home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Калининград, август 1998 года[22]

Злобин ошарашено смотрел на янтарную чашу, стоявшую на его столе. От нее исходил теплый золотистый свет. Будто смотришь на солнце сквозь закрытые веки.

Чашу принесла перепуганная, как мокрая курица, сожительница Гарика Яновского. Добила благоверного, сдав в прокуратуру вещдок. Чаша так себе, грубая работа. Видал Злобин и получше. Но именно из-за нее разгорелся весь сыр-бор, поставивший на уши Калининград.

По звонку неизвестного, которого Злобину приказали прикрыть на случай возможных неприятностей по линии закона, Злобин посмотрел на донышко чаши. Увидел наклейку с имперским орлом и готической надписью «Аненербе». Потом показалось, что наплывы внутри янтаря сливаются в какие-то знаки. Он попытался их разобрать. И тут…

Он ничего не запомнил из сонмища образов, звуков, запахов и ощущений нахлынувших на него. Лишь показалось, что окатил ими себя из вскинутой вверх чаши, как медовой, лучезарной водой. Сознание отказалось принять этот яркий, живой калейдоскоп образов, выключилось, только память жадно, как в воронку, всасывала в себя этот янтарный водопад. Потом видение оборвалось. Злобин вновь сидел в обшарпанном кабинете прокуратуры. Видения, как ни пытался, вспомнить не мог. Словно это был сон, яркий и живой, который боишься вспугнуть, потому что знаешь: стоит открыть глаза — уже ничего никогда не вспомнить.

Дверь без стука распахнулась. На пороге возник мужчина с острым волевым лицом. Военная черная куртка на нем была мокрой до нитки, волосы облепили голову.

— Аметист, это приказ Навигатора, — тихо, но требовательно сказал мужчина.

Услышав свое орденское имя, Злобин вздрогнул.

Мужчина решительным шагом прошел к столу. Вытащил из-под куртки янтарную чашу, похожую на ту, что стояла перед Злобиным.

— Честный обмен, — пошутил мужчина, пряча под куртку Чашу.

Он шутил и улыбался через силу, чувствовалось, что не то, что движется, а даже дышит, с великим усилием преодолевая усталость.

— Знаешь, что это? — спросил он. Злобин ожидал, что незнакомец объяснит чудо Чаши. Но он указал за окно. Злобин невольно подчинился и повернул голову.

— Древние называли ее Биврест — мост в обитель богов. Она появляется, когда людям удается сделать то, что под силу только бессмертным. Это добрый знак, Аметист. Это — победа!

За окном, расколов грозовое небо пополам, горела радуга. Злобин не мог удержаться и с каким-то детским восторгом залюбовался игрой чистых, неземных красок.

Когда повернулся, мужчины уже не было. Только цепочка мокрых отпечатков бутсов тянулась по полу к дверям.

— Настало время познакомиться, Андрей Ильич. Мужчина протянул руку. Пальцы оказались цепкими и очень сильными, как у гимнаста.

— Максим Максимов.

Злобин через его плечо увидел, что по аллее быстро приближаются огни фар.

— За нами, — пояснил Максимов, не оглянувшись. — Сердце нормально работает?

— Да вроде бы. — Злобин прислушался к себе.

— Боялся, не успею. А выговориться ей надо было дать. Риск, конечно. Но как без него.

Злобин устало кивнул.

Рядом с ними затормозила черная мощная машина. Задняя дверь тут же распахнулась. Максимов подтолкнул Злобина к ней, сам, быстро оглядев окрестности, взялся за ручку передней двери.


* * * | Цена посвящения: Серый Ангел | * * *