home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




***


Томаса шаман решил оставить вместе с Элоиз и пауками. Латорги на просьбу постоять пока рядом и проследить за поведением Кеджлиса и полковника в очередной раз предложили убить обоих. - Нет, пока мы этого делать не будем, - отказался Питти.

- Ну, раз ты нас не слушаешь, почему мы должны тебя слушаться? - вскипел Эмилио. - И вообще, здесь слишком густой лес, а по бокам скалы.

Любой командир тебе скажет, что конница не сможет здесь активно действовать. Я не собираюсь ждать, пока из-за деревьев вылетят смертоносцы и перекусают нас в один миг! - Тогда проваливай! - Питти тоже вышел из себя. - Надеюсь никогда больше тебя не увидеть! - Дикарь! - выкрикнул латорг, поворачивая коня.

- Сказочник! - бросил ему в спину Питти. Когда отряд ускакал, шаман пожалел, что так и не привез сюда Пожирателей Гусениц. Хотя Клас должен суметь с ними справиться, обязательно должен. Но все-таки ему было грустно командовать отрядом из двух пленных, двух детей, Элоиз и попугая. - Оставайтесь здесь, - подал он единственный пришедший ему на ум приказ. - Когда появится Клас с Пожирателями, отправьте его дальше, и напомните, что дорога идет левее вот той скалы.

- Может быть, не будем пока расходиться? - Девушка глазами показала Питти на смертоносца. - Дождешься Класа здесь. - Нет, не годится. Я хочу знать, что там происходит. Шаман вручил Рокки Лоле, которая тут же сгребла птичку в ладони, прижимая ей крылья. - Питти, а мне можно заглядывать в головы? - спросила девочка.

- Да, до самого моего прихода можешь лезть в головы ко всем, кроме Элоиз. Ох!.. Как же я забыл - займись головой Томаса! Может быть, найдешь там что-нибудь полезное. - Я там много всего нашла… - смутилась Лола. - Только не знаю, что тебе интересно… - Хорошо, поговорим об этом потом.

Шаман повернулся и побежал к знакомой ложбине. Не хватало еще, чтобы эта девчонка из семьи Пси заглянула напоследок в его память. Почему-то это казалось Питти совершенно непристойным. Тяжело дыша - дорога шла в гору, - лесовик добежал наконец до поляны, где выстроились в немом ожидании ровные ряды карликов, и пожалел, что не прихватил с собой шлем. Теперь он не сможет отдавать приказы армии слабых, глупых, но верных помощников. Почему Бияш не забрал у него эту чудесную штуку, которую сам же и прятал?.. Остается только догадываться, задавать такие вопросы мутанту бесполезно.

Чтобы отвлечься от ноющих ног, от впивающихся в ступни острых камешков, от собственного хриплого, разрывающего легкие дыхания и заливающего глаза пота, Питти принялся вспоминать все, что знал о Бияше. Когда в семьях древних обитателей Монастыря, ведущих бесконечную войну со смертоносцами, стали рождаться мутанты, люди не сразу поняли, что это означает. Хранившийся в колбе Зеленый Огонь должен был охранить их Крепость от врагов, придать защитникам цитадели сил. Так оно и происходило - дети, родившиеся в непосредственной близости от святыни, могли противостоять Небесному Грому, самому страшному оружию смертоносцев. Но сменялись поколения, а Зеленый Огонь все горел…

В подвалах Монастыря лежало много удивительных человекообразных скелетов. Трехглазые, рогатые люди, люди с длинными, как копья, руками и люди с грудью, в которую легко поместились бы два шамана. Монахи не изгоняли мутантов, а те исправно сражались с пауками. Но мутации усиливались, и спустя несколько лет стали рождаться существа, уж вовсе не похожие на людей. Вот когда жителям стало страшно, и часть из них навсегда покинула Монастырь. Может быть, именно тогда отсюда ушел в Степь Настоятель Пси, чтобы поселиться там в загадочных Песчаных Пещерах, а может быть, это случилось позже… Питти не все мог понять в летописях, выбитых на каменных плитах. Он не знал, из-за чего началась схватка в стенах самого Монастыря, кто первый начал битву. Ясно было, что мутанты - а по мнению шамана, никого, кроме мутантов, в стенах уже не оставалось - разделились на два лагеря. Настал день, когда они схватились между собой… Монастырь несколько раз переходил из рук в руки, летопись получалась довольно путаной. Зеленый Огонь к тому времени уже был потерян - точнее, один из Настоятелей спрятал его. Змеи, жившие рядом с людьми, именно из-за Зеленого Огня обрели разум, они-то и знали тайну схрона. Постепенно Монастырь обезлюдел… Или обезмутантел? Так или иначе, но много, очень много лет огромное серое здание простояло необитаемым, а Вечный Мост, способный выдержать только человека, не пропускал по себе никого.

Никого, потому что Бияша он не признавал. Питти знал, что мутант втайне обижается за это на творение древних. В какой именно момент родился Бияш, Питти тоже не мог определить, в летописях про него ничего не говорилось. По рассказам самого Бияша, он был похож на человека едва ли не больше всех своих сверстников. Единственное, что отличало его от родителей внешне -отсутствие волос и половых органов. Так всем казалось до тех пор, пока ребенок не вывалился из окна на камни. Он умер, а потом ожил. Тогда монахи и поняли, что он не просто мутант, а одно из самых страшных и непонятных созданий, порожденных Зеленым Огнем. Малыша подвергли испытанию Вечным Мостом, и Мост отказался держать Бияша над пропастью.

Сам Бияш никогда не говорил, что он "родился", предпочитая слово "возник". Действительно, можно ли говорить о нем как о человеке, если сам он не может продолжить свой род? Если понятие "род" вообще неприменимо к такому существу? К мутанту отнеслись хорошо - его не сбросили в пропасть и позволили жить в Монастыре. Много лет он осознавал сам себя, а потом однажды прыгнул вниз. Очнувшись у ручья, Бияш поднялся и побрел по ущелью. Он сам отыскал дорогу через подземелье и ушел в большой мир удовлетворять проснувшуюся в нем жажду знаний. Мутант хотел исследовать окружающее, он чувствовал, что просто обязан знать все. Бияш бывал везде, посещал и Лес - когда Питти еще не родился. Белка однажды уловил в словах безволосого намек на Болото, лежащее за Лесом. "Там, - говорил он, - я узнал много интересного…"

Бесполого Бияша всегда называли "он" - вероятно, из-за могучего сложения. Бронзовокожий, он превосходил ростом всех известных Питти людей, а его мощные мускулы не так давно смогли несколько долгих мгновений противостоять смертоносцу… Тогда это спасло шаману жизнь, но мутант преследовал другую цель.

Смертоносец-Повелитель однажды приказал казнить Бияша, появившегося в Городе. Бияш ожил, исхитрился как-то убить нескольких Восьмилапых, потом - пытавшихся схватить его людей… Он забавлялся, бессмертный, способный каким-то образом восставать, даже будучи сожранным. Однако вдали от Зеленого Огня он слабел и всегда возвращался в свое подземелье, поближе к покинутому Монастырю, где в тайнике продолжало гореть дававшее ему силы пламя. "Святая Земля", - говорил Бияш о Монастыре, так это место называли древние жители.

Тогда Смертоносец-Повелитель приказал своим подданным не убивать мутанта, а закутать в паутину и доставить к нему во Дворец. Питти представил себе, что это именно он, бессмертный, сотни лет лежит в тенетах, в вечном полумраке… Ничего удивительного, что, узнав об уготованной ему судьбе, мутант принял сторону людей, к которым раньше относился не слишком хорошо.

Они потревожили его покой, вторгшись в подземелье во время отсутствия Хозяина. Они убивали его слуг, карликов и великанов - потомков наиболее безобидных и глупых мутантов. Наконец, люди нашли Зеленый Огонь и не отдали его Бияшу, а спрятали так, что он до сих пор не смог его отыскать. Впрочем, однажды сделавшись союзником людей, мутант перестал пытаться отобрать святыню, удовлетворяясь тем, что ее, когда нужно, ему приносят. Или только делал вид, что не замечает, как Клас открывает колбу у Вечного Моста? Именно Мост, сотканный из той же таинственной стихии, мог принимать в себя Зеленый Огонь и так же легко отдавать его обратно.

Всю историю запутывал Предок со звезд… Маленький лысый человек обладал какой-то чудовищной властью, но тем не менее стремился подчинить себе Бияша. Зачем?.. Мутант говорил, что Предок ведет борьбу со своими сородичами. Какую? И зачем ему мутант?

Питти не был уверен, что сможет понять ответы, доведись ему даже получить их. Если предки были именно такими людьми, когда ушли на звезды, то внизу теперь живут мутанты… Или наоборот, звезды сделали предков не похожими на людей?.. Шаман споткнулся и свалился в снег.

Широко разинутый рот жадно тянул холодный воздух, легкие жгло огнем. Питти заставил себя встать и побрел, шатаясь и оглядываясь. Куда он забежал, не пропустил ли место подъема?.. Вот впереди что-то чернеет на снегу. Кашляя, скользя, шаман добрался туда и увидел замерзшего карлика. Да, это здесь. Снег будто грыз покрасневшие руки множеством крохотных и острых зубов. Сверху вдруг посыпались твердые холодные кусочки, один больно царапнул по щеке. - Питти?! - проезжая мимо на заду, воскликнул Тэг. - Я, - согласно выдохнул Белка, провожая охотника глазами.

- А я к тебе бегу! - продолжил Тэг уже снизу. - За помощью, там жуть что творится, все лезут и лезут! А ты почему один?.. А Касу мою не видел? - Помощь… Сзади… - Питти старался дышать носом. - Не… видел. - Как же так? - расстроился степняк. - Ну, ладно, побегу дальше, может, она сама сюда идет… Питти провожал охотника глазами, пока не успокоил дыхание. "Все лезут и лезут…" Надо, пожалуй, смотреть по сторонам, а не нестись сломя голову. Класа с этими лентяями, Пожирателями Гусениц, скоро ждать не приходится, латорги согласны сражаться только на конях… И даже карлики неуправляемы… хотя Бияш оставил шлем. Питти пообещал себе обязательно передать командование Класу, если в этот раз удастся отбиться.

Забравшись, наконец, на склон, он пошел по узкой тропе, то и дело спотыкаясь об неубранных отсюда замерзших карликов. Попадались женщины, тоже с молотами и в точно таких же шлемах, детей не оказалось. Рассматривая их ничего не выражающие лица, Питти отвлекся и вздрогнул, когда ветер донес до него чей-то вопль. Кажется, кричали что-то о смерти… Шаман ускорил шаг, потом не выдержал и снова перешел на бег. Когда впереди показалась спина стоящего на чем-то Олли, Питти выхватил нож. Олень выпускал стрелы одну за другой, и в колчане их оставалось все меньше. Две, одна… Вот рука Олли уже зашарила в пустоте, и тут же лучник завертелся, срывая с себя колчан, не веря, что он уже опустел. - Дай мне топор! - крикнул Питти, протискиваясь мимо него.

- Не ходи туда, там тесно! - Олли уже отшвырнул колчан, нагнулся и вдруг вытащил горсть стрел откуда-то снизу. Шаман увидел, что Олень стоит на трупах латников, у нижнего из которых еще остались стрелы.

Питти остановился на этом возвышении и окинул взглядом схватку. Шогга размахивал топором возле самого камня, стараясь подрубить ноги влезшим на него воинам. Воины неловко подпрыгивали, стараясь спастись и от сверкающего лезвия, и от жалящих копий двух степняков. Ближе, за их спинами, Канни стоял над кучей катающихся по камням тел и время от времени наносил могучие удары. Никто не кричал, лишь раздавалось громкое хриплое дыхание бойцов, да Таффо что-то рычал, силясь выбраться из-под навалившихся на него врагов.

- Смерть убийцам! - возник на Кабаньей Голове еще один латник и ловко отбил мечом летящую ему в лицо стрелу Олли.

Новый противник был опытным бойцом - он не задержался на камне, а прыгнул вбок, прямо на скалу. Сползая вниз по почти отвесной стене, он оказался справа от Эля и со всего маху рубанул степняка мечом.

Маленький охотник исхитрился низко присесть и все-таки подставить под удар древко копья. Хрустнуло дерево. Латник, торжествуя, снова занес оружие, еще не замечая ножа, торчащего у него в шее с левой стороны.

- Питти?.. - не оглядываясь спросил Эль, поднялся, отталкивая упавший на него труп и ловко орудуя укороченным копьем.

Шаман видел, что Канни прикончит всех прорвавшихся латников, если Шогга и степняки никого не пустят к ним на помощь. Но если лесных охотников оттеснят от края, то лавину отчаянно смелых людей, готовых умирать за смертоносцев, уже не остановить. Защитники станут отступать по узкой тропе до самого перевала, а потом будут сброшены вниз и перебиты. Не отрывая глаз от Кабаньей Головы, на которую один за другим залезали и падали воины, Питти присел и зашарил руками по трупам. Первым попался меч, и Белка тут же запустил его в латника, изловчившегося наступить на топор Шогги. Незнакомое оружие не послушалось и ударило врага плашмя по лицу, но этого хватило: Олень вырвал топор и тут же без замаха послал лезвие вверх, вспарывая противнику живот.

Руки нашли лук, рванули. Нет, не поддался! Питти посмотрел вниз - мертвец повесил оружие на плечо. Придется повозиться… - Олли, где взять стрел?!

- Вон они, валяются вокруг! - отозвался Олень, без перерыва стреляя. - Только некогда их поднимать, а половина переломана!

Шаман наконец вырвал лук у мертвеца и пополз вперед. Канни только что раскроил череп последнему из навалившихся на Таффо, а на спине убитого шаман углядел почти полный колчан. Ухватив сколько смог за оперение, он вытянул стрелы и едва не остался без руки: Канни бил на любое движение. - Ты?! - с негодованием выкрикнул он, обернувшись. - А… Ты один? - Хватит вам пока, - огрызнулся Питти, занимая позицию рядом с Олли.

Они немного постреляли вдвоем, потом Олли остановился. Камень опустел, Шогга оглянулся назад, вытирая пот. Шаман методично всаживал стрелу за стрелой в появляющихся воинов. Один из лучших стрелков Леса не промахивался.

- Ну, вот… - даже расстроился Шогга. - Вот, оказывается, как надо… А меня ранили. Почему-то в спину.

- Извини, брат. - Таффо при помощи Канни выбирался из-под груды тел. - Не уследил… Такие прыгучие среди них попадаются! Перевяжите меня, ребята, а то уже холодно становится…

Изрядно потрепанные защитники занялись собой, не сказав помощнику ни слова благодарности. Питти только скривил губы. Не очень хороший лук, зато стрелы замечательные, с какими-то очень крепкими наконечниками. Пробивают их же собственные доспехи… Он решил попробовать проткнуть шлем, но успеха не добился, лишь потратил лишнюю стрелу. Больше над камнем никто не появился.

- Соберите все стрелы и сложите их здесь, - приказал он. - А потом унесите раненых. Думаю, достаточно, если останутся пока двое. - Да! - хором согласились Килк и Эль. Юркие степняки исхитрились остаться невредимыми. Зато все Олени нуждались в помощи, причем больше всех - Локки, который, как оказалось, тоже участвовал в свалке. Выбравшийся, наконец, Таффо откопал и приятеля. Полузадохнувшийся, могучий великан еще и дрожал от холода. - Мне там не повернуться было! - пожаловался он. - А я еще и раньше замерз…

- Отправляйтесь все, остановитесь возле карликов. Там должны появиться Пожиратели Гусениц, направьте их сюда, только вот… Отдайте им одежду. - Какую? - поинтересовался Канни, с любовью поглаживая испачканное в крови пончо.

- Всю, что на вас тогда останется, - объяснил ему Питти. - Потому что нам потребуются три пончо и три пары сапог. - Нет, - отказался Эль. - Сапоги мне ни к чему, больно уж у вас ноги здоровые. Споткнусь еще… Зато Килк возражать не стал, Олени, как ни странно, тоже. Натянув пончо Локки, который, подтверждая переменчивость своего характера, непременно хотел поделиться именно с ним, шаман даже почувствовал к своим землякам признательность. Вот молодцы - удержали Кабанью Голову, поняли, наконец, что самим им в Степь не прорваться…

- Мы вернемся ночью, - тут же глухо сообщил ему Таффо. - Веревки оставим здесь, а ночью спустимся и вырежем их караулы. Ты и без нас справишься, теперь это всем ясно.

Несколько мгновений шаман просто молчал, его лицо наливалось кровью. Олени стояли у него за спиной, и только степняки с испугом наблюдали эту жутковатую игру красок. Наконец Питти заставил себя улыбнуться и повернул голову.

- Как скажешь, брат Таффо! Только у меня есть план получше: я хочу перенести оборону отсюда на перевал. Там тоже узко и… - А от нас что нужно? - тут же уточнил подозрительный Таффо.

- Ничего, вырежете караул - и хорошо, - продолжал улыбаться Питти. - Вот только - если найдете время и если получится - отыщите латоргов. Скажите им, что я приказываю спешиться и прибыть сюда со всем оружием. - Это мы попробуем, - неуверенно проговорил Олень, оглядываясь на сородичей. - Тогда идите, - ненавязчиво распорядился шаман и больше не оглядывался.

Когда шаги лесных людей стихли, он подошел к Кабаньей Голове, над которой уже посвистывали стрелы, и, заслоняясь подобранным шлемом, осторожно выглянул. Связанные веревками стволы протянулись до самого камня, пестрея удобными зарубками. Венчала сооружение небольшая площадка, где сидели на корточках шестеро воинов. Встретившись с ними глазами, Питти только ухмыльнулся. Дотянуться до них под градом стрел не было никакой возможности.

Бегом вернувшись на свое место, он наложил стрелу на тетиву и немного простоял так. Нет, никто не показался. Чего же они ждут? Нового приказа, какого-то хитрого маневра?.. Питти вспомнил, как Предок дал ему когда-то удивительное устройство. Взорвавшись, оно вызвало в горах лавину… Вот бы скинуть такую штуку вниз!

- Зря мы Оленей раздели, - вдруг заметил Килк, стаскивая длинную серую рубаху с одного из убитых. - Тут у нас одежды полно… Не догадались. - Так было нужно, - скромно сообщил ему Питти. - Найди там кого-нибудь моего роста.



предыдущая глава | Предок | Глава 8