home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

ВОПРОСЫ ПРОПИТАНИЯ

Вождь шестого клана карликовых гоблинов Мель-Назл не торопился принимать решение, которого с нетерпением ждало все племя. Ничего, пусть подождут, а он подумает еще некоторое время. Из-под полуприкрытых век он поглядывал то на двух связанных великанов, что лежали у входа в пещеру, то на своего внучатого племянника Хе-Назла, просидевшего рядом с ними на камне всю ночь и все утро. В отличие от пленников, то и дело елозивших и издающих невнятные звуки через закрывающие их рты повязки, Хе-Назл сидел без движений и молча. Вождь прекрасно понимал, каких усилий это стоило всегда непоседливому племяннику, и лишний раз убеждался в правильности выбора сделать того своим преемником.

– Значит, третий был такой же большой? – едва слышно произнес вождь.

Хе-Назл, уверенный, что старик все еще спит, вздрогнул и едва не свалился с камня, на котором сидел.

– Да, такой же! – выпалил он. – Только без волос на голове, и тот великан был какой-то очень быстрый. Он очень быстро убежал…

– И, говоришь, в руке у него была…

– Палка. Длинная палка с какой-то штукой на конце!

– А на Ледяной реке ты видел…

– Зверя! Большого черного зверя с длинным черным хвостом. Но он был в одежде, такой же одежде, как и на этих великанах!

– Но откуда они все сразу появились в наших краях? – спросил Мель-Назл с такой интонацией, будто в чем-то подозревал племянника. Понимая, что Хе-Назл все равно не знает ответа, он тем не менее подождал немного и задал еще один сложный вопрос: – А не проследил ли за вами тот убежавший безволосый великан, чтобы потом привести сюда еще много таких же великанов с длинными колдовскими палками, которые уничтожат наше племя?

Хе-Назл озабоченно нахмурился. Несколько последних часов он чувствовал себя героем, но только что старый вождь заставил посмотреть на случившееся по-другому. А вдруг его подозрения оправдаются?!

– Мы, мы должны… нам нужно все узнать… у них… – Молодой каг показал на великанов дрогнувшим пальцем.

– Да! – выкрикнул вождь. – Сначала мы все узнаем, а уж потом решим, съесть их, просто принести в жертву богам или… отпустить.

– Отпустить? – удивился Хе-Назл. – Так много еды?

– Кто знает, может, лучше все-таки поголодать, чем нажить себе лишних врагов? – с сомнением покачал головой старик. – Давай-ка сними повязку с лица того, толстого.

Молодой каг осторожно приблизился к пленнику, кончиком длинного ножа поддел повязку и отступил, продолжая держать нож на вытянутой руке, нацеленной в лицо великану.

– Давай! – тут же изрек пленник. Затем, сделав три глубоких вдоха, продолжил: – Давай, зарежь меня! Обалдели уже совсем, карапеты зеленые! По голове бьют, связывают, тащат куда-то, голодом морят! Может, вы еще скажете, что съесть меня хотите? Давай, ешь меня, ешь!

Каги растерянно переглянулись. Мель-Назл неплохо понимал общешиманский язык и в свое время научил ему некоторых молодых кагов, в том числе и племянника. Однако без практики общения Хе-Назл почти не воспринял слов великана, понял лишь, что тот вроде бы одобряет их действия и требует, чтобы его съели. Вождь воспринял его слова примерно так же, но он зато хорошо знал, что великаны-люди очень хитры и коварны и верить их словам надо с большой осторожностью.

– Ты правда хочешь, чтобы мы тебя съели? – спросил вождь из своего угла.

– А! Понимаете человеческий язык! – обрадовался великан. – Конечно, хочу! Давайте, ешьте меня живьем! Только знайте, что я – великий маг и магистр Ордена монахов-рыболовов Женуа фон дер Пропст и что каждый съеденный кусочек моего тела будет жить в вас своей жизнью, и этим кусочкам очень не понравится, что их отделили от других кусочков…

Великан многозначительно замолчал. Не торопился высказать свои мысли и Мель-Назл. Наверное, потому, что в его мыслях началась настоящая паника. Племянник рассказывал, что великан вызвал молнию, всего лишь щелкнув пальцами. Значит, он действительно маг, и даже если хитрит, говоря о кусочках своего тела, то стоит ли рисковать и есть его? Вождь кивком головы подозвал племянника, чтобы тот помог ему подняться, подвести к толстому великану и усадить на камень. Подумав еще немного, Мель-Назл неторопливо заговорил:

– Если твои слова правдивы, маг и магистр, то мой народ не станет тебя есть…

Женуа фон дер Пропст никак на это не отреагировал.

– Мы съедим твоего приятеля!

Мель-Назл сказал пару слов на гоблинском языке молодому кагу, тот послушно кивнул и опустил повязку на подбородок спиннингиста-первокурсника Итдфика, лежавшего рядом с магистром. Итдфик, словно выброшенная на берег рыба, принялся хватать ртом воздух. Старик же, пристально на него глядя, спросил:

– Ведь такой молодой… человек не может быть магом?

– Он мой помощник, помощник великого мага Женуа фон дер Пропета, – нашелся магистр. – Мы можем общаться без слов, и только что я мысленно передал ему заклинание «послесмертного преследования» – теперь он обладает теми же способностями, что и я!

Вождь отдал Хе-Назлу короткий приказ, и тот опять натянул повязку на рот ничего не успевшего сказать пленника.

– Почему бы вам не отпустить нас? – спросил магистр.

– Хм, отпустить! На выходе из пещеры собралось все мое племя, которое вот уже несколько дней питалось только шишками да корешками. Если я отпущу вас, все подумают, что старый вождь Мель-Назл испугался великанов и оставил племя голодать. Уж лучше я принесу вас в жертву великому и ужасному Сецц-харко!

– Мне известна эта легенда, вождь кагов, – сказал магистр Пропст. – Сецц-харко канул в небытие, а значит, вы совершенно напрасно нас убьете. А еще мне известно, что карликовые гоблины не только никогда не убивали и не ели людей, но даже никогда с ними не ссорились. Слишком много у вас своих врагов. Ведь так?

Мель-Назл посмотрел на племянника, прилагающего все усилия, чтобы понять, о чем идет речь. Все понимать он не мог, но смысл беседы, кажется, до него доходил. Сейчас вождь сильно жалел, что Хе-Назл вообще обнаружил этих великанов. Мало того что один из них маг – так оказалось, что был еще и третий. А где третий, там мог оказаться четвертый, пятый, десятый… И ведь толстый великан прав – кагам не под силу тягаться с его народом. Но разве объяснишь это голодному племени, собравшемуся у пещеры и приготовившемуся для обряда зажаривания и поедания мяса!

– Неужели в вашем племени так остро стоит вопрос питания? – прервал пленник тяжелые мысли вождя. – Вы живете на берегу озера – неужели так трудно наловить рыбы?

– Когда-то каги ловили рыбу большими сетями. Я даже помню ее вкус, неповторимый вкус. Но с тех пор, как не стало великого Сецц-харко, озеро Сецц покрылось льдом…

– И что с того?

– У кагов нет такого сильного мага, чтобы он смог растопить весь лед на озере Сецц, – развел руками Мель-Назл. – Может, это сделаешь ты?

– Могу и я, – покривил душой Пропст. – Но зачем тратить на это силы?! Неужели ваш народ никогда не слышал о подледной рыбалке?

– Каги не смогут жить подо льдом. Они дышат воздухом, а не водой.

– Зачем же самому опускаться под лед и дышать водой! Достаточно сделать во льду лунку, то есть дырку, и опустить в эту дырку крючок с насадкой. Вождь никогда о таком не слышал?

– Пусть великан покажет нам, как ловить рыбу из-подо льда, – подал вдруг голос Хе-Назл на языке кагов.

– Твой наследник совершенно прав, – сказал Пропет, давно произнесший про себя заклинание распознавания неизвестных языков и хорошо понимавший, о чем общаются между собой коротышки. – Предлагаю тебе, вождь, сделку. Я научу твое племя ловить рыбу подо льдом озера Сецц. И обещаю завтра, не позже чем через два часа после восхода солнца, поймать рыбы столько, сколько хватит, чтобы все племя наелось до отвала. Если я не сделаю этого, то сам сниму с себя и своего товарища заклятие «послесмертного преследования», и вы сможете безбоязненно нас съесть. Если же я выполню свое обещание, то ты, вождь, должен будешь отпустить нас на волю!



* * * | Как я играю! | * * *