home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

ГАРРИ ПАУНИ

Гарри небрежно развалился и, набивая длинную трубку табаком из табакерки, спросил:

— Где женщина?

— Вышла. Скоро вернется, — ответил охранник-пауни.

Всматриваясь в дыру в разорванной коже, Джонни мог разглядеть почти все внутреннее убранство вигвама. Там было почти пусто. Несомненно, при жизни Говорящего Волка в жилище было полно утвари, но после его смерти вдова в порыве отчаяния и горя раздала почти все свои пожитки. Над костром в центре вигвама не было даже котелка!

Однако внутреннее убранство вигвама мало интересовало Джонни. Сейчас он рассматривал находящихся в вигваме людей. Гарри Пауни, одетого в роскошную, вышитую бисером одежду из оленьей кожи, который выглядел в ней гораздо более многозначительным человеком, чем тогда, когда сидел на заборе в Нью-Йорке. На бедре у него, в кобуре, вне всяких сомнений, был револьвер системы «Кольт». Рассмотрел и охранников, сидящих с ним рядом.

Как уже говорилось раньше, они были молоды, но по силе не уступали взрослым мужчинам. Мальчику эти юноши показались похожими на огромных опасных диких котов. У каждого был неизменный нож. Один был вооружен военной булавой, другой — двуствольным пистолетом, который он постоянно вынимал и любовно поглаживал. Было ясно, что это его любимое оружие.

Но для Джонни, заглядывающего через дыру в вигвам, все эти трое не представляли такого интереса, как пленник, которого они охраняли.

Он сидел на постели справа от входа. Сначала Джонни показалось, что он сидит в непринужденной позе и совершенно свободен, но потом зоркий глаз мальчика разглядел, что щиколотки и запястья пленника дважды перевязаны перекрученным сыромятным ремнем. Волосы перехвачены узкой лентой, чтобы не падали на лицо. А лицо было самым благородным из тех, которые доводилось Джонни видеть у индейцев. Черты его были довольно резкие, но точеные. Глаза большие. Лоб высокий. Но больше всего мальчика поразило спокойствие юноши. Кожа его не была слишком темной, с тем же красновато-оливковым оттенком, что и у сестры, Зорянки.

Как может Сломанный Нож быть отцом таких детей?

Джонни почувствовал прикосновение чьей-то руки. Он поспешно вскочил и увидел своих товарищей, стоящих рядом.

— Я зайду еще раз, — говорил между тем в вигваме Гарри. — Передайте женщине, что я приходил и снова приду. Если у нее с головой все в порядке, то она позволит принести жертву завтра. Дух ее умершего мужа не будет ждать вечно.

— Все женщины безмозглые, — заметил один из охранников. — Может, Взлетающий Ястреб наложил на нее заклятие?

На что веселый голос пленника ответил:

— Никаких заклятий я на нее не накладывал! Я едва видел ее лицо. Неужели вы думаете, что взгляды пауни, которые таращатся на меня каждый день, доставляют мне удовольствие? Я устал ждать и давно готов, друзья!

— Хай! — отозвался вор Гарри. — Когда слух об этом дойдет до шайенов, они будут выть и рычать от злости. Хотелось бы мне одновременно находиться и здесь и там!

— Вы ненавидите меня, потому что я вас понимаю, — спокойно отреагировал пленник. — Только и всего!

— Ладно, — бросил Гарри, — посмотрим, как ты станешь бабой, когда огонь начнет лизать тебе пятки. Прежде всего сгорят твои ноги, Взлетающий Ястреб.

— Когда огонь разгорится, — парировал молодой шайен, — тогда и посмотрим! А что, если я буду смеяться?

— Я ухожу, — заявил Гарри Пауни. — Передайте мои слова женщине, когда она вернется.

— Передадим.

Неожиданно Джонни двинулся в сторону. Вождь положил руку ему на плечо, словно предостерегая от необдуманного поступка, но мальчик лишь прошептал:

— Ждите меня здесь!

И, переступив через веревки, привязанные к кольям, быстро обошел вокруг лошадей, стоявших рядом со входом в вигвам. Эти лошади с маленькими головами, достойные великого вождя пауни, лоснились и сверкали злобными глазами при «свете звезд. Судя по всему, вдова не отказалась от этой доли наследства.

Мальчик возник перед входом в вигвам в тот самый момент, когда полог отогнулся, и худая фигура вора Гарри вылезла на улицу. Поблизости медленно и гордо прохаживалось около дюжины индейцев, завернутых в одеяла. Но Джонни Таннер не колебался. Он шагнул к высокой худой фигуре и приставил дуло пистолета к животу мужчины.

— Попробуй только что-нибудь сказать или шепнуть, Гарри! — предупредил Джонни. — Убью на месте!

С губ оторопевшего мужчины сорвался слабый стон:

— Мальчишка!

Левой рукой Джонни дотянулся до кобуры на бедре врага, вытащил револьвер и, нетерпеливо ощупав рукоятку, понял, что держит в руках оружие отца. По весу мальчик понял, что револьвер заряжен.

— А теперь повернись спиной к вигваму, — скомандовал он. — Отходи медленно и не смей звать на помощь. Я буду за твоей спиной и успею выстрелить,

Гарри!

Гарри колебался лишь мгновение. Бросил взгляд на многочисленных индейцев, которые спокойно могли бы услышать его крик. Любой кинулся бы ему на помощь, стоило лишь слово сказать. Но помощь подоспеет лишь тогда, когда пуля уже войдет в его тело.

Поэтому он повиновался и стал медленно отходить за вигвам. Там царили сумерки, слабый свет от костров делал воздух похожим на дым.

Когда Рейни и Сломанный Нож подошли поближе, Джонни сказал:

— Вот этот человек, Хэнк. Гарри-вор. Револьвер я вернул. Он у меня! Помоги мне связать этого парня.

— Связать? — прошептал Рейни. — Перережь ему горло. Это лучший способ заставить молчать труса.

— Это ты, Рейни? — шепотом спросил Гарри. — Ради Бога, пощади меня! Если ты меня свяжешь, я буду лежать как камень. Я не буду поднимать тревоги. Рейни, зачем тебе убивать меня?

— Это не убийство, — тоже шепотом отозвался Хэнк. — Это больше походит на усмирение визжащих свиней, когда приходит время их резать. Эй, друг, — обратился он к шайену на его языке, — помоги мне связать этого мерзавца!

— Шайен! — выдохнул Гарри-вор. — И мальчишка с ним! Я скоро сделаюсь религиозным. Стану молиться Богу. В этом чертовом мире происходит столько странных вещей!

Но тут рот нечестивца заткнули кляпом, а крепкие сыромятные ремни быстро обмотали его с головы до ног. Его оставили бревном лежать на земле.

— Пора? — спросил Рейни вождя. — Сейчас самый удобный момент. В вигваме только двое охранников и никаких посторонних. Лучшего случая нам не представится. Ну что, пошли?

— Да какая разница! — буркнул вождь, едва переводя дух от нетерпения и радости. — Волшебная сила Стремительного Орла на нашей стороне! Но давай сначала перережем путы лошадей, а уж потом пойдем. Ты встанешь у входа в вигвам и позовешь охранников. Когда один страж выйдет, ты с ним заговоришь, а мы со Стремительным Орлом в это время проникнем в вигвам и нападем на второго. Пока мы будем внутри вигвама, ты можешь расправиться с охранником снаружи. Как тебе такой план?

— Подходит, — буркнул Рейни. — Пошли!

Но сам не торопился. Он коснулся плеча мальчика, а потом крепко пожал ему руку.

— Конец обидам, сынок. Не знаю, что это на меня нашло?! Ты настоящий мужчина. Ты исполнил свой долг. Поймал вора. Это меня потрясло, но я видел это собственными глазами. Может, и правда нам помогают добрые духи?!

— О, Хэнк! — откликнулся мальчик. — Я вел себя отвратительно. Но револьвер моего отца теперь в моих руках. А это означает, что мы вызволим Взлетающего Ястреба. Я это нутром чую. Ты и я, Хэнк, мы просто обязаны победить!

— Ага, — согласился великан, — тогда пошли… побеждать!

Они обогнули вигвам и направились к входу. По пути разрезали путы лошадей. Один полудикий мустанг встал на дыбы. Проходящий мимо индеец громко его окликнул. Лошадь успокоилась, и все стихло.

Они остановились у входа в вигвам, и Рейни позвал охранника. Однако тот отрицательно замотал головой.

— Если хочешь со мной поговорить, входи!

— Не в присутствии других, друг, — возразил Рейни.

— Тогда подожди до завтра. Я не могу выйти из вигвама, — ответил охранник.


Глава 39 В ЛАГЕРЕ ПАУНИ | Дорогой мести | Глава 41 РАЗОЧАРОВАНИЕ