home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3


Мира Колес как раз собралась вызвать Аристоклеса Марчелли по частной линии, когда зазвонил ее собственный телефон. Сухой голос Аристоклеса проговорил: "Я настаиваю на личной встрече у меня через час. Благодарю."

Ей было ясно, что он сильно озабочен, но она раздумывала, было ли это впечатление, которое он хотел произвести, или же события действительно выскользнули у него из-под контроля. Аристоклес так часто старался держать ее на расстоянии, что она просто не могла вообразить его потерявшим самоконтроль. Ей придется быть настороже, чтобы не попасться в его сети. Эта встреча может оказаться решающей для нее как политика.

Дом Аристоклеса в южной части Каллинуса был нарочито прост – одноэтажное здание из дерева и стекла. Он встретил Миру у двери и провел в комнату, обставленную только тремя кушетками и низким деревянным столом.

Усевшись на одну из кушеток, она достала из своей сумки рубашку, которой требовалась починка. Нет смысла выбрасывать рубашку, которую можно снова зашить и носить. И так же бесполезно сидеть и разговаривать с пустыми руками. На столе уже лежали некоторые инструменты. Похоже, Аристоклес уже занимался тем же самым.

– Меня очень интересует этот объект, приближающийся к нашей системе, –проговорил Аристоклес, выворачивая рубашку на другую сторону. – Полагаю, что и тебя тоже.

– Конечно, –осторожно ответила она. – Уверена, что Джеймс Кирк и его люди захотят узнать о нем побольше.

– Мы должны посоветовать им исследовать его и поделиться с нами своими наблюдениями. Кроме того, я считаю, что будет мудрым шагом иметь на борту "Энтерпрайза" нашего наблюдателя.

Мира остановилась на середине стежка. Она хотела предложить то же самое. Ее обеспокоило, что он предвосхитил ее действия, что он хотел того же, чего и она.

– Это наша планетная система, –ответила она. – Мы имеем право знать об том объекте и о том, что это может значить для нас.

– Вот именно. Я думаю, что это будешь ты и один из твоих помощников. Если честно, я не могу придумать никого лучше для такой работы.

Она пропустила иглу через рубашку, опустив взгляд. И об этом она тоже хотела попросить. Весь день она думала о том, как предложить это Аристоклесу, который был глубоко возмущен, что приходится иметь дело со Звездным Флотом, правой рукой Федерации; но она беспокоилась, не сыграет ли это ему на руку.

И, призналась она себе, ей не очень-то хотелось так близко общаться с офицерами Звездного Флота. Она считала прежние свои встречи с ЗФ раздражающими, даже понимая, что членство в Федерации было в интересах ее мира. Последний посланник Федерации около трех лет назад не полностью доверял ей, как и она ему, впрочем. Составленный ими договор утверждал автономию ее мира, но оставлял возможность коммуникации и дальнейших отношений с Федерацией. Но многие тиртасианцы отрицательно отнеслись к ее усилиям по составлению этого договора.

Аристоклес Марчелли выиграл выборы как раз после этого договора. Он попытается отменить все, чего она добилась, если она не выступит против него.

– У нас есть своя гордость, ты знаешь, –продолжил Аристоклес. – Ты, конечно, заметила, что Джеймс Кирк не сказал нам об открытии своего офицера по науке, пока мы не показали ему доклад наших наблюдателей. Может, он и проинформирует нас, но мы не можем быть в этом уверены, так? Все же, Кирк и его люди восстановили наши базы данных. Меньшее, чем мы можем отблагодарить их – предложить свою помощь в исследовании загадочного объекта.

Насколько же он лицемерен! Мира подняла голову. Аристоклес сдвинулся на кушетке, отводя взгляд, притворившись, что полностью поглощен штопкой.

Я знаю, чего ты хочешь, подумала она; ты хочешь, чтобы я была на "Энтерпрайзе", чтобы не марать руки общением с не-тиртасиацами, с людьми, которые принимают все, что яростно отвергли наши предки. Ты хочешь, чтобы я была там на случай, если что-то пойдет не так, если этот объект представляет угрозу. Может быть, я где-нибудь ошибусь, и у тебя будет еще больше поводов покритиковать Федерацию и тех тиртасианцев, которые гордятся нашим членство в ней, которые слишком доверяют Федерации. Это укрепит твою позицию и фатально ослабит мою.

Но возможно, она слишком перестраховывается. Пока не было причин предполагать, что неизвестный объект несет какую-либо угрозу, и будет вполне разумно иметь на борту "Энтерпрайза" кого-нибудь, чтобы присматривать за тиртасианскими интересами. И она, признала Мира, была для этого самой подходящей кандидатурой.

Она должны быть очень осторожна с Джеймсом Кирком, капитаном звездолета; его компания, неохотно призналась она самой себе, может стать слишком приятной, если она позволит это. На борту его корабля, ее судьба будет в его руках. Ей придется прояснить – и постоянно напоминать себе – что ее ответственность перед Тиртаусом – ее главный приоритет. Ничто, и особенно ее любопытство к этому феномену, не должно перевесить эту ответственность.

– Я согласна, –сказала она. – Давай подумаем, что точно мы скажем, а потом попросим встречи с Джеймсом Кирком как можно скорее. – Ей хотелось заглушить свои подозрения, избавиться от ощущения, что она сказала именно то, что планировал Марчелли.

Их задание было окончено, и, как надеялся Кирк, почти все потерянные данные были восстановлены. Было потеряно лишь несколько древних летописей, вместе с частью фольклора, но Уэсли Варрен сообщил, что уже знает, где их можно найти.

Кирк уже собирался подняться на "Энтерпрайз", но Мира Колес и Аристоклес Марчелли попросили его встретиться с ними в вестибюле гостиницы. Может, они просто хотели отметить его отправление какой-нибудь церемонией – хотя это и непохоже на тиртасианцев. А возможно, они просто хотят поблагодарить его и его команду.

Кирк направился к двери, когда услышал сигнал коммуникатора.

– Кирк слушает.

– Капитан, –сказал голос Спока. – Я только что получил сообщение от Миры Колес: она и ее помощники просят о встрече с вами.

– Я как раз туда иду.

– Они потребовали и моего присутствия на встрече.

– Думаю, вам нет необходимости быть здесь, Спок. Они, скорее всего, планируют нечто вроде прощального шоу, и решили, что первый офицер должен в этом участвовать. –Он надеялся, что так оно и будет, однако какое-то подсознательное ощущение уже говорило ему, что двое тиртасианцев задумали что-то еще. Просить Спока спуститься вниз только чтобы сказать спасибо и прощайте, было совсем не позже на до крайности практичных тиртасианцев. – Ладно, встретимся в вестибюле. Конец связи.

Дверь скользнула в сторону. Ухура и Тейквит ожидали его у лифта; раз они провели на планете куда больше времени, чем другие члены экипажа, он хотел, чтобы и они присутствовали и на последней встрече.

Лифт доставил их на первый этаж; Спок стоял рядом с Мирой Колес и Аристоклесом Марчелли. За спиной Миры стоял Уэсли Варрен.

Четверо молчали, наблюдая, как Кирк и женщины пересекают вестибюль. Даже Варрен казался нехарактерно серьезным. Кирк остановился перед группой; похоже, они ждали, что он заговорит первым.

Он кашлянул. – Мы очень рады, что потеряна лишь малая часть ваших банков памяти, – сказал он. – Компьютерные эксперты и библиотекари Федерации многому научились на этой ошибке, и Консул попросил меня заверить вас, что такой инцидент больше не повторится. – Он замолчал, надеясь, что тиртасианцы смогут выдавить из себя несколько благодарственных слов.

– Вы хорошо сделали свою работу, –без выражения сказал Аристоклес Марчелли. – Мы не для этого хотели встретиться с вами. Нас весьма беспокоит объект, приближающийся к нашей системе из внешнего космоса, и мы настойчиво рекомендуем вам его исследовать.

– Мы как раз собирались этим заняться, –ответил Кирк. – Одна из наших главных задач – исследование неизвестного. – Это звучало достаточно официально. Он кинул взгляд на Спока, который едва заметно пожал плечами.

– Я уверена, что у Спока уже есть данные об этом объекте, –сказала Мира Колес. – Он ваш офицер по науке, и он оставался на корабле большую часть времени.

– Да, –ответил Кирк. – Хотя у него есть и другие обязанности.

– Вы были должны поделиться с нами этими наблюдениями, –заявил Марчелли. – Когда вы поняли, что это не ромуланский корабль?

– Прежде чем вышли на орбиту, –ответил Спок.

– Вы должны были сказать нам, вместо того чтобы самим делать выводы, –Марчелли нахмурился. – Предложенная нам защита от ромулан – это только предлог, чтобы заставить нас присоединиться к Федерации. Или вы пытаетесь показать, что ваша защита нужна нам?

Мира Колес повернулась к Споку. – Этот объект представляет какую-нибудь опасность для нашего мира?

– Я не могу ответить вам с абсолютной уверенностью, –проговорил Спок, – но его настоящий курс пролегает на безопасном расстоянии от планеты.

– Изучение этого объекта –это наша следующая цель, – сказал Кирк. – Конечно, мы будем держать вас в курсе

– Это еще не все, –Аристоклес едва заметно вздернул подбородок. – Мы настаиваем, чтобы в этой миссии приняли участие двое наших людей.

Кирк напрягся. – В этом нет необходимости.

Глаза Миры Колес сузились. – Джеймс, – проговорила она, – могу я напомнить, что это наш мир? Мы имеем право исследовать его или участвовать в таком исследовании.

– Это так, –Кирк пытался говорить негромко, но твердо, – Но члены Федерации не имеют права без приглашения вступать на борт кораблья Звездного Флота.

Спок молча склонил голову, соглашаясь с капитаном.

– Могу я напомнить вам, –заговорил Марчелли, – что физические и эмоциональные тренировки нашей системы обучения делают наших людей такими же твердыми и дисциплинированными, как любой выпускник Звездной Академии. Вряд ли они обременят вас. – Он кинул на Спока косой взгляд; вулканец в ответ лишь поднял бровь.

– Вы пришли сюда, чтобы помочь нам, –сказала Мира Колес. – Вы это сделали. Теперь мы предлагаем вам свою помощь, и вы знаете, что мы не предложили бы этого, если бы не были уверены, что сумеем помочь. – Ее серые глаза в упор смотрели на Кирка. Так это еще и вопрос самолюбия, подумал Кирк, попытка отплатить за восстановление их базы данных. Или нет?

– Кого именно вы предлагаете? –спросил он.

– Мы полагаем, –ответил Марчелли, – что это будут Мира Колес и Уэсли Варрен. – Возможно, вам понадобятся знания Миры в области астрофизики, и оба они имеют опыт в исследовании необитаемых регионов Тиртауса 2. Кроме того, они тесно работали с вашей командой эти несколько недель. Им будет легче адаптироваться к жизни на борту вашего звездолета.

Насчет Варрена, наименее надменного из всех тиртасианцев, Кирк почти не сомневался. Сложнее было с Мирой.

– Каковы точно будут их функции? –спросил Спок.

– Они будут наблюдателями, –ответил Марчелли. – Вы может найти их наблюдения и советы весьма полезными.

– Мы не будем вмешиваться в миссию, –продолжила Мира Колес, – и будем находиться под вашим командованием. Если кто-то из нас будет мешать, применяйте те же санкции, что к любому члену экипажа, – она едва не улыбнулась, но сдержалась. – Но заверяю, что мы не станем помехой.

– Хорошо, –сказал Кирк. – вы можете подняться на борт "Энтерпрайза". Мы покинем орбиту в 0700 по вашему времени, так что приготовьтесь к подъему на корабль в 0600.

Мира Колес кивнула. – Спасибо, Джеймс – и за это, и за ваши действия здесь.

Кирк внутренне вздохнул. По крайней мере, его и его команду в конце концов поблагодарили.

– Тогда я даю вам первый приказ. Я знаю, что ваш народ презирает титулы, но я должен настаивать, чтобы на борту вы следовали формальному протоколу Звездного Флота. Так будет проще для всех нас.

– Конечно –капитан, – быстро ответил Варрен.

– Лейтенант Ухура и энсин Тейквит останутся с вами до момента отправления, и ответят на любые ваши вопросы. –Он вытащил коммуникатор. – Транспортаторная, поднять на борт меня и мистера Спока.

Вестибюль опустел. Кайл улыбнулся из-за транспортаторной консоли.

– Добро пожаловать на борт, капитан.

– Приготовьтесь поднять Ухуру, Тейквит и двоих тиртасианских наблюдателей через четыре часа, –приказал Кирк, спускаясь с платформу транспортатора.

– Капитан, –сказал Спок, догнав Кирка, – Полагаю, вы мудро поступили, избегнув конфронтации с тиртасианскими лидерами. Тем не менее, присутствие наших двух гостей совершенно очевидно будет излишним.

– Я знаю, Спок. Но это стратегически разумно. И кто знает, может, они все же окажутся полезными.

– Полезными, возможно, их культура базируется на конструктивной деятельности, но тем не менее излишними, потому что любое ваше задание смогут выполнить и члены экипажа. И их гордость –мне кажется, вы восхищаетесь ей?

– Наверное, да. Это отчасти компенсирует их недостатки.

– Восхищения едва ли достаточно, чтобы поднять Миру Колес и Уэсли Варена на борт.

Кирк устало потер глаза. Хорошо, что Спок нечасто обсуждал его решения. Даже вулканцы не обладали его упорством.

– Если бы я не согласился взять их на корабль, Мира Колес и ее коллеги могли бы послать протест в Совет Федерации, –терпеливо ответил Кирк. – Возможно, Совет и Звездный Флот и приняли бы мою сторону, но они бы точно устроили мне выволочку за то, что я ничего не делаю, чтобы поспособствовать ослаблению напряжения на этой планете, особенно когда значительная часть населения желает выйти из состава Федерации. А если Мира как-то убедит их поддержать ее, нам в любом случае придется взять их на борт. Куда проще самим позволить им это и сообщить Звездному Флоту о моем решении. Если они создадут нам проблемы, то будут просто посажены под домашний арест до конца миссии. В крайнем случае, мы сможем отправить их обратно на шаттле.

– И в таком случае никто не будет протестовать, –сказал Спок. – Ваша логика безупречна, капитан.

Кирк выдавил слабую улыбку. После беседы с тиртасианцами было приятно получить комплимент, пусть даже в вулканском варианте.

– Тем не менее, мы должны учесть возможность, что все это часть спланированной провокации.

Кирк вздохнул. Вот тебе и комплимент.

– Посмотрим, –сказал он, и они вошли в турболифт.

Хикару Зулу подвел "Энтерпрайз" поближе к таинственному планетоиду, и откинулся на спинку кресла. Звездолет следовал параллельным объекту курсом, неуклонно приближаясь к солнцу. Сидящий справа от Зулу Кевин Райли внимательно изучал главный экран.

Зулу тоже поднял глаза. На первый взгляд объект казался простым астероидом, но необычно симметричной формы; большинство астероидов были похоже на помятые серые помидоры.

– Лейтенант Ухура, –раздался голос капитана Кирка позади него, – откройте все входящие частоты.

– Выполняю, капитан, –отозвалась та.

Живые существа, обнаруженные при сканировании корабля еще при сближении, все еще или не желали ответить, или же по каким-то причинам еще не поймали сигналов "Энтерпрайза". Второй вариант на этой дистанции был маловероятен, подумал Зулу: конечно, они уже знают о нашем присутствии. Или они сознательно не отвечают?

– Рассчитываю курс объекта, –проговорил Райли. – Странно, капитан. Судя по расчетам, объект применил корректировку курса, которая неминуемо приведет к столкновению с солнцем.

– Вы уверены, лейтенант? –спросил Кирк.

– Мы поддерживаем параллельный курс; да, я уверен.

– Никаких догадок, какие жизненные формы могут быть внутри? –спросил Кирк.

– Отрицательно, –ответил Спок со своей станции. – В памяти компьютера нет ничего похоже на те показания, что мы получили при сенсорном сканировании.

– С помощью чего он движется? –спросил Кирк.

– Неизвестно, –ответил Зулу. – Но похоже, что эта какая-то полевая система.

– А источник энергии?

– Я не могу засечь его, –ответил Зулу, – так что он, наверное, окружен силовыми полями. Но это только предположение, потому что никаких силовых полей сенсоры тоже не засекают.

– Странно, –снова пробормотал Райли.

Зулу услышал, как раскрылась за спиной дверь турболифта. Оглянувшись, он увидел Дженис Рэнд и следующих за ней тиртасианцев. Эти двое не тратят время зря, подумал Зулу. Они пришли на мостик вместе с Ухурой и Тейквит сразу после поднятия на борт. Кирк быстро представил их команде мостика, прежде чем послал на прохождение медосмотра и заселение в каюты.

Зулу понял, почему капитан, возможно, хотел получше узнать Миру Колес. Ему пришлось признать, что она была очень красивой женщиной, несмотря на простую одежду и отсутствие украшений. Хотя конечно, капитан Кирк не поднял бы ее на борт только потому, что она показалась ему привлекательной, а она и ее помощник попытались заверить команду, что они будут полезны.

Старшина Рэнд подвела двух тиртасианцев к капитану, прошептав что-то ему на ухо. Мира Колес, склонив голову, внимательно осмотрела экран, явно заинтригованная открывшейся ей картиной. Она бы не попросила подъема на борт только из любопытства. Он подозревал, что она была сильно озабочена, хотя и очень умело скрывала свои чувства. Неизвестное в любой момент может стать угрозой, а это конкретное неизвестное пока что еще ни на йоту не прояснилось.

– Мисс Колес, мистер Варрен, –Кирк поднялся на ноги, – может, вы хотите почувствовать, что это такое – сидеть в капитанском кресле?

Варрен уселся в кресло, довольно усмехнулся, затем снова стал серьезен.

– Спасибо, капитан, –сказал он. – Могу я теперь присоединиться к вашим офицерам по науке? – он кинул взгляд на Спока и лейтенант-коммандера Массоуда. – Я хотел бы просмотреть данные, которые они уже получили.

– Разрешение дано.

Варрен поднялся на ноги и направился к научной станции Спока.

Мира Колес осторожно смотрела на капитанское кресло.

– Садитесь, мисс Колес, –пригласил Кирк, положив руку на спинку кресла. – Вы ведь знаете, вы лидер вашего мира. А я – только капитан звездолета.

Мира Колес покраснела, и уселась в кресло.

– Надеюсь, ваши каюты вам подходят, –продолжил Кирк.

– Более чем адекватно, –ответила она, – а ваш главный медик нашел, что мы оба здоровы. – Она замолчала. – Мне жаль, что трое ваших людей, которые оказали нам большую помощь, сейчас в лазарете.

Кирк улыбнулся. На лице Миры Колес было прежнее серьезное выражение, но по крайней мере, она пыталась быть вежливой.

– Доктор Маккой и его люди скоро поставят их на ноги.

– Старшина Рэнд любезно показала нам корабль, –тиртасианка едва заметно напряглась, словно соблюдение вежливости требовало от нее постоянных усилий. – Кстати, она мимоходом упомянула, что вы человек, который ценит женскую компанию.

– Понятно, –весело ответил Кирк.

– Я уверена, что женщины так же ценят вашу компанию.

Кирк пытался не рассмеяться, глядя на нее. У него это почти получилось.

– Вы подчас ведете себя в, как у вас бы сказали, "аристократической" манере, явно вполне интеллигентны, и вы не стали бы капитаном, если бы не обладали еще некоторыми качествами.

Она смотрела прямо на него, но он не был уверен, пыталась ли она – пусть неловко – флиртовать, просто констатировала факты или же смеялась над ним.

– Я принимаю ваш комплимент, –сказал наконец Кирк.

– Я не собиралась вам льстить, –на мгновение он подумал, что она улыбнется. – Капитан, в моем мире мы говорим, "одинокий человек уверен в себе и надежен". Поэтому мне придется сделать вывод, что ваша надежность – сомнительна.

Она мягко выговаривала слова; он не считал, что она намеревается обидеть его. – Но я тоже одинокий человек, – быстро заметил Кирк.

– Нет. У вас есть корабль.

Мира Колес поднялась на ноги. – Мы проговорили достаточно долго. Что полезного я могу сделать?

– Предлагаю вам присоединиться к вашему помощнику и моим научным офицерам. Может, вы увидите что-то, что мы пропустили.

Он проследил за ней взглядом и сел в свое кресло. Астероид все еще был на экране, все еще двигался к солнцу, и его обитатели все еще отказывались вступать в контакт.

– Маккой мостику. Джим?

– Ты не против, если я приду на мостик и взгляну на эту штуку? –спросил Маккой.

– Пожалуйста.

Маккой быстрым шагом вышел из лифта, кивнул тиртасианцам и подошел к креслу Кирка, нахмурившись еще больше, чем обычно.

– Взгляни, Боунз, –Кирк махнул в направлении экрана.

На мгновение доктор молча уставился на открывшуюся картинку. – Ну и что это такое, черт побери? – поинтересовался он.

– Это, –сказал Спок со своей станции, – мы и пытаемся выяснить.

– Я знаю, Спок, –Маккой склонил голову. – Я имел в виду, мы знаем, что из-за этого стоит волноваться?

– Этого мы не знаем, –ответил Спок. – Мы должны отправиться внутрь, чтобы узнать больше.

Кирк пришел к тому же выводу. Маккой сдвинул брови, внимательно изучая экран. – Эта штука меня беспокоит. Я не очень-то люблю загадки, особенно такие, к которым так мало ключей. – Он помолчал. – Вы же несерьезно говорите о том, чтобы отправиться туда, правда?

– Это может стать необходимым, –ответил Кирк. Мира Колес свела брови вместе; интересно, она станет настаивать на сопровождении?

– Давайте просто надеяться, что вы не подхватите ничего хуже, чем несварение желудка, –Маккой потер подбородок. – Мне не нравится идея отправляться внутрь объекта, о котором мы так мало знаем.

– Мы примем все меры предосторожности.

– Судя по показаниям сенсоров, воздух внутри объекта пригоден для дыхания, –сообщил Спок. – Рекомендую попытку проникновения внутрь и контакт с живыми формами. Признаков опасности не наблюдается.

– Кроме того, что эти живые существа очень необщительны, –сказал Маккой, поворачиваясь к Споку. – Это вам ни о чем не говорит?

– Только о том, что они не могут, или не хотят отвечать на наши сообщения, –ответил Спок. – Отсюда вовсе не следует, что они представляют опасность для нас.

– Принцип бритвы Оккама, –заметил Кирк. – при отсутствии фактов ничего не предполагай. Не совсем то, что говорил Оккам, но смысл тот же.

– Я против высадки на астероид. Мы должны собрать как можно больше информации, прежде чем предпринять такую попытку.

Кирк замолчал. Сначала Маккой, теперь Мира.

– На это может не хватить времени. Позвольте мне напомнить, что внутри есть живые существа, а корабль все еще движется прямо на солнце. Если он не изменит курс, то они погибнут. Мы должны найти какой-то способ предотвратить это.

– Но вдруг эти существа воспримут попытку проникновения на их корабль как агрессию?

– Мы этого не знаем, –ответил Кирк. – Но пока у нас нет причин предполагать это. Если бы они на самом деле боялись нас, то могли бы спрятаться в вашей системе, пока мы не улетели бы отсюда. Мне кажется более правдоподобным, что они не могут нам ответить. Возможно, потребуется миссия милосердия.

Мира Колес выпрямилась.

– Возможно, вы правы. Но я все-таки против немедленной попытки проникновения на этот корабль. Прошу это записать, капитан.

– Запишите, –приказал он.

– Подтверждено, –раздался компьютерный голос.

– Если вы пойдете туда, –продолжила тиртасианка, – кого вы возьмете с собой?

– Спока, конечно. Не думаю, что понадобится большая группа.

– В команде должен быть тиртасианец, –сказала она.

Снова политика, подумал Кирк. С одной стороны, записанный протест против попытки проникновения внутрь планетоида; с другой – тиртасианец должен быть членом исследовательской партии: она прикрыла себя с обоих сторон.

На них смотрели Уэсли Варрен и Спок; Али Массоуд хмурился, дергая бороду. Мира Колес оглядела мостик и обернулась к Кирку:

– Вы командуете здесь, капитан, –продолжила она. – Я оставляю решение на ваше усмотрение.

Он почувствовал облегчение, поняв, что она не станет открыто вступать с ним в противостояние; так что ему осталось только саркастически поблагодарить Миру за разрешение командовать своим собственным кораблем.

– Мы пойдем внутрь, –сказал он наконец. – Я соберу команду.

Уходя с мостика, Кирк попросил Спока встретиться с ним в конференц-зале. Теперь же, когда за спиной первого офицера закрылась дверь, Кирк сказал:

– Раз наши тиртасианские гости вызвались добровольцами для этой миссии, я склонен с ними согласиться –по дипломатическим причинам. У нас пока нет оснований предполагать, что исследование объекта может представлять какую-либо опасность, несмотря на то, что сказала Мира Колес. Кроме того, мы в любой момент сможем транспортироваться обратно на "Энтерпрайз".

– Я бы выбрал Уэсли Варрена, капитан, –сказал Спок. – Он вполне сообразителен, и даже если и не поможет нам, то и не помешает. Как астрофизик, Мира Колес принесет больше пользы, сотрудничая с Массоудом и прочими офицерами научного отдела на борту "Энтерпрайза". Кроме того, так как она является одним из лидеров своего мира, ее могут внезапно вызвать с поверхности планеты. Ее люди должны иметь возможность связаться с ней.

Кирк думал то же самое, но был рад услышать это от Спока. Мира Колес, столь гордая своей практичностью, не сможет возразить.

– Очень хорошо, –сказал он, немало изумленный тем чувством облегчения, которое он испытал при мысли, что Мира Колес останется в безопасности на "Энтерпрайзе". Странно, почему бы это? Просто потому, что ему не придется выслушивать ее язвительные замечания? Или придется признать, что он больше беспокоился о ней, чем признавал, и что интуиция предостерегает его, что путешествие внутрь чужого корабля станет более опасным, чем они все считали.

Всегда ожидай неизвестного, учили его в Академии, и ты почувствуешь, как оно приближается. Ему нравилась эта идея, но позже ему объяснили, как ненадежны могут быть такие чувства; истинное неизвестное всегда приходит неожиданно, и может остаться непостижимым навсегда. А единственный совет, который мог помочь в такой ситуации, был прост: сделай все, что можешь, но нарушай как можно меньше правил. И будь уверен, что ты прав…



ГЛАВА 2 | Сердце Солнца | ГЛАВА 4