home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

ТРОННЫЙ ЗАЛ ГЕРПТШЦОГА

Несмотря на ранний утренний час воскресного дня, тронный зал замка герптшцога Ули-Клуна был полон народу. Изменить традиции и вместо вечерней аудиенции устроить утреннюю герптшцога заставили события предыдущего дня. События бурные и очень важные не только для жителей Фалленблека и факультета рыболовной магии, но и для самого Ули-Клуна. Сбывалась давняя мечта герптшцога – наконец-то факультет должен был перейти под его начало. Наконец-то он сможет управлять этими заносчивыми факультетскими магами. Но сначала надо было разобраться с главной занозой, столько лет портившей ему кровь, – бывшим деканом факультета Эразмом Кшиштовицким! Причем сделать это так, чтобы все выглядело законно и не оставило ни у кого вопросов и претензий к справедливости решений герптшцога.

Для того и собрал он в тронном зале помимо придворных вельмож и знатных господ Фалленблека, губернатором которого являлся, еще и всех факультетских магов-преподавателей. И, как всегда, он был единственным человеком в зале, который не стоял, а сидел на своем троне с высокой спинкой и держал в руке рог, наполненный пенящимся пивом. Но сегодня, помимо стражников-троглинов, слева и справа от трона стояли все придворные маги, и ближе всех к герптшцогу – главный из них, господин Зе-Риид.

– Господа! – не вставая, обратился Ули-Клун к присутствующим. – Вчерашний день преподнес нам немало сюрпризов. Трагических сюрпризов! Которые случились не сами собой, а явились следствием зло-де-я-ний, я бы даже сказал, неслыханных зло-де-я-ний!!! И я пригласил вас в свой дворец, чтобы все узнали подробности этих злодеяний и осудили их виновников!

В толпе кто-то робко захлопал, и тут же зал наполнился гулом аплодисментов, на которые герптшцог несколько раз кивнул с важным видом. После чего подал знак Зе-Рииду продолжать ведение необычного собрания.

Главный придворный маг восстановил в зале тишину и попросил предстать перед Ули-Клуном первого свидетеля. Им оказался лейтенант герптшцогской гвардии Ноенн. Его, с перебинтованными ногами и мученическим выражением на лице, вкатили в зал на тележке и оставили перед троном герптшцога.

– Итак, господин лейтенант, расскажите во всеуслышание о том, чему вы стали свидетелем вчера, во время исполнения приказа своего начальства, – обратился к лейтенанту Зе-Риид.

– После того как наш отряд проник в замок факультета рыболовной магии через Южные ворота, я, выполняя приказ, в сопровождении двух арбалетчиков поднялся в надвратную башню и обнаружил там два трупа троллей-стражников с ужасными ранами. Имена троллей, как потом выяснилось, были Грузд и Уфф-тогг. Рядом с трупами находилась убившая их ведьма Зуйка! – отрапортовал лейтенант Ноенн.

В зале послышались негодующие выкрики. Ноенн посмотрел на главного мага и продолжил:

– При попытке ее арестовать ведьма применила колдовство, лишив воли моих арбалетчиков, которые, сами того не желая, выстрелили и пронзили стрелами мои ноги. После чего преступница скрылась!

В зале вновь поднялся возмущенный шум, который вдруг перекрыл громкий возглас:

– Политический момент! – Сквозь толпу на открытое пространство протиснулся пожилой седовласый человек, в котором присутствующие узнали профессора биологии господина Химея. Не удостоив даже взглядом немало удивившегося его поведению герптшцога и недовольно сдвинувшего брови главного придворного мага, профессор обратился к лейтенанту:

– Скажите-ка нам, любезнейший, эта Зуйка, работающая в факультетской библиотеке, которую вы назвали ведьмой, скрылась из Надвратной башни, прихватив с собой орудие убийства?

– Нет, – не задумываясь, ответил лейтенант и, стараясь выказать свою наблюдательность, добавил: – Руки ее были пусты…

– Господин Химей, – сорвавшись с места, подскочил к профессору главный придворный маг. – А кто, собственно, уполномочивал вас допрашивать лейтенанта герптшцогской гвардии?

– Как кто, господин Зе-Риид? – Сделав удивленное лицо и разведя руки в стороны, профессор Химей повернулся к толпе, как бы призывая всех в свидетели. – Конечно же, наш глубокоуважаемый герптшцог Ули-Клун. Ведь это он пригласил всех нас, и меня в том числе, чтобы узнать все подробности совершенных вчера злодеяний.

– Профессор прав! – воскликнул со своего трона Ули-Клун, видя реакцию на слова Химея собравшихся в зале. – Злодеяния должны быть раскрыты полностью. Спрашивайте, профессор, спрашивайте…

– Так вот, любезнейший, – вновь обратился Химей к свидетелю в инвалидной коляске. – Не могли бы вы предоставить нам оружие, которым, по вашим словам, троллям были нанесены столь ужасные смертельные раны?

– Оружия на месте преступления обнаружено не было! – тут же отчеканил лейтенант.

– Куда же оно делось? – невинно поинтересовался профессор.

– Это уже неважно, – вмешался Зе-Риид.

– Почему же – неважно? – не согласился Химей и вновь обратился к собравшимся в зале. – Молодой человек бездоказательно обвиняет девушку в страшном преступлении только потому, что увидел ее рядом с трупами. Но где орудие убийства и где мотив? Мне, например, непонятно.

– Что ж, в этом деле действительно есть много неясностей, – неожиданно пошел на попятную главный придворный маг. – И чтобы их прояснить, необходимо как минимум поговорить с прест… – Зе-Риид осекся, – …с подозреваемой. Предлагаю объявить повсеместный розыск ведьмы Зуйки, – повернулся он к герптшцогу.

– И того, кто окажет содействие в ее розыске, ждет награда! – заявил Ули-Клун.

– Очень хорошо! – сказал Зе-Риид и распорядился: – А теперь пригласите следующих свидетелей.

Их оказалось сразу трое: начальник герптшцогской стражи господин Еноварм – с перебинтованной головой, заместитель главы Коллегии контроля рыболовных соревнований гном Дроб – с огромным синячищем под левым глазом и заметно нервничавший редактор «Факультетского вестника» гоблин Сака-Каневск.

– Итак, – маг строго оглядел разномастную троицу, – начнем с господина журналиста. О чем бы хотели поведать присутствующим в этом зале вы, господин Сака-Каневск?

– Я бы хотел поведать собравшимся в этом зале… – сделав шаг вперед, робко начал тот, но, видя, что Зе-Риид подбадривающе ему улыбается, продолжил уже более твердо: – …поведать о том, что благодаря интуиции журналиста я сначала стал свидетелем развратных действий со стороны эльфа Малача в отношении студентки факультета, а затем – совершенного им убийства!

– Что?! – воскликнул профессор Химей, вновь перекрывая поднявшийся шум. – Благородный эльф Малач убил студентку? Не может такого быть!

– Никто и не говорит, что убили студентку, – поморщился Зе-Риид. – Вы, господин Химей, лучше не перебивайте свидетеля, в противном случае я буду вынужден попросить вас покинуть зал. А вы, – обратился он к журналисту, – не гоните лошадей, а рассказывайте все по порядку.

– Да-да! – Из продолжающей шуметь толпы вышел и встал рядом с Химеем глава эльфийской диаспоры господин Лукиин. – Никто не имеет права бездоказательно обвинять благородных эльфов. Поэтому вы без утайки должны рассказать нам все подробности этих ужасных преступлений!

– Как журналист, я ничего не собираюсь утаивать! – повысил голос Сака-Каневск. – Я видел все собственными глазами. Сначала эльф Малач увел эту молодую студентку, лекпинку по имени Ксана, в лес, там назначил ей встречу и куда-то подевался, оставив ей свою одежду и шпагу. Не иначе как исчез, применив черное колдовство! А потом эльф Малач вновь появился прямо из воды озера Зуро, где на берегу его поджидала лекпинка Ксана. И там, на берегу, в кустах, они принялись совокупляться! Профессор начал развратничать со своей студенткой!!!

– Но ведь это низко! – Не обратив внимания на протестующий жест Зе-Риида, Химей подошел вплотную к гоблину, и его всегда добродушное лицо превратилось в маску неприязни.

– Конечно, конечно! – радостно заулыбался Сака-Каневск, посчитав, что профессор биологии на его стороне. – Это огромный позор! Позор для всего преподавательского состава факультета рыболов…

– Низко! Нижайше!!! Как вы посмели шпионить за теми, кто любит друг друга? Да затем еще и сплетничать, кричать об этом во всеуслышание! – Профессора Химея всего трясло. Отыскав глазами главного редактора «Факультетского вестника», он не без горечи воскликнул: – Господин Алимк, как же вы можете держать у себя в штате такое ничтожество?!

На что тот лишь выразительно пожал плечами и развел руками – мол, что с этими гоблинами можно поделать. Однако стоило профессору отвернуться, как господин Алимк подмигнул своему младшему редактору и показал поднятый вверх большой палец.

– Господин Химей, – вновь взял слово главный придворный маг. – Я предупреждаю вас в последний раз – не перебивайте свидетеля! Иначе стража выведет вас из зала!!!

– Вот именно! – поддержал мага Ули-Клун. – Этическое или неэтическое поведение профессора Малача пусть обсуждается на совете преподавательского состава. Но свидетель упомянул еще и об убийстве. Ведь так, господин… журналист?

– Так, так, – закивал Сака-Каневск, польщенный вниманием самого герптшцога. – Эльф Малач убил, убил!

– Кого убил? – мягко поинтересовался Зе-Риид. – Присутствующие до сих пор не услышали имени жертвы.

– Ватранга он убил! Метрдотеля «Золотого шлема герптшцога», Ватранга Семьдесят четвертого! – выпалил Сака-Каневск, вызвав очередной вздох толпы. – Я, видя, как эльф Малач с лекпинкой развратничают, побежал свидетелей искать и нашел – господина вот Дроба и господина Ватранга. Они со мной на пляж пришли, там все и случилось. Господин вот Дроб сам может все рассказать. Подтвердить то есть.

– Что ж, послушаем уважаемого господина Дроба, – сказал Зе-Риид. – Который, как знают все присутствующие, является одним из руководителей Коллегии контроля рыболовных соревнований.

Раскрасневшийся господин Дроб, выпятив живот, сделал шаг вперед и встал рядом с бледно-зеленым щупленьким журналистом. Взглянув на эту несуразную парочку, даже Ули-Клун не смог сдержать кривой ухмылки.

– Бедный, бедный господин Ватранг! – вскинув руки, запричитал Дроб. – Убили, убили такого хорошего, такого уважаемого гражданина нашего города…

– Господин Дроб, мы надеемся услышать от вас подробности этого преступления, – прервал гнома Зе-Риид.

– Подробности ужасны! – Дроб кивнул на гоблина: – Этот журналист разыскал меня и господина Ватранга и пригласил стать свидетелями… э-э… непотребных действий профессора юриспруденции господина Малача. Оказавшись на пляже, мы действительно обнаружили там профессора и его студентку в… э-э… непотребном виде и сделали им соответствующее замечание. На что профессор Малач повел себя совсем уж неадекватно. Сначала ударил меня – вот в этот глаз. – Дроб показал на синяк. – А когда господин Ватранг попытался успокоить его дубинкой, профессор Малач схватил свою шпагу и пронзил грудь моего несчастного друга, а сам был повержен наземь его дубинкой. Видя это, мы с журналистом поспешили доложить обо всем начальнику стражи его превосходительства…

– Господину Еноварму? – уточнил Зе-Риид.

– Ему…

– И что же расскажет нам господин начальник стражи его превосходительства герптшцога Ули-Клуна? – обратился маг к Еноварму. – Они действительно пришли к вам вчера вечером?

– Так точно! – чеканно шагнув вперед, выпалил тот и, поморщившись, схватился за свою перебинтованную голову. – Эти енотывидные, то есть эти два господина, прикандыбали в полицейский участок, когда на дворе была уже ночь, и стали вопить, что кого-то где-то там убили. Но начальник стражи его прихвосадительства герптшцога всегда в строю, пущай это даже глыбокая ночь! И я пошел с ними исполнять свой долг! На озеро пошел, побежал даже…

– И что же вы там обнаружили? – спросил Зе-Риид.

– Ничего!

– В каком смысле – ничего?

– Ничего, в смысле – никого! Никого на пляжу не видать было. Ни мертвяка, ни убивцы его. Оголенный песок, и больше ничего.

– А куда же подевались тела? Или хотя бы кровь, следы борьбы, наконец просто следы?

– Видать, небезызвестный нам профессор, чтобы скрыть следы своего преступления, применил магию, – высказал предположение господин Дроб.

– Почему же обязательно магию? – не смог промолчать профессор Химей. – Почему, к примеру, не предположить, что небезызвестный нам бывший председатель Общества трезвости жителей Фалленблека (снятый с этого поста за безудержное пьянство) вчера вечером в очередной раз не набрался гномье-подземельного пива, после чего все им вышесказанное просто-напросто привиделось…

– А как же показания господина журналиста? Не привиделось же и гному, и гоблину одно и то же, – возразил Зе-Риид.

– Ну во-первых, всем известно, что газетчики падки на различного рода дешевые сенсации. – Химей язвительно улыбнулся и сделал полупоклон в сторону главного редактора «Факультетского вестника». – И в данном случае можно предположить обычный сговор между этими двумя господами. А во-вторых, – не обращая внимания на еще более позеленевшего Сака-Каневска и еще более покрасневшего Дроба, продолжил Химей, – во-вторых, по утверждению еще одного свидетеля, господина Еноварма, на пляже действительно не оказалось никого и ничего подозрительного.

И если в первом разбираемом здесь случае нам не представили ни орудия убийства, ни убийцы, то во втором – ко всему прочему, нет еще и потерпевшего. Кто знает, – возможно, в эту самую минуту господин Ватранг Семьдесят четвертый у себя дома досматривает десятый сон?!

– Что ж, профессор, вы в очередной раз приводите серьезные контраргументы, – вновь не стал упираться главный придворный маг. – Кажется, эльф Малач приходится вам другом?

– Не скрою, – гордо поднял голову седовласый Химей, – я бы почел за честь иметь среди друзей такого господина, как профессор юриспруденции Малач. Но на самом же деле между нами лишь давние добрые профессиональные взаимоотношения

– Ваши взаимоотношения для нас не важны, – поморщился Ули-Клун и ткнул опустевшим рогом в плечо забывшему про свои обязанности придворному виночерпию Пшенгу, который торопливо наполнил рог.

– Господин Еноварм, немедленно объявите в розыск гнома Ватранга Семьдесят четвертого, эльфа Малача и эту студенточку-лекпинку! – приказал герптшцог.

– Слушаюсь, ваше прихвосадительство!

– Вот и слушайся! – Ули-Клун был явно недоволен тем, как обернулось слушание двух первых дел, и особенно раздражен неожиданными выступлениями профессора Химея. Знал бы, что так получится, не пустил бы его в тронный зал – и всего делов.

– Приведите следующего свидетеля и привезите обвиняемого! – отдал распоряжение главный придворный маг.

Почему обвиняемого должны были привезти, присутствующие поняли через несколько секунд. Четверо троглинов-стражников вкатили в зал клетку на четырех скрипучих колесиках, в середине которой на простом табурете сидел Эразм Кшиштовицкий. Руки его были скованы толстой цепью, весь вид декана выражал глубочайшее горе. И это нескрываемое горе оказалось для настроения герптшцога лучше любого бальзама.

Клетка на колесиках остановилась напротив трона герптшцога. Рядом с ней встал господин Чаб, поддерживаемый за локоть одним из придворных магов. Такая помощь, очевидно, была совсем не лишней – директор факультетской библиотеки едва держался на ногах. Его арестовали накануне вечером, сразу после ареста Эразма Кшиштовицкого. Но если декана ночью никто не беспокоил в его камере, то библиотекарю «посчастливилось» пообщаться с господином Боберсом – палачом герптшцога, имевшим славу самого кровожадного человека Фалленблека и окрестностей.

– Господин Чаб, у нас к вам всего лишь один вопрос, – обратился к библиотекарю Зе-Риид. – Вчера, после того как профессор Женуа фон дер Пропст попросил вас сообщить декану, то есть уже бывшему декану факультета рыболовной магии Эразму Кшиштовицкому о поимке копьеносого маголосося, и в то время как вы оказались у него в кабинете, не застали ли вы вышеупомянутого Кшиштовицкого за исполнением черного колдовства?

– Я не уверен, б-было ли это черным колдовством, – негромко сказал Чаб. – Я видел лишь, как декан Кшиштовицкий стоял над макетом местности и…

– Нас не интересуют подробности! – прикрикнул Зе-Риид. – Отвечайте однозначно: видели ли вы колдующего Кшиштовицкого или не видели?

– Скорее это б-были обычные магические п-пассы…

– ДА или НЕТ?!

– Да! – выдохнул Чаб. – Но это нельзя назвать…

– Все, господин библиотекарь, вы свободны, – не захотел ничего больше слышать Зе-Риид. – Выведите свидетеля из зала!

– Погодите-погодите… – Профессор Химей попытался преградить дорогу стражнику, уводящему библиотекаря, но тот грубо его отпихнул и повел понурившего голову свидетеля дальше.

– А чего здесь годить?! – Зе-Риид подскочил к Химею и схватил его за рукав. – Не станете же вы сомневаться в показаниях директора факультетской библиотеки – человека трезвого и рассудительного.

– Дело совсем в другом. – Химей решительно высвободил руку.

– В чем же?

– А в том, что мне, как профессору биологии факультета рыболовной магии, до сих пор не были известны случаи такого сильнейшего воздействия на водную среду с такого приличного расстояния, да еще и одновременно на два различных по типу места. Уверен, что и вы, главный придворный маг, да и все остальные маги тоже о таком не слышали. Если же все-таки допустить, что человек, которого вы поместили в эту клетку, действительно обладает подобной магической мощью, то я очень сильно сомневаюсь, что, будучи черным колдуном, он стал бы терпеть в отношении себя столь негативное отношение и не разметал бы весь этот тронный зал всего лишь шевелением своего мизинца.

В зале мгновенно стало очень тихо. Все взоры оказались прикованы к сидящему в клетке Эразму Кшиштовицкому.

– Что ж, давайте на этот счет поинтересуемся у самого обвиняемого, – предложил наконец Зе-Риид. – Что вы хотели бы заявить по существу рассматриваемого дела, господин Кшиштовицкий?

– По существу рассматриваемого дела… – Кшиштовицкий поднялся с табурета и, глядя только в глаза профессору Химею, продолжил: – Я требую провести полное и тщательнейшее расследование. Узнать истину не только в моих кровных интересах, но и в интересах факультета рыболовной магии и всего Фалленблека.

– Да! – вскричал Ули-Клун и тоже поднялся на ноги. – Я приказываю провести тщательнейшее расследование. И ответственным за это назначаю господина Зе-Риида. Также я приказываю назначить на место декана факультета рыболовной магии господина… Репфа. Господин Репф, выйдите на середину, покажитесь публике.

– Репф?! – Смещенный декан обхватил голову руками и со стоном опустился обратно на табуретку.


Глава девятая КАГИ | Как я играю! | Глава одиннадцатая КАМЕНИСТЫЕ ЕДОКИ