home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

КАМЕНИСТЫЕ ЕДОКИ

– Откуда столько уверенности?! Мне, например, кажется, что идти надо совсем в другом направлении!

Железяка открыл глаза и приподнялся, чтобы узнать, кому принадлежит разбудивший его голос. Утро выдалось сумрачным, темно-свинцовые тучи, лениво ползущие по небу, казалось, вот-вот прольются на болото, воды в котором и без того хватало. Вокруг пышущих жаром углей горевшего всю ночь костра кружком сидели жители Фалленблека, загадочным образом перенесенные сюда вчера и благополучно переночевавшие на огромном валуне, возвышавшемся над остальной местностью. Каждый держал над углями обструганные ветки с нанизанными на них окуньками и плотвичками.

– Гр, утро доброе, – поприветствовал лекпина Пуслан, протягивая приятелю ветку-шампур с тремя окуньками.

– Спасибо! – поблагодарил Железяка. – А попить есть чего?

– За водой сейчас вместе пойдем, – сказал сидевший напротив Воль-Дер-Map, – только сначала решим – в какую сторону.

– Да чего тут решать?! – взвился гном Зубовал. – Вон же – зелень виднеется, там наверняка вода нормальная, может, даже ручей течет. Туда и надо двигать.

– Там, где зелень, гр, трясина может быть, – сказал Пуслан.

– Здесь вокруг везде трясина, – подал голос лежавший на боку господин Казимир. – Почва под ногами так и колышется.

– Вот именно! – обрадовался Зубовал неожиданной поддержке.

– Чего – вот именно? – Четвеерг, оставшийся без большей части своей бороды, явно не разделял радости соплеменника. – Если наш дом в той стороне, куда господин Воль-Дер-Map показывает, то зачем в противоположную топать?

– А кто сказал, что твой господин Воль-Дер-Map правильно направление угадал? – вскочил на ноги Зубовал и, сдернув с шампура поджарившуюся рыбку, проглотил ее, не разжевав.

– Я, уважаемый, в своей жизни немало путешествовал. – Воль-Дер-Мар подул на свой завтрак. – Посему даже несмотря на то, что на небе нет солнца, могу определить, где юг, а где север. Судя по всему, нас занесло гораздо северней Фалленблека, значит, в любом случае нам нужно двигаться на юг, а он – там.

– А вода – вон там, – показал Зубовал за его спину. – И в любом случае, прежде чем куда-то идти, нам нужно утолить жажду. Как вы считаете, господин Казимир?

Однако хозяин лавки «Настоящая магическая рыбалка» не удостоил гнома ответом и, прикрыв глаза, перевернулся на другой бок, подставив остывающим углям свою широкую спину. Не ожидавший такой реакции Зубовал ненадолго растерялся, но врожденное упрямство взяло верх.

– Как хотите! – с обидой произнес он.

Не обращая внимания ни на чьи окрики, гном схватил свой топор, повесил на плечо рыболовный ящик, спрыгнул с высокого валуна на пружинистую почву и, лавируя между поросших мхом овальных камней, высотой доходящих ему до пояса, двинулся по направлению к приметной зелени.

– Господа, а откуда здесь эти камни взялись? – спросил глядевший вслед гному Даяа-Кум. – Что-то вчера я их не заме…

– Зубовал, беги! – закричал вдруг факультетский ветеринар Мак-Дин. – Беги оттуда, быстрей, быстрей!!!

Но было поздно. Ближний к Зубовалу камень метнулся к нему и моментально отскочил обратно, оставив гнома вопить во весь голос с поднятой правой рукой, которая оказалась лишена кисти. И тут же еще два камня проделали похожий маневр, при этом один укоротил ту же руку по локоть, другой лишил Зубовала части ноги. Упасть гном не успел – набросившиеся со всех сторон и сразу вернувшиеся обратно камни разорвали несчастного буквально на куски. Все произошло настолько быстро, что никто из собравшихся на валуне ничего не смог предпринять. На том месте, где только что находился первокурсник Зубовал, остался только рыболовный ящик, вокруг которого застыли поросшие мхом камни-убийцы.

– Вот и попил водички наш Зубовал, – первым нарушил молчание Железяка.

– Что ж вы, гномы, такие упертые, а?! – закричал Воль-Дер-Мар на попавшегося под руку Четвеерга Двести второго. – Больше без моего разрешения ни шагу, понятно? Понятно?! – обратился он теперь уже ко всем.

– Куда ж мы теперь пойдем-то? – почесал в затылке заметно помрачневший Четвеерг, оглядывая местность вокруг валуна.

Всюду, сколько хватало глаз, где выше, где ниже над поверхностью болота в шахматном порядке возвышались характерные поросшие мхом бугорки.

– Гр, а кто это такие? – спросил Пуслан. – Я многих тварей знать, но о таких даже не слышать…

– Судя по виду и повадкам, это особая разновидность болотных черепах, – сказал Мак-Дин. – Я пока в больнице со своей ногой валялся, все четыре тома энциклопедии «Жизнь среднешиманских болот» проштудировал…

– Так что же ты раньше молчал?! – подскочил к ветеринару Четвеерг.

– Да у меня только что голова начала соображать, где нахожусь и что вообще происходит. Рыбку вон жареную съел – и соображать начал… – виновато развел руками Мак-Дин.

– Вчера, когда льдина в заливе раскололась, – заговорил господин Казимир, – мы с Мак-Дином упали и оба затылками об нее приложились. Только мне хоть бы что, а Мак-Дин сознание потерял. Если бы я его к этому валуну не притащил, то ветеринаришка наверняка бы чьим-нибудь ужином стал. Ведь это, как я понимаю, Неароматные болота?

– Насколько я ориентируюсь – они самые, – подтвердил Воль-Дер-Мар и обратился к ветеринару: – Но разве могут быть черепахи такими опасными? У меня дома живут три штуки, правда, они тоже могут укусить – мало не покажется, но чтобы так!..

– Ваши Манюанны по сравнению с саблечелюстными каменистыми едоками – настоящие ангелы, – горько усмехнулся тот…

– Сабле челюстными… гр, едоками? – уточнил Пуслан.

– У них вместо зубов – сплошная кость-челюсть, острая, как сабля, – пояснил Мак-Дин. – Это самая опасная разновидность из всех существующих черепах. Сейчас я вспомню… Да-да. Если их поместить на твердую поверхность, то можно различить типичный панцирь гигантской черепахи, только более высокий, в виде покатой горки, напоминающий поросший мхом валун, в котором имеются отверстия для ног, головы и хвоста. Но по твердым поверхностям каменистые едоки не передвигаются, их стихия – болота. Эти уникальные черепахи обладают коллективным разумом, как пчелы или некоторые стаи магических рыб. Передвигаются только стаями, то есть гуртами, преимущественно ночью, причем сравнительно медленно…

– Ничего себе – медленно! – не согласился Четверг. – Все видели, как они на Зубовала прыгали!

– На скачок «туда-обратно» каменистые едоки затрачивают дневную энергию, – продолжил рассказ ветеринар. – Они очень чувствительны на запахи, особенно на запах крови и на непривычные для болота запахи. Охотятся большим гуртом, на жертву нападают, только когда она оказывается в эпицентре гурта. Что мы могли с вами наблюдать на примере господина Зубовала…

Мак-Дин замолчал.

– Гр, это на мою кровь они прийти. – Пуслан показал свою перебинтованную руку.

– И на мой запах. – Четвеерг брезгливо понюхал свою одежду.

– Почему они не напали на нас ночью? – поинтересовался Мухоол.

– Думаю, есть две причины, – с готовностью ответил ветеринар. – Во-первых, наш валун находится достаточно высоко над уровнем болота, и, во-вторых, мы всю ночь жгли костер, а каменистые едоки не переносят жары и суши. Поэтому постоянно примерно на одну треть погружены во влажный мох.

– И долго теперь они будут вокруг нас погружены? – спросил Воль-Дер-Мар.

– Думаю, до тех пор, пока в эпицентре стаи будет оставаться их потенциальная жертва. В нашем случае – жертвы, – Мак-Дин обвел рукой присутствующих. – Другими словами, едоки будут стеречь нас – либо пока не сожрут, либо пока мы отсюда не уберемся.

– И как же мы уберемся? – Четвеерг вплотную подошел к ветеринару, вынудив того отступить на шаг.

– Гр, остались бы у меня воздушные шарики… – Пуслан положил лапищу на плечо гнома и отстранил от Мак-Дина. – Думать всем вместе надо.

– Постой, ты говорил, что те едоки, которые совершили скачок «туда-обратно», теряют энергию? – обратился к ветеринару Железяка и, получив утвердительный кивок, сделал вывод. – Значит, с этой стороны ближайшие к нам черепахи на целый день не опасны?

– Ближайшие – не опасны. Но за ними достаточно других – голодных и ждущих своего часа…



Глава десятая ТРОННЫЙ ЗАЛ ГЕРПТШЦОГА | Как я играю! | * * *