home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1


Солнце палило жарко, точно так же, как и тысячи лет назад, когда этот мир под ним был совсем другим. Светило, видимо, совсем не интересовалось ни горами, ни сновавшими в воздухе огромными крылатыми насекомыми, ни тем более человеком, дремавшим под яблоней. Между тем, горячие прямые лучи разбудили человека, он недовольно покосился на незаметно перемещающийся по небу огненный диск и немного перекатился по траве в поисках тени.

Среднего роста для жителей Леса, но очень высокий в сравнении со степняками, темноволосый и темноглазый, шаман Питти из племени Белок старался насладиться тем самым отдыхом, о котором так долго мечтал. Он делал эти попытки на протяжении уже двух десятков дней, и совсем измотался. В голову лезли непонятные, а чаще всего совершенно бессмысленные образы, заставляли вздрагивать, просыпаться, обегать в неясной тревоге небольшое поселение, надежно укрытое в Горах. Однако Питти был упрям и всякий раз снова укладывался под эту яблоню, чтобы обо всем забыть и успокоиться. "Питти…"

Ну, вот… Шаман попробовал сделать вид, что спит, но безрезультатно. Невозможно обмануть таким образом паука-смертоносца, чей разум общается напрямую с человеческим сознанием. "Питти…"

Настоящие Восьмилапые хозяева мира, пережившего тысячи лет назад катастрофу, не стали бы так ласково звать этого человека. Скорее всего, они не стали бы его даже будить, а мгновенно прокусили клыками, не забыв впрыснуть через них побольше яда. Смертоносцы знают шамана Питти и ненавидят его. Но не все. "Питти, расскажи мне историю!.."

Ну, и нахалка же эта малышка! Шаман лениво открыл глаза и едва не вскрикнул. Смертоносец висел прямо над его лицом, спустившись с ветки на длинной нити. Питти доводилось видеть врагов такого размера, и это означало, что они приблизились на чрезвычайно опасное расстояние. Безумно быстрые, нечеловечески могучие, проникающие в разум и способные ждать вечность, они и сейчас где-то ждут его. Однако раскачивавшийся над ним восьмилапик был всего-то с половину локтя в поперечнике. - Ты что-то совсем не растешь, Урма. Мухи в округе кончились?

"Смеешься?.. Мама говорит, что уже недолго ждать первой линьки. Тогда у меня будет настоящий, крепкий хитин, а в этом мне уже тесно". - Ма-ама… - зевнул шаман. - Маме лучше знать… А что говорит папа Эль?

"Эль пошел с Глуви ловить рыбку, потихоньку от мамы. Мамочка не разрешает им спускаться к ручью по веревкам, а они не слушаются. Братишка Анза опять плетет паутину, он целый день готов ее плести. Мне скучно, расскажи историю". - О чем?

Питти сел, потянулся. Хорошо разгуливать в одной набедренной повязке, скрученной для него из травы степняками. Если, конечно, ты передвигаешься только по саду… "О сражениях. Расскажи, как вы воевали со смертоносцами."

Питти приуныл. Урме непременно требовалось слушать о сражениях, и непременно о сражениях со своими сородичами. Шаман не знал, как к этому относиться. "Мамочка" паучат, рыжеволосая Элоиз, которая и похитила трех малышей в Городе Пауков, ничего посоветовать не могла, она и сама никогда не оказывалась в такой ситуации. Хорошо хоть, что братик и сестренка Урмы ни к кому не приставали с такими требованиями. - Знаешь, малышка, мне не хочется сейчас говорить о сражениях. "Я знаю, почему ты не хочешь, чувствую. Но Эмилио мне все уже рассказывал".

Эмилио, болтливый предводитель последних из племени латоргов, наверняка уже не один раз красочно все излагал. Этого воина невозможно было остановить - что в бою, что за едой, что за рассказом. - Тогда зачем мне повторять? "Ты видел все по-другому. А он до сих пор нас боится". - Эмилио боится? Не говори глупостей.

"Правда, правда! Я знаю, я чувствую, и все латорги тоже боятся! А вот их лошадки привыкли к нам. Я даже говорю с ними иногда".

- И что же они рассказывают? - Питти перевернулся на живот, и Глуви тут же опустилась ему на спину. Она знала, как он любит, когда по нему бегают мохнатые лапки с маленькими коготками. - Наверное, жалуются на меня?

"Лошадки хорошие, они жалуются, но не сердятся. А рассказывать они не умеют, они только вспоминают и разрешают мне смотреть. Все трясется, а они скачут на смертоносцев." - Тебе не жалко их? Восьмилапых? - осторожно спросил Питти.

"Они пришли сражаться! - просто ответила Глуви. - Я говорила с Локки… Он сказал, что у тебя было интересное приключение на Реке".

Как раз про это интересное приключение Питти не любил вспоминать. Ему пришлось отсечь лапы обгоревшему смертоносцу Памролу и прикрываться его телом, спасаясь от жителей Реки. Он до сих пор не знал, как поступили пауки с их деревней. Но шаман лишь спасал себя и своих друзей… Все равно остался неприятный осадок. Кстати, Памрол обещал отыскать шамана, когда после линьки у Восьмилапого отрастут новые конечности. - У смертоносцев часто бывает линька? "У маленьких часто, у больших нет. Так ты не будешь рассказывать? Это не честно". - Урма, я не слишком люблю убивать. Тем более, что это…

"Мои сородичи? Они хотели убить тебя, а ты друг мамочки и наш друг. Но я не стану тебя просить еще, раз ты от меня это скрываешь…"

Урма - гордая, своенравная восьмилапка. Глуви обычно подчиняется ей, а про Анзу и говорить нечего. Он - самец, природа заставляет его слушаться самок. Шаман вспомнил, как вернулся из своего путешествия в Монастырь, в саду которого они теперь и находились.

Зная, что Элоиз вместе с влюбленным в нее степняком Элем раздобыли в Городе Пауков детенышей смертоносцев, чтобы воспитать их в дружбе и равенстве с людьми, Питти как мог подготовился к встрече. И все же, когда девушка вышла его встречать с Урмой на голове… Он просто не смог обнять ее. И правильно сделал, потому что за пазухой у "мамочки" притаились еще два сокровища. Тогда они были гораздо меньше…

- Давай так: я расскажу тебе потом, когда отдохну. А пока лучше ты расскажи мне, что творится в нашем городке.

"Ничего, - пожаловалась восьмилапка. - Пожиратели Гусениц только и делают, что едят и спят. Они стали совсем толстые. Тина заставляет племя бродить по округе, осматривать здесь все скалы, но они ее плохо слушаются. Отойдут за деревья - и спят. Я даже укусила один раз глупого Дорни. Только не говори мамочке, ладно? Я совсем чуть-чуть". - А вдруг к нему в кровь попал бы яд, Урма! - укоризненно покачал головой Питти.

"Ну, что ты! Смертоносец знает, когда это не опасно. Но я придумала лучше: в другой раз, когда этот Дорни уснет, я пошлю Анзу и он опутает его паутиной". - Ты ведь и сама умеешь плести.

"Мне немного скучно. Братишке нравится - пусть он и плетет. Знаешь, он сегодня утром поймал в паутину твою птичку!" - Что?! - встрепенулся шаман. - Рокки? Вот глупый попугай!

"Анза стал его освобождать, а Рокки едва не выклевал ему один глаз. Скажи, чтобы он больше так не делал". - Скажу… Только он мало меня слушается. Вот где он сейчас?

"Обернись, он на плече у Лолы. Девочка чистит ему яблоки, а сам он ленится. Все птицы такие?"

- Нет, Рокки самый ленивый и непослушный попугай в мире. Но он мой друг - пожалуйста, не забывайте об этом. Я и так беспокоюсь из-за этих стрекоз… - Питти смотрел на Лолу.

Он привез сюда, в организованный им маленький оплот сопротивления катящейся по планете волне смертоносцев, эту удивительную девочку. Питти даже не знал точно, сколько ей лет, а Лола объяснить не могла. Выглядит, как обычная степнячка, - худенькая, светлоглазая и беловолосая. Между тем, она принадлежит к семье Пси, властвующей в далеких Песчаных Пещерах. Она может читать мысли… Но обещала этого не делать. Что ж, он пока не рассказал о ее необычайных способностях почти никому, а скандалов не слышно. Держит слово. Но от восьмилапых-то ее способности не утаить. - Что ты думаешь о Лоле?

"Она совсем особенная, - пошевелила лапками Урма. - Мы играли в прятки вечером… Ее очень трудно искать, ее видно только глазами. Сюда идет Стэфи, с ним змеи. Я спрячусь на дереве, не хочу с ними говорить".

Паучонок с чуть слышным шорохом взлетел вверх по стволу. Питти поднялся и подошел к Лоле, поиграл с Рокки, шутливо отгоняя его от яблока. Появился и Стэфи, приволакивая с рождения больную ногу. Попугай тут же притих, нахохлился: в саду появились змеи, а птицы враждуют со змеиным племенем.

- Лола, я пришел позвать тебя в змеиный город! По моей просьбе Шехш научил змей танцевать в круге! Пойдем, посмотрим?

- Повелитель Змей, - обратился к мальчику шаман. - А послал ли ты разведчиков за Мост, как я просил?

- Забыл, - вздохнул Стэфи. - Но я пошлю, как только они станцуют! Ты идешь, Лола? Шехш очень старался, он мне все уши прошипел, как ты ему нравишься!

- Иду, - улыбнулась девочка. - Питти, возьми к себе Рокки, пусть он еще поест яблоко. Когда рядом змеи, он почему-то ничего не кушает. Шаман взял яблоко и проводил глазами детей под недовольные вопли попугая. Хорошо, если они подружатся… Другие малыши из племени Пожирателей Гусениц не слишком приятельствуют со Стэфи. И бегать он не может, и драться с ним неинтересно. Хуже того - страшно. Ведь он Повелитель Змей, которые только мальчика и признают. В сущности, если бы не Стэфи, люди вообще не смогли бы поселиться в древнем Монастыре.

- Не ругайся, - погладил Питти попугайчика. - Мы с тобой лесные, а они - степные. Пусть себе дружат. А если хочешь быть с ними, терпи змей. Я, например, их вообще не боюсь. Если хочешь знать, довольно милые существа, застенчивые.

Рокки яростными воплями: "Животные! Животные!" - выразил свое особое мнение. Шаман пожал плечами и отправился к серой шестиэтажной громаде - собственно Монастырю. Конечно, следовало бы еще немного поотдыхать, но что-то устали мышцы от лежания. Как же все в этой жизни утомительно… Придется поболтать с Класом для разнообразия.

Из-за угла появилась Элоиз, сопровождаемая тремя степнячками. Высокая, ослепительно рыжая, она просто сверкала на фоне своего окружения. Шаман, невольно залюбовавшись, уступил дорогу. - Мы идем набрать ягод, решили попробовать сварить варенье. Не хочешь нам помочь? - Я? - изумился Питти. - Собирать с вами ягоды?

- Ну да. Мне показалось, что тебе нечем заняться. Вообще, надо нам почаще звать мужчин на помощь, вот и будет веселее. Ты не видел Урму? Где-то пропадает с самого утра, я уже беспокоюсь.

- Мне некогда, - нахмурился шаман. - С удовольствием бы пошел с вами, но должен позаботиться о некоторых вещах… Да, мне нужно посоветоваться с Класом. Где он?

- Торчит где-то в Монастыре, - вздохнула девушка. - Улегся на прохладные камни и о чем-нибудь мыслит… Так ты пойдешь валяться рядом? - Нет, я пойду обсуждать важные вопросы. Кстати, Урма только что была в саду, ищи там. Питти решительно свернул за угол и вошел в здание. Подумать только: пора привлекать мужчин к сбору ягод! Вот до чего доводит спокойная жизнь. Шаман взбежал по крутым ступеням на второй этаж. -Клас! -Я здесь, шаман! - тут же откликнулся из ближайшей комнаты удобно устроившийся там степняк.

Клас, один из первых, добравшихся вместе с Питти до Монастыря, внешне от своих соплеменников отличался разве что крючковатым носом. Зато разговаривал с легким акцентом: когда-то гигантская Гусеница отшвырнула его в сторону на несколько десятков локтей, отчего охотник вдруг позабыл родное наречие и довольно долго мог общаться только на древнем языке предков. - Чем занимаешься? - поинтересовался Питти. - Да вот… Размышляю. Хочешь воды?

Клас устроился с удобством: рядом с охапкой сухой травы стояла тыквенная бутыль с водой, лежали горкой яблоки. Судя по чуть припухшему лицу, размышлять степняк предпочитал во сне. - А это откуда?.. - Шаман поднял с каменного пола рыбий скелет.

- Братишка Эль. Он ведь спускается к ручью, по секрету от Элоиз. Редко, но все же заплывают туда эти слепые твари из подземелья. Вот, угощает. - Скажи мне, как шаман шаману: не надоело валяться? - А что ты предлагаешь? - удивился Клас. - Тоже пойти рыбачить?

- Понятно… - хмыкнул Питти. Глядя на развалившегося приятеля, он вдруг почувствовал, как тело наполняется энергией. - Давно ли ты разговаривал с Бияшем, брат Клас? - Мы же вместе говорили с ним - пять дней назад. Или ты забыл?

- Нет, просто мне казалось, что тебе стоит пообщаться с ним побольше. Сам-то я позволил себе отдохнуть несколько дней, но почему-то думал, что ты, сидя в Монастыре, не очень устал… Я - может быть, ты даже помнишь - мотался туда-обратно через Степь. Степняк поднялся с тяжелым вздохом, припал к бутыли, выигрывая время. - Я думал, Питти. Думал о том, как нам продолжить борьбу со смертоносцами.

- Думал? - поднял брови шаман и прошелся по комнате. - Ты думал о вылазках? Валялся тут день-деньской на сене и соображал, как нам перетащить через горы лошадей? Великолепно. Я-то считал, что для этого нужно искать проход через скалы, а вовсе не мозговать много дней. Я ошибался, Клас? Ты, наверное, что-то придумал. Пожалуйста, расскажи мне, брат шаман.

- Я… - Степняк помолчал. - Вот что, Питти. Сейчас не годится покидать Горы. Если за вами по дороге сюда гналась целая армия людей и десятки смертоносцев, то нужно теперь некоторое время сидеть тихо, накапливая силы. Вполне возможно, что пауки не ушли и продолжают ждать нас.

- А еще вполне возможно, - добавил Питти, энергично кивая, - что они уже выкурили из ущелья пчел, облазили все окрестности в поисках другой дороги, послали своих людей на снежные перевалы… Копить силы, ты говоришь? Надеюсь, шаман, ты накопил ее уже достаточно. Я сейчас уйду за Мост, а ты будешь говорить с духами, пока Элоиз не отправила тебя за ягодками. Бездельник! Тебе должно быть стыдно.

- Мне?.. Я?.. Может быть, лучше тебе этим заняться, Питти? Духи… - Клас пока не чувствовал себя уверенно в роли шамана. - Давай лучше я пойду к латоргам, или к Бияшу, или поищу дорогу в скалах… Питти, почему твоя птица так себя ведет?!

Рокки расхаживал по плечу хозяина, мерно раскачиваясь, что-то чуть слышно клекотал, а поворачиваясь, каждый раз шипел в сторону степняка и топорщил хохолок.

- Попугай тобой недоволен, как и я. Нет, говорить с духами будешь ты, и не откладывай на вечер. Кстати, пошли степняков проверить скалы вокруг Монастыря - твои сородичи, кажется, совсем перестали слушаться Тину. Скажи им: или пусть идут на разведку, или будут собирать ягоды. И питаться, кстати, только ими. Я ничего не забыл?.. - спросил у Рокки шаман. Птица запрыгала, чирикая. - Да! Когда появится бездельник Эль, скажи ему, чтобы шел за мной к латоргам. Паучат с собой не брать.

Распорядившись таким образом, Питти круто развернулся и вышел. Воздух снаружи показался ему особенно душистым. Отдыхать под яблоней - это прекрасно, но ведь не всю жизнь! Начальственно хмурясь на болтающихся там и тут мужчин из племени Пожирателей Гусениц, шаман пошел прочь от Монастыря. Перебравшись через развалины другого, некогда разрушенного здания, он оказался на дороге, ведущей к Вечному Мосту. Позади слышалось раздраженное шипение потревоженных змей, которые устроили среди нагромождения камней свой секретный город.

Быстро прошагав между скал расстояние, примерно равное двум броскам копья, Питти оказался на краю глубокого ущелья, через которое Предки перекинули когда-то свой волшебный мост. Тонкая полоска из неизвестного материала переливалась на ветру всеми цветами радуги,казалась воздушной, невесомой. Привычно преодолев страх, шаман ступил на нее и пошел к противоположному берегу, оставляя позади яркие изумрудные следы, медленно гаснущие, рассыпающиеся в зеленые искорки. На середине пути Питти остановился и посмотрел вниз. Крохотная фигурка Эля стояла по колено в ручье, подняв вверх копье. На плече у степняка что-то темнело, вероятно - малышка Глуви, верная восьмилапка.

Продолжив путь, Белка сразу увидел впереди Стэфи и Лолу. Только теперь он вспомнил, что дети отправились в змеиный город смотреть какой-то танец. Шаман нахмурился, приготовившись отругать малышей. Незачем им без спросу уходить за Мост.

- Питти! - замахал ему рукой Стэфи. - Мы перенесли сюда двух змеек, они все разведают! Одну я послал направо и одну - налево. Правильно?

- Да, - согласился довольный шаман, сразу позабыв, что собирался ругаться. - Надо осмотреть все. Но этого мало, Стэфи, я хочу запустить пяток змей за перевал, к деревне карликов. - Нам нельзя за перевал, - помотала головой Лола. - Все запрещали, и ты тоже.

- Я и не посылаю вас. У перевала стоят люди из племени Оленей, вот им и надо поручить отнести змей. - Змейкам будет холодно, - свел брови мальчик. - Они уснут… - Ну, и что? Потом проснутся. - Им не нравится! Они не захотят. - Стэфи, ты ведь их Повелитель! - возразил шаман. - Прикажи змеям, вот и все. - Я не хочу этого им приказывать… - надулся мальчик, а Лола взяла его за руку.

- Потом поговорим, - с досадой махнул рукой Питти и пошел на дымок, поднимавшийся из-за невысокой скалы.

- Постой! - Лола догнала Белку и побежала рядом, не в силах приноровиться к его длинному шагу. - Ты решил куда-то идти?.. Куда-то далеко?- Не знаю, - пожал плечами шаман. - Вообще-то, пора куда-нибудь сходить.

- Если ты окажешься в подземелье - не убивай великанов! - попросила Лола. - У них есть маленькие детки! - Маленькие? - недоверчиво хмыкнул шаман. - С меня ростом, да? Ну, ладно, ладно, не буду. Девочка, запыхавшись, отстала. Питти, широко шагая по берегу ручья, зашел за высокую скалу и сразу оказался в стойбище латоргов. Последние из некогда многочисленного и воинственного народа занимались чисткой оружия и уходом за лошадьми - никаких других дел они не признавали, вот разве что порой обнажали клинки и подолгу с ними прыгали друг против друга. Кони - у большинства из них шаман мог спокойно пройти под брюхом, даже не наклоняя головы, - тревожно заржали.

- Да не пугайтесь вы так! - с досадой махнул на них рукой Питти, отыскивая глазами вожака латоргов. - Все уже позади!

- Я тебе этого никогда не прощу! - раздался знакомый голос из-за Рондо, коня Эмилио. -Никогда! Чуть не погубил лошадей - такое не забывается!

Шаман обошел нервно косящего на него могучего зверя и встал перед Эмилио. Латорг смазывал чем-то остропахнущим шрамы на боку животного. Питти и самому было немного стыдно: стремясь привести группу всадников в Монастырь, он ничего не сказал им о том, что дорога совсем не проходима для лошадей. В конечном счете, коней все-таки протиснули через подземелье ценой многочисленных ран и мозолей.

- Ты бы видел, шаман, как Рондо на меня смотрел, когда мы его связали и положили на плот! Он плыл в темноту и даже не всхрапывал, просто плакал и все. Вот такие! - Эмилио сунул кулак под нос Питти. - Вот такие были слезы! И поверь мне, шаман, я от него не отставал!

- Кстати… - Питти оперся о ногу коня и попробовал немного сменить тему. - Я вот хотел спросить… Меня не было, когда вы сплавлялись по подземной реке. Как там у вас обошлось с великанами? Совсем без драки?

- Почему же совсем? - даже обиделся латорг. - Ужасные создания! Когда мы сидели в той первой пещере целых два дня и ждали, пока коням привезут хоть по травинке… - Всего-то день, - поправил его шаман. - Ты это коням скажи! Им вообще это показалось вечностью! У Рондо до сих пор впалые - бока, вот посмотри! Ветром качает! А привезли-то - всего ничего… Я едва не зарубил этого Локки, забери его скорпион!

- Эмилио, ты хоть представляешь себе, сколько нужно травы, чтобы накормить ваших зверей досыта? - попробовал урезонить его Питти. - Ты бы попробовал хоть один день кормить Рондо только тем, что сам срежешь. Расскажи лучше про великанов.

- Великаны… - Эмилио нахмурился. - Про великанов тебе интересно, а про коняшек - нет?.. Ваши лесовики, пока плыли к нам, отогнали тварей горящими стрелами, ты же знаешь. А уж потом мы прибыли туда вместе с первым конем и все вместе перебили гадин. - Много?

- Что ты имеешь в виду? - неожиданно вскипел латорг. - Что я вру?! Да, умерла на месте только одна великанша, а другие убежали из пещеры. Но больше половины были смертельно ранены, я сам отрубил одному великану руку! Он схватил ее и убежал! Если бы Таффо и Локки не были такими трусами, то мы бы преследовали их и убили всех до единого.

- А вместо этого вы закрыли ведущую из пещеры дверь… - помог ему Питти. - Там такой большой, толстый засов, верно? Даже несколько засовов.

- Да, а потом три дня перевозили бедных коней. Может быть, ты меня послушаешь наконец?! Лошадей нужно ежедневно выезжать. - Так вот, - обвел Питти рукой луг, - катайтесь тут, сколько хотите!

- Мы так и делаем, - нахмурился Эмилио. - Ты сильно поглупел, шаман, за последнее время. Чем ты там занимался? - Ты мог бы зайти и посмотреть.

- Кони не могут пройти по Вечному Мосту, ты как будто не знаешь! - возмутился латорг. О том, чтобы прошагать пешком расстояние в пару бросков копья, ему и в голову не приходило. -Так вот, просто посмотри на этот луг! Здесь едва-едва хватает травы, и после каждой выездки ее становится меньше, потому что кони ее вытаптывают!

Питти поглядел на огромное копыто Рондо и вздохнул. Он не очень-то любил вещи, требующие ухода… Кони прежде казались шаману удивительно неприхотливыми созданиями. Действительно, лугу скоро настанет конец. - А за Ближний перевал вы ездили?

- Ездили! - взвился Эмилио. - На меня свалилась такая груда снега, что даже Рондо едва выбрался! Там опасно! Послушай, Питти, горы не для коней. А значит, и не для латоргов.

- Как только мы отыщем новую дорогу, сразу начнем делать вылазки в Степь, - попробовал успокоить воина Питти. - Я прекрасно помню, что вам обещал. Через некоторое время все устроится.

- Время идет… - пробурчал латорг и снова занялся ранами коня. - И учти, что в подземелье мы больше не полезем…

"И куда же вы денетесь?" - вертелся вопрос на языке у шамана, но он решил не злить больше Эмилио. Латорг и без того готов к срыву… Все-таки, это именно Питти помешал латоргам сложить головы в Степи и затащил их в Горы. Значит, он должен и найти для них какой-то выход.

В тоске шаман огляделся по сторонам. Остальные представители исчезающего народа столь же скрупулезно врачевали животных. Не желают даже смотреть на виновника всех бед. Только верный Рокки ущипнул Питти за ухо и прощебетал что-то ободряющее.

- Вот так, дружок, - вполголоса пожаловался ему лесовик, отходя от стойбища латоргов. - Хотел начать с великанов, а оказывается, есть проблемы пострашней. Может, не стоило вылезать из-под яблони, как ты считаешь?

Попугай промолчал, а из-за камней показался Таффо. Человек из племени Оленей выглядел угрюмым, не уступая в этом латоргам, в руке у него болталась тушка кролика. Кровь еще капала на траву.

- С удачной охотой, брат Таффо! - поприветствовал земляка шаман. - Значит, не всех еще кроликов латорги сожрали? - Может, это последний… - не изменился в лице Таффо. - Питти, у меня к тебе дело… - Что случилось? - Шаман помрачнел под стать собеседнику. - Тебе тоже что-то не нравится?

- Не только мне… Мы ведь пошли с тобой, чтобы посмотреть на это местечко. А семьи-то наши остались в Лесу… Вот мы, Олени, и решили, что пора за ними отправляться. Питти присел на траву. Действительно, люди из племени Оленей оставили семьи на попечение соседей… Но как выбраться с Гор, если где-то там, за перевалами, их сторожит целая армия? И уж в любом случае не смогут пять лесных людей пройти через всю Степь, кишащую смертоносцами. А если и смогут, то никогда уже не вернутся - сделать это два раза сейчас было бы не под силу и самому шаману. - Видишь ли, брат Таффо, все так обернулось, что…

- У меня ведь сын и дочка, - напомнил тот. - Совсем одни, без матери. Конечно, Кабаны их в лес не выгонят, но и досыта не накормят. Да еще эта война… Ты не забыл, что в Лесу творится?

- Да-да… - Питти прекрасно помнил, что его родное племя Белок затеяло свару едва ли не со всеми соседями.

- Вот, - качнул головой Таффо. - Вдобавок, на Реке мы дел натворили. Что, если смертоносцы пойдут мстить за своих?.. Памрол как раз там и будет тебя искать. Зря ты его не убил.

- Наверное, - поморщился шаман. - Наверное, зря. Только… Все так обернулось, что мы даже просто выйти отсюда не можем, все пути перекрыты. Да ведь их и было-то всего два: через подземелье, да на перевал, у Кабаньей Головы. Один замурован пчелами, а второй разрушили карлики. Поэтому…

- Нет, Питти, ничего они не разрушили! - возмутился Таффо. - Это снизу там трудно подняться, если не знать места, там теперь отвесная стена, я же видел! Но сверху-то мы можем спуститься. Ты только покажи нам дорогу, потому что в этих Горах мы сами ничего отыскать не можем. Не хотели тебя беспокоить. Вот и сегодня наши все по скалам лазают, пока я кашеварю, но… Придется тебя попросить. - Ты подожди, - положил шаман руку на плечо Оленя. - Ведь пока у нас и веревок-то нет…

- Есть! Эль нас научил из травы плести - получаются! Так что все у нас есть, вот и нечего рассиживаться. И ты не волнуйся, мы тихонечко пройдем, никто и не заметит. А потом в Лес - и сразу обратно! Питти грустно посмотрел на Рокки. Попугай раскачивался, разводя крыльями. Таффо нетерпеливо толкнул Белку в бок. - Хорошо, хорошо, брат Таффо… Кстати, а не видел ли ты Бияша?

- Мутанта? - скривился Таффо. - Как же, орудует вовсю в подземелье. Кажется, хочет совсем все замуровать, чтобы уж никогда никто не пришел. Мы с ним не разговариваем, он с нами тоже. Мерзкое, я тебе скажу, чудище.

- Все-таки он наш союзник. Смотри! - облегченно ткнул шаман пальцем в приближающуюся фигуру. - К нам идет Эль! - Так ты не забудь, - мрачно напомнил Таффо. - Завтра нам дорогу покажи…

Эль принес не только избавление от тяжелого разговора, но и большущий кусок водяной змеи. Совсем рядом по дну ручья ползали речные крабы, гораздо более вкусные, но слишком доступные для рыболова.

- А наши змеи видели, кого ты там выловил? - поинтересовался Питти, скорее со скуки принявшись послушно жевать.

- Видели! - весело откликнулся степняк. - Но им все равно, эта змея не из их народа. Мне кажется, она даже не ядовитая! - Откуда ты знаешь? - Да вот, - показал Эль запекшуюся кровь на ноге. - И пока все нормально.

- Ты всегда так проверяешь, брат Веснушка? - ухмыльнулся шаман. Ему стало легче. Этому степному охотнику ничего не было нужно от Питти, его все устраивало. - Говорят, ты научил Оленей плести веревки из травы?

- Ну да, - подтвердил Эль. - А иначе Локки хотел меня заставить плести, я еле отбился. Ты же знаешь, какой он - здоровый и упрямый. А что, не надо было? - Да ладно уж. Ты, значит, тайком от Элоиз спускаешься к ручью, да еще вместе с Глуви, да? Притихший было Рокки вдруг заверещал на плече шамана, будто возмущенный таким коварством.

- Там, внизу, больше всяких рыб, - объяснил степняк. - А здесь, перед водопадом, почти ничего нет, одни крабы. А Глуви… Глуви тоже нравится. Веревки у нас крепкие, туда паутина вплетена, так что никакой опасности нет. Только не рассказывай Элоиз, хорошо? - Хорошо. А еще чем ты занимался все это время?

- Чем?.. - задумался Эль, взъерошив белые волосы. - Да как-то так получается, что больше и ничем… Как лошадей всех перетащили, так мы и отдыхаем с тех пор. А, вот! С Бияшем я раз поговорил. Он просил больше не убивать его слуг.

- - Великанов?

- Да… Ну, и карликов Элоиз нескольких убила… Просто так вышло - когда все бежали к вам на помощь, то они ей попались… Больше, конечно, их не трогали, да и сами они не лезли. А великаншу одну убили, потому что мутант тогда еще не ожил и не мог ими командовать.

- Одну? - усомнился Питти. - А Эмилио мне говорил - больше…- Врет! - Степняк даже отмахнулся. - Конечно, латорги хотели с ними драку затеять, но мы-то с Оленями уже знали, что великаны огня боятся. Загнали их за дверь, и все. - Что же, и руку он никому не отрубил?

- Я не видел… Да и можно разве отрубить руку одним ударом? У великанов-то руки толстенные! Вот если на пенек положить, да размахнуться топором - да, тогда можно. А с ходу, этой его железякой… - Мечом. - Мечом, да, - поправился Эль, - нет, не выйдет. Это не лапа смертоносца, там же кость внутри. - Может быть, ты и прав… - задумался Питти. - Как там Клас? Шаманит? - Собирается. А зачем ты меня звал? - Хотел пригласить прогуляться за перевал. Ты не против?

На полный желудок, да к тому же просидев полдня у воды, Эль был совсем не против прогуляться. Даже за снежный перевал. Они тронулись в путь не спеша, дожевывая куски водяной змеи. Мимо пронеслись два латорга, криками подгоняя коней. Из-под копыт летели огромные куски земли. Питти подумал, что надо побыстрее что-то придумать… Выселить их за Ближний перевал? Но латорги, наверняка, будут рубить там карликов, просто для тренировки.

Поднимаясь все выше и выше, спутники миновали зеленые луга и наконец увидели впереди снег. Сегодня вернуться уже не удастся, Элоиз будет волноваться. Шаман пожалел, что не предупредил ее. Хотя, с другой стороны, может быть, его не сразу отыщут Олени?.. Обернувшись, лесовик окинул взором местность.

Вечный Мост был надежно прикрыт скалами, зато как на ладони оказалось стойбище латоргов, а неподалеку - костер людей из племени Оленей. Там сидел Таффо - наверное, свежевал добычу. Деревьев осталось совсем мало: ушли на топливо для костров. Вокруг латоргов простиралось темное пятно - взрытая копытами земля. Кони разбрелись кто куда, встали, опустив массивные головы. Мимо уха шамана прожужжала пчела. - Как бы эти полосатики не обиделись, что кони поедают их траву.

- Ты думаешь? - сразу насторожился Эль. - Ты думаешь, рою может не хватить травы?.. Будет очень плохо, если пчелы на нас разозлятся.

- Я пошутил, - продолжил путь Питти. - Просто пора выводить отсюда коней, а куда - не знаю. Жаль, что я не догадался попросить Класа выведать это у духов. - Так сам спроси, - посоветовал Эль. - Ты давно с ними не говорил. Они, наверное, соскучились. Потом путники надолго замолчали, шагая через снежный перевал. Питти зябко ежился и вспоминал о верном пончо, неосмотрительно оставленном где-то в Монастыре. Рокки перебрался шаману на голову и пытался потеплее устроиться в волосах.

Белка думал о Бияше, очень надеясь на его помощь. Бессмертный мутант, чудовищный хозяин подземелья, долго относился к пришельцам враждебно, и только последние события заставили его встать на их сторону. Повелитель Смертоносцев приказал доставить Бияша в Город Пауков, причем доставить живым. Мутант, привыкший не бояться смерти, вдруг обнаружил новую опасность: оказаться в заточении, лежать спеленутым паутиной в беспросветных сумерках Дворца Смертоносца-Повелителя. Лежать, может быть, вечно.

Питти не понимал, почему Смертоносец-Повелитель отдал такой приказ. Что это - попытка отомстить существу, которое невозможно убить, даже пожрав, или все-таки какой-то расчет?

Таинственный Предок, принадлежавший к тому племени людей, что населяло землю до Катастрофы, тоже охотился за Бияшем, стараясь захватить Зеленый Огонь. Странная субстанция, хранившаяся в Монастыре, давала Бияшу силы. Клас надежно спрятал Зеленый Огонь, но теперь, когда люди и мутант стали союзниками, уже дважды позволял Бияшу касаться его. - Эль, а мутант не пытался забрать у твоего брата Зеленый Огонь? - Нет, - покачал головой степняк, заодно стряхнув с волос снежинки. - Он вообще стал очень - тихий. Даже не верится, что однажды это чудовище чуть дух из меня не вышибло. А если подумать, так и не однажды… О чем ты хочешь с ним говорить?

- Может быть, он знает другие выходы из подземелья. Например, через долину великанов. А еще я хочу узнать, зачем он нужен Предку.

- Он не скажет, - убежденно сказал Эль. - Он чего-то боится. Будет только повторять свою вечную присказку, что знает, как погубить весь мир, и что однажды это сделает. А мне кажется, мутант врет. Ничего он на самом деле не может.

- Знаешь, - усмехнулся Питти, - я хочу тебе откровенно сказать… Ну, как порядочный врун -порядочному вруну: я думаю, что Бияш не умеет лгать. Как не умеют этого камни, или трава, или вот Рокки… Этот мутант, вообще, многого не умеет.

- Точно, - согласился Эль. - Не умеет он многого. Я, когда впервые о нем услышал, все никак не мог понять: что такое "не мальчик и не девочка". А потом, как увидел, что у него там все ровное, так сразу и понял: он многого не умеет. Каракурт!..

- Что такое? - Шаман обернулся к резко вставшему степняку. Эль никогда не употреблял свое единственное ругательство просто так. - Там, на склоне! - показал рукой Эль. - Это же паук! Смертоносец!



Норман Сеймон Предок | Предок | Глава 2