home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

– Двигайся поживее, Мэтьюз! – тренер Кэсселс ободряюще кивнул Кену.

Кен кивнул в ответ и присоединился к игрокам, которые бежали к щиту, тренируясь в коротких передачах. Он с нетерпением ждал своей очереди и не сводил глаз с обруча корзины. Он не хотел встречаться взглядом с другими ребятами. И не собирался давать им повод дразнить себя. Когда подошла его очередь, он несколько раз стукнул мячом об пол, а затем вошел в зону броска. На большой скорости подпрыгнул, бросил мячом по щиту за корзиной, и мяч, отскочив от щита, точно попал в цель.

– Великолепный прорыв, коротышка, – Брюс Пэтмен был тут как тут со своими гадостями. – А ну, попробуй еще раз.

Кен взглянул на Брюса и занял место в конце очереди.

«Ну, Брюс, погоди, – говорил он про себя. – Ты только погоди!»

Следующие несколько минут мальчики отрабатывали короткие передачи. Кен не успел к некоторым из них, но зато в корзину попадал чаще, чем промахивался. Он все еще играл с опущенной головой и не смотрел ни на кого из ребят. Он не хотел, чтоб над ним смеялись. Боялся – нервы сдадут.

После команды рассчитаться на первый-второй и встать попарно тренер дал сигнал к началу игры – первые номера против вторых.

Кен был первым и очень обрадовался, что Брюс оказался в паре с ним.

«Я тебя проучу, Брюс. Смотри у меня!»

Кен стоял сбоку от Брюса, медленно стукая мячом об пол. Только теперь он взглянул в другой конец спортзала. И на минуту даже прекратил свое занятие. Он увидел Эми, которая стояла между Эллен Райтман и Джессикой Уэйкфилд.

– Итак, на счет «четыре» – начинай! – сказала Джессика.

– Раз!

– Два!

Мышцы на правой ноге Эми напряглись.

– Три!

Губы Эми приоткрылись, и она схватила воздух ртом.

«Вот оно! Дай мне Бог силы!» – молилась она.

– Четыре!

– Кен, Кен, – наш герой! – закричала Эми во всю силу своих легких, шагнув вперед.

Но она скандировала речевку ОДНА! Как только она начала, четверо Единорогов отступили назад, оставив ее орать одну посреди спортзала.

В секунду, не успев даже ни о чем подумать, она приняла смелое решение: «Буду одна! До конца!»

– Ты для нас – о! – Мы всегда – с тобой!

Элизабет была в ужасе. Так вот что придумали эти чертовы Единороги. Ну и ну! Решили опозорить Эми, бросив ее одну посреди огромного спортзала с этим дурацким стишком!

Голос Эми глухо отдавался во всех уголках. И Брюс Пэтмен, как раз в тот момент, когда подвел мяч к корзине, повернулся посмотреть, кто скандирует.

Вид Эми Саттон, которая одна-одинешенька выделывала свои трюки с жезлом и при этом скандировала имя Кена Мэтьюза, этого коротышки, – оставить без внимания такое Брюс Пэтмен, конечно же, не мог. Он остановился и засмеялся, показывая всем в сторону Эми. Это было именно то, чего ждал Кен. Он стрелой рванулся к Брюсу, выхватил мяч и в бешеном темпе помчался к другому концу площадки. Ошарашенный Брюс лишился дара речи и застыл как вкопанный с глупейшим выражением на лице.

Кен бежал, кружась и оборачиваясь, и четко, уверенно вел мяч к корзине.

Другие игроки его команды использовали этот момент, чтобы прийти в себя. И тут же побежали с ним, пасуя мяч вперед-назад.

Эми поймала все это взглядом. И тогда с еще большей энергией, чем раньше, стала скандировать имя Кена:

– Кен, Кен, – наш герой!

Ты для нас – О! О!

– Мы всегда с тобой!

Публика быстро поняла, что происходит на другом конце зала, и тоже начала скандировать имя Кена.

А Кен Мэтьюз в это время увертывался от Брюса Пэтмена, который наконец-то пришел в себя. Казалось, на этот раз небольшой рост Кена не мешал, а помогал ему. Он как бы вплетался в толпу игроков и обходил их стороной. И каждый раз, когда соперники думали, что мяч уже у них, Кен вновь обводил их, и мяч оказывался в его руках. Никому не удавалось перехватить его.

Тренер Кэсселс стоял с открытым от удивления ртом. Его планшет с блокнотом повис на боку. Неужели это был Кен Мэтьюз?

Кен пробросил мяч между ног и быстрым движением проскочил позади Брюса. Подпрыгнул к корзине – и… закинул в нее мяч.

Все ребята дико завопили. Еще бы! Не каждый день случалось увидеть Брюса Пэтмена поверженным в прах!

Но вскоре их вниманием опять завладела Эми. Они глазам своим не верили.

Закончив скандирование, Эми принялась крутить жезл. Сначала по программе. А потом… Потом она выдала свою собственную программу, ту самую, которую долго готовила к этому дню.

Жезл сверкал и вертелся волчком над ее плечами и за спиной. Он проскакивал между ее ногами и взлетал все выше и выше, пока Эми крутилась под ним! Она хватала жезл левой рукой, крутила его правой и вновь перебрасывала в левую. Ни разу она не сбилась с ритма. Серебряная палочка в руках Эми словно загипнотизировала всех. Она мелькала все быстрее и быстрее, и глаз не поспевал за ней. Лицо Эми пылало от возбуждения и напряжения. Она выглядела совсем другим человеком.

Элизабет смотрела на нее, потрясенная. Она знала, что Эми много тренировалась к этому конкурсу, но то, что она проделывала сейчас, казалось невероятным! Никто не смог бы повторить то, что делала Эми! Элизабет быстро взглянула в сторону Единорогов. Джессика и другие были просто в шоке. Джессика глотнула воздух и обратила свой потухший взгляд к Лиле. Та лишь покачала головой, не в силах и слова сказать.

На баскетбольной площадке Кен не на шутку забеспокоился, что Эми разнесет на кирпичи все здание. Однако это придало ему еще больше уверенности в себе.

Он дождался возможности и опять «выкрал» мяч, и снова повел его в сумасшедшем темпе для победы своей команды. Он прыгнул и… опять выиграл!

Проделав последнюю «завитушку» жезлом, Эми легко поймала его и низко поклонилась публике.

Уже никто не знал, чье имя кричать громче: Эми Саттон или Кена Мэтьюза. Все повскакивали с мест и вопили от восторга. Кена быстро окружили его товарищи по команде. И к Эми поздравления летели из всех концов зала от самых разных девчонок.

Сквозь толпу Эми и Кен поймали взгляды друг друга и улыбнулись.

– Мы им доказали, Эми!

Она махнула ему жезлом:

– Да еще как, Кен.

Но вот толпа рассеялась, и в зале осталось несколько человек. Эми сидела на нижней ступеньке трибуны рядом с Элизабет, стараясь восстановить дыхание. Она была выжата, как лимон. Никогда прежде она не была так долго в центре внимания. И тут она увидела, что к ней идут Джессика, Лила, Эллен и Джанет. Эми быстро посмотрела на Элизабет и подняла брови.

– Привет, Эми, – начала Джессика, и лицо ее стало заливаться краской, – мы… – она повернулась к Лиле и другим, потом опять к Эми… Гордая Джессика явно была в смятении.

Эми старалась не улыбнуться.

– Ну что? Гожусь я для вашей команды?

– Годишься ли?! – Джессика вдруг громко и искренне расхохоталась. И это сняло напряжение. Теперь она – впервые в жизни заговорила с Эми без всякой насмешки. – Да ты была великолепна, Эми! Это было просто потрясающе!

Лила, в свою очередь, выдавила слабое подобие улыбки.

– Да… мы бы хотели, чтобы ты вошла в команду болельщиц. Конечно, если ты сама этого хочешь, – быстро добавила она.

– Я хочу, – ответила Эми, качнув утвердительно головой. – Я именно этого всегда очень хотела, – она посмотрела Лиле прямо в глаза. А затем и каждому члену команды по очереди. Потом пожала плечами. – Вы только сообщайте мне, когда будут тренировки. Вот и все.

– Конечно, конечно, – сказала Джессика, улыбаясь. Она обернулась к Единорогам: – Ну ладно. Я думаю, нам надо решить, кто еще войдет в команду, да?

Лила кивнула, и все четверо удалились на совещание.

– Я должна извиниться перед тобой, Эми, – Элизабет с восторгом смотрела на подругу. – Мне не надо было так давить на тебя, чтобы ты не участвовала в конкурсе. Я, к сожалению, не очень-то верила в тебя!

Эми улыбнулась:

– Не переживай! Все отлично! Я же всегда знала: ты просто боишься, что меня обидят.

Обе с минуту помолчали. Но вот Эми засмеялась:

– Я думала, умру от страха, когда надо было одной скандировать этот стих.

Элизабет тоже засмеялась.

– Хорошо, что ты этого не сделала. А то бы так и не увидела, как Единороги умоляют тебя вступить в команду.

Эми взглянула в сторону мужской раздевалки.

– Смотри, вон Кен!

Кен поймал их взгляды и вприпрыжку направился к ним. Он уже принял душ, переоделся и выглядел счастливым и спокойным.

– Ну и денек! – воскликнул он, усаживаясь между девочками.

– Слушай, тебя взяли в команду? – спросила Эми. – Я буду скандировать твое имя на соревнованиях? – глаза ее сверкали.

– Взяли ли меня, говоришь? – засмеялся Кен. – Да тренер сказал, когда мы пришли в раздевалку, что он гордится тем, что я буду «продолжать традицию Мэтьюзов в Ласковой Долине». Во! – он опять засмеялся, но вдруг посерьезнел. – Не знаю только, как отцу сказать.

– Почему? – удивилась Эми. – Он же будет счастлив! – И вдруг ее осенило: – Слушай, Кен, а вообще-то твои отец знал о том, что ты готовишься к соревнованиям?

Кен прикрыл глаза одной рукой и сокрушенно замотал головой: «Ай-яй-яй, мол, мне самому стыдно». Но в следующую секунду он уже выглядывал из-под растопыренных пальцев и усмехался девочкам:

– Нет! Это будет сюрпризом!

Эми и Элизабет засмеялись вместе с ним. Потом Элизабет встала.

– Ну вот что, вы, два победителя, – поддразнила она. – Пошли ко мне домой и отпразднуем победу молочным коктейлем. Ну как, идет?

Эми и Кен тоже встали. Кен кивнул:

– Годится! Пошли!

– Кстати, – сказала вдруг Эми на полпути к дому Уэйкфилдов. – Вы знаете, я слышала, что Джонни Бакс приезжает в Ласковую Долину. Собираетесь пойти?

Элизабет была удивлена и тут же подумала о Джессике.

В мыслях она видела полосатую кепку на гвозде возле коллекции пластинок Джонни. Видела фотографию красивого певца во весь рост, висящую на стене в бело-розовой комнате Джессики, и все газетные и журнальные вырезки о нем, наклеенные по краям ее зеркала. Элизабет было интересно, знает ли сестра о том, что мужчина ее мечты вот-вот появится в Ласковой Долине. Она вздохнула.

– Не могу сказать. Думаю, что пошла бы. Но когда он был здесь в тот раз, родители не разрешили нам пойти, – она усмехнулась. – Но мы все же отправились к его отелю, и нам досталась его кепка.

Эми покачала головой с выражением легкой зависти. Всякий в их школе знал кепку Джонни Бакса.

– Я бы даже и на концерт его не пошла… А вот заполучить его кепку… – мечтательно протянула она.

Элизабет захихикала.

– Не думаю, что Джессика теперь захочет ограничиться кепкой, – Элизабет вдруг посерьезнела. – Насколько я знаю свою сестру, на этот раз она сделает все возможное, и даже больше, чтобы попасть на концерт!


предыдущая глава | Муки выбора | Примечания



Loading...