home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

Солнечное половодье до потолка затопило спальню. Яркий свет жег глаза.

Корсаков зажмурился и тихо застонал. Голова была тяжелой, как с хорошего бодуна. Мышцы выкручивало гриппозными судорогами.

«А ведь не пил ни капли! — заторможено подумал он. — Может, от этого и болею. Эх, надо было грамм сто принять! От такой жизни сам бог велел в ванне с водкой утопиться».

Явление ночного призрака было явным перебором, сознание и так с трудом справлялось с лихорадочной скачкой событий.

Корсаков облизнул шершавые губы. Показалось, что на них до сих пор лежит студеный налет лунного света.

Он свесил голову, посмотрел на пол. И оторопел.

Карты кто-то собрал и сложил в футляр.

— Я сойду с ума, — пробормотал Корсаков.

Он уткнулся лицом в подушку. Затаился.

Внутри вызревала решимость встать и шагнуть на встречу судьбе. Но сил для этого еще не было.


* * * | Таро Люцифера | * * *