home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 5


У Зулу с самого начала было плохое предчувствие. Когда он материализовался внутри чужого корабля, ощущения тревоги и недоверия нахлынули на него. Не то что это было ощущение огромной опасности; волнение было больше похоже на то, что он чувствовал, когда неисправный турболифт внезапно резко останавливался. Тревога была смутной, шепот предупреждения невидимого врага.

Зубчатый туннель с черными стенами сразу бросился ему в глаза. Он и остальные были внутри туннеля, который неожиданно сворачивал под прямым углом в вызывающее клаустрофобию трехгранное помещение. Этот тупик раздражал и внушал тревогу.

Рядом с ним Дженис Рэнд пробормотала что-то про ночные кошмары и стереометрию. Впереди Спок сканировал пространство трикодером. Энсин Тейквит стояла рядом с капитаном Кирком, оглядываясь вокруг расширенными глазами.

Было ясно, что эти коридоры не рассчитаны на любую форму гуманоидной жизни. Скорее, они казались проходами между гнездами насекомых.

– Насекомые, –проговорил Уэсли Варрен, пришедший к такому же заключению. – Надеюсь, что они хотя бы не пауки. – Он вздрогнул.

Зулу комментарий показался странным; он бессознательно считал, что тиртасианцы не должны ничего бояться.

– Вы имеете в виду гигантских пауков? –переспросил Зулу. – Да…я тоже надеюсь.

– На меня даже маленькие нагоняют страху, –признался Варрен. – Я помню, как в первый раз рассказал моей матери, как я боюсь пауков, – это было задолго то того, как я смог признать это. Она сказала мне, что я очень хорошо скрываю свой страх, но более практично будет объявить об этом открыто.

– Почему практично? –спросила Рэнд.

– Если окружающие меня люди знают об этом –они могут достаточно легко с этим справиться. Скажем, прогонять пауков из комнаты, или исправить мои упущения… Но если они ничего не знают, они не смогут ничего сделать, и мои промахи смогут навредить кому-нибудь.

– Логично, –заметил Спок.

– У моего пра-пра-дедушки, –вмешался Кирк. – были очень серьезные проблемы с пауками на его ранчо. – Зулу заметил блеснувшие в глазах капитана озорные огоньки. – Пауки едва не сожрали его и его лошадей, после того как покончили с крупным рогатым скотом.

– Спасибо, –сказал Варрен, – за этот яркий образ.

– Мы можем поднять вас обратно, если хотите, –предложил Кирк.

– Нет, я остаюсь, –тиртасианец выдавил улыбку. – Не беспокойтесь, капитан Кирк, я справлюсь. Спросите Миру о волосатых пауках, которые однажды заполонили наш лагерь в Эунийских горах. Мне пришлось позабыть о своей фобии – а это были тиртасианские пауки, по сравнению с которыми земные тарантулы кажется крошечными.

Спок отвел взгляд от трикодера. – Полагаю, мы должны двигаться в этом направлении, – проговорил он, шагнув направо.

Кирк кивнул. – Ведите, – приказал он.

Спок шагнул вперед, Зулу последовал за ним. Когда Спок исчез за очередным крутым поворотом, Зулу поспешил за ним и едва не налетел на вулканца. Далеко впереди, они увидели нечто вроде ярко-зеленого сияния.

– Что это? –спросил Кирк, появляясь рядом с Зулу.

– Вид фосфоресценции, –как обычно бесстрастно ответил Спок. – Я не вижу явной опасности.

Спок направился дальше, Зулу последовал за ним. – Это похоже на проход, – проговорил вулканец, – в более обширное пространство.

Зулу шагнул вслед за ним –

– в огромный пустой зал, при виде которого у него перехватило дыхание. Он замер в изумлении. Здесь зеленое свечение было более мягким, что затрудняло оценку расстояний. Зулу предположил, что этот зал нескольких километров шириной. Когда его глаза приспособились, он заметил черные туннели, змеящиеся вокруг. Это хуже, чем любой лабиринт, подумал он; чем дольше он разглядывал коридоры, тем большую дезориентацию ощущал. Позади него, Кирк передавал свои наблюдения Ухуре.

– Обширный зал зеленого цвета, –говорил он, – около шести… – его голос то пропадал, то вновь появлялся, пока Зулу не осознал, что это он не может сконцентрировать внимание на произносимых капитаном словах. Хаотические узоры коридоров вокруг зеленой зоны тревожили его очень сильно, словно что-то коснулось его и оставило след, который никогда не исчезнет.

Он отвернулся и закрыл глаза, пытаясь восстановить самоконтроль, повторяя, что никакой опасности нет. Когда он снова открыл глаза, Кирк все еще держал коммуникатор. – Конец связи, – проговорил капитан, подвешивая его на пояс. – Мира пришла на мостик, – сообщил он Варрену. – Ухура убедится, что она слышала мой доклад.

– Спасибо, капитан, –Уэсли Варрен выглядел очень бледным, его губы почернели; Зулу понимал, что это из-за необычного света. Дженис Рэнд водила глазами из стороны в сторону, словно ожидая, что кто-то подкрадывается к ней. Тейквит замерла на месте с расширенными глазами. Только Спок, казалось, не обращал внимания на цветовую феерию.

– Продолжим, капитан? –спросил он.

Зулу неожиданно страстно захотелось, чтобы Кирк приказал вернуться на "Энтерпрайз". Заберите нас отсюда, кричал его внутренний голос, и на какой-то момент он испугался, что выкрикнул это вслух. Варрен выглядел еще более бледным, но в его глазах сквозила решимость, что ободрило и Зулу.

Кирк вздрогнул. – Это как… – начал он, но замолчал. –…Как будто кто-то пытается нас спугнуть, – закончил он. – Спок, твое мнение?

– Я бы сказал, основываясь на вашей видимой реакции, что ваши ощущения могут быть вызваны неким химическим сигналом. Маловероятно, что просто окраска этого места способна вызвать такой эффект. Мы также не можем быть полностью уверены, что это хорошо продуманная попытка прогнать нас –это может быть совпадение.

Может быть, подумал Зулу, вспомнив слова Маккоя на мостике, это может быть первой стадией инопланетной болезни. Он попытался контролировать страх.

– Энсин Тейквит, что вы чувствуете? –спросил Кирк.

Молодая женщина глубоко вздохнула. – Как будто поверхность под моими ногами вот-вот исчезнет, и нас выбросит в космос.

– А вы, лейтенант Зулу?

Зулу тяжело сглотнул. – Похоже на очень сильное беспокойство, которое может перейти в панику. Мне хочется упасть на пол и закрыть голову руками.

– У меня то же самое, –сказал Кирк. – Лейтенант Рэнд?

– То же самое, капитан, –ответила Рэнд.

– Я чувствую себя примерно так же, как Тейквит, –проговорил Варрен. – Словно вот-вот провалюсь в открытый космос.

– Любопытно, –заметил Спок. – Ваши реакции отличаются друг от друга.

– У нас с Уэсли реакции одинаковы, –заметила Кейт. – Мы не настолько открыты и импульсивны, как остальные – кроме мистера Спока, конечно. Мы пытаемся справиться сами, возможно, поэтому наши реакции схожи.

– Интересно, –повторил Спок, затем снова переключил внимание на экран трикодера. – На борту все еще регистрируются жизненные формы, но сигналы ослабевают. Это может означать, что они теряют силу, – голос Спока звучал несколько напряженно. Зулу подумал, что сейчас может ощущать вулканец.

– Капитан, –продолжил Спок. – Мы должны рассмотреть возможность того, что у нас может не быть достаточно времени, учитывая постоянное ускорение этого объекта, чтобы найти его обитателей и установить с ними контакт, прежде чем они столкнутся с солнцем этой системы.

– Когда это произойдет? –спросил Зулу.

– Учитывая настоящее ускорение, примерно через неделю.

– Откуда идут жизненные сигналы? –спросил Кирк.

– Все они регистрируются с другой стороны этого зала. –Зулу увидел, как Спок повернулся к зеленому свечению, но не смог заставить себя сделать то же самое. – Все черные коридоры оканчиваются там, – он указал на точку на другой стороне полости.

Кирк открыл свой коммуникатор. – Кирк "Энтерпрайзу".

– Ухура, слушаю, –раздался голос лейтенанта.

– Мы здесь немного задержимся. Потом я решу, что делать дальше.

– Есть, сэр. Мира Колес сейчас на мостике вместе с офицерами из научного отдела. Я вам сразу же сообщу, если сканеры зафиксируют какое-нибудь изменение параметров объекта.

– Хорошо. Конец связи.

Когда Спок возглавил их продвижение по зеленому проходу, Зулу вдруг заметил мертвую тишину, царящую на этом корабле. Мерцающее сияние казалось еще более хаотическим. Зулу снова ощутил захлестывающую его панику. Он оглянулся на Рэнд и заметил бисеринки пота на ее лице.

– Даже пауки были бы лучше, –пробормотал Варрен. Зулу понял, что тиртасианец просто пытался разорвать неестественную тишину. Он снова сконцентрировал внимание на спине Спока.

Казалось, что на вулканца совершенно не влияет чуждое людям окружение, но Зулу подозревал, что он просто хорошо это скрывает. Его вулканская половина действительно могла отсечь все нежелательные ощущения, а вот касательно человеческой, не все было так просто.

Зулу принюхался: воздух был плотным, но ничем не пах, и представил, что они двигаются по черному сухожилию, соединяющему мускулы. Наконец, в зеленом тумане впереди показалось еще одно отверстие: черная рана на зеленой коже. Он попытался контролировать свое воображение, но оно отказывалось ему подчиняться.

Они прошли сквозь этот проход. Изогнутый коридор привел их к скоплению странных неестественной форму камер. Отверстия светились мертвенно-бледным желтоватым светом. Зулу заглянул внутрь одного и увидел невероятное нагромождение углов и стен, без единой плавной линии или прямого угла – эти архитекторы были фанатичными поклонниками неправильных углов и зубчатых границ. Спок остановился перед одной из камер, проводя сканирование, затем шагнул внутрь. Зулу последовал за ним, затем подтянулись и остальные. Низкий потолок камеры был усеян наростами в виде пирамидок, пятиугольников и прочих фигур. Зулу почувствовал себя так, будто находился в желудке огромной космической рыбины.

– Никакая часть этого интерьера не несет очевидных функций, –сказал Спок.

– Как вы сейчас себя чувствуете? –спросил Кирк.

– Голова кружится, –ответил Варрен.

– У меня тоже, –пробормотала Рэнд, судорожно вдыхая воздух. – И сильная тошнота.

В горле Зулу стоял комок: он тяжело сглотнул. Он вспомнил о членах экипажа в лазарете и подумал, чувствовали ли они себя так же ужасно, как он.

– Будто я вращаюсь с большой скоростью, –сказала Тейквит.

– То же самое, –выдавил из себя Зулу.

– Ладно, я себя тоже не очень хорошо чувствую, –сказал Кирк. – Значит так, мы сейчас все садимся на пол, закрываем глаза и не двигаемся. Это приказ.

Зулу сел, обхватив руками колени, и закрыл глаза.

Спок с закрытыми глазами, прислушивался к дыханию своих товарищей. Их дыхание замедлилось, стало более глубоким и регулярным, так что возможно, наихудшие симптомы ослабели.

– Как вы? –спросил Кирк.

– Лучше, –ответил голос Варрена.

– Я может смогу встать не боясь потерять свой ланч, –сказал Зулу.

– Так, все медленно встаем, –приказал Кирк.

Спок открыл глаза и поднялся на ноги, затем помог Кейт Тейквит. Он поднял трикодер и внимательно изучил его показания.

– Капитан, –сказал он. – Мой трикодер странно себя ведет. Сперва он установил направление, в котором находятся живые существа, и мы шли по его показаниям. Теперь же он показывает, что живые существа находятся позади нас, в районе, который мы уже осмотрели.

– Странно, –согласился Кирк.

Уэсли Варрен подошел ближе к Споку. – Может, это работает защитный механизм? – предположил он. – И он пытается запутать незваных гостей?

Спока заинтриговал такой умозрительный комментарий.

– Почему понадобился такой механизм, по вашему мнению? –спросил он.

– Возможно потому, что эти существа в некотором смысле недееспособны, –ответил Варрен, – по крайней мере сейчас. Кроме того, кажется, что этот корабль начал снова функционировать только недавно.

– Мне тоже так кажется, –сказал Кирк. – Здесь все кажется выведенным из строя.

– Мы слишком много теоретизируем, –вмешалась Тейквит. – У нас нет прямых указаний на существование защитного механизма. Это может быть что-то еще, какая-то автоматика, которая заставляет наши трикодеры указывать на жизнь, которой на самом деле тут нет. Мы предполагаем, что они прячутся, или не могут ответить – но это слишком человеческие причины для обитателей этого мобиля. – Она махнула рукой, обводя помещение, в котором они назходились. – Вы только посмотрите на эту архитектуру! Ни одни гуманоид не сможет ее даже представить!

– Если только они сознательно не хотели отпугнуть людей, –сказал Варрен. – Может, они считают именно гуманоидов самыми опасными. Или –…

– У нас нет времени это обсуждать, –прервал Кирк. – Нужно найти способ отклонить их корабль, прежде чем он столкнется с солнцем.

– Но они же должны сами уже это знать, –сказала Рэнд.

– Если нет, тогда они точно полностью нетрудоспособны, –добавил Варрен. – Конечно, если они вообще здесь существуют.

– А может, их просто это не волнует, –сказал Кирк.

Спок посчитал следствием этого утверждения, что инопланетяне желают покончить жизнь самоубийством, затем переключился на их современную проблему.

– Вопрос сейчас в том, –сказал он, – в состоянии ли мы сейчас продолжать исследование.

Все с беспокойством оглянулись на него.

– Спок, как ты себя чувствуешь? –спросил Кирк.

Вулканец поднял глаза от трикодера. – Адекватно, капитан. Тем не менее, кажется, что моя реакция несколько замедлилась. Трикодер показывает, что что-то подавляет наши синоптические реакции.

– Спок, нам нужны еще сведения, –сказал Кирк. – Так как похоже, ты меньше всех затронут этим эффектом, тебе придется собрать как можно больше информации. После этого, думаю, нам всем лучше будет уйти отсюда. Сомневаюсь, что за оставшееся время мы сможем найти этих хозяев мобиля или центр управления.

– Хорошо, капитан, –Спок снова уставился на экран трикодера. Жаль, если шанс узнать больше об этом корабле и его создателях будет потерян.

Лейтенант-коммандер Скотт спустился в инженерную, оставив мостик на Ухуру. Он собирался запустить парочку стандартных проверок, так на поверхности Тиртауса у него на это просто не оказалось времени. Не то чтобы это было очень срочно. Нет, это самая рутинная работа, которую, однако, нужно делать время от времени, если вы хотите избежать проблем.

Лейтенант Тристан Лунд подошел и встал рядом с ним, нажав прау кнопок на панели.

– Все работает прекрасно, –сказал молодой человек.

– Отлично, парень, –сказал Скотти, и не ожидая меньшего от своих двигателей. – Можно провести еще парочку сканирований. Научным офицерам вечно требуется больше информации.

Скотти с самого начала мучила мысль, какой же двигатель использует чужой корабль. Они узнали только, что это был какой-то род импульсной системы – и все. Интересно, может ли он развить сверхсветовую скорость, или же летает только в релятивистском пространстве?

Неожиданно показания приборов изменились; двигатель чужого увеличил активность. Скотти уставился на показания, затем перевел взгляд на экран и снова посмотрел на приборы.

– Черт возьми, –прошептал справа Лунд, но главный инженер уже и так видел то, о чем хотел сказать лейтенант. Астероид окружало силовое поле, куда более мощное, чем он мог вообразить исходя из размеров мобиля. Но как только он начал сканирование, поле внезапно исчезло.

– Н-да уж, –задумчиво проговорил Скотти. Вдавил кнопку интеркома.

– Инженерная мостику. Вы сканировали сейчас этот объект?

– Мы видели, –раздался голос Ухуры.

– Это Массоуд, –сказал Али. – Похоже, поле снова увеличивается. По-моему, нужно вернуть оттуда команду высадки, и как можно быстрее.

– Как раз то, о чем я думаю, –ответил Скотт. – Ухура, откройте частоту капитана.

– Готово, мистер Скотт.

– "Энтерпрайз" капитану Кирку. Капитан!

– Кирк слушает.

– Это Скотт. Я настоятельно рекомендую вашей группе вернуться на "Энтерпрайз". Мобиль только что окружило мощное силовое поле без всякого сигнала на это. Если оно появится снова, то может запереть вас на этом корабле. Вы заметили что-нибудь?

– Ничего, –ответил Кирк. – Хотя, кажется, мы все равно больше ничего не можем сделать. Готовьтесь нас поднять. Конец связи.

Скотти отвернулся назад к приборам, желая быть уверенным, что команда высадки вернется в целости и сохранности. Он задержал дыхание, боясь, что поле снова могло "мигнуть". Чем-то это напоминало ему проверку автоматики, словно инопланетный мобиль готовился к чему-то.

– Команда высадки на борту, –донесся по интеркому голос Кайла, но Скотти уже и так знал это по показаниям приборов. Он еще внимательнее вгляделся в показания сенсоров – что теперь предпримут чужаки? – но поле больше не появлялось. Он озадаченно покачал головой.

– Лунд, –сказал он лейтенанту, – вы за старшего. Я на мостике.

– Капитан, –сказал Скотти, подходя к командирскому креслу, – это штука, кажется, направляется прямо к солнцу. Вы обнаружили что-нибудь, что могло бы предотвратить это?

Кирк покачал головой. – Ничего. Мы не могли там оставаться дольше. Это слишком…дезориентирует.

– Это точно, –согласился Зулу. – Странно, насколько быстро самочувствие улучшилось, как только мы вернулись на "Энтерпрайз".

– Разрешите обратиться, капитан, –проговорила Мира Колес. Скотти повернулся к женщине, отметив, что она продолжает строго придерживаться уставных обращений Звездного Флота, хотя и возмущалась формализмом. Она была лидером, и ей сложно было находиться в чьем-то подчинении.

– Разрешение дано, –слегка раздраженным тоном ответил Кирк.

– Меня особенно беспокоит, что если это поле появится снова, в тот момент, когда мобиль максимально приблизится к солнцу, полевой эффект может уменьшить или же увеличить выброс нашего солнца.

Скотти угрюмо кивнул. – Я тоже об этом подумал.

– Возможно, этот эффект будет недолгим, –продолжила Колес, – но вполне достаточным, чтобы люди в моем мире почувствовали весьма неприятные климатические изменения.

– Что скажете, Спок? –спросил Кирк.

– Я согласен с мисс Колес. Рекомендую отклонить объект от курса как можно скорее, пока на это не требуется слишком большой угол поворота. Попытка даже через несколько часов будет представлять значительно большие трудности.

– Но мы до сих пор не знаем, с чем столкнулись, –возразила Дженис Рэнд.

– Верное замечание, старшина, –ответил Спок, – поэтому, мы должны начать действовать как модно скорее, чтобы определить, что нам позволено делать.

– Позволено? –переспросила Мира Колес.

– Да, позволено, –ответил Скотти. – Милочка, мы имеем дело с инопланетным разумом, который не хочет раскрывать себя.

Она одарила его раздраженным взглядом.

– И так же с системой, которая достаточно сообразительна, чтобы свести на нет наши усилия, –добавил Зулу.

– Спок? –спросил Кирк.

– Мы узнаем больше, посмотрев, что мы можем сделать, –ответил вулканец. – И, учитывая тот факт, что мобиль может повлиять на солнце этой системы, мы должны действовать немедленно.

Кирк поднялся на ноги. – В таком случае, курс на сближение. Сбросим на астероид импульсный ускоритель и изменим его курс.

– Как раз то, что я хотел порекомендовать, –сказал Скотти.

– А когда мы отклоним его, –закончил Кирк, – у нас будет время, чтобы его изучить.

– Давайте обсудим нашу ситуацию, –проговорила Мира Колес, подходя ближе к Уэсли Варрену. – Мы исследовали объект. Теперь мы хотим отклонить его с курса, – она глянула на тиртасианца будто для моральной поддержки. – Капитан, возможно ли, что вы сами создали эту проблему, потревожив чужой корабль?

– Погодите-ка, –прервал ее Скотти, – Это нечестно, дамочка. Мы все хотели его исследовать.

Она кинула на него еще один враждебный взгляд.

– В неизвестном всегда есть риск, –сказал Зулу.

– А могу я вам напомнить, –вмешался в разговор Кирк, – что вы и Аристоклес Марчелли настаивали на включении в группу высадки тиртасианца?

Серые глаза Миры сузились. – Да, капитан. Но в то же время я высказывалась против похода туда. Откуда вы знаете, что это не ваше появление там вызвало это поле? Вы тоже несете ответственность за опасность, угрожающую нашему солнцу.

– Мира, –тихо проговорил Варрен, – Обвинения нам сейчас не помогут. Поле может появиться снова. – Она буквально прожгла гневным взглядом своего помощника, но он продолжал: – Если бы ты видела, как необыкновенно было там, как эта обстановка чужда человеку… – он замолчал. – Я сомневаюсь, что мы оказали на мобиль какое-либо влияние, да и вообще, способны ли мы оказать это влияние.

Кирк поднял руку. – Я приказал сближение с объектом, мисс Колес. Вы можете предложить альтернативу?

Пару мгновений она молчала. Скотти кожей ощущал повисшее на мостике напряжение. Капитан выглядел по-прежнему спокойным, но он и не ожидал меньше от Джима Кирка.

– Может быть, –наконец сказала Мира Колес, – мы должны просто уйти отсюда и оставить все как есть.

– И надеяться, что он сам по себе остановится? –голос Кира стал резче.

– Это едва ли благоразумный курс действий, –прибавил Спок.

– Если он остановится или изменит курс, это докажет мою правоту. Если там есть разумная жизнь, она не полезет в пекло.

– А если нет, мы потеряем все шансы изучения его в дальнейшем, одновременно рискуя, что поле снова появится и возможно повлияет на ваше солнце, –Кирк сдвинул брови. – Я понял ваше мнение, мисс Колес. Но я не последую вашему совету. Я, коммандер Спок и лейтенант-коммандер Скотт разработаем план. Вы можете остаться с мистером Массоудом, или же пойти в свою каюту, как пожелаете. Но не мешайте моим приказам, или я буду вынужден заключить вас под арест в вашей каюте, или же отправить вас обратно на планету – а это задержит нас еще больше. Время кончается.

Мира побледнела. Скотти ожидал, что она вихрем унесется с мостика. Он даже надеялся, что так и будет: тогда капитан сможет действовать, не тратя на нее внимания.

– Капитан, –сказал Уэсли Варрен. – Мы все находимся под давлением. Думаю, у всех есть страхи по поводу астероида, хотим мы это признавать или нет.

Кирк посмотрел прямо на Колес. – Я высказал свои пожелания, – сказал он. – Вы согласились принять мое командование, когда ступили на борт. Или займитесь чем-нибудь полезным здесь, или возвращайтесь в свою каюту.

Она опустила взгляд. – Я останусь на мостике, – пробормотала она. – Извините, капитан. Я не буду вмешиваться.

– Тогда, давайте спустимся вниз и обсудим, каким образом удержать эту штуку от совершения жертвоприношения, –сказал Кирк.

Вот это куда лучше, с облегчение подумал Скотти.



ГЛАВА 4 | Сердце Солнца | Глава 6