home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

ДРАКА

Джонни видел зловещую ухмылку на лице Маршалла и дикий взгляд Брея, когда тот наставлял пистолет на Рейни.

Было и еще кое-что немаловажное. С тех пор как мальчик сказал свое слово и спровоцировал стычку, никто из троицы на него даже не взглянул. И вот обманутый ими Рейни стоит с перекошенным лицом и выступившими на лбу фиолетовыми венами.

Как только эта троица переступит порог каюты со всей добычей, Рейни уже ничего не сможет сделать. Даже если капитан его друг, то слова хорошо одетых и по виду образованных трех мужчин будет достаточно, чтобы противостоять показаниям какого-то охотника и мальчика в лохмотьях.

Таннеру потребовалось много времени, чтобы все это продумать. Но он понял и еще кое-что: пистолет, наставленный на Рейни, у мошенников был единственным заряженным оружием. И тогда он бросился с высоты койки прямо на плечи Брея.

В полете мальчик сгруппировался, нацелился согнутыми коленями Брею пониже спины, а острыми локтями — в шею сзади и попал точно в цель.

Маршалл все-таки успел прохрипеть предостережение. Но было слишком поздно: Брей наклонился вперед и с грохотом рухнул на пол. Он ничего подобного не ожидал и даже не попытался выстрелить. Брей был взят врасплох, от удара он потерял сознание и лежал неподвижно там, где упал.

Приходя в себя и вставая на четвереньки, Джонни увидел, как длинные ноги Рейни перешагнули через Брея, а его железный кулак обрушился прямо на лицо Маршалла. Тот отшатнулся, но оглушен не был, поэтому в следующее мгновение вытащил длинный охотничий нож, длиннее и гораздо кривее моржового клыка.

Джон Таннер заметил, как сверкнул нож, а кроме того, обнаружил и опасность, которая грозила его другу сзади: обнажив желтые зубы, Квинси схватил ружье Рейни и замахнулся им, словно дубинкой, намереваясь размозжить охотнику голову.

Джон прыгнул, как кошка, не разгибаясь, и обрушил весь свой вес на колени Квинси.

Коротышка упал на него, и Джонни оттолкнулся от перегородки каюты обеими ногами, как пловец, и вцепился в своего врага.

Он ощущал себя большим, сильным, выносливым, и сейчас, когда первый удар был уже нанесен, его храбрость находилась на лихорадочном пике. Но Квинси был подобен дикому коту. В какую-то секунду он сделал захват — и голова мальчика откинулась, дыхание его прервалось, а черный туман стал застилать ему глаза.

Сквозь туман он увидел, как Маршалл упал, словно башня. Во время падения он пытался схватиться за край стола, но промахнулся и завалился на пол. Увидел и другое, как Рейни одним прыжком бросился к ним, и неожиданно давление на его горло ослабло.

Джон Таннер смог сесть, откашляться и отдышаться. Даже вода после длительной жажды не казалась ему такой сладкой, каким показался полный табачного дыма воздух тесной каюты.

— Поднимайся! — скомандовал Рейни.

Мальчик с трудом встал на ноги.

И тут понял все, что произошло. В дальнем углу каюты стоял его друг Рейни, возбужденный, но довольный, даже улыбающийся. И причиной тому, без сомнения, была пара длинноствольных пистолетов, которые он наставил на своих врагов. Квинси с трудом вставал на ноги с нижней койки, куда упал или был отброшен сильным ударом. Маршалл с безумным взглядом пытался сесть, кровь ручьем текла у него со скулы, и он совершенно не был похож на того самоуверенного и спокойного игрока в покер, каким его вначале видел Джон. Костлявый Брей к этому времени тоже встал на четвереньки, да так и стоял, покачиваясь, на том месте, где упал. Упал он явно неудачно — весь вес его тела пришелся ему на нос. Из свернутого на сторону сломанного носа бил фонтан крови — зрелище было довольно забавным.

Не обращая внимания на свои страдания, Брей попытался дотянуться до пистолета, выпавшего из его пальцев. Но Джон Таннер заметил его движение. Хотя это было и жестоко, но он опустил каблук на руку Брея и наступил на него со всей силы, а когда тот, резко вскрикнув от боли, выдернул руку, мальчик поспешно поднял оружие.

Он встал рядом с Рейни и наставил пистолет на Брея.

— А теперь, Джонни, — произнес охотник, — если только увидишь, что кто-нибудь из них сделает хоть одно движение или попытается сунуть руку во внутренний карман сюртука, дай ему попробовать обе пули, которыми заряжена твоя пушка. Слышишь меня?

— Слышу, сэр, — отозвался Джонни. — И я это сделаю, — добавил он сквозь зубы.

— Ага, и все они поверили тебе на слово, — ухмыльнулся Рейни. — Маршалл, похоже, дело обернулось не так, как вы ожидали?

Маршалл, прижав носовой платок к распухшей и кровоточащей скуле, куда попали твердые костяшки пальцев охотника, пробив кожу и мясо почти до самой кости, старался прийти в себя.

— Рейни, — проговорил он, — это преступление, и я не буду об этом молчать!

— Ладно, ладно, — согласился Рейни, — но и я молчать не стану!

— На этом пароходе есть блюстители закона, — вмешался Квинси, осторожно растирая посиневшую руку, которую чуть было не сломал, когда падал на койку. — И закон на нашей стороне. Капитан парохода имеет право чинить суд. Посмотрим, сколько времени понадобится, чтобы засадить эту парочку за решетку. Ближайший шериф справится с ними лучше нас!

Джонни Таннер начал беспокоиться. Ясно, что эта троица негодяев может дать показания против двоих, один из которых — желторотый юнец.

И что произойдет в случае, если они все-таки обратятся к властям? А они это непременно сделают! Пойдут на что угодно, лишь бы проучить их двоих. Странно было смотреть, как ими овладевала ненависть.

Брей, с невероятно обезображенным лицом, с фонтаном крови, брызжущим из его носа, выставил вперед окровавленную нижнюю челюсть и с видом профессионального борца был готов в следующее мгновение броситься в атаку. Цвет лица его товарища Квинси из бело-желтого превратился в желто-зеленый, его с головы до ног била дрожь. Можно было подумать, что он дрожит так от нервного напряжения, вызванного ужасом, однако глаза его блестели сумасшедшим огнем. А великан Маршалл, наконец, успокоился и обрел былое достоинство. Лицо его побелело. Глаза, казалось, утонули в жирном лице, но с первого взгляда было ясно, что, в отличие от его приятелей, он затаил злобу. Маршалл отлично владел собой, оправившись после первого краткого взрыва негодования.

— Джентльмены, — обратился он к дружкам, — поскольку, похоже, мы попали в лапы негодяев, нам стоит помнить, что подобные оскорбления требуют отмщения. Лично я не стал бы прибегать к закону. Я предпочел бы разобраться с ними сам.

— И я тоже! — прохрипел Брей. В горле у него что-то булькало.

— Вы должны только вернуть нам деньги…

— И с чего это я должен возвращать вам деньги? Какие еще деньги? — резко спросил Рейни.

— Вы слышите? — прорычал Квинси, обращаясь к своим товарищам. В его яростном голосе слышались истерические нотки.

— Как это «какие деньги»? — переспросил Маршалл, изумленно поднимая брови. — Неужели вы не понимаете, какие деньги, мой друг?

— Именно об этом я и спрашиваю, — уточнил Рейни.

— Вы ошибаетесь, — сказал Маршалл. — Вы думаете, что мы собираемся забрать то, что выиграли у вас в честной игре. Нет. Не знаю, как остальные, но лично я не желаю иметь ничего общего с такими людьми, как вы? Я играю в карты по маленькой и с теми людьми, которые, как я считаю, достойны быть моими друзьями. В вас, мистер Рейни, я ужасно ошибся. Никогда больше не стану считать, что разбираюсь в людских характерах. А я мог бы поклясться, что вы настоящий джентльмен. Но меня еще можно переубедить. Этот сопляк представил все в таком свете, что вы, конечно, не успели хорошенько во всем разобраться.

— Это все пустая болтовня, — отреагировал Рейни, как всегда, спокойно. — Подобными разговорами вы ничего не добьетесь. Вы сделали свою игру и проиграли. Неужели собираетесь скулить по этому поводу, словно дворняжки?

— Словно кто? — переспросил Маршалл. — Мистер Рейни, разве таким языком джентльмен говорит с джентльменом?

— Достаточно, — нетерпеливо перебил его Рейни. — Мне прекрасно известно, кто вы такие. Вы — банда воров. И не пытайтесь больше вешать мне лапшу на уши. Вы меня облапошили. Я был последним глупцом, а мальчик спас мои деньги и мою честь. А теперь убирайтесь отсюда!

— Это невероятно! — вырвалось у неподдельно изумленного Маршалла. — Неужели вы хотите, чтобы мы обратились к капитану, рассказали ему, что нас ограбили в вашей каюте, и потребовали, чтобы вас посадили за решетку?

Рейни посмотрел на мошенника с широкой ухмылкой:

— Маршалл, вы же такой сообразительный. Вам следовало бы стать политиком. Но знайте, со мной у вас такие штучки не пройдут. Вы хотели заполучить мои деньги. И чтобы их получить, пошли на обман. По справедливости, я должен бы забрать все до последнего цента, да и часы в придачу. Вы не станете жаловаться капитану. Он не такой дурак, чтобы вам поверить. Один мужчина и мальчик не стали бы нападать на троих мерзавцев, таких, как ваша банда, если только их не вынудили пойти на это.

Я оставляю вам те деньги, что находятся в ваших карманах. Я беру только ставки, которые были на столе, и пистолет, который мальчик отобрал у Брея. Он имеет право на комиссионные. Назовем это подарком на память, если хотите. А теперь делайте, как я вам скажу: убирайтесь из этой каюты, пока я вас отсюда не вышвырнул!

Последовала непродолжительная пауза, во время которой из горла Брея вырвался какой-то низкий рык, словно недовольное рычание бультерьера, намеренного ввязаться в драку.

Квинси тоже был готов на все. По слову или по знаку Маршалла могла бы произойти отчаянная схватка, и даже наставленные пистолеты их не остановили бы. Но Маршалл был не дурак. Глянув на приготовившихся к драке товарищей, стоящих в дальнем углу каюты, он распорядился:

— Квинси, Брей, мы уходим. Но это только начало. Мистер Рейни поймет это позже. А теперь выходите, я — за вами!

Те немного помедлили. Однако было ясно, что они привыкли повиноваться Маршаллу, поэтому с хмурыми лицами, не проронив ни слова, вышли из каюты и направились на верхнюю палубу. Маршалл последовал за ними. Джонни Таннер закрыл дверь и из предосторожности задвинул засов.


Глава 13 КАРТОЧНАЯ ИГРА | Дорогой мести | Глава 15 ЩЕДРЫЙ ОХОТНИК