home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

ВСТРЕЧА С ВОРОМ

— Как это им удалось нас опередить? И почему на них никто не обращает внимания? — потребовал ответа Джон Таннер.

— Потому что Сент-Луис находится на Западе, а тут все знают, что индейцы не любят, когда на них пялят глаза. Какая приятная компания, если смотреть на них сзади! Ты только погляди на эти спины и плечи! Разве они похожи на убийц? И в этом они нисколько не отличаются от белых. А те их надувают, высасывают из них кровь. Вон, смотри, как замечательно краснокожие общаются с белым. И если мне не изменяет память, и не подводят глаза, это Гарри Пауни собственной персоной!

— Кто? — переспросил мальчик, следя за тремя воинами с неослабевающим интересом.

— Пауни Гарри, — повторил охотник. — Самый ловкий из мошенников, самый бесчестный из торговцев, самый лживый из лекарей, который когда-либо воровал лошадей в прерии или брал в жены индеанку. Этот Гарри Пауни обладает умом лисицы и уловками змеи. Вот он какой!

— Который из них?

— Разве ты не видишь того высокого худого парня, который идет рядом с Натянутым Луком? Это он самый. Такой худой, того гляди ветром сдует. Так, значит, он в конце концов снова вернулся к индейцам? Да, если они приняли этого негодяя в свое племя, значит, могут и умеют много забывать. Если он…

Но тут Рейни замолчал, потому что мальчик изо всех сил вцепился ему в руку. Джонни Таннер остановился и побледнел от волнения.

— Вы назвали его Гарри Пауни, а я его зову Гарри-вор! Это тот человек, за которым я гонюсь всю дорогу из Нью-Йорка.

— Постой-ка, не может такого быть, сынок, — возразил охотник. — Это невозможно. Как ты мог узнать его со спины?

— Я видел, как он оглянулся. Вот опять!

Гарри Пауни, или вор Гарри, по всей видимости, вел серьезный разговор с Натянутым Луком. Он склонил голову набок, как человек, искренне старающийся в чем-то убедить своего собеседника. Джонни хорошо рассмотрел его в профиль. В том, что это Гарри-вор, не могло быть никаких сомнений.

— Это именно тот человек! — бросил мальчик с яростью.

И рванул вперед, уворачиваясь от беззаботно прогуливающихся пешеходов.

Великан Хэнк Рейни устремился за ним и моментально его поймал.

— Послушай, — сказал он, пока мальчик пытался вырваться. — Послушай, сынок, ты ничего не добьешься, если бросишься прямо в лапы этим троим. Они наверняка ему помогут. Посмотри, как слушает его Натянутый Лук! Словно пьет мудрость из колодца. Да и у Красной Гривы ушки тоже на макушке. Вон видишь, он отвернулся и улыбается. Любому понятно, что они не отдадут своего приятеля за понюшку табака. Встанут за него горой. Нам нужна помощь.

Юный Джонни Таннер бросил на друга нетерпеливый взгляд и грубо спросил:

— Где мы ее возьмем?

— Там, где ищет ее любой честный человек, попавший в затруднительное положение. Прямо здесь!

Два полисмена в полной форме проталкивались сквозь толпу на тротуаре. К ним и направился Рейни, махнув рукой. Полисмены остановились.

— Друзья, вы не могли бы мне сказать, где я могу найти Гарри Пауни, обманщика, вора и пьяницу? — обратился к ним охотник.

Оба стража порядка были атлетического вида молодцами с прямыми спинами и широкими плечами. Они посмотрели на Рейни ясными безмятежными глазами, словно удивились такому нелепому вопросу.

— Не знаю никакого Гарри Пауни, — произнес один из них. — Он никогда не работал в Сент-Луисе. Он должен быть там, откуда его фамилия, — среди индейцев пауни.

— Да нету его там, — сказал другой молоденький полисмен. — У него вышли какие-то неприятности с соплеменниками, они его выгнали. Он исчез. Скорее всего уже мертв.

Рейни показал рукой:

— Вот он, идет по улице с тремя индейцами. Вы должны были их видеть, когда проходили мимо. Четвертый с ними — Гарри Пауни собственной персоной. Хотите прославиться — арестуйте его. За ним числится много всего, за что его можно спокойно упечь за решетку.

Полисмены переглянулись, в их глазах неожиданно появился какой-то непонятный блеск, почти ненависть. Они обменялись такими взглядами, словно каждый хотел всю славу присвоить себе. Но в следующее мгновение выражение их лиц переменилось, стражи порядка улыбнулись друг другу.

— О чем вы говорите? Вы уверены, что это именно он? — уточнил один из них, пожирая Рейни глазами.

— Я знаю его как облупленного. Да и этот мальчик тоже. Он уже давно преследует этого мерзавца, вы просто не поверите! Идите вперед, а мы за вами!

Полисмен кивнул. Потом оба они развернулись и стали быстро прокладывать себе путь через толпу.

— Разве мы не пойдем рядом с ними? — спросил мальчик. — Если возникнут неприятности…

— Никаких неприятностей не будет, — объяснил Рейни. — И чем дальше мы от них, тем лучше, тем меньше вероятность, что возникнут какие-нибудь неожиданности. Если мы будем под рукой, индейцы ввяжутся в драку. Но если они увидят одних только полисменов, то и пальцем не пошевельнут. Форма их пугает. Они полагают, что люди в форме — особые вожди, понимаешь? Считают, что здесь, в городе, они находятся как бы во вражеском поселении, у них перемирие, так сказать. Нет, они не станут связываться с полицией.

— А Гарри?

— Ну, они справятся с Гарри, их же двое. Конечно, он может попытаться удрать. Но вряд ли он станет драться сразу с двумя полисменами. А кроме того, он, вероятней всего, подумает, что у них против него нет ничего, кроме бездоказательных слухов о каком-нибудь нарушении закона. Воспользуется красноречием, попытается отговориться. А когда они его схватят, подоспеем мы и предъявим ему обвинение, которое приведет его прямехонько за решетку. Попав в тюрьму, он уже оттуда никогда не вернется. — Охотник довольно хмыкнул. — Пусть за тебя поработают стражи порядка, сынок. Твоя очередь настанет потом.

Эти рассуждения пришлись Джону Таннеру по душе. Но он пребывал в сильном напряжении от волнения и злости.

Они проталкивались сквозь мельтешащую толпу вслед за двумя офицерами полиции, которые теперь быстро нагоняли троих индейцев и вора Гарри.

Вот они уже позади них. Вот один из них протягивает руку и кладет ее на плечо Гарри.

Гарри оглядывается. И сразу же, как и предсказывал Рейни, индейцы, завернутые в шерстяные одеяла и похожие на монашек, свернули в сторону. Ясно, они почувствовали, что им не стоит ввязываться в это дело, вне зависимости от его исхода.

Было видно, как Гарри что-то говорит полицейским, сильно жестикулируя и улыбаясь, как человек, уверенный в успехе.

Именно в этот самый момент в толпе образовался узкий проход, и между мальчиком и вором не оказалось ни одного человека. Гарри посмотрел вдоль этого прохода, и его взгляд остановился на юном Джонни Таннере. Гарри узнал мальчика и чрезвычайно изумился. Насколько вор мог вспомнить, последний раз он видел Джонни, когда в Джерси спрыгивал с верхней палубы парома на грузовую платформу. А он здесь, на Западе, за сотни миль от того места, спокойно разгуливает по улицам Сент-Луиса! Никакие отговорки не спасут его от прямого обвинения, которое предъявит против него Джонни Таннер!

Мальчику показалось, что даже на таком расстоянии он разглядел все эти эмоции на лице беглеца от правосудия, словно рябь на озере.

И вор Гарри стал действовать.

Что-то сверкнуло у него в руке. Последовал резкий взрыв, похожий на собачий лай, и ближайший к нему полисмен зашатался, упал на землю, схватившись за бедро. Другой полисмен, выхватив пистолет, приготовился отомстить за раненого, но вслед за первым выстрелом моментально последовал второй. Он выронил оружие, развернулся и схватился за плечо.

И в ту же секунду вор Гарри бросился бежать со всех ног.

Но вместо того чтобы помчаться вниз по улице, он ринулся через дорогу прямо под носом у погонщика шестнадцати мулов, впряженных в длинный состав громыхающих груженых повозок, и вмиг скрылся из виду.

Джонни Таннер бросился в погоню. За ним, выкрикивая ругательства, бежал Рейни. Но когда они обежали состав, то Гарри уже не было видно. Людской поток устремился к тому месту, откуда были слышны выстрелы. Они подходили по одному и группами, притягиваемые словно гвозди к магниту. И подходя, сами того не желая, образовали живую завесу, за которой Гарри беспрепятственно скрылся от посторонних глаз.

Рейни остановился, схватил Джонни за плечо.

Тот в отчаянии вырывался, но с таким же успехом он мог бы попытаться освободиться от огромного морского якоря, крепко вцепившегося в него.

— Ничего не выйдет, — проговорил Рейни. — Похоже, он довольно неплохо знает этот город. Сбежал, и нам его уже не догнать никакими силами. Он исчезнет в этом городе, словно мерзкая змея в своей норе. Ты никогда больше не увидишь его в Сент-Луисе!

Джонни сдался. От возбуждения его стала бить дрожь. Мальчик был готов закрыть лицо руками и разрыдаться, так близко к сердцу воспринял он поражение.

— Я его упустил! — воскликнул Джонни. — Я больше никогда его не поймаю! Это был последний мой шанс, я все испортил! Я все испортил! Если бы он меня не заметил…

— Так он тебя заметил и узнал? — буркнул охотник.

— Увы! Он увидел меня и узнал. У него был такой вид, словно его дубинкой огрели по башке! И тогда он вытащил револьвер.

— Так, значит, это его спасло, — заметил Рейни. — Никогда не догадался бы, почему два выстрела последовали так быстро друг за другом, если только пули не были выпущены из пистолета с двойным дулом. Это была прицельная, аккуратная стрельба. Но Гарри Пауни — настоящая крыса. Загони его в угол, он тут же начинает огрызаться. Давай посмотрим, как там эти раненые бедняги.

Полисменов увели, чтобы обработать их раны. Ни один из них не был тяжело ранен, и мальчик удивился, неужели даже Гарри-вор предпочитает остановить врагов, но не убивать их. Но Рейни заверил его, что это простая случайность.

Индейцы тоже исчезли. Никто не мог указать направления, в котором они скрылись.

— Гарри окажется именно там, где объявятся они, — дальше на Западе, в прериях. Как ты считаешь, Джонни? Это конец погони или ты отправишься прямо в прерии?

— Прямо в прерии, — упрямо объявил мальчик и стиснул зубы. — Я не сдамся до последнего вздоха!


Глава 17 НОВЫЕ РАССКАЗЫ | Дорогой мести | Глава 19 ДЖОННИ ПИШЕТ ДОМОЙ