home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Элизабет, сидя в зале, перечитывала заметки для своей статьи. Она решила, что будет интересней связать оба отборочных соревнования. Поэтому она все время крутила головой – вправо-влево, вправо-влево, – чтобы набрать материал для заметки.

В одном углу девочки все еще выкрикивали, запинаясь, стишок про Тома. Они посмеивались сами над собой, и все же каждой хотелось выглядеть лучше – и признанным красавицам и откровенным дурнушкам, которые тоже здесь были и тоже на что-то надеялись… Может быть, на чудо?

В другом конце столпились мальчишки. Они вопили, свистели, бросали мячи по кольцу, забрасывали их в корзину. Воздух был наполнен жутким скрипом кроссовок по гладкому полу и глухими звуками от ударов мячей по баскетбольному щиту.

Элизабет заметила, что дверь мужской раздевалки медленно открылась. Оттуда показался Кен Мэтьюз и остановился, словно не зная, входить в зал или не стоит. Затем неуверенной походкой двинулся вперед и вновь остановился в нескольких шагах от Элизабет. Огляделся.

Элизабет с любопытством переводила взгляд с него на других ребят. Казалось, что-то тащило Кена назад, но она не понимала, что это было. И вдруг Брюс Пэтмен, семиклассник, которого Элизабет всегда считала противным парнем, обернулся и заметил Кена. С ухмылкой Брюс завопил: «Эй, коротышка!» Незамедлительно хор мальчишек подхватил этот вопль.

Покраснев от стыда, Кен повернулся к выходу. Но проходя мимо Элизабет, споткнулся об ее сумку с книгами и сильно ударился коленкой о нижнюю ступеньку трибуны.

– О, Кен! Извини, пожалуйста!

Кен посмотрел ей прямо в лицо.

– Ничего, ничего. Все в порядке, – пробормотал он.

Элизабет быстро убрала свою сумку с дороги.

– Действительно, так можно убить человека. Прости.

– Не страшно, – сказал Кен, направляясь к раздевалке.

– Послушай, Кен, – окликнула его Элизабет.

Он остановился, нервно поглядывая на дверь. Элизабет встала и подошла к нему.

– Ты что же, уходишь? Ты не будешь играть в этой команде?

– Я сыт по горло.

– To есть как это? Они ведь еще и не начинали даже.

Она пристально вглядывалась в Кена. Он, казалось, очень нервничал и все смотрел в сторону мальчишек. Наконец повернулся к ней, сгорая от смущения.

– Посмотри на этих парней! – он указал большим пальцем через плечо.

– Ну и что в них особенного? – спросила Элизабет, глядя на баскетбольную площадку.

Кен скрестил руки на груди, заливаясь краской.

– Видишь ли… они все намного выше меня ростом! Меня никогда не возьмут в команду. Я самый маленький во всей школе.

Это правда, мысленно согласилась Элизабет. Даже она ростом выше Кена.

– Ты, может, думаешь: «Глупость какая!», но это не так, поверь!

Кен выглядел задетым и смущенным. Он уже собирался уходить. Но Элизабет, полная сочувствия, вновь задержала его:

– Подожди, Кен. Я понимаю тебя. Ну и что? Тебе не обязательно быть великаном, чтобы хорошо играть в баскетбол.

– Давай посмотрим правде в глаза, Элизабет. Никто не возьмет меня туда, где играют такие парни, как Брюс Пэтмен и Тим Дэвис. Всегда выберут их, – Кен от отчаяния пнул ногой скамейку.

– Ну и что из того, что ты меньше их ростом? Не понимаю, почему бы тебе не попробовать, если ты этого хочешь.

Он пожал плечами:

– Не знаю даже. Может, мне вовсе и не хочется играть в этой дурацкой команде.

– Тогда зачем пришел? – подначивала Элизабет. – Неужели и вправду не хочется сыграть «в этой дурацкой команде»?

Покачав головой, Кен хмыкнул.

– Ты права, Элизабет. Конечно, хочется, – он опять посмотрел в сторону ребят. – Все из-за того, что они всегда смеются надо мной, потому что я маленький, – он запнулся на мгновение. – Они зовут меня коротышкой. Думаешь, приятно?

Элизабет взглянула на Брюса Пэтмена. Да, конечно, его семья – одна из самых богатых в Ласковой Долине. Но это еще не дает ему права издеваться над другими!

– Скажи, а тебе понравилось бы, если бы тебя все время называли чем-нибудь вроде Блондиночки? Брюс Пэтмен всегда называет так меня и Джессику. Ну и что? Кто на него обращает внимание? Только не я…

Она взяла руку Кена и слегка пожала ее.

– Иди, Кен, и попробуй себя. Забудь про них!

Кен улыбнулся Элизабет теплой, открытой улыбкой:

– Ладно. Я попробую!

– Вот и хорошо, – вздохнув, Элизабет наблюдала, как он расправил плечи и зашагал на баскетбольную площадку.

В этот момент из раздевалки показался тренер Кэсселс со свистком в одной руке и блокнотом в другой.

– Внимание! – закричал он после того, как затих его свисток, – На построение!

На площадке началась дикая суета. Каждый стремился поскорее встать в ряд. Кен попытался найти себе местечко в середине, но его дважды стукали по голове. И он, в конце концов, оказался в самом хвосте.

– Хорошо! Теперь посмотрим, – тренер Кэсселс пригладил свою спортивную стрижку и взглянул на список в блокноте.

– Похоже, у нас тут парочка знаменитых имен. Среди нас Пэтмен, не так ли?

Брюс широко ухмыльнулся.

– И… вот это да! Среди нас Кен Мэтьюз!

Кен вздрогнул от неожиданности.

Тренер опустил блокнот и, блестя глазами от восторга, заговорил:

– Ребята, надеюсь, вы слышали об отце Кена Мэтьюза? – он покачал головой, улыбаясь. – Скотт Мэтьюз был одним из величайших игроков моего времени. Потому что в некоторых играх он делал абсолютно все: был центровым, брал короткие передачи, выделывал лихие финты, «опекая» игроков другой команды. Короче, весь набор. Всю дорогу тащил нас на чемпионаты страны. А как с мячом управлялся! Вы никогда не видели таких ловких рук. На площадке чувствовал себя как рыба в воде. Баскетбольный мяч слушался его. И… – тренер указал пальцем на линию перед собой, – он почти никогда не делал обманных движений. Он был истинным джентльменом на площадке и очень хорошо двигался для своего огромного роста.

Несколько мальчишек хохотнули, подталкивая друг друга и кивая в сторону Кена.

– Так вот, я не говорю, что вы все должны быть, как он. Я не говорю, что вы должны подняться до уровня одного из величайших баскетболистов в истории Ласковой Долины. Нет, нет, я вовсе так не думаю.

С довольной усмешкой тренер пошел вперед и положил руку на плечо Тима Дэвиса, самого высокого парня из всех.

– Но поскольку в команде Кен, все будет в полном порядке!

Все ошарашенно молчали. Потом грубый хохот прокатился по залу.

– Послушайте, мистер Кэсселс! Это же не Мэтьюз! Мэтьюз – это вон тот коротышка в конце строя!

Тренер посмотрел туда, где стоял побагровевший Кен. Он был донельзя смущен.

– Вы хотите сказать… – тренер все еще держал руку на плече Тима Дэвиса, будто был уверен, что это Кен Мэтьюз.

– Я – Кен Мэтьюз, – еле слышно прошептал Кен.

Тренер Кэсселс собрался с духом и, улыбаясь, направился к Кену.

– Хорошо, сынок. Извини, что спутал вас. Я не думал, что ты можешь оказаться таким… Но держу пари, ты унаследовал от отца его удар, а?

Кен нервно откашлялся:

– Я не знаю, сэр.

– Давай выйдем на площадку и посмотрим, что ты умеешь делать.

Выступив вперед, тренер поднял баскетбольный мяч и бросил его Кену. Но тот был так смущен и расстроен, что не сумел поймать его. Мальчику пришлось вылавливать его по всему залу.

– Ничего, ничего, Кен. Посмотрим теперь на твой бросок… – тренеру было явно неловко.

– Эй, коротышка, а ну покажи нам руку старого Мэтьюза в действии!

Кажется, Брюсу Пэтмену никогда не надоест издеваться над Кеном. И у Кена сразу началось предательское урчание в животе, как только до его слуха доносился глумливый голос Брюса.

– Ладно, оставим это пока, – строго сказал тренер. – Давай попробуем пару бросков со штрафной.

Лоб Кена сморщился от напряжения. Он так хотел доказать Брюсу и другим, что может это сделать! Он несколько раз стукнул мячом об пол и выполнил бросок, но нисколько не удивился, что мяч не попал в корзину. Под улюлюканье ребят и понукание тренера сделал еще пару бросков. Но вышло и того хуже.

– Не думаю, что мне досталась рука моего отца, – выдавил из себя Кен после очередного неудачного броска. – Лучше пусть кто-нибудь другой бросает.

– Хорошо, – мягко согласился тренер. – Но ты не сдавайся, сынок. Держу пари, ты умеешь обращаться с мячом. А ну-ка, сможешь ли ты выманить мяч у меня?

С отсутствующим видом Кен предпринял две слабых попытки увести мяч у тренера. Но тот все время увертывался. Наконец мистер Кэсселс остановился и дал короткий свисток.

– Итак, парни! Берите по мячу каждый и занимайтесь минуту короткими передачами, – и, обернувшись к Кену, тихо проговорил: – Послушай, дружище. Я понимаю, отчего ты разволновался. Я, наверное, слишком выставил тебя на показ. Вот что я намерен сделать…

С трибуны Элизабет видела, что Кен и тренер беседуют очень доверительно. Она улыбнулась, обрадовавшись, что они так хорошо понимают друг друга. Потом собрала свои вещи и пошла туда, где кандидатки в команду болельщиц собирались сделать перерыв.

Кен заметил, что она уходит, и уставился в пол, пытаясь сосредоточиться на словах тренера:

– Ради твоего отца, Кен, я хочу дать тебе шанс. Потренируйся несколько дней в бросках, ладно?

Кен кивнул.

Тренер потрепал его по щеке.

– Но должен сказать тебе прямо, что, если ты не станешь хоть чуть-чуть лучше, боюсь, чувства мои к твоему отцу не помогут и ты не войдешь в эту команду. Здесь столько хороших игроков, что это было бы нечестно по отношению к ним.

– Я знаю. Я понимаю, – повторял Кен, не отрывая глаз от пола.

С печальной улыбкой тренер взъерошил Кену волосы:

– Ладно, надо тренироваться. Договорились? Ты все сделаешь, как надо.


предыдущая глава | Муки выбора | cледующая глава



Loading...