как шефа Конституционного суда Зорькина в октябре девяносто третьего. Кому-то надо же дать правовую оценку деятельности Пахана. Что будет дальше, гадать не берусь. Вашему шефу безусловно пообещают всяческую поддержку. Но вступятся ли за него, когда Кремль нанесет ответный удар, — вот это вопрос. И пока у меня на него нет ответа. Так или иначе, в ближайшие месяцы прокуратура окажется в эпицентре борьбы за власть. Вам придется особенно тяжко, вы же еще новичок. Эта папка станет для вас щитом, а при желании и необходимости — мечом. Рубите смело, мой вам совет. Москва таких не любит, но ценит.

Он протянул Злобину папку.

— Берите, Андрей Ильич, не стесняйтесь, — подал голос Решетников. — Считайте это платой. Вы нас очень выручили, так быстро размотав смерть Мещерякова. Ну, в конце концов, не деньги же вам совать!

Злобин помедлил. Сунул папку под мышку.

— А на первый вопрос, почему мы так сильны, — продолжил Салин, — я отвечу так. Мы вынуждены быть сильными. И мы не имеем права меняться. Мы представляем вполне конкретную политическую тенденцию. С опытом управления, инфраструктурой, архивами и людьми. И целым рядом обязательств, о которых сейчас подзабыли, но которые никто с нас не снимал. Пахан и его камарилья — временщики. Пауки в бутылке из-под «Кремлевской» водки. Еще немного — и их сметут на обочину политической жизни. Настанет время поиска новых путей для страны. А новое — это хорошо забытое старое, Андрей Ильич. И никак иначе!

— Вы в это верите? — с иронией спросил Злобин.

— Я это вижу. Модели, заложенные в сознание, так просто из него не выбить. Даже у нынешних ура-демократов в партийном строительстве ничего не получается, кроме убогой КПСС. — Салин. презрительно скривил губы. — Думаете, от хорошей жизни Пахан возомнил себя царем Борисом?

— Эх-хе-хе, — крякнул Решетников. — Как там? «Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси по Божьему изволению, а не по многомятежному человеческому хотению».

— Откуда это? — не скрыл удивления Злобин.

— Из письма Ивана Грозного врагу своему Стефану Баторию, избранному королем польской шляхтой, — пояснил Решетников, хитро поблескивая глазками.

Злобин хмыкнул. Поправил папку.

— Я, наверное, должен вам это вернуть. Все-таки казенное имущество. — Он достал из кармана и протянул Решетникову диктофон Барышникова.

Салин едва заметно кивнул.

Решетников взял диктофон. Переглянулся с Салиным.

— И часики тогда уж, — пробормотал Решетников. — Миша под расписку брал.

— «Маячок», — догадался Злобин.

— Страховка. — Решетников развел руками. — Вы же в Москве человек новый. Могли заблудиться. Где потом искать прикажешь?

Злобин снял часы, они тут же отправились в карман Решетникова.

Салин первым протянул руку. Ладонь оказалось пухлой, мягкой, но за этой не мужской мягкостью чувствовалась сила.

— Рад был познакомиться, Андрей Ильич. Извините, если был излишне многословен. До встречи.

Рукой Злобина завладел Решетников. Рукопожатие у него, как и ожидалось, вышло простым, мужицким, до костного хруста.

— Будут проблемы — дайте знать.

— Непременно, — кивнул Злобин.

— Ловлю на слове, — хохотнул Решетников.

Они сели в машину. Следом рядом с водителем нырнул на свое место охранник. «Вольво», низко прогудев, резко взяла с места. Вслед ей пристроился мощный джип.

Злобин остался один. С папкой компромата под мышкой, невеселыми думами в голове и камнем на сердце.


Ланселот | Цена посвящения: Серый Ангел | Старые львы