home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

СВЕЖИЙ СКАЛЬП

Радостный, с сияющими глазами мальчик возвращался в лагерь. Но ему потребовалось довольно долгое время, чтобы вернуться, поскольку расстояние, на которое он отъехал, оказалось большим, чем он предполагал. За время его отсутствия в лагере великан Рейни и индеец, а возможно, только один Рейни, поспешно собрали все скудные пожитки, и теперь Хэнк ехал ему навстречу, ведя за собой вереницу лошадей. Сломанный Нож остался в лагере — стоял скрестив руки на груди, в той же позе, в какой мальчик видел его прежде.

Рейни ехал не на Сыне Полуночи. Как обычно, он предпочел, чтобы его любимый конь оставался свежим и не устал от тягот пути на случай нежданной погони, преследования или возможного сражения. Великан сидел на безобразной пегой кобыле, а рядом с ним скакал танцующий мустанг Джонни.

— Ну как, сынок, ощущение? — поинтересовался Рейни, когда они встретились.

— Ощущение такое, словно попал на небеса, — сообщил мальчик.

— Ну-ну, — ласково отреагировал Рейни, — в большинстве случаев так оно и бывает. Это замечательно, когда под тобой хорошая лошадь. У меня не было настоящего коня, пока я не положил глаз на Сына Полуночи. Что может быть лучше, чем сидеть верхом на коне, который как птица летит по бескрайней равнине, верно? У нас тут в прерии достаточно простора для полетов. Вот место для настоящего мужчины! Здесь можно прожить всю жизнь. Города? Поселки? Да пусть они все провалятся! Меня от них тошнит! Не понимаю, как это люди могут дышать, заперевшись в четырех стенах, или ходить по улицам, застроенным, как теперь, высокими домами.

Мальчик согласно кивнул. В этот момент он был готов согласиться с чем угодно, лишь бы слышать похвалу своему жеребцу.

— Но скажи, — требовательно попросил он, — почему ты снялся с лагеря, Хэнк? Какой в этом прок, ведь мы еще не запаслись достаточным количеством вяленого мяса? Помнится, ты говорил, что нам стоит еще денек поохотиться.

— Говорил, — согласился тот. — Но не станем.

— Почему же?

— Дело в том, что мы сейчас направляемся туда, где ты сможешь получить сколько угодно мяса. Ты попадешь в такое место, где вяленого бизоньего мяса или свежей оленины тебе дадут столько, сколько ты попросишь. Думаю, лучше сделать там передышку, чем тут тратить свинец и порох.

— Конечно, — кивнул мальчик. — Но, похоже, ты подшучиваешь надо мной, Хэнк.

— Неужто? Да ничуточки! Поверь, сынок, я один из немногих в прерии, кто теперь посмеет тебе улыбнуться.

— Что ты этим хочешь сказать?

— А то, что все остальные при встрече с тобой будут чертовски перепуганы. Где уж им тебе улыбаться! Как только они узнают, что ты тот самый парень, который отправил к праотцам Говорящего Волка, сразу станут серьезными. Я снимаю перед тобой шляпу, Джонни, но претендую на относительно близкое знакомство.

Рейни рассмеялся, и мальчик засмеялся вместе с ним.

— Я не возражаю, если ты будешь надо мной подшучивать, Хэнк, — разрешил он. — Только мне хотелось бы быть в курсе твоих шуток. А еще мне хотелось бы знать, что это за место, где по первому требованию еда сыплется с неба.

— Разве я упомянул только пищу? — удивился его собеседник.

— Угу. А что, в этом удивительном месте, куда мы направляемся, наделяют еще чем-то?

— Ну да, — сказал Хэнк Рейни. — Там еще удобные жилища, одежда, ружья, порох, пули, ножи и рыболовные снасти. Все, что твоей душе угодно! А кроме всего прочего, лошади, хотя они, конечно, не столь хороши, как твой гнедой и мой Сын Полуночи.

Мальчик, вытаращив от изумления глаза, смотрел на друга.

— Умоляю, объясни, Хэнк!

— Ну, я просто говорю о земле, где живут и охотятся шайены. С сегодняшнего дня их земля — наша земля.

Джонни промолчал, поскольку так ничего и не понял.

Тогда Хэнк продолжил:

— Ты помнишь, что Говорящий Волк лживыми обещаниями заманил в плен доверчивого простака, шайенского мальчика? Но это не все зло, которое он сделал его племени. Говорящий Волк постоянно уводил лучших коней шайенов, и рассказывают, что в свое время только за один день снял семь скальпов с шайенских воинов, а ранил стольких, что не хватило бы книги, чтобы вписать туда их имена. Тебе не только посчастливилось убить хитрого волка-пауни. Нет, сэр! Ты стал благодетелем всего племени шайенов. Когда у них будет возможность тебя увидеть, они с радостью продемонстрируют тебе свои чувства!

— Но ты же не хочешь сказать, что мы сейчас направляемся в лагерь шайенов, чтобы воспользоваться их дружеским расположением и извлечь выгоду из их гостеприимства?

— Они ждут от тебя именно этого. Больше им ничего от тебя не нужно. Каждый вождь племени жаждет тебя увидеть, заглянуть в твои глаза. И не важно, какого ты роста, какой у тебя взгляд. Не сомневайся, шайены одобрят все. И в племени не останется ни одного человека, который не проедет сотни миль только ради удовольствия сказать тебе «Хау!». То же самое относится и к женщинам и детям.

Джонни Таннер покраснел.

— Но я не могу так, Хэнк. Просто не могу туда ехать и злоупотреблять…

— Скажи это своей бабушке! — нетерпеливо перебил его Рейни. — А я так совсем не прочь посидеть у праздничного костра и послушать хвастовство старых воинов, хотя в неправдоподобных историях, которые они излагают, нет ни капли лжи, одна только правда. Они рассказывают такое, что волосы встают дыбом и мурашки бегут по позвоночнику даже у таких старых вояк, как я! Ну уж нет! Мы поедем и будем купаться в лучах славы. Не ты один. Я ведь тоже не последний человек для шайенов. И не только потому, что всегда был им другом. А потому, что им известно — это я привез тебя в прерию. Они думают, что я сделал это специально, чтобы ты убил Говорящего Волка!

Сказав эти слова, великан Хэнк громко и долго смеялся, а на лице мальчика играла слабая улыбка. Он не мог бы отрицать, что остался неравнодушным к обещаниям друга, ему было приятно, что краснокожие будут считать его важной персоной. Однако постарался вернуться к происшедшему.

— Но мы оставили там мертвеца, — сказал он. — Даже его не похоронили!

— А как мы должны были его похоронить? — пожал плечами Хэнк. — Вырыть могилу голыми руками? Или охотничьими ножами? Не волнуйся, тут полно желающих стереть его прах с лица земли.

Джонни Таннер проследил за его взглядом и с содроганием увидел черные точки, кружившие в небе над ними. Он глубоко вздохнул, сердце его заледенело. Еще два часа назад этот пауни был гордым великим вождем, хитрым, известным всей прерии, полным сил и здоровья. А завтра? Мальчик не осмеливался даже думать, что с ним станет.

Сейчас солнце уже зашло, и на западе медленно исчезали бронзовые и медно-зеленые блики.

— Тогда почему Сломанный Нож так долго остается с мертвецом? — поинтересовался Джонни.

— Иногда на вопросы отвечают не словами, а глазами, — откликнулся Рейни. — Увидишь — поймешь. Вон индеец к нам уже подъезжает.

И действительно, вождь шайенов скакал позади них быстрым галопом, топот копыт его коня разносился далеко по прерии.

Сломанный Нож поднял руку в приветственном жесте и пристроился справа от мальчика.

Джонни не осмеливался в открытую рассматривать грозного воина, но постепенно начал искоса на него поглядывать. И тогда увидел, что с уздечки коня шайена свисает что-то очень похожее на кусок тряпки или меха — что-то темное. Он стал размышлять, что бы это могло быть, потому что чувствовал — возможно, в этом и заключается разгадка того, почему шайен так долго оставался с трупом. Но не был еще уверен. Мальчик не хотел сознаваться себе, чем могла быть эта «тряпочка». Однако вспомнил картинки, которые видел в книгах. В памяти всплыл выполненный пером рисунок, изображавший воина, с победой возвращающегося с поля битвы. С уздечки его коня свисали две подобные штуки.

И тут Джонни буквально окаменел от ужаса. Это был скальп Говорящего Волка!


Глава 27 ИСПОРЧЕННЫЙ ТРИУМФ | Дорогой мести | Глава 29 В ЛАГЕРЕ ШАЙЕНОВ