home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 11


Приблизившись к панели, Спок почувствовал, что что-то приближается. Он не чувствовал страха, только беспокойство и все большую осведомленность об опасности, куда большей, чем просто угроза его жизни. Разум рекомендовал осторожность, но сейчас Спок не мог отойти от панели. Положив на нее руку, он почувствовал, как она подалась под пальцами –

– и в следующее мгновение он стоял на обширной, заросшей красной травой равнине, под лучами жаркого красного солнца. Все приборы исчезли, но он был по-прежнему одет в униформу Звездного Флота, за исключением ботинок.

Какая-то сила заставила его двинуться вперед, все убыстряя шаги. Он попытался остановиться, повернуть назад, но его тело не подчинялось ему.

Он огляделся вокруг и заметил справа от себя черный лес; темные крупные листья, извилистые скрученные ветви, похожих на черные цилиндры стволы. На холме за лесом находился странный комплекс оранжевых цилиндров и кубов. Слева зеленая река впадала в изумрудное озеро. Каким-то образом он мог видеть даже сквозь его, хотя вода в озере – или жидкость, ее заменявшая – была полностью непрозрачна.

Это и есть секрет инопланетного мобиля, заключил Спок: он был системой обеспечения для виртуальной цивилизации, которая давно отказалась от реальной физической Вселенной. Но полностью отвергнуть реальность было бы невозможно; поэтому представители этой культуры создали мобиль, который мог бы получать необходимую им энергию, высасывая ее из солнца.

Как только он начал обдумывать дополнительные подтверждения совей гипотезе, Спок заметил группу гуманоидов, приближающихся из леса. Они быстро двигались к нему через красное поле, нарушая обычные законы движения и перспективы; они исчезали из одного места и тут же появлялись в другом, в то же мгновение.

Инопланетяне были двуногими, безволосыми, с гуманоидными лицами и огромными темными глазами. Их было шестеро, все примерно его роста, и он предположил, что это их истинный внешний вид, хотя, скорее всего, они могли принимать любое обличье. Факт, что они не появились перед ним в полностью чужом виде, указывало на нежелание испугать.

Что вы хотите от нас?

Невысказанный вопрос прозвучал прямо в разуме Спока, хотя он и не мог распознать язык.

Почему вы потревожили нас?

Спок сдвинул брови. То, что он чувствовал сейчас, было сходно с ощущениями при мелдинге, но он не мог с такой же легкостью проникнуть в их сознание, как они проникли в его.

Это была случайность, ответил он. Нашей целью было исследование. Сперва мы посчитали, что ваш корабль покинут, но сканирование выявило, что внутри есть живые существа. Мы пытались наладить с вами контакт, и не предпринимали попыток проникнуть на борт вашего корабля, прежде чем не потерпели неудачу. Мы боялись, что ваш корабль может столкнуться с солнцем, что могло повлечь неприятные последствия для жителей одной из планет системы.

Спок почувствовал, что они соглашались с ним. Ему показалось, что они поняли, что фактически, они быстро просеивали его мысли, пока он пытался словами объяснить, почему он находился здесь. Он пришел к выводу, что их больше не интересует физическая реальность, ничего за пределами созданного ими мира. Поэтому они были здесь, осознал Спок. Задачей мобиля было поставлять им необходимый объем энергии, который должен быть просто огромен, чтобы поддерживать существование этого мира. Псевдоинтеллект мобиля все еще подчинялся директиве его создателей – сохранять жизни людей – и поэтому он находился сейчас здесь, внутри тиртасианского солнца.

Мы поняли.

Казалось, это сообщение передали сразу все члены инопланетной делегации.

Ты скоро уйдешь? спросили они.

Надеюсь, ответил Спок. Он подумал, была ли эта солнечная станция постоянным объектом, или же она устанавливалась временно перед прибытием корабля?

Ответа не последовало.

Неожиданно он поднял взгляд и увидел огромную тень, закрывшую половину неба. Группа гуманоидов слегка колебалась, и ему почему-то показалось, что их тревожит этот призрачный силуэт. Снова их вопрос потянулся к нему.

Вы этого боитесь? спросил Спок.

Это пришло снаружи и пытается достичь нас. Ты знаешь, что это может быть?

Вам нечего бояться, ответил Спок. Мои спутники просто ищут меня.

Они не причинят нам вред?

Для этого нет причин. Поняв ваш…путь, они не будут мешать вам. На миг Спок сдержал свои мысли. Он едва не дал обязательство, потому что речь сейчас шла о том, как рассмотрит такой виртуальный мир Федерация.

Обязательство?

Ему стало ясно, что они поняли слово, которое он старался не произнести.

Обязательство, повторили инопланетяне. Мы не воспринимаем это так. С тех пор как мы стали обладать достаточной энергией, чтобы жить в нами созданном мире, мы больше не оглядываемся на наше начало. Та вселенная – лишь одна из бесчисленных возможностей, и мы не намерены предпочитать ее созданной нами.

Спорный вопрос, подумал Спок, но он не собирался вступать с ними в дискуссию. Он вспомнил талосианцев, медленно погибавших в своих выдуманных мирах. Тогда, как акт милосердия, он отвез к ним своего бывшего капитана, Кристофера Пайка. На Талосе 4 Крис Пайк, чье тело было полностью парализовано космической радиацией, обрел иллюзию здоровья и силы, которая будет длиться вечно, пока он не покинет планету. Но Спок понимал, что такой мир был ловушкой, и Федерация была права, строго-настрого запретив своим звездолетам даже приближаться к Талосу 4.

Ты считаешь нас похожими на этих существ, но ты ошибаешься. Мы отличаемся от того мира, который ты вспоминаешь с таким недоверием. Мы знаем разницу между мечтой и реальностью, между иллюзией и грубой материей – и мы выбрали существование в своем мире вместо внешнего…

Спок не мог возражать, почти оглушенный нахлынувшим на него потоком мыслей.

…но мы не пренебрегаем своими знаниями о том мире, который окружает нас. Мы видели ваш мир. Вся ваша история провозглашает, что жизнь – это схватка разума и природы, целины и джунглей, города и пустыни. Мы знаем этот мир и поэтому предпочитаем наш собственный. Мы требуем, чтобы нас оставили в покое.

Я понимаю, настаивал Спок. Мы придерживаемся нашей Первой директивы, которая запрещает нам вмешиваться в развитие других рас.

Но затем его любопытство опять проснулось, и он спросил:

Вы сказали "миры", во множественном числе. В галактике есть еще мобили, подобные вашему?

Он почувствовал колебание, затем сопротивление, словно кто-то пытался заблокировать свои мысли. Затем пришел ответ:

На вашем языке, это просто речевой оборот. Наши миры существуют один внутри другого, углубляясь все дальше и дальше, когда требуется расширение…подобно артефакту, который ты только что вспомнил – матрешки.

Великолепно, ответил он. Я впечатлен.

Мир перед ним дрогнул.

Не беспокойся, прошептали инопланетяне. Это общее ощущение для всех, кто приходит к подчиненной бесконечности.

Что вы имеете в виду? переспросил Спок.

Внешнюю, безграничную вселенную, нельзя подчинить или даже полностью понять. Это бесконечная задача, не имеющая решения. Лучше искать внутри, и изменить то, что может быть изменено.

Но то, что снаружи, остается, возразил Спок. И с этим вы ничего не можете сделать.

Это не всегда так…

– Выбора нет, –сказал Кирк. – Мы должны послать шаттл с экипажем.

– Я хочу идти, –вызвался Уэсли Варрен.

Мира кинула взгляд на своего помощника. – Я не буду тебя останавливать, Уэсли, – сказала она, – но уверена, что это сделает капитан.

– Вы правы, –признал Кирк. – Это задание для Звездного Флота

– Я доброволец, сэр, –сказал Зулу.

– И я тоже, –добавила Ухура. – Вам может понадобиться офицер связи…

– Нет, –отрезал Кирк. – Одного человека достаточно.

Он стремился сделать это сам, но место капитана – на борту корабля. Слишком часто он нарушал правила – на что Спок ему неустанно указывал.

– Шаттл готов, капитан, –раздался голос Скотти из инженерной, – и я бы хотел сам на нем полететь, сэр.

Маккой подошел ближе к Кирку. – Могу я тебе напомнить, – проговорил он, – что система близнецов – очень мудрая штука. Кого бы ты ни послал как пилота, кто-то должен пойти с ним. А если Спок ранен и нуждается в срочной медицинской помощи – то я самый логичный выбор.

– Кристина Чэпел сделает это не хуже, –возразил Кирк. – И любой другой из твоей медкоманды. Ты не обязан это делать, Боунз.

Маккой наклонился к Кирку. – Я знаю, о чем ты думаешь, Джим, – тихо сказал доктор. – Но мы оба знаем, что тебе будет спокойнее, если там буду я. Верно? – его голос понизился до шепота. – Ради всего святого, Джим – он же наш друг.

Кирк оглянулся на Ухуру и увидел ее понимающий кивок.

– Хорошо, Боунз. Ты и… –он замолчал. Нет, не Зулу. Он знал, каким должен быть его выбор, а осторожность пускай летит ко всем чертям.

– …Ты и я.

Маккой, казалось, собирался возразить, но все остальные на мостике молчали.

Вглядевшись в их лица, Кирк вдруг понял, что они знали, что все будет именно так. Только самые близкие могут рискнуть всем и сделать все – возможное и невозможное… Да, мы понимаем, говорили выражения лиц его экипажа. Вы должны идти. У вас нет выбора.

– Будьте осторожны, Джеймс, –наконец сказала тиртасианка.

– Зулу, мостик на вас, пока мы не вернемся, –приказал Кирк.

– Есть, сэр.

– Если мы не вернемся, кораблем командует Скотти.

– Есть, капитан, –Зулу умудрился сказать это с подобием дисциплинированности.



ГЛАВА 10 | Сердце Солнца | Глава 12