home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




* * *


– Куда же это я отцепчик подевал? – вновь и вновь бормотал под нос лекпин Алеф по прозвищу Железяка, нервно ощупывая многочисленные карманы своей рыболовной жилетки.

Алеф очень не любил, если не сказать – ненавидел, терять что-нибудь из рыболовного снаряжения и очень расстраивался, если пропадали пусть даже самые незначительные рыбацкие причиндалы. Ему казалось, что эти вещи обладают своей собственной жизнью, а их утеря приносит им смерть. Поэтому по сравнению с пропажей, допустим, денег пропажа, допустим, мормышки (упаси от такого несчастья Светлая вода) становилась для него настоящей трагедией.

А тут пропал отцеп! Важнейший предмет снаряжения рыболова, с помощью которого можно было доставать из-подо льда мормышки, зацепившиеся за придонные коряги! Отцеп представлял собой маленький, но тяжелый медный цилиндр с проволочным кольцом с одной стороны и маленькой проволочной же петелькой – с другой. Благодаря ему Алеф сохранил не один десяток драгоценных мормышек. И вот отцеп словно сквозь землю провалился, причем как раз накануне ответственнейших соревнований…

Сегодня, 1 сентября, он посетил первые занятия на факультете рыболовной магии. Собственно, занятий как таковых не было. Всех первокурсников собрали в главном зале факультета, декан Эразм Кшиштовицкий поздравил студентов с началом учебного курса и лично вручил каждому удостоверение студента. Затем напомнил – кто на каком отделении будет учиться, представил педагогов-профессоров, рассказал, какие теоретические и практические предметы придется изучить на первом курсе.

А затем неожиданно для всех декан объявил о соревнованиях на приз журнала «Всегда своевременная информация», которые должны состояться на следующий день и в которых первокурсникам предстояло соперничать со студентами второго курса.

Нельзя сказать, что это известие всеми студентами без исключения было принято с большим восторгом. Кто-то принялся высказывать недовольство, что о соревнованиях объявляют так поздно, не оставляя времени для тренировок, другие возмущались тем, что это нарушает их субботние планы, третьи – что опытные второкурсники имеют огромное преимущество…

Эразм Кшиштовицкий, как всегда, быстро пресек поднявшийся гвалт и сказал примерно следующее. Участие в соревнованиях – дело добровольное, спиннингистам и зимним мормышечникам, желающим защитить честь курса, предлагается внести свои имена в список участников и выйти на сегодняшнюю вечернюю тренировку. Утром, перед стартом, среди них будет проведена жеребьевка, по результатам которой выявятся составы «летней» и «зимней» команд.

Декан еще не закончил свою речь, а Железяка уже стоял перед трибуной с поднятой рукой, требуя записать его в добровольцы первым. Записавшись и получив соответствующую бирочку с номером «1», лекпин со всех ног устремился на берег озера Зуро, в залив Премудрый, где увидел факультетских магов, вовсю трудящихся над возведением ледяного панциря. С не меньшей скоростью он помчался домой – готовиться к тренировке, первым делом проверил снасти и сразу обнаружил пропажу отцепа.

Алеф не понаслышке знал, как много на дне Премудрого имеется старых пней, коряг, веток, камней. Без отцепа там никак не обойтись. Он в сто первый раз проверил карманы, надеясь, что отцеп каким-то волшебным образом вдруг возникнет в одном из них, но чуда не произошло.

В это время в дверь лекпинского домика постучали. Лекпин поспешно сбросил разложенные на столе рыболовные принадлежности в большой ящик, прикрыл его крышкой и задвинул под кровать. И только после этого спросил:

– Кто там?

Вместо ответа дверь приоткрылась, и в щель просунулась голова его лучшего друга Тубуза Морана.

– Ну что, припрятал барахлишко-то свое рыболовное? – хитро улыбаясь, обвел тот глазами комнату. – Заходить-то можно теперь?

– Чего лишние вопросы задаешь! – недовольно отмахнулся Железяка. – Расскажи лучше, что нового в городе слышно.

– А, что слышно… – Тубуз по привычке сел не на свободную табуретку, а на застеленную красочным покрывалом кровать. – Все только о Кубке «ВСИ» и говорят. Сейчас на ярмарочной площади докопался до меня один старикан – расскажи, мол, что происходит. Ну я ему битый час объяснял все, втолковывал, а он вдруг взял да и согласился со мной, что соревнования эти – жуть.

– Самая настоящая жуть и есть, – согласно закивал головой Железяка и вновь принялся машинально ощупывать карманы жилетки.

– Что потерял? – поинтересовался Тубуз.

– Да, понимаешь, отцепчик мой куда-то подевался. Не по себе мне от этого. – Железяка живо представил, что любимый отцеп лежит где-нибудь втоптанный в грязь, или, еще хуже, кто-то успел его найти, чьи-то незнакомые руки к нему прикасаются…

– Сочувствую я тебе, – вздохнул Тубуз.

– И главное, пытаюсь память напрячь, когда и где я его в руках держал, и ничего не получается – словно мозги кто-то затуманил.

– Сочувствую, – повторил Тубуз. – В Премудром на дне хлама полным-полно – не имея отцепа, совсем без мормышек останешься. Давай я тебе свой отцеп одолжу. Он, правда, корявый и ржавый весь, ты ведь знаешь – я зимой редко рыбу ловлю…

– Зачем же мне, дружище, на соревнованиях корявый да ржавый отцеп? – Железяка присел на кровать рядом с Тубузом и положил тому на плечо руку. – Пойду-ка я, пожалуй, к господину Казимиру на поклон, попрошу одолжить мне подходящий отцеп.

– Ха, Казимир – да одолжит?! Ты что, дружище, этого скупердяя не знаешь?

– Попробую все-таки попросить, – с почти угасшей надеждой в голосе сказал Железяка.



Глава первая НОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ | Как я играю! | * * *