home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 16


Аристоклес Манчелли ждал на центральной площади Миру и Варрена, возвращающихся с "Энтерпрайза". Мира настояла, что они доберутся самостоятельно. Это было практично, подумал Уэсли, у команды Джеймса Кирка были куда более важные дела, нежели сопровождать их в Каллинус. Но возможно, Мира просто не хотела провоцировать Аристоклеса больше, чем необходимо.

Аристоклес шагнул вперед, приветствуя их. – Добро пожаловать, – невозмутимо сказал он. Уголок его рта судорожно подергивался, а под глазами были круги; он выглядел так, словно не спал неделю.

– Приветствую, Аристоклес, –сказала Мира. – Мне не терпится вернуться к работе, но есть одна вещь, которую мы должны сперва обсудить. Людям на борту "Энтерпрайза" не помешает немного отдыха. Полагаю, мы должны пригласить их провести свободное время здесь.

– Свободное время? –переспросил Аристоклес, будто не понимая значения этого выражения.

Выражение лица Миры оставалось невозмутимым. – Они будут выполнять свои обязанности более эффективно, если хорошо отдохнут.

– Свободное время, –презрительно повторил Аристоклес. – Слишком долгий отдых только размягчают людей.

– Это зависит от вида отдыха, –сказала Мира. – Существуют альпинизм, плавание, катание на велосипедах – я не вижу, каким образом такие занятия могут ослабить людей.

– Мы больше чем достаточно общались со Звездным Флотом, пока люди Кирка восстанавливали нашу базу данных, –возразил Аристоклес, пока они шли к административному центру. – Я не могу понять, зачем-…

– Боишься, что они заразят нас? –спросила Мира. На мгновение, Уэсли подумал, что она улыбнется. – Думаю, что наша культура достаточно сильна, чтобы выдержать еще немного общения с другой. Иногда слишком полная изоляция приводит к безосновательному недоверию – в отсутствие контактов, легко вообразить что угодно о людях, о которых ничего не знаешь. Я сама с подозрением относилась к Звездному Флоту, но теперь-…

– Ты гордишься собой, верно? –Аристоклес повернулся в посмотрел ей в лицо. Уэсли остановился рядом с Мирой, шокированный злобой в голосе Аристоклеса. – Ты сделала работу Федерации за них. Теперь ты сама – агент Федерации!

Уэсли огляделся. Было уже за полдень, большинство обитателей Каллинуса были на работе или в школе – но некоторые прохожие прислушивались к их разговору, проходя мимо.

– Ты прекрасно знаешь, Аристоклес, –тихим, но твердым голосом сказала Мира, – нет никакого бесчестья в благодарности кому-то, кто помог нам так, как Джеймс Кирк и его люди. Если бы их здесь не было, мы никогда бы не узнали о мобиле и о том, что он не опасен для нас. – Она подняла бровь. – Так что теперь ты не сможешь использовать сомнения по этому поводу для своих целей. Ты можешь возразить, что присутствие инопланетян в нашей системе все равно представляет угрозу, поэтому мы должны покинуть этот мир и основать новую колонию, независимую от Федерации. Может, ты даже станешь настаивать, что наша безопасность требует, чтобы мы прекратили все контакты с другими планетами?

Лицо Аристоклеса вспыхнуло от ярости; Уэсли видел, как он борется за контроль над самим собой. – Я продолжу обращения к Федерации с требование новой колонии и независимости, – наконец сказал он. – Многие поддержат этот процесс.

Вот, он сказал то, чего от него ждали, с облегчением подумал Уэсли. Теперь – все или ничего.

– Возможно, не так много, как ты считаешь, –спокойно сказала Мира. – И я сомневаюсь, что тебе так легко дадут разрешение на основание колонии, которая не будет жизнеспособной. Ты ведь не сможешь начать это дело без поддержки Федерации.

Вблизи лестницы, ведущей к дверям Административного центра, ждали остальные трое помощников Миры. Рядом с ними стояла четверка Аристоклеса. Мира хотела, чтобы они все встретились именно теперь, когда они обсуждали, что же делать с отпуском команды "Энтерпрайза". То что решится сейчас, понимал Уэсли, будет первой проверкой на то, кто из двух лидеров, Мира или Аристоклес, теперь имеют перевес, и будет ли у тиртасианцев шанс на другое будущее.

– Мне не нужна поддержка, –ответил Аристоклес. – Мне не нужна Федерация – я сделаю все сам. – Он резко выдохнул. – Ты думаешь, что теперь все будет, как ты захочешь? Даже мои помощники думают о тебе лучше, прослушав твои последние рапорты. Один даже осмелился сказать, что мы можем извлечь пользу из контактов со Звездным Флотом и другими мирами Федерации.

– Тебе бы не мешало прислушаться к своим помощникам, –произнесла Мира. – Наша встреча с мобилем вполне отчетливо это продемонстрировала. Именно ты рекомендовал, чтобы на борту "Энтерпрайза" присутствовали тиртасианцы, так что даже ты признал, что мы и Федерация можем работать вместе. Ты ведь думал об интересах нашего мира, а не о своих собственных, когда предложил это мне, верно? В какой-то мере это делает тебе честь.

Она что, смеется над ним, изумлялся Уэсли, шагая все выше по каменным ступеням. Что это – завуалированная угроза или похвала? Он поднял глаза вверх и заметил, как один из помощников Аристоклеса подошел к группке сотрудников Миры, и начал о чем-то с ними увлеченно говорить.

Аристоклес выглядел смущенным.

– Посмотрим, –прошептал он. – Посмотрим…

– Ну, мистер Спок, так как вы считаете, куда направился корабль? –спросил Кирк.

На экране виднелся зелено-голубой шар Тиртауса. Кирк только что окончил последний доклад Звездному Флоту. Он вспомнил, как был разочарован адмирал Лопес, услышав о последнем полете чужого корабля; коммодор Каренина прошептала, склонив голову: "Какая потеря…сколькому мы смогли бы у них научиться!" Даже в Звездном Флоте и Совете Федерации долго сомневались, рассматривая его рекомендацию о запрете дальнейших контактов с этим кораблем. Инопланетяне поступили правильно, уйдя из тиртасианской системы.

Спок молчал, не отвечая не вопрос. Кирк оглянулся. Вулканец сидел за научной станцией, пристально вглядываясь в дисплей.

– Спок?

Спок поднял глаза. – Да, капитан. Вы спрашивали, куда направится встреченный нами корабль. Полагаю, он ищет следующую систему, где в свое время раскроется очередная солнечная станция для пополнения запасов энергии.

Ухура развернулась в своем кресле. – Жаль, – просто сказала она. – Я согласна с доктором Маккоем, – это трагедия для такой цивилизации – все время рассматривать собственный пупок, если так модно выразиться.

Спок выглядел задумчивым. – Я считаю, что этот случай отличен от примера Талоса 4, лейтенант. Доктор использовал эту модель, чтобы осудить обитателей корабля, но я думаю, что это ошибка. Насколько я понимаю, эта культура совершенно определенно знает чего хочет – переделать мир… –

– Вот оно! –вдруг воскликнул Кирк, вспомнив внезапно ускользавшее от него стихотворение, и проговорил:

“Ah, Love! could thou and I with Fate conspire

To grasp this sorry scheme of things entire,

Would not we shatter it to bits-and then

Remould it nearer to the Heart’s Desire!”

(Прим. переводчика: это Омар Хайям, к сожалению, официального перевода найти не удалось. Если буквально: "Любовь, можем ли мы с тобой поспорить с судьбой, разбить вдребезги этот достойный сожаления мир и переделать его согласно желаниям сердца")

– Они используют энергию солнца, чтобы создавать свои миры, –продолжал Спок. – Как мы узнали, чтобы сберечь то, чего они добились для себя – они должны избегать контактов с посторонними. Но несмотря на их самоизоляцию, они не оказались в ситуации упадка и риска самоуничтожения, как случилось с талосианцами. Но их можно уничтожить посягнув на созданные ими миры. К счастью, этого не произошло.

– Как вы считаете, мистер Спок, –подал голос Зулу, – их образ жизни лучше нашего?

– Мы не знаем, чего они достигли, –ответил Спок, – так что сложно судить. Но при здравом размышлении, я склоняюсь к отказу от этого варианта.

– Может, ты просто необъективен в пользу той вселенной, что мы считаем реальной? –подначил Кирк.

– Да, потому что я принадлежу ей, потому что она реальна, бесконечна, и мы никогда не познаем ее полностью –только какую-то часть.

Кирк скрестил руки на груди. – И это тебя не разочаровывает?

– Нет, капитан. Путешествие никогда не кончится, пока разумная жизнь существует в галактике. Даже обитатели мобиля могут когда-нибудь снова обратиться к ней, используя все знания, накопленные за годы изоляции.

– Искать и не сдаваться, –проговорил Кирк, вспомнив другое стихотворение. –…Неплохая работа, если ты сидишь на своем месте…

Спок поднял бровь. – Да, если кто-то сможет создать себе такую судьбу. Возможно, мы встретились с разумом, который однажды решит переделать всю вселенную.

– Что ты имеешь в виду? –переспросил Кирк.

– Они могут попытаться уничтожить космос, который мы знаем, полностью изменив физические законы.

– Как желал поэт?

– Как они пожелают.

– А это возможно?

– В ограниченной вселенной –может быть. В бесконечной – никогда. Но если наша вселенная конечна, тогда, может быть, в далеком будущем различные разумы будут бороться за право переделать ее на свой лад.

– Мы можем кое-что сказать об этой "переделке" –заметил Зулу.

Спок пожал плечами. – Мы? Через миллионы лет развития "нас", скорее всего, уже не будет. Или, возможно, наши далекие потомки объединятся с творцами новой вселенной.

– Мистер Спок, –проговорила Ухура. – Мне кажется, вы сожалеете, что мобиль покинул эту систему.

– Это в самом деле так, –ответил Спок. – Я бы не отказался задать им еще несколько вопросов, если бы они позволили.

Четверо офицеров на мостике безмолвствовали. Большинство членов экипажа, за исключением нескольких старших офицеров, находились сейчас на Тиртаусе 2. Аристоклес Манчелли и Мира Колес дали разрешение на "дикий отдых" – на природе, подальше от их поселений. В неисследованных областях главного континента сохранилось немало красивых местечек, а мягкий тиртасианский климат гарантировал незабываемый отдых. Мира с грустной улыбкой признала, что такое увольнение скорее всего им понравится больше, чем цивилизованный отдых в городе, в котором почти не было развлечений. Кроме того, для энтерпрайзовцев было просто благоразумнее выдерживать дистанцию, хотя желающие с ними пообщаться тиртасианцы могли сделать это без труда.

– Может, вы сможете показать мне ваши любимые маршруты, когда я спущусь вниз, –сказал Кирк изображению Миры Колес на экране в своей каюте.

– Не знаю, смогу ли я выбраться из Каллинуса, –ответила та. – Накопилось много административной работы, пока меня не было. Мне жаль.

Она и в самом деле выглядела слегка раскаивающейся, но возможно, ему это только показалось. Возможно, она использовала работу только как предлог, чтобы не проводить с ним больше времени. Слишком явная дружелюбность к капитану звездолета могла быть неблагоразумна.

– Нам очень повезло, что вас послали сюда с этой миссией, –произнесла она. – Иначе мы никогда не были бы уверены, что обитатели мобиля не угроза для нас. Даже Аристоклес признал это.

– Это осознание как-то повлияло на сепаратистов? –спросил Кирк.

– Думаю, повлияет, Джеймс. Я не знаю, поможет ли это мне на следующих выборах, но у меня будет хотя бы шанс победить, –она опустила взгляд, и Кирк заметил, что в одной руке она держит рубашку, а в другой – иголку с ниткой. Мира вздохнула. – Работа зовет! Прощай, Джеймс.

Экран опустел.

– Капитан, –голос Ухуры вывел его из задумчивости, – прошу разрешения…

Кирк поднялся. – Конечно, лейтенант. Увольнение разрешено. Идите. Вы тоже, мистер Зулу, – он замолчал, решив, что он сейчас сделает. – Думаю, я к вам присоединюсь.

Он последовал за двумя офицерами к турболифту, затем оглянулся.

– Спок? Энсин Тейквит будет здесь через два часа. Вам нет причин оставаться на борту дольше.

– Я намереваюсь все же остаться, капитан.

Кирк кашлянул и уже был готов что-то сказать, но все же повернулся и вошел в кабину турболифта.

На мостике Спок окончил ввод своего отчета, затем выключил компьютер и откинулся на спинку кресла. Он еще раз обдумал встречу с мобилем, и как эта случайная встреча превратилась в первый контакт с самой высокоразвитой инопланетной культурой из всех, встречавшихся им. Одна эта культура, подозревал он, была старше, чем все остальные в галактике.

Двери турболифта с привычным свистом раздвинулись и на мостике появилась Кейт Тейквит. За ней шел Уэсли Варрен. Спок поднялся на ноги.

– Коммандер Спок, –сказала энсин Тейквит. – капитан дал Уэсли разрешение подняться на борт. Он хочет узнать побольше о корабле, и я вызвалась быть его гидом, пока я на дежурстве.

– В свою очередь, я пообещал Кейт, что свожу ее в Эйнисские горы, когда она будет в увольнении, –добавил молодой человек.

– Вы не против, если мы начнем с библиотечного компьютера? –спросила Кейт.

– Разумеется, энсин, –Спок шагнул в сторону, освобождая им дорогу. Затем сошел на нижний уровень мостика, задержавшись у капитанского кресла.

Он посмотрел на лежащую внизу планету, прислушался к ровному гулу двигателей корабля – и внезапно осознал, какой цели служили туннели на инопланетном мобиле. Они были предназначены не для реальных, физических существ. Эти туннели были волноводами для ментальной энергии, помогающими придавать форму виртуальным мирам, запрятанным в стенах и панелях мобиля.

Великолепно, снова подумал он. Обитатели мобиля должны быть смелы и умны, создавая миры в своем сознании, где они неизбежно должны были встретиться с самими собой.

А может, этот мостик "Энтерпрайза", на котором он сейчас стоял, всего лишь точная копия настоящего?

Он отбросил эту мысль. Если иллюзия была столь совершенна, то не могло быть никакой разницы. Две тождественные реальности, как доказали когда-то Декарт и Лейбниц, будут одной и той же реальностью. Если между ними будет хоть одно крошечное различие, иллюзия исчезнет. По своей природе, космос всегда останется безграничным.

Прозвучал настойчивый сигнал.

– Энсин Тейквит на связи, –раздался позади него голос. – Мистер Спок, вас капитан.

Спок нажал кнопку на навигаторском кресле. – Спок слушает.

– Спок, –раздался голос Кирка, – Мира Колес и я приглашаем вас на пикник. Тут внизу отличная погода. Можем мы на вас рассчитывать?

– Я предпочел бы отказаться, капитан. Отдых на борту корабля подходит мне куда больше.

На мгновение повисла тишина. "Он не придет, Джеймс? – раздался на заднем плане голос Миры Колес. – Но почему?"

"Это в его характере", – ответил ей капитан. Снова молчание.

– Отдохните хорошо, Спок.

– Спасибо, капитан. Конец связи.

Он направился было к турболифту, но оглянулся. Энсин Тейквит и Уэсли Варрен рассматривали экраны компьютерной станции, сидя куда ближе друг к другу, чем это было необходимо.

– Энсин, –сказал Спок, – примите управление. Я буду в своей каюте, если вам понадоблюсь.

– Хорошо, сэр.

В своей каюте Спок, лежа на кушетке, вспомнил свое последний разговор с Кирком несколькими часами раньше.

– У тиртасианцев, в том числе и сепаратистов, есть свои мечты. У Федерации есть свои мечты и идеалы. И у обитателей мобиля тоже…

– К чему ты ведешь? –поинтересовался Кирк.

– Все просто, капитан. В сущности, они мечтают об одном и том же, хотя у всех разные способы достижения своей цели. И для всех крайне нежелательно, когда в мечты вламывается реальность.

– Да, –согласился Кирк, – но все равно каждому приходится встречать незваных гостей, и порой такая случайная встреча может изменить тебя самого…

Капитан пару мгновений помолчал и спросил:

– Спок, при здравом размышлении, что ты думаешь о тиртасианцах? Кажется, они вполне довольны своим стоическим поведением.

– Верно, –ответил Спок, – Философия стоицизма дает иллюзию того, что самообладание дает возможность контролировать все внешние раздражители. Некоторым образом это абсолютно практично – но здесь легко можно впасть в крайность.

– Этим страдают большинство идей, –заметил Кирк.

Спок кивнул. Конечно, многое осталось невысказанным, очень многое…И он вспомнил еще одно стихотворение, как-то упомянутое Кирком:

To follow knowledge like a sinking star,

Beyond the utmost bound of human thought…

To strive, to seek, to find, and not to yield.

(Прим. переводчика: это из стихотворения "Улисс" Альфреда Теннисона. В русском переводе:

За знаньем следовать, как за звездой упавшей,

Перешагнув пределы нашей мысли…

Бороться и искать, найти и не сдаваться…


ГЛАВА 15 | Сердце Солнца |