home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




II.


Уставившись на окружавшие ее четыре стены ее камеры, Солета задумалась от том сколько по праву полагается страдать на благо науки. К сожалению непохоже было что лежавший рядом скелет собирается отвечать на ее вопросы.

Она подозревала что Таллонианцы подкладывали скелетов своим заключенным для пущей драматизации. Или просто чтоб запугать. Потому что иначе это не поддавалось никакой логике.

Сама камера была по уродски примитивна. Каменные стены и выстланный соломой пол сильно контрастировали с другими значительно более современными комнатами во дворце. Издалека Солета своим острым слухом улавливала звуки празднования. Правящая семья Таллона устраивала одну из своих знаменитых "показух".

– Жалко что меня не пригласили, – сказала она сухо ни к кому не обращаясь.

Пробно, она подергала узлы, которыми она была привязана к стене. Ее не приковали цепями, хотя это больше подходило бы под окружающую обстановку мрачного подземелья. Гораздо проще, какая то изолированная проволока. Которая однако оказалась довольно эффективна. Надежно вделанная в стенку она явно отказывалась помогать Солете в ее усилиях освободиться. Другой конец был привязан к ее наручникам – ключ от которых был надежно спрятан у стражников за дверью. Ограниченная в своих движениях она не могла смести волосы с глаз. Пропала ее булавка и она понятия не имела потеряла ли она ее в пустыне или кто-то ее стащил. Эта потеря опечалила ее, хотя булавка ничего особенного не стоила, за многие годы она к ней сильно привязалась.

У нее перестало болеть в груди. Теперь она понимала что выстрелили в нее примитивным, но очень эффективным ультразвуковым дизраптором.

Она услышала приближающиеся шаги. Она слышала их и раньше за те два дня, которые она провела в этих застенках. Солета размышляла о том пройдут ли они мимо, как и раньше или нет. На этот раз шаги замедлились и остановились около ее двери. Послышался шорох, звук электронного ключа в замке, и дверь распахнулась настежь. В дверном проеме появился тот самый охранник, который бросил ее в эти застенки по приказу небезызвестного канцлера Йоза. Рядом с ним стояла личность, которую Солета не могла хорошо разглядеть. Он был одет в какую-то робу, на голове капюшон.

– Вот привел тебе для компании, – произнес охранник. – Можете сгнить тут вместе.

Солета ничего не сказала. Похоже было что эта ремарка не нуждалась в ответе.

Охранник выглядел разочарованным, наверное надеясь что она начнет просить, умолять или как то еще добиваться от него освобождения. Жалко конечно, раньше ему бывало удавалось вынудить отчаявшихся женщин – заключенных оказывать ему кое-какие… услуги. Ну и черт с ней. Если она такая упрямая – она его больше не интересует. И к тому же если она сломается потом – его победа покажется еще слаще.

Он подтолкнул закутанную фигуру в противоположный угол камеры и прикрикнул:

– Сядь! – многозначительно похлопывая по рукоятке своего дизраптора.

Новичок с послушно подчинился и охранник защелкнул на его запястьях наручники похожие на Солетыны. Охранник удовлетворенно кивнул и затем обратился к Солете:

– Да кстати, если тебе это интересно, тебя сегодня осудили.

– Уже осудили? – сказала Солета спокойно. – Что-то я не припомню суда

– А тебя там и не было. По таллонианским законам если осужденный не присутствует на суде, процесс протекает гораздо более гладко. Иначе все затормозилось бы во много раз.

– Ну куда уж мне стоять на пути знаменитого таллонианского правосудия. И конечно меня признали виновной.

– Тебя обвиняют в нелегальном проникновении на Таллон. Ты сейчас на Таллоне – и это неопровержимое доказательство. И конечно наказание – смертная казнь.

– Ну естественно. И можно подать апелляцию?

– Естественно. Таллонианские законы строги, но мы в конце концов не варвары. И кстати прослушивание твоей апелляции будет происходить завтра.

– Ага. Ну и ты конечно потом прийдешь и расскажешь мне как я там выступила.

Он почтительно кивнул и вышел, захлопнув за собой дверь.

Солета развернулась и, уставившись на сидящую в тени фигуру, спросила:

– А ты кто такой?

Тот промолчал. А когда заговорил, в его голосе звучали спокойствие и легкая ирония.

– Гость, такой же как и ты. А ты, как я понимаю, знаменитая "Солета"

Солета спросила, не скрывая удивления:

– Откуда ты меня знаешь?

– Ты успела прославиться на этой планете. По видимому достоинство нашего многоуважаемого канцлера довольно сильно пострадало от твоих рук. Си Кван рассказывает об всем кому не лень. Ему вероятно доставляет большое удовольствие – как это говориться – сбивать спесь с канцлера Йоза.

Он замолчал. Потом спросил:

– Можно поинтересоваться – а ты как тут оказалась?

Она вздохнула.

– Любопытство ученого. Бродя по космосу, я набрела на довольно странные данные о поверхностной структуре планеты Таллон. Довольно уникальные геофизические показания высокого уровня.

– "Бродя"?

– Ну да.

Он кивнул в тени своего капюшона.

– Ты вулканка. Вулканцы обычно бесцельно не "бродят". Их жизнь обычно протекает более целенаправленна.

Она промолчала. Потом сказала:

– Я не… чистокровная вулканка. Моя мать с Вулкана… а мой отец – ромуланец.

Она пожала плечами – чисто человеческий жест.

– Сама не знаю зачем я тебе все это рассказываю. Наверное потому что ты последний человек с которым я могу нормально поговорить. И мне нечего скрывать.

– Правда. – он задумался. – Далеко от дома ты забралась, Солета.

Приподняв брови она сказала с оттенком в голосе который выдавал ее печаль, как никогда:

– Нет у меня дома. Когда-то, наверное Звездный Флот был моим домом.. А сейчас…" – она пожала плечами.

– Ага, – сказал незнакомец.

– Что значит – "ага"?

– "Ага" – значит охранник возвращается как я и предполагал.

Что то в голосе ее сокамерника почти околдовывало своей определенностью. Солета, большей частью утратившая уверенность в себе… не могла не восхититься этим человеком, обладающим такой железной волей. И правда – секунду спустя открылась дверь и охранник быстро проскользнул в камеру. Он взглянул на Солету и незнакомца – никто не отводил глаз. Солета стояла, но охранник был все еще вне пределах ее досягаемости. А что касается незнакомца, он просто сидел на полу с таким безмятежным спокойствием, что казалось он собирается просидеть так до скончания века. Охранник начал что-то искать на полу и в своих карманах.

– Проблемы? – спросила Солета, хотя ее это нисколько не интересовало.

– Не твое дело, – отрывисто проворчал охранник.

И тут незнакомец сидящий на полу поинтересовался:

– Ты случайно не это потерял?

Охранник взглянул на него – и у него отвисла челюсть. У заключенного в руках был электронный ключ, открывающий двери… и наручники.

Не успел он моргнуть, как заключенный был уже на ногах. Казалось никто не может двигаться с такой скоростью. Прошло не больше одной – двух секунд пока до охранника дошло как он вляпался, а незнакомец был уже в движении. Солета не верила своим глазам – казалось незнакомец даже и не думает торопиться. В одно мгновение он сидел на полу, а в следующее его руки рванулись к охраннику с быстротой молнии, и Солете показалось что он хочет его задушить. Солета не собиралась его оплакивать. Конечно она не смогла бы провернуть это сама, до даже если б на ее мосте постарался кто-то другой она б не проронила и слезинки.

Но охранник не умер. Его голова дернулась в ответ на движение умелой руки на его шее. Его руки рванулись и рефлекторно схватили запястье незнакомца, но было уже поздно. Закатив глаза и не проронив ни звука, охранник кулем повалился на пол.

– А ведь это был щепок нерва, – сказала Солета.


Незнакомец не ответил сразу, вместо этого он быстро пересек камеру и отомкнул ее наручники. Потирая запястья, она потребовала:

– Да кто ты такой?

Он снял свой капюшон и Солета уставилась на него. Он мог бы сойти за таллонианца. Темно красная, почти бордового цвета кожа, брови дугой – все это было явно таллонианским. Длинные волосы обрамляли его лицо и она вопрошающе взглянула на них. В ответ на ее немой вопрос, он слегка раздвинул свои волосы и Солета увидела явно заостренные уши. Вулканец. Пожилой вулканец. Его лицо говорило от том, что он повидал в галактике множество причин и возможностей забыть про логику и отдаться хаосу… но он противостоял этим искушениям.

– Этот цвет кожи… – произнесла она.

– Простая маскировка чтобы слиться с толпой. Однако попав… в затруднительное положение, ты поставила меня перед моральной дилеммой. Я мог бы оставаться незамеченным… в толпе… но при этом пришлось бы позволить тебе погибнуть. Эта тюрьма очень хорошо охраняется, поэтому единственный способ попасть в тюрьму и оказать тебе посильную помощь, было раскрыв себя как незаконно пребывающего на Таллоне и дать себя аррестовать.

– Как тебя зовут:?

– Спок.

Она уставилась на него с изумлением, и то что она была не способна скрыть это изумление явно доказывало что она не была чистокровной вулканкой. Чистокровная вулканка просто подняла бы брови озадаченно и все.

– Неужели тот самый Спок? Cпок капитана Кирка?

Спок в свою очередь приподнял бровь одновременно с любопытством и юмором.

– А я и не знал что меня считают его собственностью.

– Я… прошу прощения.

– Твое извинение, без сомнения искреннее, но в нем нет необходимости.

Он быстро осмотрелся.

– Логика подсказывает что нам нет смысла тут задерживаться. Я считаю что нам надо к ней прислушаться и покинуть это помещение.

Солета кивнула:

– С тобой во главе.

– Конечно.

Они быстро вышли из камеры, задержавшись только чтобы закрыть дверь, с охранником все еще лежащим без сознания на полу камеры.

Осторожно пробираясь по коридору, издалека они слышали звуки веселья. Празднование похоже было в самом разгаре. Так как вокруг никого не было Солета позволила себе тихо прошептать:

– В Академии я изучила столько много твоих приключений и достижений… что иногда бывало трудно поверить что все это произошло на самом деле.

Прижавшись к стене он сказал:

– Не верь тому что тебе говорили в Академии.

– Значит этого не произошло на самом деле?

– Нет, все это правда. Но если тебе проще не верить – значит не верь. Мне это безразлично. Меня гораздо больше заботит наш побег.

Он продолжил осторожные перебежки, и Солета последовала за ним.

– Ты говорил что тюрьма хорошо охраняется.

– От вторжений извне – да. Бежать отсюда может оказаться гораздо легче.

И правда, предположение Спока оказалось правильным. На пути им встречались посты охранников, он эти охранники были расслаблены и не готовы. На их памяти никто никогда не пытался бежать из тюрьмы, и они даже не могли себе представить, что кто то может попытаться бежать сейчас. Что ухудшало положение, звуки вечеринки, проходящей не очень далеко от тюрьмы почти опьяняли их, особенно звуки женского смеха – мягко говоря отвлекали от выполнения своих обязанностей.

И эта небрежность стоила им. Спок и Солета не без труда подкрадываясь к охранникам сзади, быстро и эффективно расправляясь с ними. Спок наблюдал за движениями Солеты с молчаливым восхищением. Она двигалась без единого звука, казалось она плыла в воздухе не касаясь пола. Однако щепок нерва не давался ей с такой легкостью и уверенностью как ему. Спок так натренировался в этом приеме, отключал своих противников просто проведя пальцами в нужной точке на шее. Солете же приходилось хватать свои жертвы почти звериной хваткой. Ее не интересовали тонкость и деликатность этого знаменитого вулканского приема. Один раз она заметила что Спок наблюдает за ней и спросила:

– Проблемы?

– Раздвинь средние пальцы на ноль целых пять десятых сантиметра. Это позволит тебе отключать сознание твоих противников ровно на ноль целых восемь десятых секунды быстрее.

Они свернули за угол и внезапно столкнулись с охранником лицом к лицу. Тот раскрыл было рот чтобы заорать и поднять тревогу. Но правая рука Солеты рванулась вперед с такой скоростью и силой, что звук сломанной челюсти эхом раздался по всему коридору. Охранник покачнулся и бесчувственный свалился на пол.

– Конечно, – продолжил Спок, как будто ничего не случилось, – грубая сила тоже может пригодиться.

– Спасибо, – поблагодарила Солета.

У нее уже был один дизраптор, снятый с одного из предыдущих охранников. Она сняла второй с пояса только что поверженного охранника и протянула его Споку. Тот посмотрел на него с отстраненной брезгливостью, как будто не думая что он сможет найти ему применение, но все же взял его и спрятал в своей робе.

Пользуясь короткой передышкой, Солета спросила:

– Как ты здесь оказался? Ты же сейчас работаешь дипломатом, а у Федерации нет никаких дипломатических связей с Таллоном. Ни у кого нет таких связей. Что ты тут делаешь?

– С недавнего времени я работаю именно в таких ситуациях где нет никаких дипломатических связей. Есть связи или нет их не означает что нет заинтересованности. А Федерация считает Таллонскую империю… интересной. Про нее ходит много разных слухов, и Федерация решила, что кто-то похожий на таллонианца мог бы принести пользу, проведя… расследование.

– Значит ты шпион, – сказала Солета.

– Нет конечно. Я всего лишь агент другого государства, работающий в подполье на чужой территории, под прикрытием собирающий информацию, которая может пригодиться моему начальству.

– Значит ты шпион, – повторила Солета.

Спок спокойно взглянул на нее.

– Если бы я был шпионом, – сказал он, – ты бы все еще была бы в заперти в той камере. Я подвергаю свое задание опасности, спасая незнакомую женщину, которую ее собственная небрежность довела до беды.


– Ясно, – вздохнула она, – упрек понятен. Так как мы улетим с Таллона?

– Я подготовил нашу транспортировку.

– Какую транспортировку?

– Быструю.

Солета поняла что он не собирается вдаваться в подробности. Если ей не повезет и ее опять поймают, он не хотел рисковать возможностью, что ее могут заставить рассказать об этой транспортировке… Она кивнула, не расспрашивая дальше.

Удаляясь все дальше и дальше от подземелья, Солета не переставала удивляться богатству ее окружения. Таллонская королевская семья была классическим правящим классом. Древние вазы и гобелены украшали стены, тут и там стояли богато украшенные стулья, вероятно предназначавшиеся для усталых путников, путешествующих по громадному дворцу.

Звуки празднования гремели теперь оглушающе и Солета подумал что Спок наверное сошел с ума. Неужели он намеревается нагло показаться среди празднующих? План этот привлекал ее своей дерзостью, это означало что они спрячутся – у всех на виду. Неординарный план, он может даже сработать.

Но скорее всего нет.

Оказалось что Спок и не думал показываться всем на глаза. Солета увидела еще один коридор пересекающий их путь. Спок указал на него и Солета последовала за ним быстрым шагом.

И вдруг из-за угла выступил Си Кван.

Спок и Солета остановились как вкопанные. Си Кван тоже замер. Одет он был по другому, тогда в пустыне он был в кожаной верховой форме, сейчас же на нем была роскошный праздничный костюм и накидка на плечах. И дизраптор на поясе.

Солета не стала дожидаться, пока он его вытащит. В ее руке оказался дизраптор снятый с одного из охранников, и нацелен он был Си Квану прямо в грудь.

– Не двигайся или я буду стрелять, – проронила она отрывисто.

– Что, серьезно? – он спросил с нескрываемой иронией.

Его тон не понравился Солете и это послужило достаточной причиной чтобы нажать курок.

Но ничего не случилось

Растерянно, она посмотрела на показатель энергии. Пистолет был полностью заряжен.

Как будто читая ее мысли, он спокойно произнес:

– Срабатывает только на генетический код хозяина. Специально для таких вот ситуаций.

И конечно его собственный дизраптор выстрелит без проблем. И не было никаких сомнений, что у него было достаточно времени вытащить его и нажать курок – Солета и Спок были слишком далеко чтобы что-нибудь предпринять, разве что пресмыкаться и просить пощады. Но никто из них не был пресмыкающимся.

Он держал их железной хваткой. Они понимали это, он понимал это, и он понимал что они понимали.

И все же Спок заговорил с таким спокойствием как будто все было под его контролем:

– Наше заключение не принесет не какой пользы. Советую отпустить нас немедленно.

– Неужели? – спросил Си Кван, – я сомневаюсь что ваше мнение совпадает с мнением нашего дорогого канцлера.

Не успел Спок ответить, как Солета выпрямилась в полный рост (и все еще на голову ниже Си Квана).

– Если хочешь знать мое мнение – ваше так называемое "цивилизованное общество", какое угодно, но только не цивилизованное. Ваша ксенофобия будет вам погибелью.

– Солета… – предостерег Спок.

Не обращая на него внимания, она продолжила:

– Ваша империя не протянет и двадцати лет, не способная содержать сама себя она падет. Поступай как хочешь – сигналь тревогу или пристрели нас на месте. Но запомни что за нашим падением рано или поздно последует твое.

Си Кван поедал ее глазами с нескрываемым любопытством. Может ей это и показалось, но уголки его рта загнулись в легкую улыбку. И его рука потянулась к дизраптору – Спок и Солета замерли. Спок посмотрел на нее и почти неуловимым кивком дал понять что она должна броситься в право с линии огня, а он в свою очередь влево. Может тогда он промахнется по кому-нибудь и не все еще будет потерянно.

Не коснувшись пистолета Си Кван засунул руку в карман. Вытащив что-то оттуда в сжатом кулаке, он раскрыл ладонь. Солета с удивлением увидела что это ее булавка.

– Моя сестра взяла ее, не сказав мне. Я сказал ей что принцессе так себя не полагается вести и собирался ее вернуть. Спасибо что сократили мне путь. И он бросил булавку Солете.

Ловко поймав ее и все еще не веря своим глазам, она сказала:

– Я не ожидала что увижу ее когда-нибудь.

– Жизнь – это не ожидания. Смерть – это ожидание. Жизнь полна сюрпризов.

Оценив ситуацию, Солета приняла борцовскую стойку – руки согнуты в локтях, ноги на ширине плеч. Спок взглянул на нее с чувством, которое у вулканцев сходило за растерянность.

– Что это ты делаешь?

– Если он захочет атаковать в рукопашную…

Си Кван рассмеялся.

– Захватывающая перспектива, но в этом нет необходимости.

И отступив в сторону он сказал:

– Проходите.

Солета склонила голову.

– Что-о?

– Проходите, продолжайте свой побег. Вы не должны встретить больше препятствий. Улетайте. Промолчав, он продолжил с едва скрываемой иронией:

– Хотя может быть вы предпочитаете прорываться с боем, тогда я к вашим услугам.

Немедленно Спок ответил:

– В этом нет необходимости.

Твердой рукой ведя за собой Солету, он прошел мимо Си Квана, стоящего в стороне со сложенными руками.

Они прошли несколько шагов по коридору и он окликнул их:

– Погодите.

Они обернулись и Си Кван, сняв свою накидку, кинул ее Солете. Та инстинктивно поймала ее, глядя в растерянности то на накидку, то на Си

Квана. Тот показал что она должна завернуться в нее с головой.

– Это облегчит ваш побег.

Солета больше не могла сдерживаться.

– Почему? – спросила она требовательно. – Почему ты нам помогаешь?

Он улыбнулся.

– Типичный ученый. Ни во что не верит просто так, всему должно быть объяснение, даже простой удаче.

Задумчиво потерев подбородок, он продолжил:

– Ваш побег раздосадует нашего канцлера. Надеюсь этого объяснения достаточно. А теперь уходите… пока я не передумал.

Они не стали ожидать этой возможности. Через десять минут они оказались за пределами дворца. Проходящий мимо патруль не обратил на них внимания, скорее всего даже не подозревая что они сбежавшие заключенные. Хотя возможно Си Кван и тут приложил руку. В любом случае Солета и Спок и не думали жаловаться на такое стечение обстоятельств.

Они бежали поедающими расстояние шагами, пока дворец не остался далеко позади. Спок замедлил шаг, и Солета в след за ним.

– Си Кван, это было полной неожиданностью

– Когда я был "собственностью" капитана Кирка, неожиданности были обычным делом.

Она внутренне содрогнулась.

– Прошу прощения за ту ремарку.

– Твое извинение…

– Знаю, знаю, искреннее, но в нем нет необходимости.

Солета вздохнула.

– Так каким образом мы покинем эту планету?

– У меня все приготовлено. Частный корабль, делающий грузовые перевозки. Полезный корабль, если хочется пересечь границу незаметно для патрулей. Вскоре капитан всретит и сопроводит нас.

Она развернулась к нему лицом.

– Спок. Спасибо за помощь. Наверное благодарность, как и извинение тоже искреннее, но в нем нет необходимости, но все же…

Спок промолчал и выдавил из себя:

– Пожалуйста..



предыдущая глава | Новые Границы | cледующая глава