home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8


– Кристина, –сказал Леонард Маккой. – Ты за старшего. Я пойду на мостик.

Кристина Чэпел кивнула. – Не хочется мне этого говорить, – пробормотала она, – но я согласна с Мирой Колес. Надеюсь, капитан вытащит оттуда мистера Спока.

Маккой вышел из лазарета и поспешил к ближайшему турболифту. Попавшие в лазарет члены экипажа готовы были вернуться к исполнению своих обязанностей, так что его присутствие там пока не требовалось. И он слышал обсуждение через интерком. Голос Джима Кирка звучал так, словно ему не помешало бы пару часиков поспать, а Колес вовсе не собиралась облегчать ему жизнь. Да и Спок тоже. Маккой не знал, кто же раздражал его больше: Мира Колес, выливающая капитану на голову ушат проблем, о которых тот и так прекрасно знал, или же упрямый вулканец, настаивающий на бесполезном исследовании инопланетного корабля.

Маккой прислонился к стенке лифта и вздохнул. Черт побери, подумал он, Джим был также заинтересован мобилем, как и Спок. Приходилось признать, что и его все больше интриговала эта штука. Даже Мира Колес, вероятно, желала бы узнать о ней больше – но долг перед своими людьми перевешивал любопытство.

Капитан стоял у компьютерной станции, переговариваясь с Кейт Тейквит и Али Массоудом, когда Маккой появился на мостике. Мира Колес и молодой Варрен стояли рядом с креслом Ухуры.

Тиртасианка глянула на Маккоя. – Приветствую, – проговорила она, и он смог расслышать раздражение и усталость в ее голосе. Маккой кивнул им обоим; Варрен нерешительно улыбнулся. Мира Колес сдвинула брови.

– Капитан признал, что ему, возможно, все же придется уничтожить корабль, –Мира небрежно махнула рукой по направлению к экрану. – Но он настаивает на отсрочке любых действий против него как можно большее время.

– Я слышал это, мадам, –ответил Маккой с напускной медлительностью.

Кирк отошел от компьютерной станции и, кивнув Маккою, вернулся к своему креслу.

– Мистер Зулу, –проговорил капитан. – Установите параллельный курс, и приготовьте залп фотонных торпед по углам квадранта и в самый центр. Стрелять только по моему сигналу!

– Есть, капитан.

– Мистер Спок?

– Да, капитан, –ответил вулканец. – Мы должны учитывать все возможности.

– Так почему вы не забираете оттуда своего первого офицера? –спросила Мира Колес.

Судя по слишком выдержанному тону капитана, тот еле сдерживался, чтобы не вспылить. – Будьте уверены, что я не собираюсь рисковать ни жизнью моего первого офицера, ни безопасностью вашего мира – если опасность станет ясна.

Вы будете рисковать целым миром, основываясь на интуиции? –гневно спросила Мира Колес. – Даже небольшая опасность – это большой риск. Мы не можем просто сидеть и ждать, пока наше солнце поглотит этот корабль.

– Мисс Колес, –тем же экстремально вежливым тоном сказал Кирк, – Я хорошо знаю, что означает взвешивать шансы. Если я допущу ошибку, она коснется не только вас и ваших людей. Мой корабль и мой экипаж также рискуют, и это для меня важнее. Если Звездный Флот сочтет мое решение ошибочным, то я потеряю и то и другое.

Может, хоть это заставит ее заткнуться, подумал Маккой. Несмотря на это, он чувствовал некоторую симпатию к Колес. Благоразумие было на ее стороне, даже если она и не слишком-то пыталась помочь, задирая капитана.

– Понимаю, –проговорила она, – но…

– Я хорошо знаю, –продолжил капитан, слегка повышая голос, – что нельзя рисковать населением целой планеты, гоняясь за неизвестным. У меня больше нет времени, чтобы обсуждать это, мисс Колес. Если вы не закроете рот и не прекратите мне мешать, мне придется удалить вас с мостика и запереть в каюте.

Мира Колес смертельно побледнела; в ее глазах мелькнуло возмущение, но она смолчала.

– Капитан, –донесся по связи голос Спока, – я скоро закончу исследование второго сектора, и если за это время я не найду контрольного центра или другого способа остановить мобиль, то мы не сможем ничего больше поставить перед уничтожением тиртасианской колонии.

Ну, с некоторым удивлением подумал Маккой, капитан и Спок и в самом деле действовали абсолютно согласованно.

– И к чему мы пришли, капитан? –несколько смягченным тоном спросила Мира Колес.

– Мистер Скотт, –не отвечая, вызвал Кирк.

– Да, сэр.

– Поднимите Спока, как только он закончит. Мистер Спок –мы можем с уверенностью утверждать, что столкновение мобиля с солнцем системы повлечет неблагоприятные последствия для Тиртауса 2?

– Мы не можем знать этого абсолютно точно, –ответил Спок. – Нам известно лишь, что мобиль обладает двигательной системой, которое может затрагивать звездные тела. Возможно, этого будет недостаточно, чтобы поставить окружающую среду под угрозу, но мы не можем быть в этом уверены. Звезда достаточно массивна, чтобы поглотить тело такого размера без всяких видимых эффектов.

– Да не в этом дело, –прошептала Мира, так тихо, что расслышал только стоявший рядом Маккой. – Не нужно рисковать. Нельзя рисковать!

– Спок, когда вы закончите этот сектор, у вас будет еще четыре часа, –предупредил Кирк.

– Прежде мы остановились на шести часах, –донесся голос вулканца.

Маккой заметил взгляд серых глаз Миры и понял, о чем она думает – даже это время слишком велико.

– Четыре часа, –повторил Кирк. – И выбирайтесь оттуда. Мистер Скотт, вернитесь в инженерную и наблюдайте за приборами. Мистер Кайл, через четыре часа транспортируйте на борт мистера Спока.

Кирк молча смотрел на передний экран, затем поднял глаза на приближающегося к командирскому креслу Маккоя. Доктор кинул косой взгляд на Миру Колес, затем склонился к уху капитана и заговорщицки прошептал: – Я, наверное, смогу выдумать причину, чтобы ненадолго забрать ее с мостика. Может, еще одно медобследование – ну, скажем, стресс от пребывания в космосе…

– Не беспокойся, Боунз, –Кирк предпочитал, чтобы она был под рукой. Пусть язвит, сколько ей угодно, но не вмешивается в ключевые моменты. Он не хотел, чтобы она думала, что он принимает решения за ее спиной. Он не хотел дать ей шанса после обвинить его в нечестной игре, в игнорировании ее советов и пренебрежении интересами ее людей. Она доверилась Федерации и защищала ее перед всем своим миром. Он должен был сделать все, чтобы оправдать это доверие.

– Капитан! –закричал по связи Лунд. – Астероид снова активировал поле!

– Подтверждаю, –повернулся Али Массоуд. – Сенсоры показывают то же самое.

– Дай погляжу, парень, –послышался из коммуникатора голос Скотта. Кирк ждал, уже понимая, что скажет ему старший инженер. – Да, капитан, – продолжил Скотти. – Поле включилось, и мы не можем транспортировать никого на борт без смертельного риска. Показания плотности поля очень высокие. Они превышают все нормы безопасности!

– Спок, ты это слышал? –спросил Кирк.

Ответа не было.

– Спок! Ты меня слышишь? Ухура!

– Канал открыт, капитан, –подтвердила Ухура.

– Спок!

– Да, капитан.

– Ты меня слышишь?

– Да, –подтвердил Спок. – Мой коммуникатор не работает, но поле не оказало влияние на субсветовой передатчик скафандра.

– Поле все еще активно, мистер Спок, –сказал Скотти. – Вам придется самому оттуда выбираться.

Кирк сжал подлокотники кресла. – Спок, вы знаете путь обратно к шаттлу?

– Да. Я засек его координаты трикодером.

– Уходите. Это приказ. –Он ожидал, что Мира Колес снова влезет с каким-нибудь советом. К счастью, она промолчала.

– Капитан, –позвал Массоуд от своей станции. Почти в то же время, Кирк услышал голос Скотти по интеркому.

– Продолжайте, Скотти, –приказал Кирк.

– Мобиль наращивает ускорение, –сказал инженер. – Время кончается, капитан.

Пальцы Кирка до боли вцепились в подлокотники. Рядом с ним приглушенно чертыхнулся Маккой. Он почти слышал мысли Миры Колес, знал, что она скажет в следующую минуту. Вы скорее позволите астероиду столкнуться с солнцем, чем дадите погибнуть своему первому офицеру. Вы поставили его жизнь против жизни моего мира. Что вы предпримете, если он не сможет выбраться оттуда вовремя? Уничтожите мобиль? Вы должны были прислушаться ко мне, вы должны были вернуть его раньше

В воздухе повисла неизбежность, подумал он. Одна за другой закрывались двери, ведущие к рациональным решениям.

Кто- то сказал когда-то: "Нужно прожить жизнь, смотря вперед, но постигнуть ее можно, лишь оглянувшись назад." Он бы слегка перефразировал: "Ты видишь судьбу, оглядываясь назад. Глядя вперед, ты не можешь ее увидеть."

Ну что ж, он смотрел вперед, и у него все еще оставалась пара ходов.

Ухура, развернувшись в кресле, покосилась на Миру Колес. Она стояла неподвижно, скрестив на груди руки и уставившись пустым взглядом в экран. Ухура знала, что она поняла наконец всю серьезность ситуации, что она ничего не могла предложить, чтобы хоть чуть-чуть облегчить ее. Мира поняла дилемму, вставшую перед Кирком и его первым офицером – и только они могли ее разрешить.

Мира передвинулась ближе к своему помощнику.

– Изгнание, –понизив голос, сказала она Уэсли. – Вот что это может значить. Я лидер – с меня больше требуют, меня быстрее осуждают. Я знаю, что меня не должно волновать это, но ничего не могу поделать.

Изгнание, подумала Ухура. Она вдруг вспомнила последний день в Каллинусе – тогда Уэсли Варрен и еще двое молодых тиртасианцев пригласили ее и Кейт Тейквит пообедать с ними. Еда была проста, как обычно, но люди в таверне были приветливы – по тиртасианским стандартам, разумеется. Товарищи Уэсли попросили ее спеть, а затем разговор перешел на господствовавшие среди тиртасианцев обычаи.

– Я должна заметить, –сказала Кейт Тейквит, – что ваша планета, наверное, одна из самых безопасных в галактике. Насколько я могу судить, у вас почти нет преступлений, и я не видела тюрем или полицейских.

– Вы отчасти правы, –ответил Уэсли. – Ни один тиртасианец не покажет никому, что он жаждет обладать некой вещью настолько, чтобы украсть ее. Поэтому кражи очень редки. Драки, убийства, изнасилования – они все происходят из-за лишней импульсивности, которую мы контролируем всеми силами. Большая часть населения обитает в небольших городках и деревнях, где можно наблюдать за происходящем. Мы уверены, что наши дома и рабочие места безопасны, и мы все знаем, как защитить себя.

– Правда в том, что мы сами себе полиция, –добавил один из его друзей. – Никто не хочет зависеть от другого, вытащившего его из беды. А наказание за нарушение таково, что никто в здравом уме просто не станет рисковать.

– И что же это за наказание? –с любопытством поинтересовалась Ухура.

– Изгнание на северный континент, –ответил Уэсли, отводя взгляд. – Никто не выживет там.

Совершенно ясно было, что он не хотел больше об этом говорить; а Ухура, изучив позже несколько записей, была удивлена, почему о таком наказании нет ни единого упоминания.

Тиртасианский лидер глянула на Уэсли, сделала шаг к лифту и остановилась. Казалось, что она таки не собиралась покинуть мостик. Ухура повернулась обратно к своей консоли. Она знала, что Мира останется здесь, в роли свидетеля, готовая дать свою версию происшедшего.

– Что, если Спок не выйдет оттуда вовремя? –шепотом спросила Мира. Ухура снова повернулась к ней.

– Вы слышали, что он сказал, –ответила Ухура. – Капитан сделает все, возможное.

– Спок, –раздался в его шлеме голос капитана, – Ускорение астероида продолжает нарастать.

– Принято, капитан, –Спок, двигаясь по очередному черному коридору, все же не мог принять, что на чужом корабле не было никакого подобия управляющего центра. Здравый смысл упорно настаивал, что обнаружение такого центра предоставит наиболее легкий путь отклонения мобиля от столкновения с солнцем. Или же, напрашивается вывод, что корабль неконтролируем, и на борту нет разумной жизни, если не считать защитных систем. Еще один вариант – чужие намеревались совершить коллективное самоуничтожение, специально направляя корабль на солнце.

– Ты возвращаешься к шаттлу? –спросил Кирк.

– Через некоторое время, капитан, –Спок считал показания с трикодера. – Сигналы жизненных форм становятся сильнее, капитан. Двигаюсь по сигналам трикодера.

Он медленно продвигался вверх по изгибающемуся в разные стороны коридору. Он был уверен теперь, что его восприятие тоже затронуто инопланетной конструкцией; несколько раз, когда он пытался дотронуться до ближайшей стены, оказывалось, что она удалена от него на несколько десятков метров. Или наоборот, он натыкался на стены, которые не мог четко различить в черно-зеленом хаосе. Это было похоже на потерю ощущения перспективы, подумал он.

– Спок, –сказал Кирк более настойчивым тоном. – Темпы ускорения еще увеличились. На исследования больше нет времени. Уходи немедленно.

– Да, капитан, –он прибавил шагу. Одни поворот…другой… Коридор становился уже. После третьего изгиба коридор стал столь узким, что дальше уже нельзя было пройти. Однако проход был, и он протиснулся бы, если бы снял скафандр. Дальше по коридору был жизнь, показания трикодера были на это счет абсолютно ясны, хотя трикодер и не обладал данными о виде этой жизни. Возможно, там же, впереди, находился и контрольный центр.

– Мистер Кайл, –сказал Спок. – Вы можете, увеличив энергию, перебросить меня на пятьдесят метров вперед от текущей позиции?

– Нет, –ответил Кайл. – Я бы не рискнул сделать это, пока активно поле, даже если бы видел вашу позицию.

Пятьдесят метров, подумал Спок – и шанс остановить мобиль. Одна жизнь –…

– Есть шанс, что поле может снова исчезнуть? –спросил Кирк.

– Нет! –крикнул Скотти с инженерной станции. – Ускорение продолжает расти; поле, скорее всего, часть двигательной системы.

– Спок, уходи оттуда, –сказал капитан. – Это приказ.

Спок повернулся спиной к проходу. – Есть, капитан, – ответил он.

Споку понадобилось больше времени, чем он ожидал, чтобы вернуться к шлюзу, где он оставил шаттл. Извилистые коридоры не давали сориентироваться; дважды он поворачивал в ложном направлении, даже несмотря на показания трикодера.

Хорошо, сказал он сам себе; если на зрение нельзя полагаться, разумнее будет обойтись без него.

Он закрыл глаза, и направился дальше. Ощущение дезориентации слегка притупилось. Наконец, у знакомого поворота, он открыл глаза.

– Капитан, –медленно проговорил Спок, распознав это помещение, – я нахожусь в шлюзе.

– Не теряй времени, –пришел ответ Кирка.

На месте входа была темная, плоская поверхность, окруженная зеленой границей неправильной формы, напоминающей вытянутый пятиугольник. Спок просканировал границу, ища кнопку или панель управления, но ничего не обнаружил. Возможно, эти шлюзы контролировались не физическим образом.

– Очевидно, нет возможности активировать шлюз отсюда, –сказал Спок. – Мистер Кайл, вы можете транспортировать меня в шаттл напрямую?

– Нет, коммандер.

– Это проклятое поле все еще держится, –устало добавил Скотт, – и даже сильнее становится. Мы не можем вас поднять.

– Используйте фазер, –приказал капитан. – Это приказ – другого выхода все равно нет.

– Да, капитан. –Спок, вытащив свой фазер, направил его на вход. – Огонь.

Луч фазера со свистом вспорол воздух, и на черной поверхности расцвела яркая вспышка –

– чтобы тут же пропасть.

Спок на минуту опустил фазер, затем установил переключатель на максимум и выстрелил снова. На сей раз он не отпускал кнопку, пока жалобное шипение фазера не показало, что его энергетическая мощность истощилась.

– В фазере кончился заряд, капитан, –доложил он.

– А мы все еще не можем вас вытащить, –с беспокойством сказал Скотт.

– Подожди, –сказал Кирк, и Спок уже понял, что имеет в виду капитан. – Мистер Спок, вернитесь на прежнюю позицию. Мы еще раз пошлем шаттл, чтобы сбить его с курса, а если не удастся, откроем по нему огонь из корабельных фазеров. Потом пришлем за вами шаттл.

Маккой был готов сказать, что это не сработает, что это было бы слишком просто, что Джим ждет уже слишком долго, что он с самого начала не должен был позволять Споку лезть в этот мобиль… Но он продолжал молчать, понимая, что все его замечания ничем не смогут помочь.

Инопланетный мобиль, казалось, выжидал, пока "Энтерпрайз" установит все фазеры в боевую готовность.

– Спок, мы готовы, –сказал Кирк.

– Готов, капитан, –ответил Спок.

Мира Колес подошла ближе и встала рядом с Маккоем; он видел в ее лице сомнение и страх.

– Абсолютное доверие, –пробормотала она. – Я имею в виду Спока. В его голосе. Он явно уверен, что Джеймс вытащит его оттуда.

Он было намеревался сказать, что она слышит слишком много в обычном бесстрастном голосе вулканца, но сдержался.

– Наверное, да, –наконец согласился Маккой. И в этом не было ничего нового.

– И Джеймс не позволит ему погибнуть.

Маккой промолчал. Он знал, что капитан примет верное решение касательно Тиртауса 2, что он не будет рисковать безопасностью миллионов, ради безопасности Спока. Но, как обычно, Джим сделает все, чтобы найти другой путь, чтобы обойти правила. Он пойдет на сделку с богом или с чертом, подумал Маккой, чтобы найти это путь.

– Открыть огонь, мистер Зулу, –приказал Кирк.

Яркий луч ударил в мобиль. Экраны стояли на максимальном приближении, и все же никто не увидел ни малейшего повреждения.

– Повторить, мистер Зулу, –приказал Кирк. – Тридцатисекундная задержка.

– Готово, сэр.

Теперь луч был четко виден на экране все тридцать секунд – с прежним результатом.

– Капитан, –позвала Тейквит от своей станции, – скорость объекта увеличивается. Уже больше половины нашей импульсной мощности – это просто невероятно!

– Шесть часов до вхождения в корону солнца, –добавил Массоуд.

– Подтверждаю, –отозвался Скотти с инженерной станции.

– Огонь, –скомандовал Кирк, повышая голос. – Держите две минуты.

Снова луч протянулся к инопланетному кораблю. Мира Колес наклонилась вперед, ее глаза расширились. Маккой был уверен, что все на мостике уже поняли, что здесь на самом деле происходит. Если огонь из фазеров на полной мощности оказал столь слабый эффект, то и фотонные торпеды вряд ли проявят себя лучше. Этих инопланетян не так-то просто уничтожить.

Фазерный луч исчез, снова без видимого эффекта.

– Вы должны нанести удар фотонными торпедами в течение следующего часа, чтобы иметь хоть какую-то надежду отклонить его с курса…или же уничтожить своевременно, –сказал Спок.

Возможно, вулканец только что произнес свой собственный смертный приговор. Маккой сузил глаза, не зная, пойдет ли на это Джим.

На мостике на миг воцарилась полная тишина. И в этой тишине прозвучал приказ капитана:

– Приготовиться к залпу торпедами.

Я должен был это знать, подумал Маккой. Джеймс Т. Кирк пожертвовал бы жизнью Спока во имя долга. О том, что творилось у него внутри, Маккой даже не хотел думать, но капитан нес ответственность перед всеми людьми с Тиртауса 2. Он поглядел на Колес и заметил, что ее глаза подозрительно блестят, словно в них стояли слезы.

Кирк оглянулся на Маккоя, затем снова устремил взгляд на экран.

– Спок, –сказал он, – мы готовы открыть огонь.

– Принято, капитан.

– Огонь! –крикнул Кирк, проклиная сам себя.

Фотонные торпеды молниеносно, словно стая огромных электрических угрей, вспороли черноту космоса и ударили в каменистую поверхность мобиля. Маккой напрягся, ожидая увидеть, как скала разлетится в клочья, и мобиль наконец отвернет с курса.

Но астероид по-прежнему был виден на экране, по-прежнему неповрежденный и неуязвимый. Маккой услышал облегченный вздох Кирка, совпавший с его собственным. Лицо Зулу, оглянувшегося на капитана, тоже выдавало облегчение – он абсолютно не хотел стать палачом Спока.

– Стойте! –вдруг крикнул Массоуд от научной станции. – Торпеды все-таки изменили его курс! Теперь мобиль движется по солнечной орбите!

– Что?! –неверящим голосом переспросила Мира Колес, до боли сжав руки перед грудью.

Кирк на мгновение неподвижно замер. – Спок, ты еще там? – наконец спросил он.

– Да, капитан. Я почувствовал некоторую вибрацию при попадании торпед, но область, где я нахожусь, кажется неповрежденной. Судя по показаниям трикодера, эта секция мобиля не повреждена.

– Капитан, –в низком голосе, раздавшимся по коммуникатору, чувствовались следы усталости и разочарования. – Эта чертова посудина снова скорректировала курс. Она опять движется на солнце.

– О, нет, –тихо пробормотала Мира Колес, – нет…

К ней подошел обеспокоенный Уэсли Варрен. "Ужасно", – услышал Маккой ее шепот своему помощнику, не зная, говорит ли она о Споке, или о капитане – или об обоих разом.

Кирк поднялся на ноги. – Это еще не конец, – произнес он, холодно глядя на экран. Маккой понял, что решимость капитана почувствовали все на мостике.

– Но что вы можете сделать? –спросила Мира Колес, поворачиваясь к капитану. – Если даже торпеды оказались бессильны…

– Я готов сделать то, что должно быть сделано, –невыразительным голосом сказал Кирк. – Даже если это повлечет за собой смерть…одного из моих офицеров. Это должно убедить вас, что я не принижаю интересов ваших людей.

– Джеймс, я так не считаю. Я никогда не сомневалась, что вы это сделаете… Я только… –она опустила голову. Наверное, она думает, что если бы Джим послушался ее, то не стоял бы сейчас перед этой дилеммой, подумал Маккой. Может быть, он сам спровоцировал эту ситуацию, отправившись туда в первый раз. Может, он должен был действовать раньше.

– Спок, –спросил Кирк. – Как может мобиль сопротивляться фотонным торпедам?

– Неизвестно, капитан. Можно предположить, что его оболочка состоит полностью из карбон-нейтрония, но масса и инерция должны быть полностью нейтрализованы. Но повторяю, это только предположение.

– Джим, –вмешался Маккой. – Ты должен вытащить его оттуда. Эта штука скоро врежется в солнце, и ничто не сможет ее остановить.

– Спок? –спросил Кирк. – Есть предложения?

– Единственная возможность теперь изменить его курс –найти механизмы управления кораблем.

И что это даст, подумал Маккой, осознав, что вряд ли это что-то изменит. Оболочка мобиля защитила Спока от взрыва фотонной торпеды, но он никоим образом не сможет выжить внутри солнечного ада.



Глава 7 | Сердце Солнца | Глава 9